[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Влад Бабаев", "author_type": "self", "tags": ["vr","oculus"], "comments": 22, "likes": 18, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section": "default" }
1 284

Oculus: беспроводной VR будет стоить на 200 долларов дороже

Вице-президент Oculus о беспроводной виртуальной реальности, высоком разрешении дисплеев и контенте для VR.

Поделиться

В избранное

В избранном

Редактор портала PCGamesN пообщался с вице-президентом Oculus Джейсоном Рубином (Jason Rubin) на конференции GDC 2017. Журналист поговорил с руководителем компании о техническом потенциале гарнитур виртуальной реальности и обсудил возможность беспроводной реализации VR.

Джейсон Рубин

Рубин уверен, что сейчас основная цель VR-компаний — расширение аудитории. В этом смысле индустрия столкнулась с некоторым противоречием: разработчики не могут выпускать для малой потребительской базы дорогостоящие блокбастеры, в то время как пользователи сторонятся виртуальной реальности из-за отсутствия AAA-проектов.

Если мы хотим, чтобы разработчики были довольны экосистемой, им нужно больше потребителей. Сейчас пользователи не говорят: «Да, я жду беспроводной VR». Всё, что сейчас можно услышать от клиентов, это: «Да, мне нравится [VR]. А теперь снизьте, пожалуйста, цену, чтобы я смог её осилить».

Джейсон Рубин, вице-президент Oculus

Беспроводная связь в гарнитурах виртуальной реальности неизбежно повлечёт увеличение цены. В этом смысле разработчикам приходится идти на уступки, чтобы сделать устройства более доступными.

Все хотят беспроводной VR, и я понимаю достоинства подобной системы, но это вопрос компромисса. Первое, о чём я думаю, когда вижу сотни тысяч людей, пробующих гарнитуры на демостендах, — все они намереваются купить девайс. Где-то 95% говорят: «Покупаю VR». Те, кто отказываются, делают это в первую очередь из-за цены. И это главное, на чём мы сейчас концентрируемся. Беспроводная связь увеличит цену.

Джейсон Рубин, вице-президент Oculus

По словам Рубина, если инженеры уберут провода из VR-гарнитур, это увеличит цену сразу на 200 долларов. Такой подход неверный и неудачный, считает вице-президент Oculus. Также реализация беспроводной связи остаётся сложной задачей с технической точки зрения.

Люди хотят экраны [в VR-устройствах] более высокого разрешения. Если мы пойдём по пути беспроводных гарнитур, а потом решим увеличить разрешение дисплеев, тогда, возможно, придётся вернуться обратно к проводам.

Что важнее беспроводной шлем или высокое разрешение? Мы просто не уверены, что подход «вот вам две идеи по 100-200 долларов каждая» позволит привлечь больше покупателей.

Джейсон Рубин, вице-президент Oculus

Основное, над чем сейчас должны задумываться разработчики гарнитур виртуальной реальности, — это цена и качество контента. Представленные на рынке устройства вполне соответствуют требованиям текущего поколения аппаратного обеспечения, считает Рубин.

По данным аналитической фирмы SuperData Research, к февралю 2017 года гарнитура Oculus Rift продалась тиражом 243 тысячи, а HTC Vive — 420 тысяч. В то же время мобильная VR-платформа Samsung Gear VR разошлась количеством более 5 миллионов устройств.

#vr #oculus

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться