Radiant

И будет каждому урок: кто жизнь отнял, желая с негодяем разобраться, спустив курок, будь сам готов с ней распрощаться.

Происходящее вокруг давно напоминает разрастающуюся бездну с редкими вкраплениями оазисов, жизнь на которых близится к своему неумолимому концу. И конец этот сверкал за горизонтом, но теперь он огибает острые козырьки хмурых гор, что тесно сплетены воедино. Вечерами я слышу их стоны, они поют в унисон. Они поют и рыдают, скрипят своей рыхлой почвой, разговаривают со мной хмурым и глухим языком. А я отвечаю им, что не могу ничем помочь. А может мне просто кажется, что я понимаю их. Может, я слышу самого себя или свой истощённый желудок. И так протекает каждая минута, каждая беспечная секунда, что выдаётся нам в награду, тяжёлую и вырванную кровавыми руками награду.
Глэйм, лежащий рядом со мной, с обветренными губами и почти окоченевшими ногами, – тот и вовсе считает звёзды, чтобы меньше думать о пище. Фаланги пальцев ног превратились в ледяное стекло, но каким-то чудом ещё способны функционировать. И это большое благо, что не рук, иначе мы были бы трижды покойниками. Покойниками у старых замшелых развалин, охваченных тёмно-синими лианами с острыми треугольными шишками.
- Вот мы и дошли до крайности, – сказал Глэйм куда-то в звёздное небо, но так чтобы услышал и я.
Их было так много. Мерцающие точки зажигались и исчезали, раз за разом загораясь вновь, они играли в прятки, как бы подсматривая за нами издали. Удивительно, после стольких лет бегства ты начинаешь говорить обо всём и со всеми, даже с неспособными тебе ответить.
- У звёзд есть уши? – не вытерпел я, глядя на застывшее детским восторгом лицо друга. Не отрывая взора, он дал положительный ответ.
- Значит, не зря с холмами разговариваю, – откровенничал я, сознаваясь в своих слабостях. Не успев опомниться, уже пожалел о сказанном.
- Что говорят?
- Мм, знаешь, они… крыхтят в ответ, – в этот момент голос мой преобразился и стал очень мягким, почти писклявым, – Думаю, когда-то они были людьми или чем-то вроде…
- Вроде нас, да, – снисходительно улыбнулся Глэйм, приподнимаясь с ложа вместе со своей пушкой, - Посмотри на них, они беззаботны. Они вечны. Но не мы уж точно. Силы есть только у живых, да и они конечны.
Я понимал его недовольство, понимал назойливое и удушающее чувство где-то внутри груди, проламывающее рёбра и высвобождающееся со всей силы наружу. То, что уже давно вскипает и вот-вот взорвётся. Мы проболтали ещё несколько часов, прежде чем предательская ветка хрустнула под тяжёлыми ступнями незваных гостей. Мы оба всё поняли.
- Трудно свыкнуться с мыслью, что это наш последний разговор, – холодно сказал Глэйм.
Совсем не то, что хочешь услышать в такой вечер. Он смотрел мне прямо в глаза как никогда, крепко обхватывая рукоять Радианта, того, без чего наши головы давно бы украшали сквозные отверстия.
- Может, у меня будет случай тебя отблагодарить, как думаешь? – сказал я, вскидывая мушку Радианта и ныряя в неё глазом, пытаясь обнаружить тех, кто пришёл по пятам. В лунном свете он сверкнул своей широченной улыбкой, хлопая меня по плечу рукой.
- Приму этот жест за награду, - смягчился Глэйм и двинулся к уцелевшей колоне, занимая оборонительную позицию.
Я взобрался на выступ для большего угла обзора и остался там, отсюда можно вести огонь сразу по нескольким точкам. Тишина. Воевать отнюдь не против людей, а себе подобных - задачка посложнее, скорее невыполнимая.
Заметив приближающийся вдали силуэт, будь в моих руках что-то иное – выстрелил не раздумывая, но не Радиантом. Механизм, определяющий положение указательного пальца на курке и силу нажатия – камень преткновения, но камень этот особый.
Радиант не просто очередной ствол, спасающий твою задницу раз за разом.
Это философия выдержанности и изящества в одном флаконе.
Тот, кто умеет владеть этим оружием – почти бессмертен.
Подчиняясь его законам и следуя правилам ведения огня, можно если не свернуть, то прострелить горы насквозь.
Именно поэтому важно слаженно работать и открывать огонь исключительно по команде. Нужен такт. Танец, что оба будут исполнять безукоризненно. Звучит почти просто, лишь пли по команде и считай трупы, на деле же ремесло, требующее большой практики. Одна ошибка – и ты мёртв.

Благодаря хорошему зрению я обнаружил одного из преследователей, скрывающегося за горсткой руин.
Другой, силуэтом покрупнее, выдал своё положение хамским штурмом напрямик.
Его желание продырявить нам лоб было сокрушительным. Что ж, обоюдно.
Глэйм продвинулся дальше в болотистую зону, заросшую кучерявыми камышами. Оценив обстановку, я оттянулся назад поближе к напарнику, попутно выпячивая голову ввысь на различных кочках и насыпях.
Нельзя было упускать видимость их перемещения. Упёршись в столкнувшиеся между собой колоны, я задрал ногу, чтобы попытаться залезть на неё, но отсыревшая часть раскрошилась и булькнула в воде.
Раздался первый выстрел, кусок колоны с треском разлетелся по сторонам и осыпал мне голову.
- Я его вижу! – закричал кто-то из противников, и хлюпающий топот стал разрастаться по всей округе. Тут же вся территория пробудилась вспышками и треском попаданий.
Глэйм нырнул в камыши, плюхнувшись на живот, переждав несколько секунд, он перешёл в штурмовой спринт, ломая телом и лицом исхудалые стебли. Ещё один залп последовал ему в спину, но тщетно. Я метнулся влево к встречающей меня арке, в то время как в её проёме показался противник. Используя силовой спринт, я столкнулся с ним, отбросив его на несколько метров. Я слышал, как его тело ломало ветви ближайшего дерева, заставляя листву осыпаться.
Глэйм тотчас оказался возле меня, не успел я и подумать о нём, как он оттолкнул меня и вновь исчез.
Пуля по касательной угодила в стимулятор. Плохие новости.
Это означает, что пользоваться спринтом я больше не смогу.
От болотистых руин вглубь леса начиналось самое страшное - «Слепой Лес».
Физические формы всего живого преображались и оживали только тогда, когда глаза были открыты, однако жертва постепенно испытывала удушье. Закрытые веки подобны коме, в которых обитают жуткие твари Варды, поедающие глазные веки. Мир мёртв, если не открывать глаза. Но нечто живущее в лесу или то, что им управляет, очень хитро. Лес не обмануть.
Пробираясь по зарослям вслепую я ничего не слышал, только клокотание голодных привидений.
Осматриваясь, я потерял ориентир. Вновь набираю в грудь воздуха как можно больше и с запасом.
Важно не упустить Глэйма, но и не угодить к преследователям. Срывая глотку от криков его имени, я стал задыхаться тем сильнее, чем углублялся в это проклятое место.
Аккуратно пребывая в двух измерениях одновременно, я ощутил, как какая-то сила неожиданно отшвырнула меня назад так сильно, что я взрыхлил почву под собой на несколько метров, раскрыв глаза от испуга. Один из преследователей настиг меня, тут же нацелившись, он громыхнул в мою сторону, но угодил в ствол дерева, оторвав от того трёхслойный кусок коры. Совсем позабыв о вышедшем из строя стимуляторе силового спринта, я закрыл глаза от приближающегося удушья и ринулся в другую сторону. Позади последовал выстрел, но не в моём направлении, что дало мне понять, что Глэйм где-то рядом, необходимо было выйти друг на друга как можно скорее.
Негодяй снова показался передо мной.
Испытывая сильное удушье, мы оба ринулись друг на друга, сомкнув глаза. Я снова слышу сиплый рёв истекающих слюной Вардов, ещё пару неаккуратных движений и…Огромная шипящая тварь накинулась на меня, рассекая воздух когтистыми ударами из стороны в сторону. Я закричал и попытался открыть глаза, но правила не подчинялись мне. Паника охватывала меня, от страха я вскинул Радиант и нажал на курок, но тот лишь предательски клацнул пустотой, вызывая ещё больше зловещий рык из пасти шипящих демонов. Так же резко в моём поле зрения из ниоткуда возник ещё один расплывчатый силуэт, прояснившийся спустя пару секунд. Это был Глэйм, он метался из стороны в сторону, размахивая корпусом Радианта будто щитом, отбивая острые морды кровожадных хищников.
- Глэйм! – заорал я с силой, боль выступила у меня в горле.
Он обернулся с криком и щёлкнул курком, постигнув молчание Радианта.
- Вместе! – снова свирепствовал я, – По команде, огонь!Показавшаяся из тьмы голова, уже приметившая себе десерт в виде наших глаз, получила свинцовый отпор. Её кровавые ошмётки сползали с наших лиц.
Ещё нескольких ожидал тот же неприятный сюрприз, кто-то получил лишь ранение.
Рычание многократно усиливалось, одна из особей вынырнула из темноты и кинулась на меня, но двойной залп в сторону мчащейся бестии охладил её пыл, но сыграл на руку для другой, что незаметно подкралась и силой смела нас обоих, выбив из рук Радиант.
Глэйм и его всхлип растворились в темноте.
Я ушибся обо что-то твёрдое, боль выступала из груди, было тяжело дышать. Я увидел, как нечто огромное и лохматое несётся на меня с особой яростью. Открыть глаза снова я не сумел.
#конкурсрассказов2

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Tomas Caulfield", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043d\u043a\u0443\u0440\u0441\u0440\u0430\u0441\u0441\u043a\u0430\u0437\u043e\u04322"], "comments": 1, "likes": 0, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "subsite_label": "craft", "id": 102090, "is_wide": true, "is_ugc": true, "date": "Mon, 10 Feb 2020 23:55:26 +0300", "is_special": false }
Создать объявление на DTF
Музыка
Послушать новое: первый альбом Tame Impala после пятилетнего перерыва
Музыка, звучащая как усталая радость на утро после хорошей вечеринки.
0
{ "id": 102090, "author_id": 30108, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/102090\/get","add":"\/comments\/102090\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/102090"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 87848, "last_count_and_date": null }
1 комментарий
Популярные
По порядку
0

А мне нравится 

Ответить

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovz", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-1134314964", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=clmf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudo", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "chvjx", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 20, "label": "Кнопка в сайдбаре", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "chfbl", "p2": "gnwc" } } } ]
{ "jsPath": "/static/build/dtf.ru/specials/DeliveryCheats/js/all.min.js?v=05.02.2020", "cssPath": "/static/build/dtf.ru/specials/DeliveryCheats/styles/all.min.css?v=05.02.2020", "fontsPath": "https://fonts.googleapis.com/css?family=Roboto+Mono:400,700,700i&subset=cyrillic" }