[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Алексей Хромов", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u0438\u043d\u043e","\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438","\u043c\u0435\u0441\u044f\u0446\u0445\u043e\u0440\u0440\u043e\u0440\u0430"], "comments": 10, "likes": 59, "favorites": 17, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "9638", "is_wide": "" }
Алексей Хромов
7 318

Я — боль: мифология «Восставшего из ада»

Девять фильмов и серия комиксов, наполненных болью и страданием.

Поделиться

В избранное

В избранном

Серия фильмов «Восставший из ада» стала одной из самых долгоиграющих франшиз в жанре ужасов. Вспоминаем, как небольшое произведение Клайва Баркера Hellbound Heart превратилось в целый мир с собственной мифологией.

«Восставший из ада» и Hellbound Heart

Про первый фильм, давший начало многолетней франшизе, стоит говорить отдельно от остальных по нескольким причинам. Во-первых, это единственная картина из всей серии, имеющая под собой литературную основу — произведение Баркера. А во-вторых, и это не менее важно, фильм снимал сам автор.

В отличие от многих писателей, которые при переносе произведения на экран сами же меняют значительную часть сюжета, Баркер оставил почти всё как было, изменив лишь детали. Причём в некоторых моментах фильм действительно выигрывает у книги.

По сюжету Фрэнк Коттон в поисках неземных наслаждений покупает Шкатулку Лемаршана — головоломку, которая должна помочь в реализации всех его мечтаний. Но вместо получения удовольствий он попадает в ад и обрекает себя на вечные мучения. Спустя некоторое время ему удаётся воскреснуть благодаря его брату Ларри (в книге его зовут Рори). И теперь чтобы полностью восстановить своё тело, Фрэнку нужны человеческие жертвы: в этом ему помогает Джулия — влюблённая в него жена Ларри.

Значительно отличается от книжного исходника лишь образ главной героини Кёрсти. В оригинальном произведении она была всего лишь подругой семьи Ларри и Джулии. В фильме же её сделали дочерью Ларри от первого брака, что намного лучше объясняет её желание спасти родных и неприязненное отношение Джулии.

Удивительно, но в книге и первом фильме сенобиты, существа, приходящие из ада за своими жертвами, появляются совсем ненадолго: сюжет строится вокруг других персонажей. Да и вообще эта история не про них и не про ад, а скорее о губительной зависимости и поисках удовольствий, которые неизбежно приводят к расплате и страданиям.

Тщательно проработанный Баркером образ сенобитов, совершенно не похожих на типичных демонов, сделал их настоящей легендой, и именно вокруг этих существ и их лидера — Пинхэда — впоследствии была построена вся франшиза фильмов и написано немало комиксов, над сценариями к которым работал сам автор.

2-4 части: слэшеры и развитие мифологии

Следующие фильмы, в которых Баркер уже фигурировал как продюсер, подхватили популярную тему оригинала и превратились, по сути, в жёсткие слэшеры, где существа из ада, которых тем или иным способом вызывают на Землю, жёстоко и изощрённо мучают людей.

Сначала хирург, одержимый историей о вратах в ад добывает окровавленный матрас, на котором убили Джулию из первой части, потом владелец клуба покупает столб, в который оказывается заточён сам Пинхэд. В каждом случае это приводит к появлению на Земле сенобитов и кровавой мясорубке.

Но на фоне довольно простых основных сюжетов была построена целая мифология мира ада, раскрывшая происхождение и самих сенобитов, и шкатулки, с помощью которой их можно вызвать.

Шкатулка Лемаршана

Первая шкатулка «Конфигурация плача» была создана Филипом Лемаршаном в XVIII веке по заказу аристократа, практиковавшего оккультизм. Именно она фигурирует в большинстве фильмов.

Открытая определённым образом (во всех фильмах повторяются одни и те же движения), она создаёт портал, через который и приходят сенобиты. С её же помощью можно их изгнать, сложив головоломку обратно в форму куба.

Шкатулка Лемаршана

Однако эта шкатулка — не единственная: в разных фильмах неоднократно появляются и другие головоломки Лемаршана (в книге тоже были упоминания), их силы и предназначение неизвестны, и чаще всего они просто служат фоном.

В комиксах, посвященных вселенной «Восставшего из ада», врата открываются и другими способами: есть огромные механизмы в виде целых зданий и даже детские карусели. В противоречие фильмам, многие из них создал сам Филип Лемаршан. При открытии этих порталов приходят другие демоны, вероятно, из иных частей ада. Распространяют эти предметы, если речь идёт о небольших порталах, некие стражи, чаще всего выглядящие как люди. Они находят глупцов, ищущих удовольствия, и предлагают им «помощь».

Но Лемаршан придумал не только шкатулку, с помощью которой можно призвать сенобитов на Землю. Было и другое изобретение, благодаря которому портал в ад можно закрыть навсегда. Но реализовать задумку удаётся только далёкому потомку изобретателя, в высокотехнологичном космическом будущем.

Сенобиты

Сенобиты — это жрецы, обитающие в аду. Даже само название — транскрипция с английского слова «киновит», означающего монахов, живущих в коммуне. Сенобиты приходят, когда кто-то в очередной раз открывает портал с помощью шкатулки Лемаршана и забирают этого человека, заодно убивая всех, кто мешает.

Если ориентироваться на первые два фильма, то их даже нельзя назвать абсолютно злыми — они просто выполняют свою работу и не беспокоят остальных. Но выглядят при этом, правда, не слишком дружелюбно.

Пинхэд с первой командой

Все сенобиты крайне изуродованы, их тела покрыты шрамами и различными «девайсами», доставляющими боль. Вероятно именно поэтому они превратно воспринимают просьбы людей о неземном наслаждении — для них оно неотделимо от боли.

Главный и безусловно самый известный из них — Пинхэд, сенобит, чья голова вся покрыта булавками и шрамами. У него есть своя команда, которую во второй части убивает другой, новый сенобит — хирург Филип Ченнард. И именно в этом фильме выясняется несколько важных фактов.

Во-первых, Пинхэд — вовсе не главный в аду, а лишь один из служителей Левиафана (можно условно назвать его Сатаной). И Ченнард, напрямую подчинённый Левиафану, с лёгкостью убивает и Пинхэда, и всю его команду.

Во-вторых, сам Пинхэд когда-то тоже был человеком, а точнее офицером армии, который, как и остальные, в поисках наслаждений открыл шкатулку. И после столкновения с Ченнардом его сущность разделяется на две части: демоническую и человеческую, но затем объединяются вновь.

Человеческая часть Пинхэда

После смерти первой команды Пинхэд начинает создавать себе новых подручных. Иногда они выглядят просто безлико (в буквальном смысле), а иногда приобретают причудливые современные формы, вроде сенобита-телеоператора или диджея, хотя сам Пинхэд говорит, что все они несравнимо хуже его первых помощников.

Если ориентироваться на комиксы, выпущенные Epic Comics в девяностых годах под руководством самого Баркера, первая команда Пинхэда довольно древняя. Появление Грильяра (толстый и в тёмных очках) относят к 1223 году, он же инициировал становление сестры Николетты в виде женщины-сенобита. Все они позже возрождаются в комиксах, но в фильмах после смерти от рук Ченнарда больше не появляются.

Сестра Николетта

Сам же Пинхэд оказывается, как ни странно, довольно противоречивой личностью. В аду он продолжает мечтать о прощении и даже на время складывает с себя обязанности лидера сенобитов и периодически спорит с самим Левиафаном. А его человеческая сущность в итоге оказывается не столь приятной, как может показаться поначалу.

5-6 части: детективы и локальный ад

Всё, что происходит после четвёртой части фильма многие поклонники франшизы не любят и не считают каноном. Начиная с пятой части фильмы выпускались сразу на носителях, минуя большие экраны, а Клайв Баркер отошёл от творческого процесса.

Суть обоих фильмов похожа: вокруг главного героя после какого-то происшествия начинают происходить загадочные и зловещие события. Приходят запутанные воспоминания, умирают знакомые люди. Во всех этих бедах ему видятся виноватыми Пинхэд и его помощники, остающиеся в тени. Но все вокруг подозревают, что герой сошёл с ума и сам виноват в этих смертях.

И хотя главный поворот сюжета обоих фильмов понятен с самого начала, авторы находят чем удивить и даже порадовать зрителя. В шестой части, к примеру, ненадолго появляется Кёрсти из оригинальных сюжетов, а поклонники франшизы могут лучше понять, что представляет из себя ад.

Личный ад для каждого

В первых фильмах показан «объективный ад», если его можно так назвать: то есть то, как он выглядит со стороны человека, попавшего туда случайно. В общем-то это лабиринт из коридоров и комнат, в центре которого обитает сам Левиафан.

По коридорам перемещаются сенобиты и различные монстры, а в комнатах находятся люди, которым инженер придумывает варианты мучений. Не до конца ясно, является ли инженером сам Пинхэд: в книге Баркера это два разных персонажа. Но в кино это, видимо, всё-таки одно лицо.

А вот персональный ад для каждого выглядит по-своему. Фрэнк из первой части, к примеру, оказывается окружён плотскими удовольствиями, но не может к ним прикоснуться (похоже на отсылку к мукам Тантала).

Для других же ад — это целые сценарии, заставляющие раз за разом переживать самые страшные события жизни, добавляя в них жестокости и насилия. Вырваться из такой петли практически невозможно, даже смерть возвращает мученика в начало истории.

Метаморфозы Кёрсти Коттон

Тут стоит отдельно упомянуть историю Кёрсти, героини первой части. После первый двух фильмов она появляется совсем редко, но её судьбу можно подробно изучить на страницах комиксов. И там действительно много интересного, хотя эти события с трудом сочетаются с шестым фильмом (но при большом желании их можно состыковать).

Кёрсти Коттон

В сюжете, начатом в 2011 году, она вместе с друзьями, пережившими встречу с сенобитами, планомерно уничтожает все обнаруженные порталы в ад. Но в определённый момент по задумке Пинхэда всё меняется с точностью до наоборот: Кёрсти становится новым лидером сенобитов, переняв не только должность Пинхэда, но и его внешность. А погибшие друзья становятся её верными слугами.

Конечно она и тут остаётся положительным персонажем (насколько это возможно для служителя ада), утверждая, что будет управлять совсем иначе, нежели предшественник, и вступает в конфронтацию с Эллиотом Спенсером — человеческой половиной Пинхэда, который, несмотря на человеческий облик, всё равно мечтает устроить ад на Земле.

7-8 части: про людей, а не сенобитов

Если говорить об истории мира «Восставших из ада» в кино, то фильмы после шестой части можно смело игнорировать. Режиссёр Рик Бота, снявший и предыдущий фильм, видимо, решил рассказывать собственные истории под известным всем брендом. Новые фильмы имеют мало отношения к классической истории, хотя вроде бы ей и не противоречат. Но если убрать из них все упоминания Пинхэда, сенобитов, да и вообще ада — ничего особо не изменится.

В седьмом фильме журналистка отправляется расследовать дело культа воскресших в Румынии и сталкивается с необъяснимыми явлениями. Вопреки ожиданиям, они никак не связаны с Пинхэдом: тот появляется лишь в самом конце.

Ну а в восьмой части с подзаголовком «Мир ада», как и во многих других хоррор-франшизах (включая «Кошмар на улице вязов»), вся эта история со шкатулкой и сенобитами объявляется вымыслом, игрой. Впрочем, концовка фильма однозначного ответа на вопрос, что правда, а что — нет, так и не дала.

Часть 9: «Восставший из ада: Откровение»

Об этом фильме, как и о первой части, следует поговорить отдельно. Если открыть практически любой сайт с рейтингами, то можно увидеть постепенно падение, от фильма к фильму. Четвёртая и пятая части на IMDb получили около 5 баллов, следующие — примерно 4 балла. «Восставший из ада: Откровения», вышедший в 2011 году, не дотягивает даже до 3. На Rotten Tomatoes его «рейтинг свежести» — 8%.

Не сложилось практически всё: Даг Брэдли, игравший Пинхэда во всех предыдущих фильмах, отказался сниматься, и его заменили другим актёром — впервые в истории франшизы. Dimension Films опасались потери авторских прав и поэтому снимали фильм наспех: в итоге сюжет получился вымученным даже по сравнению с последними фильмами.

Двое подростков сбегают развлекаться в Мексику, где и находят шкатулку Лемаршана. Чтобы вырваться из рук Пинхэда, они предлагают ему чужие души взамен собственных. Но в итоге один из них становится сенобитом, а другой возвращается домой, где устраивает сеанс откровений и разоблачений всей своей семье.

Но есть и кое-что хорошее. В «Откровении» впервые попытались показать процесс превращения человека в сенобита: здесь это длительный, мучительный процесс с философским подтекстом. Но этот небольшой плюс фильма сложно воспринимать, когда у местного Пинхэда такое доброе лицо. С актёром авторы явно просчитались.

«Алые песнопения» Клайва Баркера

В 2015 году вышел новый роман Баркера, в котором вновь появляется Пинхэд. Автор впервые за многие годы вернул этого персонажа на страницы, совершенно не скрывая свои цели — убить его.

В этой книге с Пинхэдом сталкивается известный герой книг Баркера детектив Гарри Д’амур (он также был в фильме «Повелитель иллюзий»). В процессе расследования герой попадает в ад, где и встречает знаменитого сенобита. Подобное уже происходило в комиксах (там Д’Амур даже на время занимал место Пинхэда), но в книге эта история подаётся совершенно иначе, полностью перечёркивая мифологию и фильмов, и комиксов.

Фанаты Клайва Баркера, конечно, оценили кроссовер двух важнейших героев. Но тем, кто любит именно кинематографическую вселенную «Восставших из ада», следует с осторожностью браться за эту книгу. Сюжет, персонажи, локации — даже с первыми двумя фильмами ничего общего. Изменилась предыстория Пинхэда, а ад из огромного лабиринта превратился в, как выразился Баркер, «теперешний Ватикан, если бы в нем взорвалась мощная бомба».

Новый фильм, планы и перезапуск

Планов по продолжению и развитию мира «Восставшего из ада» всегда было много, но воплощались далеко не все. Ещё в 2012 году говорили о телесериале, а в 2017-м был снят десятый фильм Hellraiser: Judgment. Даг Брэдли отказался вновь вернуться к роли Пинхэда, и теперь эта роль досталась малоизвестному актёру Полу Т. Тейлору. Однако фильм до сих пор так и не выпустили.

Во всей этой ситуации радует только одно — сам Клайв Баркер говорит о перезапуске всей франшизы под своим контролем. Но беда в том, что это мучение продолжается уже больше десяти лет. Баркер даже написал сценарий фильма, но до съёмок дело так и не дошло.

#кино #истории #месяцхоррора

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться