Маяк

Работа для конкурса рассказов. Вдохновение черпал из картины Сергея Черкасова.

В закладки
Автор: Сергей Черкасов

Для начала небольшое предисловие. Я давно хотел написать что-то про смотрителя маяка. Эта мысль пришла мне в голову, пожалуй, несколько месяцев назад. Однако времени все не хватало, и я работал над другими проектами.

Когда объявили о старте конкурса рассказов, я решил: время пришло. Специально зарегистрировался на Pintereste'е и рассматривал картины с маяками. Остановился на работе Черкасова. Не знаю, что меня в ней зацепило, но, например, город Поднеполье родился благодаря именно этой картине.

И последнее: если то, что я использовал "старую" идею, нарушает правила конкурса, то пусть будет так.

В купе тихо дремал молодой человек. Иногда поезд вздрагивал чуть сильнее, и он, просыпаясь, недолго смотрел в окно, а затем вновь ронял голову. А за стеклом леса сменяли степи, степи сменяли холмы, потом вновь виднелись леса…

Дверь купе отворилась, и там показалась голова кондуктора. Он оглядел пустые места и открыл дверь шире.

— Проходите, прошу… — он впустил внутрь женщину. — Не думаю, что молодой человек будет против Вашей компании.

Женщина кивнула и вошла. Она была немного полновата, улыбчива и на вид добродушна. Дремлющий мужчина сонно поднял голову. Как только он понял, что уже не один в купе, то сразу привел себя в порядок — оправился и пригладил взлохмаченные волосы.

— Уж прошу прощения, что так внезапно, — женщина коротко хохотнула, — в моем купе человеку стало плохо. Мне предложили переехать.

— Ничего-ничего, — все еще сонный, мужчина щурился, разглядывая собеседницу.

— Я часто езжу в Поднеполье. И вас до этого не встречала, — она протянула руку. — Галина.

— Дмитрий, — мужчина представился и неуверенно пожал руку. — Обычно я в начале лета приезжаю. В этом году припозднился.

Пошел медленный, неспешный разговор.

Дмитрий жил в столице и иногда возвращался в небольшой городок, в Поднеполье. Там он навещал своего старого друга, Семена. Семен был намного старше и работал смотрителем маяка. Как началась эта дружба, пожалуй, ни один из них не вспомнит. Но каждое лето, в первую неделю июня Дмитрий приезжал в Поднеполье и шел к старому маяку на берегу Вольницы.

— А-а-а, — Галина всплеснула руками, — как же, как же, Семена я знаю! Он за маяком ухаживает. Приятный мужчина.

Галина разулыбалась свои воспоминаниям и замолчала. Дмитрий же воспользовался этой передышкой и попытался снова задремать. Когда он открыл глаза, за окном был небольшой провинциальный город, а за ним виднелась широкая река — Вольница.

Заговорила Галина:

— Давно не слышала новостей от Семена. Наверное, он сейчас от Якова отбивается, — она вновь коротко, задорно хохотнула.

— От Якова?.. — Дмитрий удивленно склонил голову. — Кто это?

— Неприметный мужичок. Раньше рыбачил, потом пить начал, теперь вот все к Семену лезет. Подружиться с ним пытается. Хо-хо! Святая невинность, думает, что никто не знает, зачем он это делает!

Похоже, Галина ждала, что Дмитрий попросит рассказать подробнее про Якова, но его слишком увлекли виды за окном. Некоторое время женщина поерзала, но не выдержала и продолжила:

— Под Новый год они сильно подрались. Яков почти даже пить бросил. Жаль лишь взбучка не долго действовала… — она вздохнула. — Ближе к весне Яков пошел на маяк мириться. Напились они, в общем.

— Помню-помню, Семен что-то писал об этом, — Дмитрий оживился и разулыбался. — И я понял, почему это ваш Яков хочет с Семеном подружиться! Сейчас…

Мужчина начал рыться в багаже на верхней полке. Галина вскинула бровь и улыбнулась уголками губ. Ее разобрал смех, когда Дмитрий поставил перед ней бутылку с темным напитком.

— Это ведь алкоголь, верно?

— Коньяк, домашний. Мне родители присылают, — он протянул бутылку. — Возьмите, попробуйте, как возможность появится.

Галина приняла подарок с благодарностью. Дмитрий же объяснил, причем тут эта бутылка и Яков:

— Каждый раз, когда Семена навещаю, привожу ему бутылку-другую. Пьет он мало и, видимо, накопил себе небольшой погребок.

— А Яков про него пронюхал! Хо-хо! Будьте осторожны, Дмитрий, стоит ему узнать, откуда идет коньяк…

Поезд прибыл на станцию. На перрон сошло совсем немного людей. Дмитрий помог Галине спустить багаж, а потом их встретил ее муж. Говорили они недолго, но взяли с Дмитрия обещание зайти на чай.

Затем их дороги разошлись. Супруги шли в город, а Дмитрий к маяку. Дорога к последнему была не длинной — не больше пары километров. Однако все не так просто. Между городом и маяком было, почитай, болото. Дорогу затопило, пользовались тропками, которые то погружались под воду, то зарастали бурьяном.

Половодье у Вольницы начинается под самый конец весны, и, обычно, Дмитрий попадал прямо к его концу. Нынче же уровень воды меньше, а дорога к маяку должна стать намного проще. Но все равно у Дмитрия была припасена трость.

На полпути ему повстречался неряшливый мужчина лет тридцати. Его угораздило упасть в заросли репья, и теперь выглядел он весьма забавно. Представился он Яковом и был хмур ровно до того момента, пока Дмитрий не сказал, куда идет.

— К маяку, значит? — Яков широко улыбнулся, пахнуло легким перегаром, — сам только оттуда. Дальше дорога проще будет.

Прежде, чем разойтись, он окликнул Дмитрия:

— А Семену здоровья от меня пожелайте. Больно он хмурый в последнее время, кушает, видать, плохо.

— Передам, — Дмитрий усмехнулся, — только вот сам чего не пожелал-то?

— Да-а-а, как-то позабыл… — Яков смущенно почесал затылок и ушел не прощаясь.

Маяк стоял на небольшой косе. Оттуда был прекрасно виден город. Раньше Семен гордился тем, что может любоваться таким прелестным видом и называть это работой. Рядом с маяком расположен небольшой, но крепкий сарай: там ничего не хранится, но стоит небольшой топливный генератор.

Дверь маяка распахнулась, показался широкоплечий, смуглый мужчина. Выглядел он сильным, крепким, бодрым, но виски уже тронула седина, а в уголках глаз собрались морщины. Завидев Дмитрия, он приветливо махнул рукой.

— Сколько лет, сколько зим! Заходи, Дима, чувствуй себя как дома.

— Сколько, сколько... Всего одна зима, Семен. Как поживаешь?

В основании маяка скрывалось жилье Семена. Кровать, глубокое кресло, всякая мелочевка… Уровнем выше располагалась крохотная кухонька и столовая. Туда и они и направились. На небольшой горелке вскоре вскипел чайник, на столе разложили колбасу, рыбу, расставили тарелки. Семен не скупился на угощения, даже икру выложил.

— Скажи, Дим, тебе по дороге никто не встречался?

— Как же, встретил я кое-кого, — Дмитрий почесал затылок, выбирая угощение. — Мужичок какой-то. Яковом представился. Мне про него в поезде рассказали…

Семен выслушал историю из поезда, и кивнул, насупившись.

— Да, есть тут такой. Как раз сегодня был. До пузыря он очень охотливый. Как-то было дело, я ему нос расквасил. Потом, чтобы вину загладить, коньяка твоего дал. Так потом он заладил ко мне ходить! Надоел он мне, честно скажу.

Семен махнул рукой, а затем потянулся к колбасе. Некоторое время оба молчали.

— Знаешь, Дима, думаю, пора мне чем-нибудь другим заняться. Хватит мне на этом маяке сидеть. В столицу, что ли, податься?

— В столице умелым людям всегда рады. Приезжай на пару дней, глядишь, понравится.

Не похоже было, что Семен слышал его. Он молчал и жевал колбасу. Потом он встал, извинился и вышел, напоследок еще раз пожелав Дмитрию чувствовать себя как дома.

После еды Дмитрий поднялся на третий, верхний уровень маяка. Здесь стояла лампа с линзой. Ее, как и все на маяке, питал генератор в сарае. Отсюда открывался отличный вид на Поднеполье и Вольницу. У самого берега внизу сидел на камнях Семен. В последние годы он часто хандрит: по реке больше не ходят и никогда уже не будут ходить суда. Больше нет толку в маяке, да и сам Семен стал считать себя лишним, бесполезным. И Дмитрий хоть и понимал это, но ничем не мог помочь. Он приглашал Семена в столицу уже не в первый раз.

Прежде чем спуститься, Дмитрий заметил как какой-то силуэт проник в сарай. “Лиса, наверное”, — пробормотал он себе под нос, — “нанюхается керосина и сбежит”.

Когда Семен вернулся, Дмитрий читал книгу, сидя в кресле.

— Погода портится. Того и гляди дождь пойдет. Не хочешь вернуться в городок?

— Нет-нет, — Дмитрий отложил книгу, — к чему? Не испугает меня этот дождь! Ха!

Посмеявшись, они зарезались в нарды.

А в это время небо смурнело, тучи тяжелели, и все беспокойней шумела река. Начался дождь, а спустя каких-то десять минут он превратился в сплошной ливень. И никакого просвета не было видно, ненастье пришло надолго.

— Вот зарядил-то, — забеспокоился Семен. — Не к добру это…

— Будет тебе! Давай лучше еще партию сыграем. Ты, кстати, слышал о…

Фразу прервал раскат грома. Семен тяжело вздохнул. Легкое настроение, царившее поначалу, окончательно рассеялось. Доигрывали они в полном молчании, вслушиваясь в непогоду.

Спустились сумерки, а следом пришла и ночь, но ливень не утихал. Семен отдал Дмитрию в распоряжение кровать, а сам поднялся наверх, чтобы попыхтеть трубкой. За стеклом окон стояла сплошная пелена. Не было видно ни зги. Семен проверил лампу, набил трубку и сел. Спать ему не хотелось и долгую ночь он наблюдал за стихией.

Лишь под самое утро дождь начал понемногу утихать.

— Не вернешься ты в ближайшие сутки, Дима, — Семен был мрачен. — Разошлась Вольница, дорогу к городу затопило. А обход искать с ума сойдешь.

Новость Дмитрий воспринял стоически. Возвращение вполне могло подождать пару дней. На маяке были достаточные запасы провианта, чтобы без тревог переждать паводок. Но было в этом что-то зловещее, даже Семен приметил это.

— Не было ни разу такого на моей памяти! Ни разу! — сотрясал он воздух. — Чтобы ливень такой прошел, да еще так внезапно!

С неба больше не лило, но тучи никуда не ушли. Даже холодный ветер оказался не в силах прогнать их и бессильно нагонял волны на реке. К обеду он выдохся и уступил место вязкому туману. Теперь выходить на улицу стало совсем неприятно — мокла одежда.

Прошло время, и нарды наскучили мужчинам. Иных игр не было, а темы для разговоров кончились. Дмитрий попивал третью кружку чая, а Семен рискнул выйти, невзирая на густой туман. Лампочка мигнула пару раз и потухла.

— Наверное, генератор барахлить начал, — проворчал Дмитрий и одолжил один из запасных плащей Семена. Нужно было сказать ему про генератор.

На улице молодой человек поежился. Мерзкая погода и не думала уходить. Семен был неподалеку: стоял на берегу и смотрел на реку. Дмитрий подошел поближе.

— Семен, похоже, генератор приказал долго жить. Семен?

— А? Что? О чем ты? — лишь на пару секунд отвлекся Семен от созерцания тумана. — Подойди-ка, Дим. Тебе ничего там не мерещится?

Он указал вверх по течению, в противоположную сторону от той, где должен быть город. Сначала Дмитрий непонимающе хлопал глазами. Однако чем дольше он вглядывался, тем сильнее дрожал.

— Силуэт… Вижу-вижу, как же… Но! Какая громада! Такой ведь корабль не пройдет по Вольнице! Что он тут забыл?

— Вот и я удивляюсь, — Семен беспокойно покачал головой. — Тревожно мне, давай вернемся под крышу. У меня там и ружье есть на всякий.

Дмитрий начал было вновь говорить про генератор и освещение, как до берега дошел гул. Тяжелый, похожий на предсмертный крик неведомого исполина. Он нарастал, а Дмитрий и Семен замерли в ужасе. Оборвался гул резко, на высокой ноте. Не сговариваясь, мужчины бросились к маяку. Никто из них не мог сказать, что так их напугало в этом звуке. Лишь оказавшись в плену иллюзорной безопасности стен, они немного успокоились.

Семен без лишних слов достал ружье и сразу его зарядил. Он сел сторожить вход и положил оружие на колени. Дмитрий некоторое время вслух гадал, мог ли туман так сильно исказить пароходный гудок, затем достал книгу и сел читать. Сосредоточиться у него не вышло, и он просто вперился взглядом в дверь.

Через пару часов Семен передал ружье Дмитрию:

— Посторожи немного. Я поднимусь наверх и посмотрю, ушел ли туман.

Дмитрий крепко схватил оружие. Руки подрагивали, нервы взвинчены. Семен прыжками поскакал по лестнице. Медленно потекло время. Дмитрий боялся отводить взгляд от двери. Еще больше его страшило только то, что дверь может отвориться. Что же ему тогда делать?!

Вновь раздался гул, сильнее и страшнее, чем в прошлый раз. Даже чашки на столе вздрогнули, чего уж говорить о человеке с ружьем! Он сжался в комочек, молясь вслух и одновременно стыдясь своей трусости.

По лестнице неловко сбежал Семен. Он был бледен, пот стекал по лбу, поджилки отчаянно тряслись. Дмитрий вернул ему ружье, и Семен навел дуло на дверь и стал ждать. И как бы не хотелось Дмитрию расспросить о том, что тот увидел снаружи, он слишком боялся.

Подступились сумерки и в маяке становилось все темней.

— Эх… Дима, я сейчас выйду на улицу, заведу генератор и сразу вернусь, — Семен опустил взгляд на ружье в своих руках. — Это я возьму с собой.

Дмитрий не возражал. Хлопнула дверь, и темнота стала ощущаться физически, а воображение начало рисовать ужасные образы. От каждого шороха Дмитрий вздрагивал. По крыше тихонько ударили капли, снова начинался дождь.

Лампочка загорелась, посветила пару секунд и снова потухла. После этого темнота стала еще гуще.

Раздался всхлип. Дмитрий не сразу понял, что принадлежал он ему. Набравшись храбрости, он медленно ступил в сторону двери, но тут вновь раздался гул. Дмитрий упал наземь и закрыл голову руками. Гул быстро закончился, но следом раздался еще один ужасный звук: сухой треск выстрела.

Дмитрий подскочил и, презрев обуявший его ужас, выскочил за дверь. Дождь уже шел, но во всю разыграться не успел. Еще поднялся ветер, и он разогнал туман. Семена нигде не было видно. Дмитрий осторожно зашагал к сараю, останавливаясь через шаг и вслушиваясь в шум дождя и ветра. На половине пути он окончательно остановился.

Семен лежал там же, где они вдвоем вглядывались в туман. В полудюжине шагов от него лежало ружье. Как в трансе Дмитрий зашагал к своему другу. И тут что-то привлекло его внимание. Что-то в воде… Дмитрий, выпучив глаза, смотрел на это и не смел оторвать взор. Ему вдруг стало тяжело дышать, но все так же он боялся отвести взгляд. Не опуская головы, он наклонился, пальцы схватили рукоять ружья.

В воде звучно плеснуло и страшно загудело. Сверкнула молния и осветила что-то там, вдалеке. Силуэт громадного корабля, парящего над беспокойной рекой. Раздался еще один гул, сильнее предыдущего. Дмитрий хрипло закричал и ринулся к маяку.

Тяжело грохнул засов. Для надежности мужчина еще подтащил к двери кресло. Сам Дмитрий сел под лестницей и выставил ружье в сторону двери. Так он и стал пережидать ночь. Еще не раз раздавался этот гул; иногда кто-то скребся в дверь, стучал по окнам и кричал на непонятном языке.

Когда утих ветер, когда закончился дождь и успокоилась река, Дмитрия сморил недолгий сон. Когда он проснулся, гула больше не было, и никто больше не бродил вокруг маяка. Дмитрий на нетвердых ногах вышел на улицу. Ярко светило солнце, дул легкий ветер.

— Где же… Где?!

Тело Семена пропало. Там, где он лежал, остались лишь следы на песке.

Дмитрию повезло: мимо маяка прошла рыбацкая лодка. В городе его выслушали. Полиция решила, что произошло убийство, а Дмитрия арестовали как главного подозреваемого. За него заступилась Галина — ее муж имел большой вес в Поднеполье.

— Семен был хорошим человеком, — Галина снисходительно улыбнулась Дмитрию. — А ты рассказал нам чудную историю. Никому больше такого не говори, кто знает, что они могут подумать?.. А еще, знаешь, Яков пропал. С того самого дня его никто не видел.

Дмитрий содрогнулся. В последнее время он почти не спал. Стоило ему закрыть глаза, как вновь слышался страшный гул, и вновь раздавались выкрики на незнакомых языках. Какая же судьба постигла Якова? Жив ли он?

— Полиция ищет связь между смертью Семена и исчезновением Якова. А, и еще, Дима, не хотел бы остаться в Поднеполье? Продолжить дело Семена и ухаживать за нашим маяком? Недавно прошел слух, что его собираются признать историческим наследием. Ему много-много лет.

Дмитрий уже было покачал головой, но вдруг замер. Взор его обратился к окну. Там виднелся маяк. Отсюда он казался небольшим. Правильно ли оставить это место на произвол судьбы? Семен вложил в него душу…

Вдали раздался едва слышный гул.

Дмитрий вздрогнул и кивнул. Теперь его судьба связана с маяком. Навеки.

#конкурсрассказов

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Витя Буторин", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043d\u043a\u0443\u0440\u0441\u0440\u0430\u0441\u0441\u043a\u0430\u0437\u043e\u0432"], "comments": 6, "likes": 22, "favorites": 13, "is_advertisement": false, "subsite_label": "craft", "id": 57838, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Sun, 07 Jul 2019 20:16:42 +0300" }
{ "id": 57838, "author_id": 4916, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/57838\/get","add":"\/comments\/57838\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/57838"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 87848, "last_count_and_date": null }
6 комментариев

Популярные

По порядку

Написать комментарий...
2

Отличный слог. Наблюдаю схожесть с российскими переводами Стивена Кинга. Не наблюдаю схожести с типичными графоманскими высерами. В общем, достойно.

Ответить
0

Между некоторыми абзацами должна быть пустая строка. К сожалению, местный редактор не позволил ее вставить. Если у кого есть идея, как добавить ее, напишите, пожалуйста, мне.

Ответить
1

так, вон же, есть у тебя пустые строчки, где прямая речь. добавь в редакторе на страницу новый блок, впиши текст. он будет выделяться пропусками с обеих сторон. может, конечно, это немного не то, что ты хотел увидеть)
а рассказ очень неплох. в концовке события слишком перепрыгивают, часы в секунды превращаются, но в целом достойно. плюсанул)

Ответить
0

Спасибо.
Немного не то. Нужна именно пустая строка, пустой блок. К сожалению, редактор автоматически удаляет их. Не судьба, значит.
На Фикбуке продублировал, там все нормально.

Ответить
0

Можно попробовать символ пробела вставить и переводить строку после.
Зажав Alt, набрать 255 на цифровой клавиатуре.

Ответить
0

Попробовал. К сожалению, не вышло. Но идея была хорошая :D

Ответить
0

Прямой эфир

{ "remaining": "WzAsMSwyLDMsNCw1LDYsNyw4LDld" } [ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-1134314964", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=clmf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudo", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvc" } } } ]
Новая игра Ubisoft на релизе выглядит
точно так же, как и на E3
Подписаться на push-уведомления