[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-229719-0", "render_to": "inpage_VI-229719-0-952491735", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Евгений Баранов", "author_type": "self", "tags": ["prey","\u0440\u0430\u0437\u0431\u043e\u0440"], "comments": 12, "likes": 38, "favorites": 14, "is_advertisement": false, "section_name": "default" }
Евгений Баранов
4 642

Освальд промахнулся: альтернативная вселенная Prey

Изучаем изменения в истории, тайны «Талоса-1» и природу тифонов.

Поделиться

В избранное

В избранном

Ещё в первом Deus Ex сюжет расслаивался на три уровня: обнаружить это мог каждый из нас, но лучше всех сформулировал Росс Скотт, обозреватель и режиссёр, работавший на Machinima. Он известен своим шоу Freeman's Mind, а теперь занимается подробнейшим анализом игр прошлых поколений в своей передаче Ross’s Game Dungeon. Там-то он и «препарировал» первый Deus Ex.

Самый очевидный, но при этом и самый незначительный уровень — это фабула игры, действия героя и события, к которым они приводят. Второй уровень как бы обволакивает первый: здесь кроются истинные причины, не только приводящие в движение сюжет, но и дающие жизнь игровому миру.

Наконец, третий уровень — это исторический процесс, объединённый с нашим, демонстрирующий продолжение и развитие сегодняшних тенденций.

Prey в этом плане следует за Deus Ex, чего не наблюдалось в Dishonored (предыдущем проекте студии). Только игра не продолжает нашу историю, а предлагает альтернативную. О том, какую судьбу Arkane приготовили человечеству, мы и поговорим.

Осторожно, в тексте содержатся спойлеры!

Поехали?

История мира Prey расходится с нашей в неожиданный период. Первый искусственный спутник Земли — «Эксплорер-1» — запускают американцы в 1958 году. И только через несколько месяцев советские учёные наконец выводят на орбиту собственную разработку. Но не «Спутник-1», как в 1957 году нашей истории, а «Ворон-1» ( в английской версии так и вовсе Vorona-1). До запуска спутника с животными на борту уже не дошло — жизнь на орбите Земли нашлась при других обстоятельствах.

«Ворон-1» облепили мимики. Они же убили экипаж космонавтов, отправленных чинить вызванные ими неполадки. История умалчивает, почему СССР так просто посылает несколько человек в космос с рутинной миссией, хотя первый полёт человека на орбиту — это эпохальное событие.

Именно здесь семьдесят лет назад впервые встретились два разумных вида. К несчастью, люди оказались не одиноки во вселенной

Чужеродная форма жизни так напугала Политбюро, что Никита Хрущёв обратился за помощью к президенту США Джону Кеннеди. С тех пор космическая гонка стала совместной, сверхдержавы спрятали «Ворон-1» в некоем подобии саркофага, назвали этот ящик Пандоры «Клеткой» и засекретили все зловещие находки.

История свернула в другую сторону. Кеннеди пережил покушение, дожил до 2031 года, чем изменил ход Холодной войны, а ещё – дал такой толчок космической программе, какой и не снился Линдону Джонсону. Хрущёв же потерял свой пост, как это случилось и в нашем мире.

После ухода коллеги, Кеннеди смог приобрести права на испытания в «Клетке», и США запустили проект «Аксиома»; научный прогресс ещё не знал таких головокружительных рывков. Попытки завести диалог с тифонами успехом не увенчались: несмотря на развитый разум, они оказались неспособны к любому виду коммуникации. Вероятно, тифоны воспринимают людей не как нечто разумное, а скорее как подвижные конструкции из аминокислот.

Судя по портрету, висящему в холле «Талоса-1», Кеннеди приложил руку к созданию «Транстар»

Стабильность Холодной войны быстро сменилась неустойчивостью. СССР избежал крушения, не выбрасывая миллиарды партийных рублей на военную промышленность и угрозы заокеанским врагам. Штаты не влезли во Вьетнам, оставив его коммунистам. Правительство США уже не так охотно следовало наследию Кеннеди, а космическая программа медленно, но верно глохла.

В 1998 году научные изыскания в «Клетке», которая заметно расширилась, были полностью свёрнуты. Тифоны наконец сумели прорвать защитные рубежи и убили двоих учёных. В тот раз командование отреагировало быстро: инцидент, получивший название «Побег», ограничился всего двумя жертвами. Станцию вычистили, законсервировали и оставили кружиться в открытом космосе.

Arkane, видимо в шутку, решили связать вселенные Prey и Dishonored этой отсылкой. География у миров слишком непохожая. Однако природа сил Корво чисто визуально имеет немало общего с тифонами

Страна Советов вошла в XXI век, нагрузившись имперскими амбициями — тогда-то и произошло вторжение в Индию. Начались нешуточные волнения, противники агрессии подняли бунт, а в 2029 году случился теракт на Красной площади. Всех недовольных, а тем более – террористов правительство записало в меньшевики (которых, на самом деле, извёл ещё Сталин).

Смертные приговоры выносились один за другим, но немалую долю осуждённых «Транстар» завербовал в добровольцы. Те, кому повезло, стали подопытными в отделе нейромодов. Остальные зачастую шли на корм тифонам для добычи из них экзотической материи.

Официальная история «Транстар», в которой не приведён ряд весьма неприятных для компании фактов

В это время Штаты наконец достроили мечту многих фантастов – космический лифт, и создали монополию на подобный вид перевозок. Шаттлы не выбросили на свалку истории, а продолжали развивать проект – их в 2032 году использовали для полётов на земную орбиту.

В XXI веке почти вся работа по освоению космоса легла на плечи частных компаний, среди которых и оказалась молодая фирма «Транстар», выкупившая «Клетку» в 2025 году, в год своего основания, и построившая на её базе целый научный комплекс — «Талос-1».

Технология, неотличимая от магии

Зачем покупать еле живой орбитальный комплекс, чья потенциальная опасность легко превосходит все риски ядерной войны? Всё дело в нейромодах — узаконенных чит-кодах, подсаживающих человеку ложные воспоминания в комплекте с определёнными навыками, которые сами по себе требуют многолетнего развития. «Транстар» моментально покорила богатеев, слишком занятых или ленивых, но жаждущих перемен в жизни. Раз – и вы играете на фортепиано, будто Рахманинов. Два – и ваш сын играет в бейсбол лучше всех на Земле.

В ином случае на изучение мандаринского китайского ушли бы годы. В мире Prey изучить наречие можно с помощью всего одного нейромода

Нейромоды, конечно, стали предметом споров — как аугментации в Deus Ex, но с рядом преимуществ, ведь нейромод не заменяет вам ногу, а лишь перестраивает синапсы так, что вы бегаете быстрее олимпийских чемпионов.

Вселенная Prey, однако, оставляет слабое место в принципе работы нейромодов — разве можно поднимать шкафы голыми руками, если прежде они не держали ничего тяжелее кружки? Мускулатура, диафрагма, связки — всё это требует строго физического развития, и мысль в этом случае второстепенна. Объяснений этого феномена на борту «Талоса-1» найти не удалось. Быть может, мышечные волокна не так уж и значительны в мире, где раковые клетки удаляются из организма с помощью пищевых микросфер.

Между тем, цена за такие невероятные способности была крайне высока — во всех смыслах. «Транстар» в целом и братья Ю в частности замалчивали истинное положение дел, а отдел продаж на «Талосе-1» пускался на любые ухищрения, чтобы клиенты не узнали ничего лишнего и не отказались от нейромодов.

На плакате — ложь. Аарон Ингрэм записался в «добровольцы», чтобы избежать казни в советском «Лагере-17»

Нейромод внедряется через укол рядом с глазом. С этим покупатели смирились, но вряд ли бы кто захотел рисковать потерять память после удаления нейромода. После установки ложные воспоминания тесно сплетаются с настоящими, и стоит пользователю избавиться от нейромода, как память откатывается к моменту его установки. Опасность потерять десятки лет жизни — серьёзная проблема.

