[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Олег Чимде", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f","\u043a\u0438\u043d\u043e","\u0447\u0443\u0436\u043e\u0439","\u0437\u0430\u0432\u0435\u0442"], "comments": 46, "likes": 40, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "6703" }
Олег Чимде
6 368

Общий сбор — «Чужой: Завет»

Мнения редакции DTF о фильме Ридли Скотта.

Поделиться

В избранное

В избранном

18 мая в России стартовал показ нового фильма Ридли Скотта, очередной главы в истории Чужих. «Завет» — это сиквел «Прометея», в котором раскрывается тайна происхождения ксеноморфов. За день до начала проката мы публиковали обзор.

Редакция DTF посмотрела фильм и готова поделиться впечатлениями.

Осторожно, есть спойлеры.

Ридли против Ридли

Вадим Елистратов

Я сам не очень люблю рецензии с поиском «синих занавесок» в голливудских блокбастерах, но никак не могу отделаться от мысли, что «Завет» — глубоко личный фильм.

Если изучить фильмографию Ридли Скотта, то легко заметить, как в нём на протяжении почти 40 лет между собой сражаются ремесленник и творец. Примерно половину его фильмов можно смело назвать искусством (даже, чёрт подери, «Советника»), тогда как другая половина (допустим, «Робин Гуд» или «Совокупность лжи») — это во многом бесцельное поигрывание режиссёрскими мускулами.

В «Завете» две половинки Ридли Скотта символизируют два андроида, которых играет Майкл Фассбендер. Эти две половинки сражаются между собой, и в конечном итоге именно творец побеждает ремесленника и становится Богом.

Этот исход не удивителен, потому что Ридли Скотту уже 79 лет, и как бы цинично это ни звучало, в таком возрасте любой человек задумается о смерти и о вечном. И если тот же Джеймс Кэмерон ищет Бога в густых лесах, в морских пучинах, в самой жизни (главный посыл «Аватара» — берегите природу, мать вашу), то Ридли Скотт ищет его в себе, и Бог этот — не самый добрый.

Стоит сопоставить между собой Скотта и андроида Дэвида, окончательно разочаровавшегося в людях, как тут же становится понятно, почему герои «Прометея» и «Завета» ведут себя так глупо. Да, сцены формата «пошёл покурить и умер» — это особенность жанра, но оба фильма могли обойтись и без них. Скотт вполне осознанно раз за разом показывает, как человеческая глупость приводит к самым неприятным последствиям, просто потому, что ему самому это нравится.

Поэтому, для того, чтобы получить настоящее удовольствие от «Завета» и «Прометея» — дьявольски красивых и интересно поставленных фильмов — просто держите в голове, что тут Ридли Скотт целенаправленно снимает кино про идиотов.

Отряд самоубийц

Олег Чимде

«Обмазать» фильм религиозными метафорами — это самое простое. Эти истории во многом архетипичны, даже необязательно читать Ветхий Завет, чтобы их увидеть и признать. Один из легчайших в исполнении приёмов, чтобы зацепить зрителя.

Гораздо сложнее снять хорошее кино: с чёткой структурой, понятной и близкой зрителю логикой героев, правильной динамикой, соотношением экшна и спокойных сцен. И вот с этим у фильма проблемы.

Вот почему нужно надевать химзащиту, когда высаживаешься на чужую планету

Я внимательно следил за реакцией зала. Мужчина сзади ещё в самом начале сказал своей подруге: «Мы точно на «Чужого» пришли?». Его легко понять: фильм открывается длинным псевдофилософским диалогом андроида Дэвида и Вэйланда, его создателя. Сцена сразу задаёт тон — такого дальше будет много.

Где-то ещё до прибытия героев на планету другой мужчина сзади заснул и храпел весь показ (очень громко). Когда один Фассбендер дудел в дудку второго Фассбендера, я был готов к нему присоединиться. Темп фильма настолько рваный, насколько это вообще возможно. Ридли Скотту будто время от времени шептали на ухо: «Ридли, ты что-то не то снимаешь, Ридли, где чужие, где они».

Но самое грустное здесь — провалы в логике героев. Многим членам экипажа можно дать премию Дарвина: судьбу двух тысяч колонистов и множества эмбрионов доверили идиотам, которые умирают глупее, чем «студентики» из «Убойных каникул». Почему бы не пойти на незнакомую планету без скафандров? Окей, воздухом дышать можно, но кто же знает, что в этом воздухе за микроорганизмы. Почему бы в самый ответственный момент не отойти отлить? Как можно устоять и не заглянуть в яйцо чужого? Твой друг побледнел, его бьёт судорога — самое время его обнять, ведь это обязательно поможет.

Экипаж «Завета» — отряд самоубийц, определение очередности смертей которых отдельная весёлая игра. Парень впереди меня постоянно хватался за голову и раскачивал ряд хохотом. Неплохая комедия получилась.

Установите Android

Роман Новиков

Несмотря на то, что некоторые представители западной прессы заявили, что «Завет» совершенно не следует духу «Прометея», новый фильм Ридли Скотта на 100% является продолжением предыдущей картины со всеми её плюсами и минусами. Разве что темп повествования стал куда более стремительным — исследования колонистов почти сразу прерываются монстрами, разрывающими их коллег на части.

По словам режиссёра, на сюжет будущей картины повлияли фанаты серии, недовольные тем, что в «Прометее» практически не было ксеноморфов. В «Завете» пришельцам уделяется значительно больше времени, и каждый из них выглядит как серьёзная угроза, способная в одиночку убить с десяток человек. Наблюдать за классическим ксеноморфом и дебютировавшем на большом экране неоморфом намного интереснее, чем за их жертвами.

В этом, пожалуй, и заключается главная проблема «Завета» — главные герои раз за разом принимают глупые решения, а химия между экипажем, целиком составленным из любовных пар, почти не ощущается. Картина наверняка станет поводом насмешек тех, кто до сих пор не может понять, почему героиня Шарлиз Терон в «Прометее» бежала по прямой от обломков корабля, катившихся за ней.

Впрочем, основываясь на трёх картинах серии, которые снял Скотт, можно предположить, что именно такой он и видит франшизу. Герои «Завета» изначально не имели никаких шансов против злодеев, главным из которых на этот раз стал даже не ксеноморф, а андроид Дэвид, который очень любит творить и очень не любит людей. Когда машина на пару с пришельцами раз за разом оставляет в дураках колонистов, сразу вспоминаешь о том, что согласно первоначальному плану Скотта, Рипли должна была погибнуть в концовке оригинального «Чужого».

Глядя на то, как на первый план постепенно выходят не пришельцы и не люди, а андроиды, сыгранные Майклом Фассбендером, задумываешься — может быть режиссёр, которому в ноябре исполнится 80, на самом деле снимает кино о своём страхе перед новыми технологиями? Чёткий вывод на этот счёт можно будет сделать только в случае, если Скотт успеет снять все запланированные картины во вселенной. После «Завета» очень хочется верить, что у него получится.

Другое кино

Алексей Сигабатулин

Я сейчас может быть скажу крамольную вещь, но ко вселенной Чужих я всегда относился без какого-то особого пиетета. В детстве я обожал хорроры про зомби, а космические пришельцы меня интересовали мало. Моё знакомство с серией началось с неоднозначной четвёртой части, которая в то время мне понравилась (как вообще может не понравиться фильм с Вайноной Райдер).

Суть в том, что происхождение чужих для меня никогда не имело особого значения: ну появились они откуда-то, ну и ладно. Это монстры, у которых внутри кислота, и которые рождаются, пробивая человеку грудную клетку, какие тут ещё нужны подробности. Так что «Завет» в этом плане какого-то фанатского гнева не вызывает: появление существ объяснили, для меня оно ничем не хуже любого другого.

Проблема в том, что даже для меня, не-фаната, новый фильм Ридли Скотта выглядит странно. Это красиво сделанная фантастика, временами жутко глупая и смешная, временами по-хорошему кровавая, но это не «Чужой». Олег Чимде очень правильно сказал про вступительную сцену, которая сразу даёт понять, о чём фильм.

А ведь как можно было докрутить концепцию: назвать фильм просто «Завет», сосредоточиться не на людской сюжетной линии, а исключительно на истории андроидов. Получилась бы полурелигиозная притча о кибернетическом организме, который захотел творить, а потом возомнил себя богом. И сразу все отсылки к духовному наследию человечества встали бы на место.

В сети есть мнение, что из-за того, что Скотт работал не только над «Заветом», но и над сценарием нового «Бегущего по лезвию», у него в голове всё смешалось. Так вот, смешалось, видимо, недостаточно сильно. Потому что от «блэйдраннера» с пришельцами и расчленёнкой я бы не отказался. А из «Чужой: Завет» получился какой-то странный полуфабрикат, красивый, но непонятно для кого.

Неинтересные вопросы, скучные ответы

Семён Костин

Своё мнение на фильм я развернуто высказал в обзоре, но спустя сутки появилось несколько важных мыслей. Когда я выходил из кинотеатра после «Прометея», то у меня не было чувства полного разочарования. У ответвления хватает проблем, но мне нравилось его разбирать, строить теории. Я даже купил себе коллекционное издание, чтобы подробнее изучить процесс создания картины, узнать, что пошло не так, и как всё было на ранних концептах-артах и в отвергнутом сценарии Спейтса. В этом и кроется главная прелесть прошлой картины Скотта — в «Прометее» интересно копаться, несмотря на существенные недостатки.

С «Заветом» же — пустой лист. Религиозный подтекст напускной и поверхностный. Фильм оставляет после себя множество вопросов (в основном касаемо того, что ждёт зрителя в продолжениях), но всё лежит на поверхности, никакой глубины. Пожалуй, мне только интересно узнать, почему Дэвид перепутал Байрона с Шелли. Неужели за десять лет отшельничества у него произошел сбой в программе, или этому есть другое объяснение? Но как бы то ни было, андроид был и остаётся единственным персонажем, который вытягивает на себе всю картину. Не удивлюсь, если он будет играть роль главного антагониста во всех продолжениях. Обаятельный негодяй, за которым всегда любопытно наблюдать.

До начала событий первой картины осталось меньше двух десятилетий, поэтому все последующие сюжеты будут впихивать в прокрустово ложе. За 40 лет до начала событий «Чужого» люди встречались с ксеноморфами уже дважды, и если судить по словам режиссера, то встретятся еще как минимум 2-3 раза. «Чужой: Пробуждение» будет не сиквелом, а приквелом к «Завету». Судя по всему, он расскажет про судьбу доктора Элизабет Шоу, но так ли это важно после «Завета»?

Если в последующих продолжениях Скотт не откажется от избитой формулы «прилетели на неизвестную планету, стали всё трогать и лезть в яйца», то серьёзно относиться к такой картине уже невозможно. Я давний фанат вселенной «Чужих» и собрал существенное количество мерчендайза, чтобы считать себя преданным фанатом. Вот только мне не нравится то, куда Ридли Скотт повернул сюжет. Сейчас у режиссера остался последний шанс — или он наконец-то реабилитирует франшизу и не будет топтаться на одном месте, как в «Завете», или окончательно похоронит своё творение. Возможно, к лучшему.

#мнения #кино #чужой #завет

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться