Творчество Anton Samoylenko
530

Лес Дракона

Marek Okon "Make me proud..." (Заставь меня гордиться...)
ссылка на его работы https://www.artstation.com/okon
В закладки

Олдрен положил руку на плечо сына и прижал его к себе. В глазах ребёнка можно было увидеть многое: интерес, удивление и страх.

— Адур, не бойся, они это чувствуют.

— Но он такой огромный.

— Ха-ха, этот ещё совсем детёныш, — рассмеялся Олдрен и взъерошил волосы сыну.

Стоя на возвышенности вдалеке от остальных, Олдрен показывал Адуру настоящего дракона. Подчиненные охотника пытались надеть на дикое животное железные оковы, они окружили его и натягивая цепи сковывали движение. Живой дракон, чей вид считался вымершим многие поколения назад, сейчас, находился прямо перед ними. Это был второй дракон, которого видел Олдрен, и первый для его сына. Посмотрев на мальчишку, он вспомнил свое детство, которое хотел забыть…

***

Олдрену было девять лет, почти столько же, как и сейчас его сыну, когда он первый раз увидел дракона. Свое детство он провел в деревушке под названием Тихий Ручеёк, ночью тут все и началось. Его разбудил громкий звук, сотрясающий стены дома. В нем было что-то животное и одновременно человеческое, словно кричали миллионы людей в предсмертной агонии. Сонливость прошла практически мгновенно, и название так и напрашивалось само собой: Адский Крик.

Покинув дом, Олдрен увидел настоящего дракона. Их не видели уже несколько сотен лет, и в легендах, что он слышал, был дракон, издающий звуки из самого ада. Мальчик наблюдал за ним, как он летал над деревней и сжигал дома. Он был огромен: в длину шагов пятьдесят с еще большим размахом крыльев. Он кружил над деревней, и струи огня падали на дома с соломенными крышами. Люди бегали в панике, спасая детей, имущество и пытаясь затушить пылающие дома. Стража стреляла в летающего монстра, но их стрелы не доставали до него, а те немногие, что попадали в цель, отскакивали в сторону и падали вниз.

— Олдрен, что ты тут делаешь? Опасно выходить сейчас, немедленно вернись к своей маме!

— Ну, пап, я хочу посмотреть на него. Это же дракон!

Не заметив того, что крик прекратился, Олдрен услышал, как за его спиной упало на зелю что-то очень тяжелое. Он смотрел на отца, который поднял свой взор. Олдрен понял, что происходит, и медленно повернулся. Перед ним, на четырех лапах сидел Адский Крик. Чудовище было намного выше, даже на дом оно взирало с высока. Все тело кроме шеи покрывали чешуйки, похожие на капли воды, песчаного цвета, а на брюхе они были почти белые с желтоватым оттенком. Дракон был похож на гигантскую ящерицу с крыльями летучей мыши, на всех суставах крыльев торчали бритвенно-острые когти. На ящероподобной голове, словно корона, нагромоздились костяные наросты, торчащие, будто шпили. Они были по всему телу, образовывая естественную защиту. Длинная шея, надувалась перед каждым огненным дыханием. Адский Крик опустил голову к мальчишке и вдохнул воздух, затем выдохнул. Олдрена обдало мерзким зловонием, от чего к горлу подступил его ужин, но он сумел сдержать эти позывы и продолжил стоять, словно окаменевший. Наклонив голову, два драконьих глаза, словно два небольших желтых солнца, пристально всматривались в Олдрена. В этих вертикальных зрачках было обжигающее пламя, в них сгорала надежда на спасение, всякого, кто туда заглянет. Этот взгляд навсегда отпечатался в его памяти.

— Эйрон, держи, — один из стражников подкинул копье отцу мальчика.

— Эй тварь, отстань от моего сына! — закричал отец и воткнул копье в левый глаз дракона.

Существо завопило от пронзающей его боли и ударом головы отбросил Эйрона в стену дома. Адский Крик потерял интерес к мальчишке и теперь направлялся к его отцу. Стражники попытались напасть, но их оружие, со звуком звонкого удара об камень, отлетало назад. Дракон игнорировал их потуги. Солдаты мешали ему, и на мгновение, отвернувшись от Эйрона, он окружил поле боя огнем. Все, кто хоть как-то ему препятствовал, заживо сгорели, остальные не могли подойти ближе. Но это не могло помешать стрелять и кидать в него всем, что попадется под руку: камнями, оружием, палками и стрелять их луков.

— Убирайся отсюда монстр, чудовище, тварь! — кричала разъярённая толпа простолюдинов и стражников.

Эйрон молча встал, его напуганный взгляд сменился уверенным. Он точно знал, чем все закончится, но руки до треска продолжали сжимать копье. Возможно, он хотел сбежать. Возможно, он хотел выжить. Но бывают моменты, когда судьба уже предрешена и выход только один. Эйрон с боевым криком понесся на монстра. Тщетно. Дракон схватил его зубами, затем, расправив крылья, взлетел в небо. Поток воздуха сбил мальчика с ног, как и некоторых взрослых рядом.

— Отец! — выкрикнул Олдрен. Но ответа не дождался.

Дракон улетал все дальше и дальше.

— Он был самым храбрым из нас, нам будет его не хватать, — с горечью произнес кто-то из толпы. — Надо потушить пожары, — с другого конца толпы послышался голос. — Мама, мама, — плакал кто-то.

Поднялся гомон, все обсуждали эту тварь, и куда-то бегали. Они были напуганы, теперь даже Олдрен это видит.

— Он был хорошим человеком, и храбрым, — продолжал стражник.

— Замолчите, он жив, я знаю, он жив! — Наорал Олдрен не сдерживая эмоций, а по щекам бежали слезы. — И если вы все так боитесь, я сам его верну! — продолжил кричать Олдрен, и побежал за скрывающимся в тучах драконом.

— Остановись, Олдрен, ты не сможешь его вернуть сейчас, ты должен повзрослеть и стань сильнее. Понимаешь? Остановись, — заботливо говорил один из стражников, пока мальчик не перестал вырываться из объятий.

Олдрен еще долго смотрел за улетающим за горы драконом. И тогда он дал себе обещание, что вырастет и вернет отца…

***

Олдрен погладил сына по голове:

— Посмотри, это всего лишь детёныш, представь настоящие его размеры.

— А ты когда сражался с драконом, насколько он был больше этого?

— Когда я первый раз его увидел, он был такого же роста. Раньше он тоже казался мне огромным, но это чувство прошло, когда я встретил его во второй раз…

— Но ты же бесстрашный?

— Нет, я такой же обычный человек, как и все. Как-то раз отец сказал мне вот что: «Все чего-то боятся, потому что им есть, что терять. У них есть выбор, возможность отступить или просто сдаться. И как по мне, чтобы быть храбрым, нужно отбросить все и довериться судьбе».

— Я не понимаю.

— Бывают разные ситуации, иногда даже отступить — это очень смелое решение. Понимаешь? Храбрость бывает разная, и ты обязательно поймешь, когда сам столкнешься с этим.

***

С той ночи прошло семнадцать лет, многое изменилось, Олдрен уже понимал, что его отец, скорее всего, мертв. Но у него было отцовское упорство, он никогда не опускал руки, мечтая только об одном — одолеть дракона и закончить сражение, начатое отцом. Мать не смогла пережить утрату, и уже через несколько месяцев ее не стало. После этого Олдрен замкнулся в себе и полностью сосредоточился на своей мечте. В ту ночь дракона видели первый и последний раз.

Слухи распространяются быстро. Деревню начали посещать разные странники, рыцари, искатели приключений. Все уходили на поиски дракона, но никто не возвращался. Даже местный лорд несколько раз собирал поход на дракона, он боялся, что все эти путешественники только разозлят чудовище, и в какой-то момент оно превратит всю деревню, поля и людей в пепел.

Последний поход был пять лет назад. Дракона больше никто не видел, как и людей, отправившихся за горы. Больше туда не ходили. А Олдрен все время проводил у кузнеца, как подмастерье. Он ни на секунду не забывал о своем желании, а со временем у него появился друг и товарищ — Герт. Он был охотником и это очень пригодилось Олдрену, кроме того, Герт полностью поддерживал его и помогал, потому что сам желал сделать родной дом безопасней для своей семьи. Кроме жены и дочки, из родных у него осталась только бабушка, матери он не знал с детства, а отец ушел еще в самом первом походе, вместе с другими людьми. Тогда все хотели сделать Тихий Ручеек, по-настоящему тихим и безопасным, но многие боялись.

Без плана соваться к дракону — верная гибель. Олдрен придумал оружие, выстрел которого был настолько сильным, что мог пробить несколько широких деревьев насквозь. Создал пять болтов с бронебойными наконечниками, выкованных из самого лучшего металла со всей округи. Это оружие напоминало боевую машину - баллисту, но маленькую. Все было сделано так, чтобы два человека смогли перенести и собрать ее в любом месте, где есть земля. Баллиста делилась на деревянный пьедестал и подвижную телегу с двумя плечами.

Сквозь всю гору тянулась давно заброшенная штольня, с первого появления дракона. Только так можно было перейти гору, вершина была неприступной.

— Олдрен, я, кажется, сбился со счета. Сколько дней мы уже идем? — уставшим голосом спросил Герт. На своей огромной спине нес подвижную телегу от баллисты.

— Один или два дня, — немного подумав, ответил Олдрен. Нес пьедестал баллисты и пять болтов для нее.

— А ощущение, что уже целую вечность тут бродим. Мы хотя бы правильно идем? — поинтересовался Герт. — Я начинаю забывать, как выглядит Солнце.

— Хватит меня доставать, мы идем прямо по отмеченному маршруту на карте, вот видишь, — показывая пальцем на карту. — Хм, или ее другой стороной держать надо было?

— Отлично, мы заблудились. Это то, что я и хотел услышать от тебя спустя несколько дней блужданий по этому лабиринту. Молодец. А еще тут скучно, — раздраженно признался Герт, похлопав друга по спине.

— Да пошутил я, пошутил. Я тоже устал от этой шахты.

— Только подумай, ее закрыли семнадцать лет назад. Мой отец работал в ней. Говорил, что туннелей тут больше, чем деревьев в лесу, она проходит под всей горой.

— Чего это тебя на воспоминания потянуло, а?

— Да так, замечтался немного, после охоты, ее, наверное, снова можно будет открыть.

— Что-то ты слишком далеко наперед замечтался. Но идея хорошая, не спорю.

— О, фу, оно повсюду… — заметался Герт, снимая паутину со своих темно-коричневых коротких волос.

— Что там? А, паутина.

— Мерзость какая, — Герта аж передернуло, когда он вспомнил паука с выпученными глазами, плетущего паутину. — Гадость!

— А на что ты надеялся в старой то шахте?

— Давай уже побыстрее выйдем отсюда.

— Ну, судя по карте, мы на месте.

— Где? Все равно темно, — иронично заявил Герт.

— Просто прислушайся, что ты слышишь?

Где-то вдалеке свистел ветер, залетающий в шахту. Повернув за угол туннеля, на коже почувствовалось легкое дуновение ветра, это только доказывало, что выход рядом.

Снаружи им открылась совершенно дикая и необузданная местность: высокий и старый лес был окружен высокими и острыми горами, где-то щебетали неизвестные птицы, журчал речной исток, берущий начало в горах.

— Так мы на месте, сделаем привал? А то эта подвижная телега начинает натирать спину.

— Хм, а вот и первый человек, который нас встретил, — присел на колени Олдрен.

— Олдрен, это скелет. И видно, он на своих двоих удирал в эту шахту, пока был жив… — заметил Герт, снимая подвижную телегу с плеч.

— Ну ладно, как-то не хорошо его оставлять вот так, давай похороним?

— Ты что, будешь закапывать каждого встречного?

— Я думаю для этого можно сделать исключение, нехорошо как-то ночевать рядом с мертвецом. В шахте должно быть безопасно.

— Твоя правда.

Откопав небольшую яму у входа в шахту, они сложили туда кости, и вставили в землю его ржавый меч. В речке наловили рыбы и хорошо поужинали, к этому времени солнце уже зашло за горы, и весь лес застлала тень.

Ночью никто так и не смог заснуть, в лесу царила мертвая тишина, а из туннелей шахты доносился звук, как будто кто-то дышит, очень громко и сильно. Герт снаружи смотрел на звезды, что освещали землю. А Олдрен затачивал наконечники болтов, и был уверен, чего бы это ему ни стоило, он одолеет чудовище. Сон все же настиг их под утро.

— Эй, Олдрен, просыпайся, давай, мы проспали! — кричал Герт.

— Еще немного, отстань от меня, — отмахнулся Олдрен и опять заснул.

— Да просыпайся уже, мы полдня продрыхли.

— Полдня? Как полдня? Собирайся, нельзя терять время, — Олдрен быстро вскочил на ноги.

— Так я уже готов, тебя жду…

Закинув пьедестал и болты на спину, Олдрен пошел первый. Лес был очень старым, это можно было видеть по росту деревьев, они были просто гигантскими. Кустарники были повсюду, их приходилось срезать, так как они мощно переплетались друг с другом, не позволяя иначе пройти. Такие огромные деревья не растут в Тихом Ручейке. Животных он тоже не мог узнать, птицы были облачены в ярко-радужное оперение. А меж деревьев вдалеке бегали небольшие кабаны. Потом они наткнулись на гигантскую паутину, оплетающую несколько деревьев от земли до самой верхушки, рядом в кокон была завернута туша кабана. Их клыки были странными, прямые заостренные не на краю, а по всей длине, что превращало их в подобие ножей.

— Ну почему? Почему снова пауки? Кажется, нам лучше пойти другой дорогой, — в голосе Герта был страх, а сам он чуть ли не обливался потом.

Он всегда боялся пауков, как помнил Олдрен, хотя после такой картины вряд ли кто-то останется равнодушным. Даже он сам не захотел встречаться с хозяином этой паутины.

— Просто не смотри на паутину, и все будет нормально, – попытался успокоить друга, заметив его напряжение.

— Идем дальше. Не напоминай.

Спустя некоторое время воздух изменился, запахло сгоревшим и гниющим мясом.

— О, что это? — закрыл нос рукавом Герт.

— Это значит, мы рядом.

Пройдя еще дальше, Олдрен заметил, что деревья поредели и сменились на обугленные, черные, голые столбы. За лесом их ждала открытая поляна. Земли не было видно за кучами костей и наполовину разложившихся туш каких-то зверей. То ли лошади, то ли лоси, или еще кто-то, кого даже охотники не смогли узнать, они все были до неузнаваемости обожженные. Местами встречалось торчащее ржавое оружие, от прошлых походов. Запах был невыносим, Герта даже стошнило. Поляна находилась рядом с уступом горы, деревья были вырваны с корнями и лежали в одной куче, опираясь на нее, между ними была видна пещера.

— Значит, это его гнездо? — спросил Герт, пытаясь всмотреться в темноту пещеры. — Ничего не видно!

— Ну, пока не проверим, не узнаем. Давай-ка разгружайся и собирай баллисту. Я пошел на разведку, — Олдрен аккуратно положил часть баллисты на кости.

— Нет, так не пойдет, а что если ты его разбудишь? Я бы еще поспорил, стреляй мы из лука, но эта баллиста по твоей части! Так что я пойду.

— Там, скорее всего, будет паутина, и точно пауки, много пауков. Ты уверен?

— Конечно, нет! – было заметно, как мурашки прошлись по Герту. — Но у тебя больше шансов спасти мою задницу, если придется.

— Как знаешь.

Ненадолго тишина разделяла их, но Герт ее нарушил первым:

— Ладно, пойду, поздороваюсь, если он там. Ты только не промахнись, — охотник положил передвижную телегу от баллисты и ушел.

В самом центре пьедестала был штырь, который полностью впивался в землю, чтобы отдача после выстрела не сбивала прицела и саму баллисту с места. С помощью деревянного молотка, Олдрен вбил штырь в грунт. Затем положил на пьедестал подвижную телегу и закрепил несколькими заклепками, на ней уже был установлен запорно-спусковой механизм. Поэтому Олдрену осталось только положить в желоб один из болтов и натянуть жгут. Охотник нацелил боевую машину на пещеру, под самый ее потолок.

Над поляной нависла мертвая тишина, птицы боялись сюда приближаться. Внезапно ее нарушил громкий хруст костей. Звук резко вырвался из пещеры подобно волне от брошенного в воду камня, разлетелся по поляне и ушел в лес, спугивая далеких птиц. На выходе показался бегущий Герт, но то, от чего он убегал, заставило стрелка побледнеть. Это был не тот маленький дракон, которого он встретил семнадцать лет назад, теперь он казался размером с целый замок. Бревна, закрывающие вход, разлетались в стороны, как тонкие веточки. Из пещеры появилась гигантская крылатая ящерица. В какой-то момент Олдрен начал сомневаться, этого ли дракона он видел в детстве?

— Чего ты ждешь, стреляй! — срывая глотку, кричал бегущий Герт.

Страх переполнял Олдрена, и он рефлекторно выпустил болт прямо в голову монстру. Болт был в два с половиной локтя в длину, отлично сбалансирован и заточен, но он не смог пробить костяную корону на голове. Дракон остановился, его взгляд поднялся на Олдрена, затем на Герта. Он издал душераздирающий крик, заставив их съежиться от боли в ушах. Олдрен помнил этот крик, но теперь что-то поменялось, раньше он не заставлял дрожать руки, ноги, колени, не заставлял сердце безумно биться внутри. Он уже не был уверен в своих действиях, чувствовал слабость перед непобедимым противником, чувствовал страх. Они не смогут, у них не получится. Зато теперь точно можно было сказать, что это — Адский Крик. Заранее у обоих на шее висели затычки для ушей.

— Эй, посмотри, — Герт удивленно указал пальцем на дракона.

Перестав кричать, монстр расправил крылья.

— Ложись! — выкрикнул стрелок.

От взмахов гигантских крыльев кости, как стрелы, со свистом летали над их головами, а деревья ломались под волной воздуха. Взмыв в воздух, дракон закружил над ними, как стервятник.

Адский Крик почти полностью покрылся костяными наростами, их не было только на брюхе. Дракон пустил огненную струю на лес, что был позади них, и провел ее вдоль всего леса.

— Он промахнулся? — удивился Герт.

Еще один выпущенный болт не пробил чешую на брюхе. Адский Крик еще раз выдохнул струю пламени. В этот раз она прошла рядом с ними по костям.

— Постой, он же слепой! — понял Герт.

— Значит и последний глаз тоже. Но он все равно нас может чувствовать. Не расслабляйся.

Олдрен уже был готов сделать следующий выстрел. ≪Слабое место есть у всех, должно быть и у него≫, — продолжал убеждать себя стрелок. Теперь его целью стали крылья. Нацелив баллисту чуть вперед, на опережение, стал выжидать, пока Адский Крик подлетит. Пальцы тряслись, словно от сильного по ним удара, но курок был на взводе, одно лишнее движение означало еще один промах, и попытку для дракона поджарить их. Он наметил правильный путь полета, задержал дыхание, как будто стреляет из лука, и на мгновение закрыл глаза, чтобы не дернутся в последний момент.

— Давай же, — закричал Олдрен, нажимая спусковой механизм баллисты.

Болт вылетел. На эти несколько секунд самое время замерло для Олдрена, он видел, как стрела вылетает из желоба, как дракон опускает свои крылья для взмаха, как медленно рядом пролетает сорванная листва, и полыхают разлагающиеся туши на костях рядом. Болт достиг цели, и в перепонке крыла появилась дыра. При взмахе крыло не выдержало нагрузки и порвалось. Адский Крик упал на деревья, сотрясая землю под ногами.

— Да, у тебя получилось! — возрадовался Герт.

— Он жив, я просто пробил крыло, — закрывая уши драконьего вопля, произнес стрелок.

Крик стал еще сильнее предыдущих, и теперь его было слышно даже через затычки. Вот он — переломный момент их напряжения, их страха. Все пошло псу под хвост, план не сработал, они провалились. Друзья бросили баллисту и со всех ног рванули назад в лес, той же дорогой, что и пришли. Крик разнесся по всему лесу, уходя в горы, отражаясь насмехающимся эхом. Когда он прекратился, можно было услышать, как падают обвалы с гор. Резко их настигла тишина, только за спиной доносился звук падающих деревьев. Дракон своим огромным телом сбивал и вырывал с корнями деревья, преграждающие путь. Обернувшись, Олдрен заметил, что перед тем, как изрыгнуть пламя, его горло надувается. Огонь не достал до бегущих людей и прокатился по лесу, поджигая все до чего дотронется. Адский Крик пробежал через стену пламени и не собирался останавливаться. Горло! Горло было его слабым местом, Олдрен проклинал себя, что не заметил этого раньше, проклинал, что теперь все это бесполезно. Тут на земле с ним сражаться напрасно, он догонит их, и это будет их конец…

— Шея! Вот дурак, не увидел шею… — начал винить себя стрелок.

— Олдрен, дай мне эту стрелу.

— Нет, это глупый план. Мы успеем добежать до шахты, — попытался переубедить его стрелок, догадываясь к чему все идет.

— Ты же отлично понимаешь. Мы не успеем! Давай быстрее. Он приближается.

— Но у тебя же семья! Я это сделаю!

— За эти годы... — Герта начинала сдавливать одышка, — ты стал мне младшим братом. Я просто не могу позволить тебе умереть.

— А я обещал твоей жене, что ты вернешься... Живым, — Олдрен кричал на Герта. Его переполняла злоба, на самого себя.

— Брось, мы оба знаем. Чем эта охота могла закончиться. И мы были готовы к этому с самого начала, — Герт чуть не споткнулся об торчащий корень. — Сделай это, в конце концов.

— Это неправильно!

— Сейчас не время говорить об этом. Я сделаю это и без гарпуна!

— Да чтоб тебя! — Олдрен подкинул другу один из болтов, на бегу.

***

Герт отделился от него и побежал в другую сторону, при этом выкрикивая оскорбления в сторону дракона:

— Эй, ты слепая тварь! Слышишь меня? Я тут! Иди сюда и возьми меня! — кричал Герт и кидая камни, подобранные с земли.

Адский Крик почувствовал, возможно страх, возможно просто движение, и отвернулся от стрелка. Дальше Олдрен бежал один.

— Да будет так, встреться со своими предками, — почти шепотом произнес Олдрен.

Герт бежал, что есть сил, вдоль ручейка. Ноги заплетались, дыхание надрывалось от усилий. Руки кололо от порезов, пока он пробирался сквозь очередные кусты. У него не было иного выбора. Дракон не отставал, сталкивая и ломая каждое дерево. Ему не было до них дела, а охотника несколько раз чуть не прибило падающим стволом.

— Давай, черепашка. Я прямо тут! — не успел он закончить, как рядом пронеслась струя адского пламени, обжигая его левую руку. — Тц. Рано меня готовить. Догони меня сначала! — сквозь сжатые от боли зубы, процедил Герт.

Жгло. Его израненная рука быстро покрылась огромными волдырями и потемнела. Боль была невыносимой, словно она продолжала гореть изнутри, отдаваясь сильными пульсациями. Но охотник терпел, и продолжал бежать. Не время обращать внимание на мелочи, когда на кону стоит жизнь. Естественно, он не хотел умирать, у него был план: Заманить дракона в озеро, и попытаться ранить его в шею. Герт мог только догадываться, что где-то спереди вода из горных ручейков должна была собираться в озеро.

— Сюда! — спрятавшись за широким стволом дерева, выкрикнул охотник, когда заметил, что дракон отклонился от пути.

Огонь подпалил все вокруг: траву, деревья, даже землю. Обожженная рука еще сильнее ныла от жара, когда охотник бежал прямо через огонь. Дым ограничивал видимость. Стало трудно дышать. Ноги двигались уже не так быстро как прежде. Что-то прилипло на волосы, лицо, открытые руки и промокшую рубашку. Паутина попала Герту в рот, от чего он еще сильнее закашлялся. Он с отвращением пытался убрать эту мерзкую липкую сетку с лица, споткнулся о торчащий корень и покатился кубарем. Открыв глаза, охотник увидел, как его руки полностью погрузли в пауках.

— О нет! — охотник в панике бросил болт, чтобы стряхнуть с себя маленьких отвратительных созданий.

Потом Герт осознал, что без болта все предрешено и, сжимая зубы, снова сунул руку в кишащую пауками ямку. Подобрал стрелу снова.

Пауки были везде, на голове, на руках, на ногах, под рубашкой и жилетом. Охотник ощущал, как они бегали по его телу, и ему стало плохо. Чувствовал как они бегали по обоженной руке, заставляя чесаться и пульсировать в болезненной агонии. Тяжелые шаги раздались почти за спиной охотника. Он рванулся вперед, но потерял равновесие и через два шага снова рухнул. Опираясь на болт, Герт снова встал. Охотничк уже не чувствовал боль ожогов, сознание помутилось, в глазах все плыло. Из последних сил он продолжал бежать вперед. Пауки лезли в ноздри и в открытый от одышки рот. Герт вытер лицо и закрыл его руками, продолжая бежать. Впереди донесся шум воды, это был водопад. Это так обрадовало Герта, что придало ему новых сил. ≪Еще немного, еще чуть-чуть≫, — шептал про себя беглец.

Стало горячо. Герт загорелся. Было невыносимо больше терпеть, он закричал изо всех сил. Но этого было мало, он чувствовал, как сгорают пауки, чувствовал запах горелых волос, горелой плоти, как одежда сливается с его кожей, и словно сдирает ее с костей. Не было больше сил держать болт, тот упал на землю. Шагнув вперед, Герт не ощутил землю. Поток воздуха хлестал его по лицу, пока он падал. Открыв напоследок глаза, он увидел — озеро. Кристально-голубое, оно блестело от падающих на него солнечных лучей, и выглядело таким спокойным и умиротворенным. Несколько водопадов так шумели, что Герт не слышал собственных мыслей. Но он отчетливо видел в отражении Адского Крика, который стоял на уступе, сверху, и в триумфе кричал в небо.

***

Запыхавшись, Олдрен остановился перевести дыхание. Он жадно заглатывал воздух, словно долгое время не мог дышать. Свежий и ледяной воздух резал легкие, от чего становилось еще хуже, но остановиться было невозможно. Опираясь спиной на облезлый ствол дерева Олдрен почувствовал упавшие рядом камни, и поднял голову вверх. Высоко в скале образовалась маленькая пещера. Из глубины пылающего леса послышался человеческий крик.

— Герт… — его одолевала скорбь, как будто сейчас было самое время для этого. — Да чтоб тебя, — он с силой ударил дерево.

Что ему говорить семье погибшего друга? У него просто не было слов. Он не знал.

Адский Крик снова издал ушераздирающий вопль. Похоже, на Герте он останавливаться не собирался.

Добравшись до лагеря, Олдрен чувствовал, что у него в груди скоро появится дыра от настойчивых ударов сердца. Но все оказалось бессмысленным, вход в шахту завалило, а сдвинуть огромные булыжники было невозможно даже для двоих. Он упал на колени и был не в состоянии пошевелиться. Олдрен был растерян, его лучший друг пожертвовал собой ради него, а он тут сидит и ждет своей участи, совершенно обессиленный, беспомощный, подавленный.

≪Успокойся и осмотрись, выход есть всегда≫ — прозвучали слова отца у него в голове. — Выход есть всегда, — он достал из-за пазухи свернутую карту шахты и начал искать обходные пути. Края были оборваны и намокли от пота. Кроме указанного маршрута было множество других ходов, и он даже нашел что-то похожее на обозначения выхода, но эта часть карты сильно размазалась, и он не был уверен. Этот путь показался Олдрену безумным, он выходил прямо в гнездо Адского Крика. Теперь стало понятно, откуда ночью был этот шум. Но это означало, что ему надо убить дракона, потому что мимо живого пройти невозможно.

Где-то в глубине леса раздавались тяжелые шаги и треск ломающихся деревьев, дракон шел сюда, за ним. Олдрен осмотрел всю долину, и у него появилась опасная идея. Солнце уже садилось, и время было не на стороне Олдрена. В колчане остался последний болт, короткий меч где-то выпал и он позаимствовал ржавый меч с могилы неизвестного. Пересиливая боль в уставших ногах, он побежал обратно в лес.

Солнце уже наполовину зашло за горы, и тень медленно поглощала лес. Олдрен бежал боровшись с одышкой, не чувствуя и не жалея ног. Он добрался до отвесной скалы и начал карабкаться на нее. Руки хватались за каждый попавшийся выступающий камень, царапались об острые углы, соскальзывали и обламывали куски скал. Он боялся не успеть подняться наверх, страх становился все больше и больше вместе с биением сердца. С каждым драконьим шагом, который был слышен все ближе и ближе. Олдрен спиной чувствовал, дыхание дракона, взор его мертвых глаз. Одно неверное движение, и он полетит вниз, малое промедление и он станет ужином монстра. Раздался крик, и сама скала содрогнулась, камни полетели вниз, а он прижался к ней сильно, как к матери. Олдрен считал свои последние секунды жизни, но, сам того не замечая, добрался до пещеры и смог встать на ноги. Отступать было некуда, за спиной тупик.

Родителей он лишился, лучшего друга тоже. У него не осталось ничего, кроме своей жизни, но ее уже он не боялся потерять. ≪Поймешь, когда столкнешься с этим≫ — возможно, Олдрен наконец-то осознал слова отца. Он отбросил все сомнения, все мысли, все тревоги. Важно только то, что происходит здесь и сейчас, и если судьбу нельзя изменить, то и смерти не стоит бояться. Олдрен аккуратно достал оружие из ножен. Его тело больше не трясло, он был готов к любому исходу. Стрелок сжал в правой руке ржавый меч, а в левой болт, до побелевших костяшек. Дракон смотрел прямо на него, своими омерзительными пустыми глазами, и вдохнул воздух, принюхиваясь, затем выдохнул, дыхание все также тошнотворно воняло, как и в первый раз. Но что-то произошло, и дракон начал обнюхивать всю скалу, и когда голова поднялась верх, он подставил под удар свою шею. Не было времени думать, почему и как, это был шанс, которым Олдрен воспользовался. Разрезав горизонтально шею, потоки горячей, словно кипяток, крови хлынули через рану, разливаясь по руке и брызгая на одежду убийцы. Часть клинка застряла в горле, а рукоять с другой частью клинка отломалась и осталась в руках.

Адский Крик завопил, но кричать больше не мог. Открыв огромную пасть, он начал прижимать Олдрена к стене. Тогда убийца ступил в открытую пасть дракона. Первый же шаг едва не стал для него последним. Он поскользнулся на слюне дракона и начал сползать в горло. Он воткнул то, что осталось от ржавого меча, прямо в язык и остановился. Направил острие стрелы прямо на верхнее нёбо. Когда Адский Крик начал закрывать свою пасть. Олдрен использовал нижнюю челюсть, чтобы добавить силы удара болту и пробить твердое нёбо. Стрела вонзилась дракону в голову. Адский Крик умер, а его безжизненное и ослабевшее тело перестало хвататься за уступы скалы и начало падать на спину. Теперь Олдрен стал охотником, как и Герт. Его руки начали соскальзывать с рукояти меча, пока и она окончательно не сломалась. Железный стержень болта оказался не менее скользким от слюны. Олдрен упирался ногами о зубы и отказывался отпускать скользкий стержень. Весь мир перевернулся для охотника, когда голова дракона упала на землю.

Открыв глаза, Олдрен понял, что все еще жив, и даже смог встать, язык и кровь заполнившая пасть, смягчили падение. Плечо сильно зудело, нащупав там дырку от клыка, охотник скривился от внезапно пронзающей боли. Олдрен разорвал жилетку и перевязал рану насколько это получилось. В общем, можно было перевязаться полностью, так как порезы, ушибы, синяки покрывали все тело охотника. Олдрен вытер лицо от крови, у него было такое чувство, что он только что принимал горячую ванну, вот только вонюче-кровавую. Вонь была невероятной, но после прошедшего дня можно было и стерпеть, Он слишком устал, чтобы жаловаться. Значит, у него получилось! Но радости от этого охотник не испытывал.

Уже была ночь, да такая темная, что практически все сливалось в одну черную мглу. Разведя костер, Олдрен не стал долго ждать, смастерив факел, направился вдоль горы к гнезду Адского крика, опираясь на палку. Луна была в зените, когда он добрался до поляны костей. Вход в гнездо оказался еще более огромным, чем ему казалось с расстояния, внутри все так же заполнено костями.

Тишину нарушал странный стук, сердце Олдрена было готово выскочить в любой момент, надежда на спасение падала, а шансы встретить еще одного дракона росли. Он быстро успокоился, сворачивать назад было поздно, еще одной ночи он не переживет. Сокровищ не было, как обычно твердят в легендах, наверное, из-за того, что дракон был слеп. Олдрен чувствовал смертельную усталость и голод, только сейчас он вспомнил, что целый день не ел. Опиряясь на стену, ему показалось, что она теплая и даже горячяя. Повыше подняв факел, удивлению Олдрена не было предела. Перед ним было яйцо покрытое светло-песчанной чешуюей, как и у Адского Крика. Так что выходит дракон была самкой? Или, может быть, где-то рядом лежит мама? Олдрен пошел дальше, само гнездо внушало страх оно было под стать такому гигантскому чудовищу. Внимание Олдрена привлек одинокий скелет с наконечником копья в руках. Древко успело сгнить за семнадцать лет.

— Отец… Я наконец-то нашел тебя, — Олдрен вспомнил тот самый последний день, когда видел отца. Тот самый роковой поединок Эйрона и Адского Крика.

Кости были переломаны и лежали вместе, дракон не ел его, он так и сгнил в этом гнезде, и, возможно, даже умер до того, как сюда попал. Олдрен взял навершие копья и направился домой.

***

Теперь, спустя десять лет, Олдрен понял, что дракон чувствовал его страх. Только после того, как Олдрен все отбросил, Адский Крик перестал его чувствовать, и подставился. Он понял, насколько гигантским было это чудовище. Многое изменилось, и теперь чешуя Адского крика украшала его броню, а костяной нарост служил наплечником. В руках он держал плеть, потому что собирался приручить вылупившегося дракона, но это уже другая история.

#конкурсрассказов

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Anton Samoylenko", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043d\u043a\u0443\u0440\u0441\u0440\u0430\u0441\u0441\u043a\u0430\u0437\u043e\u0432"], "comments": 2, "likes": 21, "favorites": 9, "is_advertisement": false, "subsite_label": "craft", "id": 55662, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Sun, 23 Jun 2019 22:18:01 +0300" }
{ "id": 55662, "author_id": 46942, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/55662\/get","add":"\/comments\/55662\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/55662"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 87848, "last_count_and_date": null }
2 комментария

Популярные

По порядку

1

Спасибо за интересную историю. А еще есть?:)

Ответить
0

Да, у меня есть парочка рассказов, которые я сюда еще не выкладывал. Все боюсь, что формат сайта не тот. Все же новости, а не всякие художественные рассказики.

Ответить
0

Прямой эфир

{ "remaining": "WzAsMSwyLDMsNCw1LDYsNyw4LDld" } [ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-1134314964", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=clmf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudo", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvc" } } } ]
В Steam появилась функция продажи
подержанных цифровых копий игр
Подписаться на push-уведомления