[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Олег Чимде", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f","startrek","vr"], "comments": 15, "likes": 26, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "section": "default" }
3 275

Космический вакуум — впечатления от Star Trek: Bridge Crew

Очередной эксперимент Ubisoft, ещё смелее предыдущих.

Поделиться

В избранное

В избранном

Star Trek: Bridge Crew могла бы стать лучшей VR-игрой. Четыре игрока в шлемах виртуальной реальности сообща управляют звездолётом, причём каждый выполняет свой спектр задач: рулевой отвечает за управление, тактик сканирует космические объекты, стреляет и деактивирует системы врагов, инженер управляет ресурсами и оперативно чинит повреждения, ну а капитан командует процессом.

У всех участников есть свои аватары в полный рост, которые повторяют движения, голосовая связь обязательна, а вся игра проходит сидя в кресле — тошнить точно не будет. Принципиально новый опыт в играх.

Глубокий космос

На словах всё проще, чем на самом деле. Перед каждым игроком — большая панель с тач-экраном, кнопками и переключателями. У капитана экранов сразу несколько. Разобраться просто так не получится, так что придётся проходить длинное обучение в каждой из четырёх ролей. Есть в этом что-то от кооперативных настольных игр вроде Battlestar Galactica: все игроки должны действовать сообща и внимательно слушать своего руководителя, иначе U.S.S. Aegis полетит не в глубокий космос, а в тартарары.

Аватары периодически жутковато перекорёживает, но с этим можно смириться. Главное, чтобы люди были толковые

Сеттинга лучше для такой концепции не найти: сериалы славятся акцентом на управлении кораблями, и выглядит оно совсем не так, как в других научно-фантастических сериалах и фильмах. Звездолёт — сложно организованный «организм», где каждый на своём месте. Капитан отдаёт приказы, научный советник консультирует, инженеры перенаправляют мощность с щитов на фазеры и так далее. Научная достоверность всегда была одной из ключевых «фишек» шоу.

И Star Trek: Bridge Crew прекрасно передаёт ощущение того, что ты управляешь огромной космической посудиной, ведёшь её через глубины космоса. Несмотря на то, что игра заточена под кооператив, ты постоянно ощущаешь на себе давление, чувствуешь одиночество буквально всем телом. Для любого фаната Star Trek, да и космоса в целом, это бесценный опыт. Конечно всё дело в виртуальной реальности: если бы Bridge Crew можно было бы запустить на обычном экране, то вся магия бы тут же испарилась.

В виртуальной реальности сейчас работают по большей части инди-команды, и получаются у них в основном небольшие проекты на пару часов. Когда крупный издатель берётся за VR — это всегда событие. Star Trek: Bridge Crew от Ubisoft — игра всё-таки не слишком большая и пока что страдает от недостатка контента: есть сюжетная кампания из шести миссий (не считая симуляции Кобаяши Мару), каждая на 20-40 минут, и случайные задания.

Небольшая длительность кампании понятна: всё-таки в шлеме долго не усидишь — линзы запотеют, голова устанет. Но заняться всё равно есть чем, тем более что каждая новая команда — это новый опыт. К тому же, четыре роли кардинально отличаются друг от друга, а попробовать хочется все.

Игра поддерживает как геймпад, так и PS Move

Чтобы всё было хорошо, Bridge Crew должен развиваться стремительно, разрастаться как Star Trek Online. Новые сюжетные задания, звездолёты, расы — в конце концов, эта вселенная знаменита и своим разнообразием тоже. Может быть, со временем добавят войну с Кардассианской Империей из Deep Space 9 или даже приключения «Вояджера» в секторе космоса, где «правит» коллектив Борг. Да, сюжет вращается вокруг поиска нового дома для вулканцев в альтернативной вселенной, созданной Дж. Дж. Абрамсом в 2009 году, но одиночные миссии и новые кампании вводить никто не мешает.

Проблема другая, банальная: игре остро не хватает разнообразия и возможностей. Сюжет начинается с простых задач (этот сектор разведай, тот корабль спаси), но заканчивается настоящей войной с клингонами. Однако каждая миссия — в той или иной степени рутина. Star Trek: Bridge Crew дарит принципиально новый опыт, но вместе с тем ограничивает себя и игроков. Локации маленькие, духа исследования нет и в помине, а всё, что вы встретите из интересного — это аномалии, в которых можно укрыться от клингонов, да, собственно, сами клингоны. Есть ещё мины, которые нужно подрывать или облетать — на этом всё.

Исследование планет, куда можно было бы высаживать десант? «Шахматные», тактические бои? Кризисы на самом звездолёте? Медотсек? Гигантская космическая рука? Неизвестные науке формы жизни и миры? Bridge Crew совсем не генерирует интересные ситуации, перекладывая эту обязанность на плечи самих игроков. Но у игроков слишком мало возможностей, чтобы самим исправить эту проблему.

Отчасти, ситуацию спасает классический «Энтерпрайз» NCC-1701, на который можно пересесть с Aegis. Там придётся учиться управлению заново. Никаких тач-экранов или рычагов, только куча разноцветных кнопок. Информация вроде карты при этом выводится на главный экран, так что работать иногда приходится вслепую. Словом, развлечение для редких фанатов.

Но этого мало, и пока непонятно, можно ли в принципе добавить в ядро игры какие-то новые механики со временем. Она замыкается на взаимодействии между игроками и управлении звездолётом. При всех своих амбициях Star Trek: Bridge Crew — очень камерная игра, которая вряд ли когда-то покажет нам действительно глубокий, разнообразный и живой космос.

Последний рубеж

Star Trek: Bridge Crew не похожа на игру для всех. Она совсем не развлекает и скорее напоминает симулятор работы офицера звёздного флота. Это обусловлено в том числе и особенностями вселенной Star Trek: здесь не получится сесть за пушку и самолично пострелять из неё, как в тире — все функции корабля завязаны на приборах. Ты помечаешь цель, переводишь энергию на фазеры, фазеры стреляют.

То же касается и боёв: капитан, в зависимости от ситуации, приказывает инженеру перевести энергию на фазеры, движок или щиты, говорит офицеру по тактике, какую цель для атаки выбрать и какую систему врага временно деактивировать. Рулевой при этом старается не врезаться в астероид и медленно разворачивает корабль в сторону противника: фазеры у корабля только спереди. Клингоны на своих Хищных птицах при этом гораздо быстрее и манёвреннее.

То есть, любителям экшна лучше проходить мимо: Bridge Crew — медленная, размеренная и вообще не про то. Игроки это, похоже, понимают, ведь если играть не по правилам (не слушать капитана, например), то ни к чему хорошему это не приведёт, а может и до конфликта довести, что в замкнутом пространстве и шлеме виртуальной реальности будет восприниматься сильнее, чем обычно в кооперативных играх.

Успех выполнения миссии зависит от каждого члена экипажа: если ваш рулевой постоянно таранит астероиды, то миссия, скорее всего, будет провалена. В одиночной игре ты можешь переключиться на рулевого и сделать всё сам, но в мультиплеере придётся положиться на людей.

На капитане лежит больше всего ответственности: если инженер может просто молча выполнять приказы, то капитан должен быть в постоянной коммуникации с командой. Он должен быть настоящим лидером, который не просто будет включать красную тревогу, едва завидев на радаре клингонскую Хищную птицу.

Ситуация осложняется сразу несколькими вещами. Во-первых, в игре нет чекпоинтов: то есть, завалив миссию ближе к концу, вы начнёте её с самого начала. И тут уже будет не важно, капитан ли отдал неправильный приказ, или инженер вовремя не починил щиты. Во-вторых, игра периодически теряет соединение, причём даже в соло-кампании (я тестировал игру на PlayStation 4 Pro).

Так что рулевой, собирающий на своём пути все астероиды, может оказаться ни при чём — игра просто внезапно вылетит и всё. Вкупе с тем, что чекпоинтов нет, а сидеть долго в шлеме сложно, прохождение сюжетной кампании может занять у вас в четыре раза больше времени, чем должно.

Ну и третья проблема — языковой барьер. В России, где Star Trek любят единицы, игра практически обречена на провал. Она не поддерживает русский язык (субтитров нет совсем, даже на английском), а регион автоматически определяется как Европа. То есть на мостике сидеть наверняка придётся с англоговорящими игроками, что для многих может стать проблемой, особенно учитывая, что игра сама по себе специфическая: контекстно невозможно понять, что хочет от тебя капитан, речь нужно понимать очень хорошо.

Конечно, всегда есть вариант найти новых друзей, у которых будет и VR, и игра, и желание. Но форума по Star Trek: Bridge Crew на сайте Ubisoft на момент написания текста нет, а в рунете мне не удалось найти хотя бы кого-то, кто искал бы себе напарника. Остаётся только порекомендовать игрокам собираться самим, можно даже в комментариях к этому тексту. Ну или пытаться изображать из себя энсина Чехова. Star Trek всегда славился своей мультикультурностью.

По вселенной «Звёздного пути» плохих игр вышло больше, чем по любой другой. Но, к счастью, Star Trek: Bridge Crew — не одна из них. Дальше всё зависит от Ubisoft: поправят ли вылеты, добавят ли чекпоинты, будут ли развивать игру также, как Rainbow Six Siege или The Division.

Но всё-таки порог входа здесь слишком высокий, сложно прогнозировать игре высокую популярность. Мистер Спок оценил бы вероятность этого процентов этак в 7.

#мнения #startrek #vr

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться