18+
45 дней сериалов
и фильмов по промокоду:
DTF45
Активировать

Ничего не понятно, но очень интересно: в чем заключается секрет киноязыка Федерико Феллини?

Оказывается секрета, как такого, и вовсе не было.

Федерико Феллини – это великий итальянский кинорежиссер. Имя Феллини сегодня уже стало символом свободы авторского самовыражения, творческого эксперимента. Его можно назвать реформатором, так как он создал уникальный киноязык, о главных сторонах которого пойдет речь ниже. Фильмы Федерико Феллини признано считать сложными, артхаусными и непонятными обычному обывателю, как раз из-за странного стиля повествования. Иногда они кажутся простыми, иногда метафоричными, а подчас совсем запутанными. Его картины сильно повлияли на будущий кинематограф и творчество многих режиссеров, а также переосмыслили существовавший тогда киноязык. Однако сначала стоит вспомнить, как Феллини пришел в киноиндустрию.

Карьера в кино у Феллини началась достаточно прозаично. В 1939 году он успешно косил от призыва в армию Муссолини, писал скетчи, работал репортером, и как раз в это же время сыну диктатора, руководителю киностудии «Чинечитта», требовался успешный юморист, который косит от армии. Так Федерико начал сочинять гэги к некоторым итальянским комедиям того времени. Гэг (в дословном переводе) – засор в клапане, а в профессиональном – экранная шутка или нелепый трюк. Через несколько лет он уже работал ассистентом «отца неореализма» Роберто Росселини.

Периоды творчества

Творчество режиссера поддается пусть и размытому, но все же разделению на этапы. Так как его путь в кино начинался с соавторства в картинах неореализма, то черты этого стиля прослеживаются в некоторых начальных работах. Например, «Дорога» (1954) и «Ночи Кабирии» (1957). Истории о маргиналах, людях, находящихся в бедственном положении, жестокости настоящей жизни и человеческом страдании, частично дополненное невзрачными и серыми декорациями. Режиссер, используя некоторые неореалистические элементы, дополняет их символами и притчевым сюжетом.

В следующем десятилетии, в 1960-е, его киноязык полностью отбрасывает оковы неореализма, становится более новаторским и символичным («8 с половиной», «Сладкая жизнь»). Здесь появляется то, что подразумевают сейчас, когда говорят о кинематографе Феллини: переплетение фантазий и реальности, хаотичность, карнавальность событий. К концу десятилетия стиль преобразовывается: становится еще более гротескным, абсурдным и сюрреалистичным. В 80-е Феллини приходит к самопародиям, еще более ироничному повествованию. В это время его, словно ничего не сдерживает в творческом смысле. Именно в это время появляются более абсурдные эксперименты, идет отрицание и переосмысление собственных эстетических принципов. Фильмы уже не были реформаторскими в плане киноязыка, они были в большинстве своем хорошие, некоторые не всегда удавались, их называли «неудачами гения».

х/ф "И корабль плывет..." (1983) реж. Федерико Феллини

Киноязык в образах

Считается, что киноязык Феллини окутан ореолом тайны и познать его может только просвещенный синефил. Однако, если рассмотреть предмет более внимательнее, то все становится на свои места. Так, стоит отметить многожанровость фильмов Феллини. Я бы сказал, даже безжанровость. Некоторые называют его картины комедиями, но это сильно упрощенный взгляд на вещи. Конечно, ни одно произведение Феллини не обошлось без гэгов (он все-таки начинал с них), но, что более важно, в каждом фильме присутствует образ клоуна. В этом проявляется любовь Федерико к цирку. В детстве он сбегал из дома, чтобы присоединится к цирковой труппе.

Образ цирка постоянно всплывал в его творчестве. Даже при работе с актерами. По словам его племянницы Франчески Фаббри Феллини «он был дрессировщиком в цирке».

«Съемочная площадка всегда была для него огромной ареной, и этот образ Федерико не раз вставлял в свои фильмы — взять хотя бы «8½», где Гвидо дрессирует своих женщин хлыстом».

Франческа Фаббри Феллини
Племянница режиссера

Режиссер был перфекционистом и лично следил за всеми стадиями кинопроизводства: от макияжа, кастинга и декораций до самых мельчайших деталей и точностей.

Заметим, не только образы клоунов и цирка были повторяющимися в произведениях мастера. Через все творчество проходит еще один интересный образ – Сарагина, крупная женщина с пышными формами как образ эротической притягательности, так и материнской любви. Феллини постоянно приглашал непрофессионалов для исполнения ролей. Он не хотел заставлять актера входить в роль, а, наоборот, с помощью долгих проб и кастингов искал иррациональные типажи, чтобы, в итоге, персонаж стал актером. Так, на съемки в «Сатириконе» режиссер пригласил работников провинциальной скотобойни, где, как он предполагал, находились истинные потомки тех древних римлян.

Сарагина в х/ф "8 с половиной"

Свои шутки (гэги) Феллини делал своеобразными. Иногда это была ирония. Как потомок итальянского неореализма, но реформатор в душе, он насмехался над культурными штампами неореализма. Как, например, в новелле «Брачное агентство» (1953). Главный герой проходит по трущобам, где живут бедные люди. На пути ему встречаются голые, обшарпанные стены, дети в старых, грязных одеждах. Это все выглядит как декорации к неореалистическому фильму. А герою всего-то надо найти брачное агентство. Новелла выступает даже не иронией, а пародией на весь стиль неореализма.

Все же основным элементом, доказывающим «безжанровость» фильмов Феллини, являются приемы его киноязыка, с помощью которых он деконструирует реальность. Например, сцена из «8 с половиной» (1963) - герой сидит со своей женой и внезапно видит любовницу. Жена, разумеется, все понимает, осуждает Гвидо. Поэтому главный герой представляет: «а что было бы, если бы…». Режиссер делает плавный переход из реальности в фантазию без спецэффектов. И вот уже жена и любовница мило общаются друг с другом, раздавая комплименты и разделяя любовную привязанность к Гвидо.

Кадр из х/ф "8 с половиной" (1963) Реж. Федерико Феллини

Феллини размыл границу между показанной реальностью и фантазиями. Повествование спокойно перетекало из одного состояния в другое, не следуя структуре, хаотично. Так, «8 с половиной» построен на фантазиях главного героя, в «Амаркорде» (1974) детские воспоминания переплетаются между собой и подаются зрителю под призмой жизненного опыта 50-летнего мужчины.

Непредсказуемость и деконструкция как главные составляющие процесса

Деконструкция сюжета и всего повествования - один из излюбленных приемов Феллини, которым он пользовался даже под закат карьеры. Так, в картине «И корабль плывет…» (1983) режиссер разрушает четвертую стену. Дважды. Во-первых, сам фильм выполнен в стиле репортажа с борта элитного лайнера, а главным героем, который и общается со зрителем напрямую, выступает корреспондент. Во-вторых, концовка фильма оставляет зрителя ошеломленным: камера отъезжает, и мы видим, что все это постановка – на самом деле, снимается фильм о том, что мы только что смотрели. Режиссер оставляет нас с недоумением и удивлением. Это ли не признак великого мастера?

В фильмах маэстро все было непредсказуемо, что и отличало его от других. Например, сценарий фильма «Сладкая жизнь» (1960) существовал только в голове режиссера. Когда Марчелло Мастроянни попросил прочитать его, то Феллини выдал кипу чистейших белых бумаг А4, где только на первой странице была нарисована карикатура о мужчине в лодке, вокруг которого кружили сирены, возбуждавшие его.

«Когда я с моими помощниками попытался создать историю, которая обобщала бы и показывала противоречия, неуверенность, абсурдность, неестественность определенного образа жизни, то стал повторять себе: нет, не надо заботиться о создании повествования, этот фильм не должен представлять собой сюжетную историю. Поступим лучше так: сложим вместе весь собранный материал, поговорим откровенно, поделимся мыслями... Положим все наши заметки, все документы на стол в самом хаотическом виде. Потому что если мы хотим сделать фильм, который должен явиться свидетельством хаоса переживаемой ныне эпохи, то и форма его должна быть, возможно, более хаотичной»

Федерико Феллини
Режиссер о создании «Сладкой жизни»

«Сладкая жизнь» хоть и получила Золотую пальмовую ветвь, отнюдь не была обласкана критиками. Они обвинили картину в упадничестве и разврате. Однако в ней все еще был хороший киноязык. Например, рассмотрим начальную сцену с парящим Иисусом над древним Римом. К сожалению, это не второе пришествие, а всего лишь перевозка статуи на вертолете. Пассажиров и девушек на пляже Христос не интересует вообще. Это, по сути, метафора всего фильма и его главная идея.

Феллини нарушал основные законы драматургии. В фильмах нет четко установленной завязки, истории. В основном, все действие происходит нелинейно, персонажи будто бы существуют бесцельно, по сути, они живут внутри картины. В основе сюжета у него не история, а совокупность состояний героя, которые раскрываются через яркие и причудливые фрагменты. Часто сценарий был наброском, а в случае со «Сладкой жизнью» вообще представлял собой лишь набор мыслей, которые воплощались на площадке при помощи импровизации.

В кинематографе после Феллини легко найти его последователей. Например, в современном кинематографе можно выделить киноязык Вуди Аллена с его непрекращающимся течением жизни и времени в фильме многое берет от стиля повествования Феллини. Так, в «Дождливом дне в Нью-Йорке» подобно «Амаркорду» период молодости героя подается под призмой рефлексии уже зрелого человека-рассказчика. Или же Паоло Соррентино, у которого история – это в большинстве своем череда эмоциональных состояний и психологический карнавал, как, например, в сериале «Молодой Папа».

Федерико Феллини не любил, когда критики спрашивали его о том, что он хотел сказать, в чем смысл той или иной сцены, какая концепция. Наверное, он бы с легкостью, как и Гвидо в фантазиях в «81/2», расправлялся бы с критиками, отправив каждого из них на висельницу. Картины маэстро имели большое влияние на кинематограф. По сути, он переформатировал киноязык, отголоски которого мы видим в современных фильмах до сих пор. Дело в том, что нет никакой тайны или недосказанности. Это лишь фильмы о людях, кружащихся в хороводе, о жизни, которая так непредсказуема. И картины, великие, как и сам маэстро мирового кинематографа.

{ "author_name": "Konstantin Peskichev", "author_type": "self", "tags": ["\u0444\u0435\u043b\u043b\u0438\u043d\u0438","\u0440\u0435\u0436\u0438\u0441\u0441\u0435\u0440\u044b","\u0440\u0430\u0437\u0431\u043e\u0440","\u043a\u0438\u043d\u043e","\u0430\u0440\u0442\u0445\u0430\u0443\u0441"], "comments": 12, "likes": 53, "favorites": 155, "is_advertisement": false, "subsite_label": "cinema", "id": 663403, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Sat, 06 Mar 2021 11:58:32 +0300", "is_special": false }
18+
45 дней сериалов и фильмов по промокоду DTF45
Активировать
0
12 комментариев
Популярные
По порядку
Написать комментарий...

Неопределенный месяц

4

камера отъезжает, и мы видим, что все это постановка – на самом деле, снимается фильм о том, что мы только что смотрели.

«Святая Гора», Ходоровски, 1973. За 10 лет до Феллини. :-) И как по мне, остроумнее обыграно: Ходоровски произносит философскую речь про то, как жить реальной жизнью, а затем такой: «А разве это реальная жизнь? ЭТО ФИЛЬМ! Камера, отъезд!»

Ответить
2

Слегка карнавальное настроение в созданных Феллини мирах праздно живущих невротиков всегда дистанцировало меня от его кинореальности, но за красоту кадра и, конечно, раскрытие таланта Марчелло Мастроянни - низкий ему поклон.

Ответить
2

Меня вот наоборот привлекала эта карнавальность, есть в ней что-то такое экстраординарно привлекательное

Ответить
0

Мне, кстати, всегда казалось, что Паоло Соррентино всячески стремиться повторить стилистику Феллини, но ему не удается.

Ответить
0

Мне кажется, что Соррентино постоянно делает оммажи в сторону Феллини, но у него более зрительское кино, поэтому возможно это так воспринимается

Ответить
3

Когда Соррентино дал себе волю и добавил немного провокации - получился замечательный Молодой Папа, но уже в Новом Папе заметно, что Паоло не очень-то чувствует нужные пропорции в миксе высокого с низменным. Насчет оммажей - да, но цитировать тоже нужно уметь, а умеют немногие.

Ответить
1

Готов согласиться

Ответить
0

Я не смею критиковать такое стилистическое решение, оно либо попадает в тебя, либо нет. В меня - не попало.

Ответить
2

Поправил)

Ответить
0

Пока смотрел только "Сладкую жизнь". Отдельные сцены понятны и хороши - про детей, видящих святые образы, например. Достаточно понятно и вполне уморительно было, для меня по крайней мере. Великолепное начало с папарацци и Анитой Экберг - тоже все, вроде бы, прозрачно. Но остальной фильм, хоть и визуально бесконечно красив, не очень понятно какую задачу выполняет. Показать хаотичность, праздность и тупиковость победившего гедонизма - возможно. Частично понял, частично остался невпечатлен. Мне кажется, что это тот режиссер, которого надо пытаться понять отнюдь не с помощью одной работы и с пониманием мироощущения автора придет понимание его стиля.

Ответить
0

Да, чтобы понять Феллини проще посмотреть несколько его лент, дабы сформировать единое впечатление. Да и насчет "Сладкой жизни" - там же и сценария-то нет, чистая импровизация на площадке

Ответить

Комментарии

null