[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Дмитрий Мучкин", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438","homefront"], "comments": 10, "likes": 26, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "9079" }
Дмитрий Мучкин
2 709

Моя битва с Homefront: The Revolution

Главным врагом в игре оказалась не Северная Корея, а баги.

Поделиться

В избранное

В избранном

Homefront: The Revolution была одним из главных разочарований 2016 года. Она должна была стать Far Cry 3 про захват США Северной Кореей, но вместо этого оказалась сломанной игрой без сюжета и с ужасными техническими недоработками.

​Релизная версия Revolution жутко тормозила на консолях, а баги, мешающие прохождению, присутствовали на всех платформах — некоторые так и не были исправлены. Так что вполне справедливо, что игра получила оценки в районе 50 баллов из 100 и провалилась. Но я всё же купил её в марте с огромной скидкой — надеялся, что если в ней и остались баги спустя год после релиза, то небольшие.

И в целом игра мне понравилась. Я вообще люблю шутеры с открытым миром, а в Revolution как раз и стрельба неплохая (особенно из дробовика — враги красиво отлетают на несколько метров), и левел-дизайн качественный.

Удивительно, но багов я тоже почти не встретил за время прохождения. Было два странных момента, когда мой персонаж застревал в каких-то кучах мусора, и мне приходилось загружать последнее сохранение, и много проблем поменьше, которые играть не мешали, — вроде зависших в воздухе кувалд.

Однако почти в самом конце игры, в предпоследней зоне, я встретился с ошибкой, которая грозила обесценить все 20 часов, потраченные на Revolution.

В игре, помимо основных и побочных заданий, есть ещё и точки на карте, которые можно захватывать. При этом каждая точка «отвечает» за небольшой участок, который при захвате изменяет цвет с красного на синий — переходит под контроль американцев.

Чтобы захватить точку, часто нужно выполнить небольшое задание: собрать разбросанные по округе предметы, запустить генератор или зачистить здание от врагов. Это делать необязательно, но сама идея повстанчества располагает к тому, чтобы отвоевать город у корейцев. Так что я старался перекрасить в синий как можно большую часть карты.

На одной из точек я столкнулся с неожиданным багом. Чтобы активировать её, нужно было убить пять вражеских снайперов, расположившихся в зданиях вокруг. С четверыми из них проблем не возникло, но вот пятый, сидевший в самом высоком доме, отказывался вылезать из укрытия, не давая шанса в него попасть.

Походив по округе в поисках позиции, с которой его было бы видно, я отложил захват этой точки на потом и отправился дальше по сюжету. Вскоре я дошёл до последней миссии и узнал, что если я начну её, то не смогу вернуться назад.

Я решил сначала «зачистить» всю карту, вернуть город его законным владельцам. Так что мне снова пришлось встретиться с трусливым снайпером — его точка была последней, которую я ещё не захватил.

Справа сверху — тот самый кусок территории со снайпером

Я походил вокруг здания, в котором он сидел, проверил, видно ли его откуда-нибудь. Оказалось, что его можно было увидеть, даже выстрелить, но почему-то нельзя было попасть. Пули просто проходили сквозь него, не причиняя никакого вреда.

Я пытался кинуть в него гранату или коктейль Молотова (слишком высоко), отвлечь его петардами или стрельбой — без толку. Даже если он передвигался на другое место, то оставался бесплотным.

В этот момент я понял, что этот кусок карты так и останется под контролем Кореи, и расстроился. Видимо, баг был не только в том, что снайпер отказывался высунуться из укрытия, но и в том, что он был бессмертен.

Ни на что не надеясь, я решил попробовать подстрелить его с другой позиции. Забрался на второй этаж здания неподалёку, туда, где раньше сидел другой стрелок. Снайпера, взволнованно оглядывающегося из-за заварушки внизу, отсюда было видно не лучше, чем с прошлого места, но прицелиться было можно. Я нажал на спусковой крючок.

И у меня получилось — в этот раз пуля попала во врага. Он упал на бетон, а я мог наконец пойти и захватить локацию. Игра наградила меня видом перешедших в руки повстанцев окрестностей и показала, как последний участок карты поменял цвет.

Через час я закончил сюжетную линию, но её концовка была настолько скучной, что своей настоящей победой я считаю именно захват последней точки. Несмотря на все трудности, я убил босса-снайпера и вернул город его жителям. Было бы неплохо, если бы главной революцией в следующей части Homefront было отсутствие багов.

#истории #homefront

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться