[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-229719-0", "render_to": "inpage_VI-229719-0-952491735", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Евгений Баранов", "author_type": "self", "tags": ["\u043e\u0431\u0437\u043e\u0440\u044b","wildlands"], "comments": 15, "likes": 18, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "default" }
2 629

Дикие и опасные: обзор Tom Clancy’s Ghost Recon Wildlands

Новый мир от Ubisoft, который лучше изучать с друзьями.

Поделиться

В избранное

В избранном

Wildlands тревожила с первых кадров дебютного трейлера. Отношения Ubisoft с открытым миром давно уже предмет сатиры, а «вышки» — надоедливый мем.

Занятно, что сам издатель уже пару лет как усердно пытается всё изменить: делает исключительно правильный сиквел Watch Dogs, воскрешает Rainbow Six в облике шикарного сетевого боевика с безумной тактикой, изобретает революционную для себя систему фехтования в For Honor. Tom Clancy’c Ghost Recon Wildlands казалась на фоне всего этого счастья реликтом эпохи Far Cry 3.

Умный в гору не пойдёт, а мы — пойдём. Не через кордон же лезть

Одно из малоощутимых, но важных качеств открытого мира — это его отношение к игроку. Мир бывает нейтральным, как в GTA, но всегда готовым дать отпор. Или чётко делиться на цивилизованную часть, где тебе всегда рады, и на дикую, в которой меч проще вообще не прятать в ножны (большинство RPG с открытым миром от Morrowind до Fallout 4).

Wildlands следует традиции самой же Ubisoft. Как в Assassin’s Creed и Far Cry 4, герой и его напарники — нежелательные чужаки. Против них как силы порядка, так и преступность.

Собственно, единственная роль сюжета — обосновать эту враждебность. Вы и трое ваших товарищей — оперативники США из отряда «Призраков» в ещё одной стране, порядки которой не по душе Белому Дому. Мы-то знаем, что тесный союз правительства Боливии и крупнейшего наркокартеля в истории мира лишён права на жизнь, но кто, когда и в какой стране был дружелюбен к шпионам и диверсантам?

С «Призраками» почти никто не общается, кроме штаба и редких повстанцев. Вот они и вынуждены травить друг другу анекдоты и жаловаться на нестираные трусы

Армия «Единство», которая здесь заменяет полицию, будет гнать вас, как диких псов, с азартом высылая новые отряды в погоню. Громилы картеля «Санта-Бланка» всадят вам пулю промеж глаз, если не будут заняты перестрелкой с тем же «Единством». Мирные жители бросятся наутёк, едва завидев вас — и не сдадут властям лишь потому, что власти ещё хуже. Даже повстанцы помогают «Призракам» неохотно.

Нелегальное положение

Боливия в игре огромна, и её враждебный настрой сильно влияет на путешествия. На дорогах тут и там встречаются посты как картеля, так и «Единства»: стоит замешкаться и попасться на глаза, как начинается травля. Малые селения и небольшие города кишат враждебными головорезами.

«Призраки» отвечают миру взаимностью — избивают подозреваемых и не стесняются наставлять оружие даже на беззащитных девушек

Однажды я ехал с тремя напарниками прочь с места операции: как всегда, я за рулём, двое в салоне, один — для конспирации — в багажнике. Пассажир из багажника нечаянно зажал Е и выпал оттуда на шоссе: я затормозил, сдал назад и тут, как говорится, завертелось. Спустя десять минут Боливия превратилась во Вьетнам: два вертолёта «Единства» витали в небе, не давая поднять голову, кругом перестреливались копы и бойцы картеля, а я лежал в кустах поодаль, не смея приблизиться к раненым друзьям и помочь им встать. Конечно же, все мы погибли.

«Единство» — это коллеги полиции из серии GTA, и трудятся они по законам военного времени. Сюда притащили даже звёзды розыска, но всего лишь четыре. И если бойцы картеля сидят на своих базах, лишь изредка отправляя одиночные автомобили, то «Единство» будет преследовать ваш отряд до тех пор, пока вы не сбросите хвост, либо — не умрёте все до одного. Именно поэтому базы «Единства» в игре — самый серьёзный вызов: стоит вам поднять тревогу, как враги начнут получать бесконечные подкрепления, и боже вас упаси в этот момент оказаться на проклятой базе. Не выпустят.

Фиолетовые маркеры — это солдаты «Единства». Мне удалось сбежать из этого ада, но один из товарищей по-прежнему под огнём

Со временем любые признаки цивилизации начнут трепать нервы. Успокаивает лишь езда по диким зарослям и скалам, полёты на вертолёте и заплывы на катере: лишь бы подальше от людей.

География победы

Wildlands изо всех сил старается разнообразить ваше времяпрепровождение: меняются фон и ландшафт, формат миссий, как сюжетных, так и дополнительных, условия, погода и другие вещи. Этого набора не хватит, если вы решитесь одолеть вообще все миссии, включая самые рутинные вроде сиюминутной помощи повстанцам. В противном случае разнообразия вам хватит до самой встречи с Мечтателем, боссом наркокартеля и доморощенным философом.

Конечно, быстрее передислоцироваться через аванпосты, но тогда пришлось бы отказаться от езды на байках под рёв моторов

В Wildlands нелинейная система сюжета — эдакая тень системы Nemesis из Shadow of Mordor, только на место единожды убитому руководителю замена не придёт. После короткой завязки, одинаковой для всех, вы начинаете плести свой сценарий из лоскутов сюжета — по одному с каждой провинции, с каждого местного лидера, которого предстоит устранить.

Флор-де-Оро — злобное местечко: генерал Баро окружил себя отборными убийцами

Сами персонажи и созданные вокруг них ситуации интересны. Старый генерал, который сам того не понимая оказался по ту сторону: служит тем, кого ненавидит и страшно себя презирает. Или слабоумный химик, растворяющий тела в кислоте — притом настолько безобидный, что сам никого бы не убил. Wildlands здорово рисует яркие образы, но вот сложить из них хорошую историю не получается.

План Б, В и Г

Миссии, в целом, однородны. Допросить мафиози или выкрасть документы, ночь на дворе или день, лес вокруг или горы — разница невелика, ведь вначале надо «вскрыть» оборону. Особняком стоят миссии прослушки, где вы отправляете коптер записать ценные сведения, пока сами лежите где-нибудь в безопасности, да перехват конвоев с ресурсами.

Квадрокоптер, в игре по ошибке названный дроном — незаменимая вещь: быстро расставляет метки и позволяет заглядывать чуть ли не в кабинки туалетов. Никто не спрячется

Остальные задания похожи друг на друга. Вы изучаете локацию с помощью бинокля либо юркого коптера, планируете, в какой точке начать проникновение, осторожно, но быстро убиваете несколько целей, достигаете маркера задания и делаете там что-то, о чём просило управление. Такой Rainbow Six Siege, с которого посрывали все регалии, а вместо злых игроков вам противостоят тугие на ухо боты.

ИИ врага любит давить числом, но не так уж глуп. Правда, в узких дверных проёмах его глупость умножается прямо пропорционально числу лезущих через дверь противников

Всё меняется, когда операция идёт не по плану. Сохранений, загрузок или чекпоинтов в Wildlands нет – лишь прогресс, который не может быть отмотан никоим образом. То есть, когда ваш напарник кричит «Смотри, как я могу» и бросает гранату под ноги патрулю — вам придётся с этим работать. Рассыпаться по углам и снимать глушители, заказывать миномётный обстрел и с боем прорываться к цели. Поспешно взламывать сервер и отступать. Отступление — это не стыдно, как бы говорит Wildlands. Да и вообще — если бы вы могли спокойно прогуляться по базе, зачистив её, то это была бы крайне паршивая база.

Медвежьи услуги

Почти любое проникновение на вражескую базу превращается в маленький боевой театр, достойный Тома Клэнси. А вот количество ключевых актёров зависит только от того, решились ли вы залезть в кооператив — неважно, к друзьям или к случайным соседям по серверу — или играете в одиночестве, таская за собой троих послушных ботов. В первом случае веселья будет больше в разы, особенно если вы не пытаетесь координировать действия. Силы хаоса в лице четверых вооружённых оболтусов непременно затянут вас в огнестрельную комедию, о которой вы потом будете рассказывать со смехом (хотя в тот раз ругались матом).

Отряд «Призраков» в очередной раз полёг

Игровой опыт в одиночестве куда более ровный и предсказуемый. Верные ИИ-напарники строго следуют приказам и по своей инициативе в заварушку не лезут. Из балагана, в котором витает дух Rainbow Six Siege, игра превращается в осторожный стелс-экшен. Прогресс никак не зависит от того, на каком этапе вам приспичило позвать друзей: можно выполнить ряд заданий с ними, а потом продолжить в компании ботов.

Очевидно, что Wildlands ждёт от вас высокой социальности — хотя бы потому, что управление ботами зачаточное, их нельзя расставить по постам, создать маршруты. Разве что метки прицепить к трём врагам и совершить коронный синхронный выстрел. Но какая же в нём прелесть, если никто не промажет и не попадёт случайно в бочку с горючим?

Несмотря на внешние сходства с множеством других боевиков в открытом мире у Tom Clancy's Ghost Recon Wildlands всё-таки есть своё лицо. Речь о каком-то особом настрое. Боливия будто самим своим воздухом протестует против отряда «Призраков», из-за чего добраться до места операции порой ничуть не проще, чем завершить её. Это усиливает напряжение в ходе миссий, ведь вокруг — совершенно чужая страна, где вас, ребята, быть не должно. Компанейской дурачество в подобных условиях воспринимается ещё ярче.

Положительные качества Wildlands проявляются только в компании других игроков. Тогда экосистема становится опасной, её действия – менее предсказуемыми: отряд рассыпается по местности, а не ходит кучкой, как боты. Открываются некие тактические перспективы, которые, скорее всего, пойдут прахом и очередную базу охватит веселье.

Но игра с ИИ-компаньонами лишается всякого риска, остаётся поиск припасов, не очень-то нужная прокачка (разве что откроется парочка новых приблуд, а коптер получит улучшения) и монотонные поездки по дорогам и бездорожью. В таком виде Wildlands — бестолковое занятие. А в хорошей компании и ворон считать весело, не то что колесить по Боливии, давя броненосцев и наркомафию.

#обзоры #wildlands

Статьи по теме
Выходные в Боливии — впечатления от открытого бета-теста Ghost Recon: Wildlands
Власти Боливии выразили недовольство сюжетом игры Ghost Recon: Wildlands
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться