Братская могила

Мои папа и мама родились в один год - в 1945-м. Когда знакомые обращали на этот факт внимание, родительской “коронной” хохмой было сказать, мол, их отцы вернулись с войны и первым делом, не отдохнувши, принялись детишек “стругать”. В этой шутке было чуть больше правды, чем шутки. В то время, я был еще слишком мал для подобного юмора и потому отец рассказывал мне другую историю. Более грустную, чем страшную. Далее идет повествование от его имени.

В закладки

Мое село было меньше, чем сейчас, но когда запланировали строить Братское водохранилище, то переселили к нам много новых жителей. Будущее море должно было затопить десятки деревень, как больших, так и маленьких. Люди приезжали постоянно, кто на телегах, а кто-то даже на полуторках. Привозили с собой абсолютно все - дрова, мебель, посуду, животных, даже стекла из окон и доски разобранного сортира. В местах затопления оставались только деревянные срубы и заборы. Новоселам нужно было помочь обустроится на новом месте. Эта задача легла на нас - комсомольцах моего села и на мне в частности. Работы было много. Фронтовики, за редким исключением, инвалидствовали и построить хозяйство заново не могли. Хуже было в тех семьях, которые перестали ждать даже похоронку. Мы всегда приходили на помощь и совершенно бесплатно. Главное для нас было - расселить новоселов по-доброму, без ссор, чтобы люди начали спокойную жизнь. Переселенцы, видя, как мы - тощие послевоенные дети, вкалываем для них, кормили нас “от пуза”.

В самом конце лета 1961 года, поступил сигнал об оставшийся в зоне затопления бабушке, которая по старому русскому обычаю, тянула с переездом до самого конца. Путь предстоял не близкий - заимка была у черта на куличках. Комсорг “выбил” машину и мы с другом Мишкой поехали к этой бабке. Старшим был ответственный партработник.

Мы долго тряслись в кузове ГАЗ-51, стараясь не вывалится на ухабах и фантазировали, как будет выглядеть эта местность в будущем, когда ее покроет глубина Братского моря. Воображение рисовало дельфинов и даже китов. Вода должна была подступить со дня на день и нам строго настрого приказали не задерживаться на заимке больше одного дня. Бабуля встретила нас хлебом и солью. Была такая традиция в Сибири - сначала накормить работников, а уже потом все остальное. После тряски в машине мы не очень сопротивлялись такому обычаю. Покушав, приступили к работе. Сняли железо с крыши, разобрали постройки, аккуратно упаковали стекло и посуду. Бабуля горевала тому, что очень многое не удастся вывезти - мы загрузили кузов машины доверху. Надо сказать, что партработники тогда были не то, что сейчас и наш старшой вкалывал не меньше нашего. И все же мы не успели до вечера - в тайге очень короткий день. Вольнонаемный водитель не захотел ехать в сумерках обратно. Партработник обещал ему страшные кары, но тому было плевать - он даже в партии не состоял. Пришлось остаться ночевать.

Бабуся обрадовалась такому исходу дела - еще один денек поживет в родном, пусть и разобранном, доме. Партработник и водитель помирились и сели выпивать, а нас, с Мишкой, отправили подышать свежим таежным воздухом. Заимка, притаившаяся около заросшей лесом скалы, в прошлом, состояла из двух дворов. До нас сохранилась только бабкина избушка, а другая, по всей видимости, сгорела. Спалённые пожаром бревна, естественно, давным-давно распилили на дрова. Осталась только выжженная земля, на которой не росла трава. Мы кинули на эту землю ватники, разожгли костер и поставили чайник. У бабки в доме о чем-то спорили партработник и водитель. Мы же с Мишкой, просто отдыхали, пили чай с вкусными брусничным вареньем. И единственно - жалели, что не взяли самодельный детекторный приемник.

Дед появился неожиданно. За яркостью костра таежные тени становились еще более темным и мы просто не заметили, как он подошел.

- Здорове робята! - сказал старик.Он был одет в простую крестьянскую одежду и теплые пимы. Широкая улыбка пробивалась через густую бороду и вызывала доверие.

- Здравствуйте, дедушка! - ответили мы.

- Ну как? Поможили бабке собраться?

- Ага, помогли, дедушка. А вы тоже с нами поедете?

- Отож! Все там будим!

- А вы родственник бабуле? Так она в доме ночует.

- Родствинник, ага. Вот что, робята, собирайтесь, фонари возмите и айда со мной! Покуда вы тута - покажу вам то, шо никто есчо не видал и более никогда не увидит! Да, скорее, када солнце за горизонтом не скрылося.

Нам интересно стало, что же это такое? Мы схватили фонарики и пошли вслед за стариком. Мы считались политинформированными комсомольцами: человек на Северном полюсе побывал, космос повидал и нам было непонятно, что такого может быть, чего никто не видел? Однако, на все вопросы старик отвечал: “Погодите, щас увидите!”. Узнали только, что зовут старика Игнатом.Мы подошли к скале. Протиснувшись в узкий лаз, спустились по длинной крутой галерее. В карстовых пещерах мы бывали и раньше, тут нас было не удивить. Но то, что мы увидели в конце пути, поразило нас! Огромных размеров пещера, вся сверкающая разноцветными огнями и вспыхивающая новыми красками, когда свет фонаря попадал на крупные кристаллы. Из пола возвышались прозрачные ледяные столбы сталагмитов, им на встречу стекали голубые сталактиты. В стенах сверкали самоцветы. Их свет пронзал лед, искажался и придавал огромным сосулькам необычайно прекрасный вид. В то время я только начинал интересоваться геологией и все что мне было знакомо - агат, пирит и халцедон. Здесь же, самоцветов было множество. И все разные. Годы спустя я узнал, что видел в той пещере серкулиты, айоваиты, которые в то время еще даже не были открыты, турмалины и естественно малахит. Казалось, что в этом дворце Хозяином Медной горы собрано все сибирское богатство. Мы стояли пораженные этой картиной.

- Дед Игнат… а как… все это светится? - пролепетал Мишка.

- Токое инсключительно на закате видится. На той стороне писчеры есть окно для последних лучиков солнца. Вот они сюды и пробираются к вечеру.

Неожиданно огни погасли. Наши фонари заставляли их вспыхнуть вновь, но спустя секунду камни тускнели. Вскоре и этот эффект пропал - солнце полностью ушло за горизонт.

Выбравшись из пещеры мы первым делом побежали рассказывать об увиденном взрослым. Партработник с водителем пошли искать лаз, а бабуля спросила имя старика. “Дед Игнат”-сказали мы. Что тут с бабкой стало! Побелела как простынь на морозе, закостенела и очнувшись принялась молитвы читать и все вокруг крестным знамением освещать.

- Ух, сынки, Игната Ивановича, папку мово, убили румыны есчо в 19 году! Они тогда под Братском стояли и иногда грабили деревеньки. Я в соседним селе была, а папка с мамкой за братьями младшими присматривали. Налетела бандитская сволочь, пограбили заимку.. порубали всех… (бабушка всплакнула)... и мамку и папку и детишек. Тела их в карстовую промоину скинули, а дом сожгли. Пытались родню достать, да какой там - глубоко слишком. Партизаны нагнали бандитов потом и ружами перестреляли...

Всю ночь партработник и водитель искали вход в пещеру, но ничего так и не нашли. На утро, хочешь-не хочешь, пришлось уезжать. Спустя несколько дней в эти места пришла большая вода Братского моря.

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Константин Погодаев", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 2, "likes": 21, "favorites": 7, "is_advertisement": false, "subsite_label": "craft", "id": 100127, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Tue, 04 Feb 2020 18:04:04 +0300", "is_special": false }
0
{ "id": 100127, "author_id": 167399, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/100127\/get","add":"\/comments\/100127\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/100127"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 87848, "last_count_and_date": null }
2 комментария
Популярные
По порядку
1

Браво

Ответить
1

Душевно!

Ответить

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovz", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-1134314964", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=clmf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudo", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "chvjx", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 20, "label": "Кнопка в сайдбаре", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "chfbl", "p2": "gnwc" } } } ]
{ "jsPath": "/static/build/dtf.ru/specials/DeliveryCheats/js/all.min.js?v=05.02.2020", "cssPath": "/static/build/dtf.ru/specials/DeliveryCheats/styles/all.min.css?v=05.02.2020", "fontsPath": "https://fonts.googleapis.com/css?family=Roboto+Mono:400,700,700i&subset=cyrillic" }