Апто-регрессивная нейротомия — так называется процедура извлечения нейромодов. Её проводят в кресле, похожем одновременно на стоматологическое и пыточное

На борту «Талоса-1» это свойство нейромодов стало орудием принудительной лояльности: «Транстар» щедро дарит чудо-навыки всем своим сотрудникам, а потом шантажирует их, если последние чем-нибудь угрожают компании.

Несмотря на такие спорные действия, братья Ю до крайностей преданны науке. Морган Ю даже удалил все нейромоды, чтобы «вернуться» в день приёма на работу в «Транстар». Это потребовалось для испытаний новых нейромодов, а чистый мозг на «Талосе-1» найти не так-то просто.

Подобно героине Portal, Морган вырывается из глянцевой шкатулки и сталкивается с изнанкой, которая много лет была для него привычной обстановкой

Хотя есть версия, что Моргана насильно отправили в «день сурка», потому что он твёрдо решил прекратить опыты над тифонами и уничтожить все результаты вместе со станцией. Это подтверждает резервный ИИ «Январь», созданный Морганом в январе 2032 года на случай потери памяти. Предыдущий ИИ – «Декабрь», созданный в декабре 2031 года, призывал своего создателя сбежать с «Талоса-1» и предать всю чёрную изнанку «Транстара» огласке, что довольно точно описывает взгляды Моргана на тот момент.

График перемены реакции Моргана на тесты. В один из дней он закатил истерику и сорвал испытания

Ещё одна кошмарная особенность нейромодов — их создают из биологического материала тифонов. Ни один нормальный человек не стал бы насыщать свой мозг чужеродной материей, поэтому происхождение нейромодов окутано тайной не только для клиентов, но и даже для большинства сотрудников.

Процесс добычи экзотической материи, если бы его рассекретили, похоронил бы всю отрасль нейромодов вместе с её создателями. Добровольцев «скармливали» мимикам, чтобы те создавали свои копии: один человек + один мимик = четыре мимика и изуродованный труп. Лишних тифонов пускали на переработку, труп отдавали запертому в камере «ткачу», чтобы тот «извлёк» фантома из покойника, цикл повторялся.

Морган и Алекс Ю не просто были в курсе этих практик, но и сами принимали участие в процедурах, напоминавших скорее пытку со смертельным исходом, а страдающих от угрызений совести учёных убеждали в неисправимости и опасности «добровольцев». Маньяки, мол, убийцы и педофилы, что их жалеть. Про диссидентов, которых среди подопытных было множество, никто не говорил.

Ещё одна особенность нейромодов, исследуемая на «Талосе-1» — изменения развития личности после удаления ложных воспоминаний. Так, переживший многократные откаты к исходной точке Морган Ю показывал разные результаты в одних и тех же тестах. А позднее, когда тифоны захватили станцию, мог проявлять куда большую человечность, чем до амнезии. Взорвать «Талос-1» вместе со всем экипажем — это тоже был его план, и Морган волен от него отказаться.

Самый удивительный парадокс раскрывается в финале Prey. Алекс Ю наконец догадался привить тифону человеческие способности с помощью зеркальных нейронов, тогда как до этого происходило исключительно обратное. Благодаря этому тифон, погружённый в симуляцию на основе воспоминаний Моргана Ю, оказался способен на сочувствие, что физически невозможно для этой формы жизни.

Если продолжение Prey начнётся на захваченной Земле, то прибавится ещё одно сходство с серией Half-Life

Правда, этот вывод был сделан слишком поздно. Тифоны захватили Землю. Что стало тому причиной — в точности неясно, ведь все концовки Prey считаются каноничными. Даже та, в которой подопытный тифон после пробуждения от симуляции убивает Алекса Ю и его уцелевших коллег. И та, где он пожимает руку Алексу, совершая первый шаг в диалоге между двумя разумными видами. Может быть, обещая конец тому кошмару, в который погрузилась наша родная планета.

Венец пищевой цепочки

Тифоны — это не какие-нибудь злобные захватчики, какими обычно рисуют пришельцев в играх и кино. Их вторжение — процесс естественный, как распространение плесени по дому. Тифонов проще всего причислить к хищникам, но тела разумных существ они используют не как пищу, а как материал для строительства организмов.

При этом тифоны разумны. Несмотря на некоторую эфемерность тел, у них есть нейроны. В отличие от нас, тифоны лишены эмпатии — это один из главных мотивов, звучащих на протяжении Prey. Несмотря на угрожающий вид они физически не могут наслаждаться страданиями людей или сочувствовать им.

Мимики также ловко притворяются мёртвыми — как вот этот экземпляр на хирургическом столе

В авангарде их вида — мимики, Typhon Cacoplasmus, паукообразные существа, которые странствуют по космосу в поисках новых планет для освоения. Именно на мимиков наткнулся советский спутник «Ворон-1», запертый теперь в недрах станции «Талос-1».

При встрече с другими формами жизни мимики либо сразу атакуют одну из них, чтобы создать свои копии на основе клеточного материала, либо прикидываются неодушевлёнными предметами. Дело в том, что мимики слабы, и открытое столкновение с готовыми к этому врагами быстро бы их извело. Мимикрия же позволяет им подобраться очень близко.

Учёные «Талоса-1» разработали три теории о том, как мимики маскируются. Первая — пришельцы воздействуют на мозг людей, создавая галлюцинации. Вторая — они подменяют себя копиями увиденных предметов из параллельной вселенной. Третья — мимики меняют молекулярную структуру тела, каким-то чудом сохраняя разум. Ни одна не доказана, ни одна не опровергнута. Некоторые учёные, вроде доктора Стюарта Пенроуза, даже предположили, что сознание свойственно вообще любой материи, а значит, трансформация в иное вещество не лишает мимиков разума.

В развитой колонии мимиков начинается неясный процесс. Они выбирают одну особь и атакуют её, нанося жалящие удары, природа которых неизвестна. «Ужаленный» мимик преобразуется в ткача, Typhon Geneocratis. Именно ткач делает из простой колонии полноценную популяцию. Он плетёт нити Коралла, плохо изученной субстанции, составляющей подобие нервной системы, но без носителя.

Коралл отправляет сигналы для призыва. Чтобы обезопасить себя, ткач размещает повсюду гнёзда, набитые взрывчатыми цистоидами — они работают по принципу мины направленного действия. Он же возвращает к жизни тела, оставшиеся после размножения мимиков, делая из них фантомов.

Ткач, выведенный лабораторно, до сих пор заперт в «Клетке», а вместе с ним — «Ворон-1» (слева) и капсула ремонтной бригады (справа).

Фантомы, Typhon Ahthrophantasmus — единственная форма тифонов, сходная с человеком. Очевидно, они похожи на представителей тех видов, которые послужили основой для поглощения. Что самое ужасное — фантом остаётся человеком. Обрывочные мысли и слова вырываются из них, напоминая о прежней личности. Неизвестно, доставляет ли тень убитого человека неудобства новому существу, и тем более — стоит ли считать это воскрешением.

Фантомы считаются главной боевой силой популяции тифонов: их много, они манипулируют энергиями (кто-то электрической, кто-то — термальной или неизученной эфирной), они мобильны и выдерживают массу повреждений. Создавший их ткач сам по себе — уязвимое существо, а потому старается оградить себя «охраной».

Электрический фантом — одна из реакций популяции тифонов на человеческие угрозы

Временами процесс поднятия трупа даёт сбой, и фантом получается совсем бесплотным, наполовину несуществующим, но — с талантом телекинеза. Обитатели «Талоса-1» прозвали этот вид полтергейстом, латинское же его название — Typhon Dysmorpha.

Полтергейст — мутант, и его функция как солдата сильно искажена. При встрече с людьми он балуется, хлопает дверями и включает водопроводные краны, иногда — поднимает жертву в воздух или кидается мебелью. Страх, вызываемый невидимым тифоном значительно превышает опасность от его нападений.

Как и фантомы, полтергейст временами повторяет мысли человека, из которого был сделан

Высшие формы существования тифонов создаются усилиями всё тех же ткачей — телепаты (Typhon Psychocratis) и технопаты (их не успели вывести в неволе, поэтому латинское название никто так и не придумал). Оба вида явно разработаны для борьбы именно с людьми: как мы узнаем позднее, тифонская биология адаптируется к любым угрозам.

Телепат опасен даже без своей свиты. Захватить Моргана ему, правда, не удаётся: мешает психоскоп, который был обязателен к ношению в лаборатории психотроники

Телепат пользуется уязвимостями человеческого рассудка и порабощает его. Он способен заставить жертву разбить защитные переборки, чтобы выпустить пришельца из плена. Стоит ему оказаться на свободе, как телепат обзаводится личной охраной из подчинённых людей.

Однако такой массовый контроль рудиментарен. Жертвы идут или бегут туда, куда пожелает телепат, но их речь свободна от гипноза, и они зовут на помощь, предостерегают ещё не захваченных людей и просят прощения за всё, что их заставляют делать. Сложную работу на них телепат возложить не способен: ни стрельбу, ни самые простые манипуляции руками. Поэтому подконтрольные люди просто детонируют рядом с врагом своего хозяина.

Походка захваченных людей нелепа, а бегут они, словно делают это в первый раз. Очевидно, что телепату не просто управлять человеческим телом

Технопат борется с электроникой, как с одним из главных орудий человека: пришельцы удалённо перепаивают схемы любых приборов и обращают их против людей. Их работа скоординирована: технопаты, появившись уже после начала инцидента, мешают выжившим людям собраться вместе для контрудара: останавливают лифты, откачивают из отсеков воздух, запирают шлюзы.

Кошмар пропадает, если не смог поймать Моргана, но он обязательно вернётся — сколько угодно раз

Когда тифоны поняли, что главная угроза для них — Морган Ю, они спроектировали и выпустили Кошмара, огромное чудовище, которое охотится исключительно за главным героем. Сколько бы раз его не убивали — всякий раз оно возвращалось, чтобы продолжить преследование ненавистного учёного. Природу Кошмара изучить не удалось, ведь первая особь родилась, когда на «Талосе-1» уже почти не осталось живых людей, а исследования мало кого интересовали.

На вершине же иерархии тифонов стоит совсем неизведанное существо, которое никто так и не успел назвать, Морган именует его альфа-тифоном. Быть может, он — единственный в своём роде, потому что не родился в экосистеме тифонов на «Талосе-1», а явился из пространственного разрыва.

Судя по всему, сеть Коралла создавалась ткачами именно для призыва альфа-тифона. Его размеры сопоставимы с величиной станции, обо всём остальном же приходится строить догадки.

Альфа-тифон собственной персоной. Психоскоп отказывается его сканировать

Именно после появления нитей Коралла, образующих связь с верховным тифоном, колония пришельцев начинает адаптироваться к условиям: создаёт телепатов и технопатов, натравливает кошмара на самые опасные угрозы. Задолго до этого Морган Ю чувствовал приближение высшего, будучи заметно изменён материей тифонов, и утверждая, что «оно нас ненавидит». Выходит, некоторые пришельцы всё-таки способны испытывать эмоции.

При любом раскладе альфа-тифон гибнет: либо от взрыва реактора, либо от устройства, убивающего тифонскую материю. Однако это не мешает инопланетянам поселиться на Земле. Значит, визит высшего не так уж и необходим? Или он не единственный представитель своего рода? Быть может, тифоны выводят нового владыку, подобно пчелиному рою, потерявшему матку? Здесь Prey оставляет нас наедине с догадками.

#prey #разбор

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться