[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-229719-0", "render_to": "inpage_VI-229719-0-952491735", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Вадим Елистратов", "author_type": "self", "tags": ["\u043f\u0438\u0440\u0430\u0442\u044b\u043a\u0430\u0440\u0438\u0431\u0441\u043a\u043e\u0433\u043e\u043c\u043e\u0440\u044f","\u043e\u0431\u0437\u043e\u0440\u044b"], "comments": 44, "likes": 70, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "section_name": "default" }
Вадим Елистратов
22 383

Мертвец говорит: обзор пятых «Пиратов Карибского моря»

25 мая в российский прокат выходит блокбастер «Пираты Карибского моря: Мертвецы не рассказывают сказки». Главный редактор DTF рассказывает, почему этот день лучше провести как-нибудь по-другому.

Поделиться

В избранное

В избранном

В последнее время в Голливуде появляется всё больше франшиз, живущих на ретроактивном эффекте. Взять, например, «Чужого» или «Обитель зла». С «Пиратами Карибского моря» та же история: каждый следующий фильм всё ниже опускал планку, но каким-то хитрым образом создавал у зрителей иллюзию, что предыдущие части были неплохими.

Вторые «Пираты» сейчас считаются чуть ли не классикой, но в своё время на фоне оригинала выглядели невнятно, да ещё и обрывались на полуслове. Сценарий третьего фильма, судя по досъёмкам и пересъёмкам, писали прямо на ходу, но его теперь всё равно принято сдержанно любить.

Казалось бы, уж хуже беззубой четвёртой части, в которой Disney отказалась от услуг Гора Вербински, быть уже не может, но не тут-то было!

На бумаге пятые «Пираты» смотрелись здорово: студия наняла талантливых норвежских режиссёров, умеющих делать красиво без спецэффектов, построила сюжет вокруг очередной молодой парочки влюблённых и, наконец, пообещала вернуться к корням — меньше фантастики, больше пиратства. Однако на практике ни один из этих пунктов не сработал так, как было нужно.

Сюжет фильма Эспена Сандберга и Хоакима Роннинга крутится вокруг Генри Тёрнера — сына Элизабет Суон и Уилла Тёрнера, который решает потратить свою молодость на спасение отца, навеки прикованного заклятием к затонувшему кораблю.

Как это обычно бывает в «Пиратах Карибского моря», для выполнения опасного задания героям нужно найти мощный волшебный артефакт — трезубец Посейдона, а катализатором миссии становится капитан Джек Воробей.

Представители Disney особо не скрывают, что пытались сделать чуть ли не ремейк первой части, поэтому вскоре у молодого Тёрнера появляется и пассия — Карина Смит в исполнении Каи Скоделарио​

В случае «Пиратов Карибского моря» возвращение к корням было неплохой идеей, однако авторы полностью завалили концепцию проблемным сценарием.

Понимание того, что с новым фильмом Disney что-то не так, приходит уже в одной из открывающих сцен. В ней команда Джека Воробья грабит банк с помощью небольшой упряжки лошадей, каким-то неведомым образом утянувшей за собой целое многотонное здание вместе с сейфом. Вербински в своё время тоже издевался над законами физики, но даже он до такого безумия не доходил.

Впрочем, главная проблема пятых «Пиратов» не в физике, а в том, что их сценаристы не помнят, о чём рассказывали ещё пять минут назад​

Яркий пример сломанной логики фильма — эпизод, где Джек Воробей незаметно от членов своего экипажа прячет в одежде украденную золотую монету. Через несколько минут герой появляется в трактире, где бармен настойчиво требует у него оплату за выпивку.

Вроде бы пришло время монеты, которой посвятили целую сцену, но вместо неё Джек достаёт из кармана драгоценный компас и без разумной причины отдаёт его за стакан горячительного. Джек знает, что компас нельзя «предавать», но всё равно делает эту абсурдную вещь и тем самым выпускает на свободу главного злодея — капитана Салазара (Хавьер Бардем).

Завязка фильма строится на идиотском — даже по меркам франшизы — допущении​

Примеры дыр в сценарии фильма можно приводить бесконечно. То «Чёрная жемчужина» самый быстрый корабль в мире, то её легко догоняют матросы на шлюпке, то судно Джека не может плыть, то вдруг может, то британские колонисты казнят ведьм без промедления, то вдруг стелятся перед одной из них.

Предметы перемещаются между героями без объяснений, события происходят без причины и предпосылок, а некоторые персонажи почему-то знают вещи, которых никак не могут знать.

Любителям логики следует бежать от этого фильма как от огня

Картину могли бы вытянуть обаятельные главные герои, однако и тут сценаристы не справились. Надежда тает уже на лениво придуманной сцене знакомства, где персонажей сводят между собой не мотивы, а случайности.

Но герои плохи не только в комплекте, но и сами по себе. Генри Тёрнер — как и его отец, скучная сюжетная функция, главный злодей в исполнении Бардема — ещё один злой компьютерный пират с простейшей мотивацией, а члены британского флота — хомячки, которые вовремя появляются в нужных местах, чтобы погибнуть.

Шутки Джека Воробья натужны и скучны (в одном эпизоде он сравнивает ядра с мужскими яичками — только не надорвите животики), а сам персонаж — бледная тень лихого пирата из первых фильмов.

За весь фильм герой Деппа даже никого не предаёт, а выживает не столько благодаря смекалке, сколько благодаря всё тем же надуманным случайностям​

Но больше всего раздражения вызывает героиня Каи Скоделарио, из которой сценаристы попытались сделать феминистскую икону. Попытка эта настолько вымученная, что в сюжете даже фигурирует пророчество про карту, «которую не сможет прочитать ни один муж».

Карина Смит регулярно напоминает всем о своём интеллекте, называя окружающих тупыми, но впервые демонстрирует способности только ближе к финалу — сумев прочитать звёздную карту и разгадав простенькую загадку. Всё остальное время зрители должны верить авторам на слово.

И если Элизабет Суон, женственная, но умная и бойкая, отлично вписывалась во времена золотого века пиратства, то Карина Смит, которую все мужчины вокруг почему-то слушаются, выглядит притянутой за уши данью современности​

Молодых режиссёров тоже похвалить особо не за что. Видимо, снимать на натуре оказалось слишком дорого, поэтому в большинстве морских эпизодов авторы полагаются на спецэффекты.

Изобретательные эпизоды в 129-минутном фильме можно пересчитать по пальцам. Выделить хочется, разве что, внешний вид команды Салазара, члены которой навеки застыли в мгновении своей смерти, появление Пола Маккартни, акул-зомби и фрагмент с возвращением «Жемчужины» в море.

Отдельных слов достоин и кошмарный финал, где всесильный трезубец используют как вилы, а из зрителей пытаются выбить слезу с помощью сцены, визуально похожей на концовку «Защитников». Да и вообще, кто в здравом уме поверит, что в «Пиратах Карибского моря» какой-то герой может умереть?

Хуже этого может быть только то, что идёт дальше — слащавый эпизод, где все обнимаются, и недостойная ожидания послетитровая сцена.

Но больше всего во всей этой истории угнетает даже не сам вымученный и глупый фильм, а то, что пятые «Пираты» вряд ли станут для Disney уроком

Картина снята для оживления интереса к игрушкам и аттракционам, да и, судя по первым прогнозам, только благодаря своему названию без проблем отобьёт бюджет: рецензии студия благоразумно запретила публиковать почти до самой премьеры. Disney может ударить по рукам только резкое снижение сборов, но она всё равно останется в плюсе.

Когда-то «Пираты Карибского моря» были захватывающим дух приключенческим кино, изменившим индустрию, а теперь это лишь едущая по инерции гниющая гробница для карьеры Джонни Деппа.

В таком контексте название пятого фильма выглядит особенно иронично: ведь Депп — по сути тот самый мертвец, чьи сказки слушать уже совсем не хочется.

#пиратыкарибскогоморя #обзоры

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться