[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Артём Слободчиков", "author_type": "self", "tags": ["hearthstone","\u0440\u0430\u0437\u0431\u043e\u0440"], "comments": 83, "likes": 52, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "9693" }
Артём Слободчиков
8 286

Дело совсем не в картах: попытка вернуться в Hearthstone

Проблемы главной цифровой ККИ с точки зрения человека, который давно в неё не играл.

Поделиться

В избранное

В избранном

10 августа вышло дополнение для Hearthstone — «Рыцари ледяного трона». Обозреватель DTF вернулся в игру спустя год и обнаружил, что Hearthstone нужны не новые карты, а куда более радикальные изменения.

Играть в Hearthstone я перестал в ноябре 2016 года. Удержать меня в игре не помогла ни обширная коллекция карт, накопленная за два года с выхода игры, ни выход дополнения «Злачный город Прибамбасск». Большинство новых карт вращалось вокруг банальных баффов других карт в руке, мета — набор самых популярных и эффективных колод — находилась в стагнации, а влияние элемента случайности на исход матчей стало слишком высоко. К тому же, меня «сманил» более хардкорный конкурент Hearthstone — Magic: The Gathering.

Прошёл почти год, и с выходом «Рыцарей ледяного трона» я решил вернуться в игру. Прошло достаточно много времени, и мета должна была измениться. Среди новых карт обнаружилось немало любопытных с точки зрения геймплея экземпляров, а сеттингом дополнение очень напоминает Wrath of the Lich King — аддон к World of Warcraft, который многие игроки считают лучшим. Blizzard выкатили тяжёлую артиллерию, так что время для возвращения было идеальным.

Все эффекты удваиваются? На этом можно собрать интересную колоду!

Так я стал «возвращающимся игроком» — частью проблемы, вечной для коллекционно-карточных игр. Чтобы их проекты не застаивались, разработчики постоянно добавляют в свои игры новые карты и механики, а когда их становится слишком много, неизбежно вводят ротацию — цикличную смену контента, разрешённого в основном режиме игры. Так гораздо проще балансировать существующие карты и придумывать новые.

Простой пример: во втором дополнении к Hearthstone, вышедшем в 2014 году, ввели карту «Пилотируемый Крошшер», которую игроки справедливо признали лучшим существом за четыре маны в игре. После этого разработчики могли бы сколько угодно придумывать интересных существ за четыре маны — ими бы просто никто не играл. А постоянно вводить всё более сильные карты за одну и ту же мана-стоимость — это дорога в один конец.

У него не только неплохие показатели стоимости, атаки и здоровья, но и эффект, призывающий новое существо на поле

Словом, ротация — это нормальное явление, и для постоянно играющих людей оно не чревато какими-то большими потрясениями, если разработчики всё делают правильно. Но те, кто долго не брал в руки карты, вернувшись в игру, обнаруживают, что значительная часть их коллекции неактуальна, а собранные колоды больше не работают. Для ККИ с обширной аудиторией, — а Blizzard в мае отчитались о 70 миллионах игроков в Hearthstone — возвращающиеся игроки составляют слишком большой процент, чтобы ими можно было пренебрегать.

Нужно больше карт

Игра встречает меня приветственной надписью во весь экран, радостным криком Хозяина таверны — персонажа, объявляющего начало матча — и предложением пройти три обучающих поединка против ИИ. Рассудив, что вспомнить механики после перерыва будет не лишним, соглашаюсь и получаю три матча с одними и теми же азами управления: так атакуют существа, а вот так метаются фаерболы.

После этого игра вручает самый существенный подарок в виде четырёх тысяч чародейской пыли, из которой можно создавать новые карты, и предлагает выполнить несколько простейших заданий, чтобы получить пару классических бустеров с базовыми, а не новыми картами. На этом введение заканчивается, и я остаюсь сам по себе.

Премировать игроков бустерами в небольших количествах — сомнительная затея, поскольку их содержимое рандомизировано. Возвращающийся игрок хочет скорее получить актуальные карты, вероятность выпадения которых повышается только при массовой покупке бустеров. У меня их было 50, и из них всё равно не выпало почти ничего толкового — лишь одна актуальная легендарная карта и несколько обычных.

Сам по себе этот Малфурион не очень силён, но в правильно собранную колоду заходит отлично

Можно было бы ввести некий набор из конкретных обычных и редких карт, «играющих» в текущей мете, и предлагать его возвращающимся игрокам за деньги, бесплатно или за выполнение заданий. Так у человека будет своего рода фундамент для возвращения в игру, а четыре тысячи пыли можно будет потратить на крафт нужных ему легендарных и эпических карт. Первые стоят по 1600 пыли за штуку, вторые по 400, так что даже в этом случае получится собрать далеко не каждую колоду, поскольку для многих нужно 3-4 легендарные карты.

Обратно в таверну

С грехом пополам собрав колоду, я должен был решить, где ей играть. Вернее, должен был бы решить, если бы не ситуация с режимами игры в Hearthstone. Их несколько: вольный, в котором нет ротации, обычный — просто матчи со случайными оппонентами — и рейтинговый, где за победы у игрока повышается личный ранг.

Проблема в том, что в игра уделяет рейтинговому режиму с ротацией слишком много внимания. В обычном, который по идее предназначен для тестирования необычных колод и выполнения заданий (поэтому в английской версии игры он называется Casual), люди обычно играют теми же колодами, что и в рейтинговом, а в вольном актуальны те же архетипы, что и полтора года назад.

Мотивировать игроков на изучение разных режимов могли бы задания или награды, уникальные для них, но чего нет, того нет. В Арене — дополнительном режиме, где игрок собирает себе колоду из случайных карт, — как и год назад, доминируют те же самые классы: Маг и Разбойник.

Поэтому, потыкавшись во все режимы, я остался в рейтинговом. И столкнулся с до боли знакомой ситуацией: несмотря на множество интересных карт, погоду в рейтинговом режиме делает одна — новая, но совсем не интересная. Благодаря ней и без того сильный старый архетип «Джейд-друид» вошёл в топ меты. То же самое было с Охотником, когда в дополнении «Пробуждение Древних богов» была введена карта «Зов лесов», из-за которой этим классом стали играть все.

Вывести класс в топ меты одной картой просто, если эта карта делает буквально всё

Проблемы рейтингового режима

Но главным источником проблем стала сама механика режима. В Hearthstone игрок движется от 25 рейтинга до 1, после чего может получить звание Легенды и играть с такими же легендарными игроками. «Поднимается» рейтинг за победы, при этом чем он выше, тем больше побед нужно, чтобы перейти на следующий уровень. В конце месяца игроков отбрасывает назад в зависимости от того, как высоко они успели забраться: чем выше был их рейтинг, тем меньше будет цифра.

Прежде чем критиковать режим, стоит определиться, зачем разработчики вообще вводят в своих играх рейтинг или аналогичные механики.

  • ​ Чтобы разделить игроков исходя из их мастерства.
  • Дать игрокам цель, ощущение прогресса.

На первых пяти уровнях рейтинга (от 25 до 20) система в целом работает как надо — там собираются самые «зелёные» игроки, поскольку более хардкорных пользователей в конце месяца редко отбрасывает так далеко. К тому же, до 20 рейтинга игроки не опускаются ниже из-за проигрышей.

Этот этап оказывается переломным: после 20 рейтинга пользователь открывает рубашку для карт этого месяца, и ощущение прогресса теряется. Также возникают проблемы с поиском игроков такого же уровня мастерства. Начнём с прогресса.

Чтобы увлечь игрока, в погоне за рейтингом должен быть какой-то смысл с точки зрения внутриигровой экономики, иначе рейтинг будет просто цифрой, годной только на то, чтобы меряться ей с друзьями. Да, где-то вдалеке есть перспектива стать Легендой, но все понимают, что от общего количества игроков до туда доберутся лишь единицы.

Поэтому чтобы игроки стремились подниматься вверх по ладдеру (жаргонное название рейтинговой «лестницы») и совершенствовали свои колоды для этого, им нужно давать промежуточные награды. И в Hearthstone они есть, но уж слишком небольшие.

За каждые три победы игрок получает 10 золота. Это очень мало: один бустер с пятью картами во внутриигровом магазине стоит 100. Также после окончания месяца игрок может открыть сундук и получить награду, зависящую от того, какого максимального рейтинга он достиг. За Легенду — максимальный рейтинг в игре — он получит три золотых обычных карты и одну эпическую, а также немного чародейской пыли. Величина этой награды невелика, а ведь она — максимальная.

Пользователей стоит премировать чаще, и более щедро. Например, одним-двумя бустерами за каждый второй пройденный рейтинг, не исключая 10 золота за каждые три победы. Поскольку в плане накопления актуальных карт единичные бустеры неэффективны, так можно будет дать игрокам дополнительную мотивацию играть в рейтинговый режим. И дополнительный источник карт для возвращающихся и новых пользователей.

В плане матчмейкинга — подбора оппонентов с примерно равным уровнем навыка — у Hearthstone проблема ровно одна, но большая: буквально все проходят через одни и те же ступени ладдера.

Blizzard не разглашает свои алгоритмы матчмейкинга, но, судя по всему, в них учитываются только победы и поражения за месяц, без общего количества побед за игровую карьеру, процента собранных карт и прочих важных цифр. Да, хардкорных игроков в конце месяца отбрасывает не так далеко, но в большинстве своём они оказываются на 15-10 рейтингах, где их навык всё равно выше «середнячкового».

Победы, необходимые для повышения рейтинга, отображаются звёздочками

Во время своего подъёма с 25 до 8 рейтинга я, в основном, встречал оппонентов с золотыми классовыми портретами и легендарными рубашками карт — выдаются за 500 побед в рейтинге одним классом, и получение легенды соответственно, — либо новичков, колоды которых и в подмётки не годились моей.

Играть против обеих групп не очень приятно: большинство «золотых» оппонентов играли дорогими колодами со множеством легендарных карт, из-за чего я иногда чувствовал, что меня побеждает коллекция, а не опытный игрок. Новичков же мне было попросту жаль, поскольку они быстро и без шансов проигрывали, и мне казалось, что я отбиваю у них желание играть в Hearthstone.

Это уже пятый «золотой» противник подряд

Решением могла бы стать более глубокая рейтинговая механика с алгоритмами, учитывающими большее количество факторов. К тому же, чтобы оградить новичков от хардкорных игроков, имеет смысл ввести «дивизионы» как в Overwatch и StarCraft 2: бронзовый, серебряный, золотой, и так далее. По этому пути идут многие киберспортивные дисциплины, и не без причины: в рамках одного дивизиона уровень навыка игроков гораздо более сбалансирован. Это в определённой степени лишает игру налёта казуальности, что можно компенсировать, уделив больше внимания обычному и вольному режимам.

Hearthstone начинался как стартап внутри Blizzard. Его разрабатывало 17 человек (сейчас их около 70), сформировавших Team 5 — небольшую команду, свободную от многих корпоративных ограничений. Они сделали отчётливо несерьёзную по духу игру, с шутками в описании карт и весёлыми короткометражками-мьюзиклами. Но сейчас Hearthstone — одна из крупнейших киберспортивных дисциплин, игра, популярная как среди стримеров, так и среди обычных игроков. И ей нужно менять некоторые свои ключевые системы, как минимум ради возвращающихся игроков.

#hearthstone #разбор

Статьи по теме
Вышло дополнение «Рыцари Ледяного Трона» для Hearthstone
Hearthstone — попытка создать стартап внутри корпорации
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться