[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-229719-0", "render_to": "inpage_VI-229719-0-952491735", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Дмитрий Мучкин", "author_type": "self", "tags": ["\u0442\u043e\u043f\u044b"], "comments": 60, "likes": 89, "favorites": 15, "is_advertisement": false, "section_name": "default" }
Дмитрий Мучкин
26 888

Мутанты и религиозные культы: лучшие фанатские теории о «Матрице»

Кто такой агент Смит и почему все верят Морфеусу.

Поделиться

В избранное

В избранном

14 марта стало известно, что Warner Bros., возможно, готовит перезапуск «Матрицы», а 17 марта сценарист оригинальной трилогии отчасти подтвердил слух. Серия считается культовой: она показала всю силу компьютерных спецэффектов, популяризировала слоу-мо и поразила зрителей эффектными драками людей в кожаных плащах. Но дыры в её сюжете не давали покоя фанатам: многие придумали свои объяснения событиям картины.

DTF вспоминает самые интересные и безумные фанатские теории о «Матрице».

Осторожно: материал содержит крупные спойлеры к трилогии «Матрица» и небольшой спойлер к «Джон Уик 2».

Матрица в квадрате

Ещё её называют «настоящей концовкой», но никаких подтверждений тому, что Вачовски хотели закончить трилогию таким образом, нет. Эта теория предполагает, что Зион — вовсе не настоящий мир, а просто ещё один слой Матрицы, созданный, чтобы люди-бунтари думали, будто они докопались до истины, и не мешали машинам.

Пожалуй, из всех фанатских теорий эта — самая популярная. Что неудивительно: она объясняет практически все сюжетные дыры, оставленные Вачовски. Главная из них — способности Нео, проявляющиеся в Зионе. В конце второго фильма он уничтожает несколько Стражей силой мысли, а в конце третьего, лишившись глаз, «видит» машины и потоки энергии, похожие на исходный код в Матрице. Вполне логично, что всё это возможно потому, что Нео до сих пор находится в симуляции.

Слова Архитектора о том, что «Зион — это всего лишь ещё одна форма контроля» тоже считаются намёком на второй слой Матрицы. В «настоящей концовке», кстати, именно Архитектор объясняет Нео, что Зион был придуман как уровень для самых непослушных людей, и на самом деле Избранный никого не спасает, а просто исполняет волю машин.

Подтверждением этой теории считается ещё и то, что машины не очень-то стремятся навредить людям. В Матрице агенты никогда не гоняются за «красными таблетками» (теми, кто отрёк Матрицу) группами больше трёх человек, у них не бывает более серьёзного оружия, чем пистолеты, и у них иногда заканчиваются патроны (что бессмысленно, ведь они находятся в программе). В Зионе машины не присылают больше спрутов на корабли людей и не пытаются просверлить себе путь до людского поселения усерднее, хотя могли бы. Всё выглядит так, будто они пытаются усложнить жизнь людей, отвлечь их, но никак не уничтожить.

Впрочем, противники этой теории отмечают, что машины, скорее всего, запрограммированы давать людям выбор выйти из Матрицы и шанс на выживание вне её, чтобы очередной Избранный мог создать новый Зион, и система могла снова перезагрузиться.

Нео — мутант

Ещё одна теория, появившаяся из-за отсутствия официального объяснения силам Нео. Согласно ей, люди, которых выращивали машины на протяжении многих поколений, стали подвержены некоторой генетической мутации.

Машины создавали и использовали людей в течение сотен лет. Как Нео узнаёт от Архитектора, за это время Матрица перезагружалась шесть раз. Вполне возможно, это происходило потому, что люди, выращенные машинами, обладали небольшими генетическими изменениями. И каждый раз вершиной этих изменений становился Избранный, который поднимал восстание, освобождал людей, а затем сливался с Источником (исходным кодом, местом рождения всех программ) и передавал ему свой аномальный генетический код, на основе которого Матрица создавалась заново.

Нео — Избранный, и у него тоже есть генетическая мутация. Его нервная система более восприимчива к сигналам, посылаемым Источником, используемым машинами для общения друг с другом и передаваемым в мозг человека при подключении к Матрице.

Поэтому Нео видит и может изменять код Матрицы, а также чувствует и может отключать Стражей. Его нервная система позволяет ему и без глаз ориентироваться в мире машин, но он не «видит» умирающую Тринити — ведь она не посылает сигналы. Он чувствует электромагнитное излучение почти так же, как мы чувствуем тепло. А в конце трилогии, когда Нео соединяется с Источником, он передаёт ему свой код и дарует людям свободу.

Агент Смит — настоящий избранный

Агент Смит играет важную роль в трилогии, но приверженцы этой теории считают, что он — не второстепенный персонаж, а главный герой, настоящий Избранный. Само пророчество об Избранном содержит подсказки об этом: «Когда Матрица была создана, в ней родился человек, который мог изменять её по своему желанию. После его смерти Оракул предсказала, что он вернётся, и его возвращение будет означать разрушение Матрицы, окончание войны и освобождение людей». Получается, настоящий Избранный должен быть создан в Матрице, уметь её изменять и, в конце концов, должен её разрушить.

Нео не был рождён в Матрице, он вырос в инкубаторе в реальном мире. Но Смит совершенно точно родился в Матрице. Даже если учесть, что изначально его создал Источник, а потом отправил в Матрицу, — в конце первой части Нео убивает Смита, и тот перерождается уже внутри симуляции.

Более того, Архитектор объясняет Нео, что он — носитель «элементарной программы», суммы всех аномалий системы. И когда Смит возрождается, он тоже обладает элементарной программой, Нео передал её ему в предыдущей битве. Нео, получается, «отец» Смита. Кто тогда мать? В «Матрице: Революция» Смит сам даёт ответ на этот вопрос: он называет «мамой» Оракула, намекая, что именно она создала его и вернула в Матрицу.

В том, что Смит мог изменять Матрицу по своему желанию, сомнений нет. Его битва с Нео в «Революции» показывает, что способности Смита гораздо более внушительны, чем у лже-Избранного, который умеет только летать и драться.

И именно благодаря Смиту Матрица была разрушена, а война — окончена. Конечно, это Нео заключил сделку с машинами, но без тех катастрофических разрушений, которые нанёс Матрице Смит, машины вряд ли бы согласились. Нео был необходим, чтобы перезагрузить Матрицу и избавиться от вируса-Смита.

В последней сцене «Революции» Архитектор говорит Оракулу: «Ты затеяла очень опасную игру». Оракул убедила всех в том, что Избранный — это Нео, когда всё это время им был Смит. Она обманула всех: людей, машины, самого Смита и нас с вами.

Морфеус — лидер религиозного культа

В этот раз в центре теории — Сайфер, предатель команды Навуходоносора. Она основана на том, что действия Морфеуса очень похожи на действия лидеров религиозных культов.

Сначала Морфеус предлагает красную или синюю таблетку, никак не объясняя, что будет после приёма красной. Он только интригует общими фразами типа «Никто не может объяснить, что такое Матрица, это нужно увидеть самому», что, конечно же, полная чушь. Он сам же объясняет Нео суть Матрицы чуть позже. Морфеус не говорит «примешь эту таблетку — окажешься в дистопичном будущем, где машины захватили мир, а людей выращивают в инкубаторах», потому что никто бы не согласился.

Далее, как только новичок отключается от Матрицы, и он в шоке и полном непонимании происходящего, Морфеус подбирает его, приводит на корабль, и выстраивает логичную картину мира: вот враг (машины), вот друзья (люди и сам Морфеус), и вот цель (найти Избранного, мессию, который всех спасёт). И все верят ему, потому что им больше ничего не остаётся.

Все, кроме Сайфера. Он понимает, что делает Морфеус, и не хочет в этом участвовать. Он не верит в «мессию» и хочет вернуться обратно, в свой привычный мир. Поэтому он и заключает сделку с агентами. Он предаёт свою команду, состоящую из религиозных фанатиков, и пытается сбежать, но погибает. И на самом деле «Матрица» — это грустная история про человека, который оказался в секте, а потом попытался из неё сбежать.

Действие «Джона Уика» происходит в Матрице

На первый взгляд эта фанатская теория может показаться бредовой, но её доводы довольно убедительны. Она состоит в том, что события обеих частей «Джона Уика» разворачиваются в восьмой итерации Матрицы, перезагруженной после самопожертвования Нео.

Во-первых, совпадает время действия — в «Матрице» машины держат людей в виртуальной версии 1999 года. Этот год нравится людям, а машинам легче, когда люди расслаблены. В фильмах про Джона Уика год не указывается, но по некоторым деталям можно предположить, что это примерно конец 20 — начало 21 века. Ни один человек не пользуется смартфоном, а в преступном мире царствует идея, что информация доступна немногим, что было бы странно, будь интернет в том мире распространён как сейчас.

Во-вторых, к восьмой версии Матрицы она вполне могла бы стать достаточно совершенной, чтобы уменьшить количество ошибок, благодаря которым появляется Избранный. Это бы объяснило, почему Избранный (на этот раз Джон) до сих пор не обнаружил свою настоящую природу и не вырвался в реальный мир.

В-третьих, хоть система и обновилась, цикл всё равно повторяется. Избранный всё так же обладает способностями, недоступными обычным обитателям Матрицы, — поэтому Джон убивает сотни людей без особого труда. К тому же, он просит помощи у Морфеуса, который в этот раз тоже не знает ничего о реальном мире, но зато в Матрице он крупный мафиози «Голубиный Король».

Фанатские теории чаще всего появляются из-за того, что создатели не дают ответов на вопросы, возникающие у зрителей по ходу просмотра. Большая часть теорий о «Матрице» создана, чтобы хоть как-то объяснить сюжетные дыры и загадочные фразы. Откуда у Нео способности в реальном мире? Что означает диалог между Архитектором и Оракулом в конце третьей части? В поисках ответов фанаты начинают придумывать свои оправдания происходящему, зачастую весьма безумные и притянутые за уши. Посмотрим, прольёт ли новый фильм свет на загадки оригинала и не оставит ли новые.

#топы

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться