[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Вадим Елистратов", "author_type": "self", "tags": ["\u0434\u0435\u043d\u044c\u0433\u0438","\u043c\u0435\u0447\u043a\u043e\u0440\u043e\u043b\u044f\u0430\u0440\u0442\u0443\u0440\u0430","\u043a\u0438\u043d\u043e"], "comments": 50, "likes": 70, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "6592" }
Вадим Елистратов
29 790

Как «Меч короля Артура» стал кандидатом на главный кассовый провал года

В минувшие выходные блокбастер Гая Ричи собрал в США примерно одну двенадцатую своего бюджета, и Китай его не спасёт. DTF разбирается в причинах провала.

Поделиться

В избранное

В избранном

В фильме нет кассовых звёзд

В этом месте фанаты Джуда Лоу должны возмутиться, но в действительности он никогда не был «кассовым магнитом». Для голливудских студий Лоу — ансамблевый актёр, которого редко выводят на первый план («Шпион», «Шерлок Холмс», «Заражение» и грядущий сиквел «Фантастических тварей»).

Сериал «Молодой Папа» — это чуть ли не главный коммерческий успех британца. Сборы у всех недавних фильмов, где Лоу был главной звездой («Одержимость», «Чёрное море»), ничтожные.

Джуд Лоу

С Чарли Ханнэмом ситуация чуть сложнее. Студии явно очень хотят сделать из актёра, прославившегося в сериале «Сыны Анархии», звезду голливудских масштабов, но пока у них совсем не получается. Если бы Китай не спас «Тихоокеанский рубеж», на счету Ханнэма было бы уже два грандиозных провала.

Чарли Ханнэм

Студия убила интерес многочисленными переносами

«Меч короля Артура» должен был выйти в сентябре 2016 года, потом в феврале 2017-го, потом в марте 2017-го. В итоге картина приземлилась в мае 2017-го — всего через неделю после вторых «Стражей Галактики», к которым до сих пор не пропал интерес.

Судя по всему, Warner Bros. откладывала фильм, надеясь вдохнуть в него жизнь новыми витками рекламной кампании, но на практике получила обратный эффект — зрители перестали ждать скользящую по графикам картину, поэтому она стартовала в США не с прогнозируемых 25 миллионов, а с ещё более удручающих 14 миллионов долларов.

О том, что «Меч» ждёт катастрофа, можно было догадаться ещё в апреле: у финального трейлера фильма ничтожные три миллиона просмотров. И даже дорогая в лицензировании песня Led Zeppelin никак не помогла ситуации.

Warner Bros. слишком рано задумалась о франшизе

В последние годы зрители явно устали от двухчасовых тизеров, которыми оказываются блокбастеры. «Меч короля Артура» — именно такой фильм.

Студия намеренно вырезала из сюжета Мерлина, а легендарный круглый стол лишь мельком показала в финале. В итоге зрителей оставили с одномерной завязкой про героя и злодея, оставив многие интересные моменты на потом. Но с такими сборами никакого «потом» уже не будет.

Почти половина фильма осталась на полу в монтажной

Несмотря на скупость истории, режиссёрская версия «Меча короля Артура» длилась три с половиной часа, но до кинотеатров добрались лишь два из них.

Информации о том, что из «Меча» пропало, пока нет, но есть ощущение, что путешествие Артура в тёмный лес в поисках самого себя должно было быть показано подробно, а не в виде очередной быстрой нарезки под музыку. Чтобы фильм получил больше сеансов в кинотеатрах, Ричи был вынужден превратить финальный монтаж своей картины в её длинный трейлер.

Лишние полтора часа, которые отснял Ричи, стоили больших денег. Вероятно, поэтому 175-миллионный фильм выглядит в лучшем случае на 100 миллионов. С таким бюджетом и провал бы был менее драматичным.

Спецэффекты в фильме выглядят явно не на 175 миллионов долларов

Ричи оказался не самым удачным кандидатом на роль постановщика фэнтезийного блокбастера

Сама по себе тема фэнтези явно не близка режиссёру. Большую часть времени он показывает Артура и его соратников как банду английских гопников из своих предыдущих фильмов.

Впрочем, взгляд Ричи на заезженную легенду можно считать интересным. Проблемы у картины начинаются в тот момент, когда режиссёру нужно уходить от своего виденья и полагаться на компьютерную графику. Например, финальная битва Артура с говорящим спецэффектом, подменяющим Джуда Лоу, в лучшем случае вызывает зевоту. Складывается ощущение, что режиссёр попросту не знал, куда деть вверенные ему деньги.

Студия, вероятно, могла бы получить гораздо более качественный фильм, если бы сильно урезала бюджет: судя по некоторым эпизодам «Меча», Ричи для интересного зрелища нужны совсем не спецэффекты.

У фильма не было шансов заслужить любовь критиков

Бесполезность кинокритиков для оценки фильмов уже доказана даже статистически, однако они по-прежнему имеют сильное влияние в американском прокате и терпеть не могут фильмы Гая Ричи. Негативные рецензии явно повлияли на стартовые сборы «Меча».

Ричи — вполне успешный режиссёр, чьи картины не обделены народной любовью, но с критиками у него всегда были проблемы. Например, у «Большого куша» рейтинг на Metacritic составляет 55 из 100: при этом фильм находится на 98 месте пользовательского рейтинга IMDb, а на «КиноПоиске» он вообще 32-й.

Что примечательно, американским зрителям, добравшимся до «Меча», фильм понравился: его оценка на CinemaScore — крепкая B+ («четыре с плюсом»). Столько же, например, у «Острова черепа», собравшего внушительную кассу по миру.

У фильма не было шанса в прокате США

По словам аналитиков, тема средневековья уже много лет неинтересна американским зрителям. Такие фильмы обычно проваливаются в США и по большей части полагаются на Европу и Азию.

Однако «Меч короля Артура» не нашёл своего зрителя нигде. Даже в Китае, где зрители с радостью потребляют западные фильмы, блокбастер стартовал с пяти миллионов долларов.

Перспективы

Чарли Ханнэм вполне может закончить как Тейлор Китч, который после «Джона Картера» и «Морского боя» надолго пропал из высокобюджетных фильмов. В своё время Ханнэм отказался от роли в «Пятидесяти оттенках серого» — возможно, он уже жалеет об этом. Это, как ни странно, могло пойти на пользу и его карьере, и самому фильму (в обоих случаях — хуже уже не будет).

Гай Ричи, скорее всего, без проблем реанимирует своё имя. Его следующий проект — игровая версия «Алладина» для Disney, которая наверняка соберёт внушительную кассу — как «Книга джунглей» и «Красавица и чудовище». Следом режиссёр планирует взяться за третьего «Шерлока Холмса» — тоже почти безотказный вариант.

Warner Bros. может потерять на «Мече короля Артура» больше 100 миллионов долларов, но студия должна без проблем покрыть эти расходы «Чудо-женщиной», «Дюнкерком», «Оно» и «Лигой справедливости».

#деньги #мечкороляартура #кино

Статьи по теме
«Меч короля Артура» провалился в американском прокате
«Меч короля Артура» не сумел опередить «Стражей галактики 2» в американском прокате
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться