[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Олег Чимде", "author_type": "self", "tags": ["conanexiles","\u0444\u0430\u043d","\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438"], "comments": 12, "likes": 43, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "4354" }
Олег Чимде
6 244

Conan Exiles: один день из жизни варвара без штанов

Удивительные приключения каннибала Олега в жестоком мире игры.

Поделиться

В избранное

В избранном

Conan Exiles купили 360 тысяч человек, игра вторую неделю держится в топе продаж Steam. В коммерческом успехе сомневаться не приходится, особенно учитывая, что игра только-только вышла в ранний доступ. Контента в ней удручающе мало, оптимизация отвратительна, лаги — явление постоянное. Но она уже окупила свою разработку.

Чего же такого волшебного сделали Funcom, что игра оказалась настолько популярна? К тому же в такое непростое время, когда все любители симуляторов выживания играют в Ark и Rust. Может показаться, что всё дело в сиськах и членах: неприкрытые гениталии варваров в Conan Exiles заполонили интернет сразу после релиза.

Но есть ли в игре что-то помимо них? Редактор Олег Чимде создал персонажа с огромным пенисом, назвал его Олегом и отправился проверять.

Приключения начинаются

Серверов — тьма, но я зашел, конечно же, на один из официальных русских. Русские сервера в онлайн-играх, как известно, самые спокойные и интеллигентные. Раза с пятого удалось. 

Среди многообразия народов выбрал представителя пиктов: вырождающейся расы тупоголовых каннибалов. «Ррр! Я врвр!» — заявил я о себе в чате на 40 человек. «Наивный ***» — ответили мне. С этого всё началось.

Начало здесь как в других симуляторах выживания: собираешь ветки и камни, обшариваешь кусты, делаешь кирку, добываешь камень, собираешь топор, рубишь лес. Выискивая палки наткнулся случайно на лежащую обнажённую деву. Отобрал у неё горстку жуков: акуна матата, будет чем перекусить.

Добравшись до водоёма вдоволь напился и пустился вплавь, стараясь не отвлекаться на интеллигентные диалоги в чате. Немного прокачался, выучил пару-тройку рецептов и решил построить дом: основа основ в любой «выживалке».

Полчаса рубил лес и колол камни, дважды умер от голода на пороге собственного дома. Так что дом буквально был выстроен на моих же костях. Тогда я ещё не знал, что трупы животных нужно бить топором, добывая таким образом мясо. Перебивался одними жуками. Не очень было как-то.

В Conan Exiles трупы некоторое время остаются лежать на земле: при должной сноровке можно успеть добежать до своего тела и вернуть утраченное. Если только другие игроки вас не опередят, конечно.

Пока строил дом — наблюдал в чате драму: один игрок затесался в доверие к группе варваров, а потом всех «вырезал» и ограбил. Для PvP-сервера это абсолютно нормально: местный мир жесток, никому нельзя доверять.

Пару раз я встречал бесхозные тела других игроков. Расчленял их и сдирал мясо. Однажды расчленил собственный труп. Только потом в чате мне подсказали, что лежащие люди — это вышедшие из игры пользователи, которые, в общем-то, могли бы вернуться и продолжить игру. Грустно, жаль, но выживание превыше всего, верно?

Неприятности

Уже совсем скоро я сшил себе какое-никакое одеяние: надоело лицезреть волосатую варварскую спину. Наконец-то научился нормально охотиться на зверей и жарить мясо на костре (а вот человеческую плоть жарить нельзя, жаль): вообще-то мясо можно есть и сырым, но тогда есть риск отравиться.

 До этого момента с другими людьми особо не контактировал: разве что однажды погнался за какой-то голой девушкой, но позорно упал со скалы. Первый настоящий контакт оказался немного странным.

Вскоре дни стали превращаться в рутину: порубил лес, поколол камни, собрал траву, сходил на охоту. Крокодила убил! Выучил новый рецепт, кое-как собрал в доме ящик, скидал туда дерево, камни и человечину. Фарм ресурсов здесь просто убивает. 

По ночам жарил мясо у костра, любуясь луной и огромными статуями, под которыми и построил дом.

И вот, наконец, решился на вылазку. Вооружился дубиной, набрал бурдюк воды, прихватил пару кусков жареного мяса и отправился вглубь карты. Вскоре оказался возле странного заброшенного лагеря: игроки повадились строить свои дома поблизости, поэтому NPC здесь оказалось встретить сложно.

Впрочем, с NPC мне повезло. Убийца выпрыгнул из кустов и исполосовал кинжалом мой голый зад: так бесславно закончилось это приключение. По привычке из «Диабло» я, едва появившись, голый и безоружный, побежал на поиски тела, но был позорно сожран гиеной.

И тогда всё началось сначала: рубить деревья, колоть камни, обшаривать кусты, охотиться, жарить мясо по ночам. Чтобы собрать мало-мальски приличное снаряжение — нужно чертовски много ресурсов, так что прокачка идёт даже медленнее, чем в Minecraft.

Но цепь рутины внезапно прервалась: однажды возвращаясь с охоты, я обнаружил на пороге своего жилища голого незнакомца с огромным мечом. Ужас какой: я забыл закрыть дверь домой! 

Зарезали, а родную хату «обнесли». Даже запасы человеческой плоти украли, варвары. Всё началось сначала.

Приключения не заканчиваются

Навёрстывал потерянное я долго: около часа рубил лес, колол камни, обшаривал кусты и охотился. Заодно сделал яму для жертвоприношений и по глупости туда упал. Сгорел и бесславно умер, потеряв одежду и часть ресурсов. Зато яма красивая получилась: в ней как раз можно было бы обжарить человечину и сытно поесть, если бы её не украли. 

В игре есть несколько религий, которые дают очевидные бонусы. Строишь алтарь, приносишь жертву и упиваешься властью. От выбора религии зависит и божество, которое можно призвать на более поздних этапах игры. Но мне до туда еще качаться и качаться.

Ко второй вылазке я подготовился более основательно: соорудил себе меч и щит, нажарил кучу мяса, приготовил дерево и камни, чтобы экстренно построить новый дом в дальних краях, если вдруг что. 

Прошёл мимо журчащих водопадов, заколол несколько гиен и ступил на опасную тропу, устланную человеческими костями. Судя по карте, тропа должна была вывести меня к какому-то древнему городу. Пробравшись через разлом в исполинской стене я не просто в буквальном смысле ощутил на себе скверну этих мест, но и повстречал скелета в сопровождении двух скорпионов. Умер как обычно — бесславно.

Conan Exiles только начинает свой путь, но возможностей в игре уже много. Впрочем, все они — на более поздних этапах. Первые несколько дней вы будете заниматься сбором ресурсов и строительством, параллельно молясь, лишь бы не убили во сне.  

Разработчики обещают огромное количество контента, настоящие жертвоприношения и даже кастрацию, а уже сейчас для игроков открыта мастерская с модами. Conan Exiles в первую очередь — песочница, а значит формировать игровой мир должны сами игроки. Остаётся только надеяться, что игра не застрянет в раннем доступе навечно, как The Forest.

А ведь штаны я так себе и не сшил. Ну ничего, может быть, как-нибудь в другой раз. 

#conanexiles #фан #истории

Статьи по теме
Авторы Conan Exiles объяснили акцент на проработку половых органов в игре
Вышел официальный редактор модов для Conan Exiles
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться