{"id":3881,"url":"\/distributions\/3881\/click?bit=1&hash=e456b64697230d93edcda0dd20f3c8aa5d4abd88effca1a7571a12fa6564c38a","title":"\u0413\u0435\u0439\u043c\u0434\u0435\u0432-\u043a\u043e\u043d\u043a\u0443\u0440\u0441, \u0433\u0434\u0435 \u043f\u0440\u0438\u0437\u044b: \u0438\u043d\u0432\u0435\u0441\u0442\u0438\u0446\u0438\u0438 \u0438 \u043f\u0440\u043e\u0434\u0432\u0438\u0436\u0435\u043d\u0438\u0435","buttonText":"\u041f\u043e\u0441\u043c\u043e\u0442\u0440\u0435\u0442\u044c","imageUuid":"a410dbd1-804c-54dc-84ea-e6227d71d9b4","isPaidAndBannersEnabled":false}
Игры
Aglaya Vo-Mrake

A Plague Tale: Innocence или Пандемия чумной жестокости

Вновь саркастично-лояльный анализ, на этот раз по незабываемой A Plague Tale: Innocence — чумной прогулке вдоль Великой пандемии средних веков с выходцами из аристократического дома Де Рун. Наслаждаемся полчищами оголодавших крыс, Инквизиторскими замашками под стать патриархам 21-ого века и неоправданным насилием против всех групп населения планеты Земля.

A Plague Tale: Innocence – приключенческий экшен с элементами стелса, наполненный умопомрачительными сценами насилия, контентом 18+ и пиршествами разжиревших от человеческой плоти крыс. Это – оригинальная история от французских разработчиков Asobo Studio 2019 года о судьбе двух дворянских детей, Амиции и Гуго, что по ходу всей игры исследуют культурные развлечения местной знати на своей шкуре: от инквизиторских пыток и мук неизвестной болезни до друзей-алхимиков и жизни в старой заброшенной крепости. Что может быть лучше, чем острие лезвия, бьющее в самое сердце?

Однажды в сказке или все-таки в реальности?

Начнем с того, что игра явно имеет не мистические корни своего происхождения – ужасы реальности существуют не только во снах и фантазиях. Мировой садизм предстает перед игроком сугубо реальным элементом, отсылая его в средневековые 1340-е года, когда на землях загнивающей Европы плодилась и злорадствовала Черная Смерть, бесчинствовала Великая Католическая Церковь во главе с Папой Римским и вообще творился всякий шлак, гниль и ужас, через несколько веков после которого мирный люд массового повалил на лечение к Фрейду, но был обречен – психоз не остановим, а Бог уже умер.

Через призму исторического контекста, A Plague Tale представляется двуликим новшеством – с одной стороны, подробно раскрывается культурная и общественная сторона невинных чумных прогулок по агонизирующим улицам французских провинций – в невротическом поведении жителей, развенчании авторитета взрослых людей и традиционных ценностей перед лицом страшного заболевания и укреплении и без того железной власти Церкви. С другой стороны – это Столетняя война, ее Эдвардианский период, уничтожающая слабых духом и сильных телом по указу королей, Инквизиции и других разносчиков тупости и общественной морали на уровне «во имя выдуманной религии прирежу мать». При любом хаосе оковы на руках людей крепнут, ограничение жизни становится нормой, а смерть взывает в свой рог – чтобы опустошить Европу страхом, голодными ночами и беспризорными детьми. Именно о них рассказывает игра – о сестре и брате, переживающих войну и пандемию в крепких объятиях друг друга.

История не замалчивается – история переписывается

Приключение начинается как нельзя кстати – в нежных полутонах рассвета, семейной охоты среди многовековых дубов и душераздирающей сцены с пожиранием домашней псины злобными крысами, выбравшихся из земляных воронок. Неужели Чума опять приходит из-под земли (см. Мор. Утопия)? Нет, все намного увлекательней! Амиция и ее испуганный до посинения отец бегут в поместье – запирать двери, окна и семейные тайны. Но происходит предполагаемый фатализм – страшные клерикальные люди убивают отца семейства, пока мать Амиции нашептывает дочери что-то про таинственную болезнь Гуго – мальчик заражен, а чем – не ясно. В связи с этим мать (Беатрис), алхимик по призванию, долгое время изучала малыша, не выпуская на прогулки и исключая общение с остальными членами семьи. После сего диалога геймплей уходит в стелсовое ползание по гнилым половицам коридоров, а игроку ничего больше не остается, как по сценарию вздрагивать от взвизгов служанок и замечать кровавые лужи у стен. Световое решение картины также меняется – вместо солнечных бликов игрок наблюдает апокалипсис маленького, детского мирка – его разрушение в самых темных красках.

Эта история – о почти незнакомых друг с другом брате и сестре, встречающих на своем пути страдания, переживающих многочисленные рукотворные смерти и обладающих аристократической манерой видеть все только в позитивном свете:

  • Амиция де Рун – протагонист (для игрока), старшая сестра (для Гуго) и кусок мяса (для крыс). Девочка-подросток 15-ти лет, решительная, самоуверенная и обладающая чертами здорового эгоцентризма. Происходит из знатного французского рода де Рунов, дочь Беатрис и Роберта. К началу игры отправляется на «посвящение в рыцари» с отцом, символически переходя из фазы детства во взрослую стадию борьбы за выживание и ипотечных кредитов. В конце концов она теряет обоих родителей, становится боевым солдатом и знахарем для брата, а также наживает себе врагов в лице католических фанатиков и древних стариков-морфинистов.

  • Гуго де Рун – болезненный, изолированный от мира 5-тилетний мальчик, которого попросту жаль на протяжении всей игры. По характеру он любопытен, раним и умеет сопереживать всему миру. Он ведет личный гербарий и живо интересуется окружающим миром. По ходу игры ему наконец ставят диагноз – Прима Макула – древнее проклятие крови, при котором ребенок сначала мучительно страдает, а после начинает повелевать крысами, что делает его Крысиным королем (!!!). Впрочем, именно по этой причине за семьей де Рунов и ведет охоту Инквизиция – во первых, они алхимики, что было равносильно колдовству в те прекрасные примитивно-религиозные времена, во-вторых – из-за потенциального, а после и практического могущества Гуго в управлении Чумой! Вот так вот!

Вся последующая игра строится на принципе «Ребенка бьют – но ребенок бьет в ответ» (см. Зигмунд Фрейд), после провозглашения которого рациональным выходом из сложившейся ситуации было бы диагностирование клинического невроза у детей… Но не тут-то было! После первого убийства при самозащите, Амиция глубоко вздыхает и отрицает содеянное – это защитная реакция здоровой психики при негативном переживании. Но уже через пару троек молниеносных разбиваний голов из пращи, девочка превращается в наемного убийцу – без зазрения совести колотит здоровых амбалов, пускает орды крыс на поверженного (!) рядового, при этом все также любяще оберегая младшего братишку от случайно затронувшей его палец иголки. Сам бы Раскольников позавидовал такому бесстрастию!

Психическая бронебойность – еще не все, что можно увидеть на миловидных лицах этих детей – Амиция по ходу игры также учится создавать камни, вазы и алхимические элементы, собирает гербарий брата в своих волосах и вытаскивает любопытного Гуго из передряг (после чего приходиться знатно побегать). Крысы также играют не последнюю роль в данном приключенческом метаморфозе – они нападают, свирепеют и дрожат от любого соприкосновения с источником света. Их даже можно временно «убить» с помощью алхимической микстуры, но они неминуемо возродятся, словно последний христианский мученик.

Мы с тобой в одной чумной лодке…

Все идет по плану – только при коммунизме не всем бывает хорошо. На своем пути ребятки встречают не только жадных до крови приспешников Инквизиции и прячущихся в своих домах горожан, но и талантливых в алхимии, грабежах и пакостях подростков. О каждом расскажем в полной подробности:

  • Лука – первый спутник, что встречается на пути у главных героев, и, слава богу, самый здравомыслящий среди прочего карнавала мелюзги. Он имеет аналитический склад ума, вежлив и сохраняет спокойствие даже при взгляде на тысячеликий труп. Лука обладает недюжинным талантом в алхимии и научном мастерстве (и обучает этому всему Амицию), начитан, умен, да и вообще слишком хорош для темного времени смертоносной болезни. Ребята встречают его на старой ферме, сожранной полчищем крыс, у кровати своего умирающего учителя Лаврентия – медика и алхимика. Лука сыграет одну из главных ролей в сюжете игры – именно он поможет Гуго перенести болезнь и вылечит Беатрис.

  • Мели и Артур – близнецы-выживальщики, которые ради спасения своей шкуры занимаются грабежами, взломом замкОв, мелким террором вроде бомб и ловушек и ведут образ жизни, подобный крысам – в вечных бегах и с опущенными на лица капюшонами. Герои встречают их внезапно, при нападении на близнецов стражи, и, по прекрасному стечению обстоятельств, сами же попадают в капкан. Мели и Артур помогают Амиции и Гуго выбраться из-под стражи, а после следуют за ними в прекрасный замок – жить и размножаться.

  • Родрик – парень-громила, способный убить одним ударом кулака, но не сумевший убежать от стрел. По призванию своему кузнец и ярый поклонник Амиции, безрассуден и часто через призму недостающего коэффициента интеллекта не видит опасности и смерти перед носом. Он жертвенен и очень любит своих друзей – за столь сильное чувство сострадания он и поплатился жизнью.

Все встретившиеся на пути игрока интерактивные друзья – сироты, чьи родители, скорее всего, погибли неестественной смертью. Они вносят в игру некий бастион уюта и азарта, особенно после того, как обоснуются в Шато д'Омбраж. Эти сироты – единственный свет, который можно найти и к которому можно прикоснуться, а свет, как известно, до смерти пугает крыс.

Присоединяйся к нам или погибни!

Инквизиция в Plague Tale самая настоящая, а не как в Dragon Age – без пробирающих до мурашек разведчиц и лириумных храмовников… В прочем, тут есть чем поживится. Николай, служащий во благо Инквизитору и казнивший отца де Рунов, являет собой архетипичное воплощение служителя чужой Воли – он подчиняется приказам Верховного Инквизитора без глупых либеральных пререканий и морали буржуазии о ценностях жизни, борется с Чумой всеми известными видами пыток, носит броню, которую не проест даже радиация и просто радуется жизни с Ignifer на спиной. Комично, но погибает этот огромный и жестокий Лорд от рук скромной и великодушной Амиции.

Больший интерес представляет недоНаполеон с манией величия и, опять же, шаблонный массовый убийца, действующий от лица Господа Бога нашего. Не смотря на то, что его образ всевышнего зла и аморальности навеивает только скуку, он, вместо борьбы с Чумой, хотел стать ее предводителем (то есть заполучить Прима Макулу и начать бросаться мышками). Что он и сделал, когда, пленив Гуго, набрал его крови и начал переливать себе. В конце концов старый маразматик помер и никто о нем не вспоминал.

Инквизиция в контексте игрового процесса представляет собой ни больше ни меньше, чем марионетку в руках сценаристов – ею манипулируют в виде слепой и глухой стражи, не замечающей здоровой подростковой туши в ближайших кустах, слишком уж неоригинальными персонажами без предыстории в виде душераздирающей исповеди о детской психотравме в связи с насилием и дилеммами о Великом Зле в лице Верховного Инквизитора. Это лишает церковную организацию своего исторического обаяния, красоты кровоточащего Креста, вместо этого наделяя игрока внутренней дисгармонией и пониманием рофла всей сложившейся ситуации.

Французская периферия войны

Неважно, как и почему бегают герои от разумных крыс, собирающихся в стаи, Инквизиции или поистине очумевших предводителей восстания – важно то, где и когда происходит действие. Даже не смотря на принципиальную стелсовую составляющую игры, геймдизайнеры Plague Tale наполнили мир захватывающими дух пейзажами, тихими шорохами листвы и даже в поле смердящих трупов хочется остановиться, вздохнуть полной грудью, и, перед кончиной от смрада, произнести: «Черт побери, а мне здесь нравится!».

Атмосферность игры доказывается в ее умении быть отвратительно-привлекательной – с помощью изменений погоды, цветовой оболочки и наличия пагубных последствий войны. Действие начинается с живой, яркой осени в теплых тонах – рыжих, красных и желтых оттенках листвы, шуршащей под ногами, и солнца, бьющего сквозь заросли леса. Но чума, не заставляя себя долго ждать, вгрызается в столь изумительный пейзаж и начинает уничтожать. Уже по приходу в поместье, небо темнеет и начинает «свисать» под тяжестью дождевых капель.

Также настроения чумной паники и вечного бегства отражены в деревушке, куда дети приходят в надежде встретится с Лаврентием. После обжигающего лицо света огненных факелов, отгоняющих крыс, побега от опасно близкого пламени горящей мельницы, игрок находит отдохновение в беседе между Амицией и Лукой в прохладных оттенках реки и туманного утра.

Возвращение домой обернется печалью – синим цветом остывших трупов близких людей. Эта сцена – отражение кристально чистой детской психики, которая разрушается (ха, не очень-то – и по приторно мягкой и предсказуемой концовке это заметно!), а игра не забывает игроку это проиллюстрировать в виде огромных рвов и воронок, вырытыми крысами. Именно в разрушенном поместье крысы впервые проявляют свои интеллектуальные способности и восстают в японское цунами, которое, если его не уничтожить, набрасывается на Амицию и Гуго и делает их рабами системы.

В инквизиторских покоях, руководствуясь телодвижениями Гуго, игрок столкнется с мраком и серостью каменных стен данного теологического учреждения. Против канона не попрешь.

Зелень в производстве

Игра была произведена на свет настолько неизвестной группой разработчиков, что их даже нельзя причислить к профессиональному геймдеву. Они выпускали мало значимые игрушки, связанные с детскими мультфильмами (да и то в компании с другими недоигроделами), создавали сомнительного качества симуляторы на 5 звезд из 10, которые нашли свою аудиторию только в далеком небытие. A Plague Tale для разработчиков – первый отдающий серьезностью проект, который показал себя вроде бы душевным и визуально привлекательным, а вроде бы и с явными недочетами в сюжете, характере антагонистов и все-таки типично выстроенной повествовательной линии. Эта игра не станет легендарным рассказом – зато точно зацепит каждого, кто к ней притронется – своими пейзажами, музыкальными ритмами и атмосферой замирающего кошмара в глазах уже переживших психическую бурю Амиции и Гуго де Рун.

Автор: Аглая Во Мраке (София Михайлова)

0
15 комментариев
Написать комментарий...
Guardian
Мели и Артур помогают Амиции и Гуго выбраться из-под стражи, а после следуют за ними в прекрасный замок – жить и размножаться.

Что за чушь, они там дети все.

Комично, но погибает этот огромный и жестокий Лорд от рук скромной и великодушной Амиции.

Но Николая убивает Гуго.
Бравадный какой-то обзор вышел, с кучей неуместных метафор — как то

японское цунами, которое, если его не уничтожить, набрасывается на Амицию и Гуго и делает их рабами системы
Ответить
Развернуть ветку
дружище Варг
ужасы реальности существуют не только во снах и фантазиях.

Ебануться.

Ответить
Развернуть ветку
Аккаунт удален

Комментарий недоступен

Ответить
Развернуть ветку
Ursus Mursus

"неоправданным насилием против всех групп населения"
Не скажу про все группы,  но крестьян французское дворянство презирало с особой жестокостью и цинизмом. Просто потому что могли.

Ответить
Развернуть ветку
Kostoprav

Странный обзор. Вроде похвалили, а вроде и обосрали. Не понятно ради чего столько текста 🌚

Ответить
Развернуть ветку
Guardian

Это обзор, где автор в конце указывает себя в качестве автора с использованием псевдонима.
Авторский обзор авторского видения и прохождения, судя по искаженным фактам и чрезмерным метафорам.

Ответить
Развернуть ветку
Kostoprav

Уж слишком много «авторского». Игра вышла атмосферной и захватывающей. Но если б я читал этот обзор до прохода - засомневался бы, стоит ли оно того

Ответить
Развернуть ветку
Guardian

Ну обзоры читать перед собственным прохождением – в принципе такая себе затея. А если в них ещё и критические спойлеры есть – так тем более.

Ответить
Развернуть ветку
Семен Маринец

Крутая игра, атмосферная, жду продолжения

Ответить
Развернуть ветку
Vladimir Humeniuk

Разговоров то сколько, а по факту просто 4 часа ползания в кустах и полтора часа головоломок уровня "сбей палку чтобы что-то упало и поверни палку чтобы что-то открылось"

Ответить
Развернуть ветку
CQLUNDAOA
а вроде бы и с явными недочетами в сюжете, характере антагонистов и все-таки типично выстроенной повествовательной линии.

сами придумали сами обиделись 

Ответить
Развернуть ветку
Аккаунт заморожен

Комментарий недоступен

Ответить
Развернуть ветку
Gwynbleidd
Родрик – парень-громила, способный убить одним ударом кулака, но не сумевший убежать от стрел.

Очень криво составлено, создается ощущение, что Родрика убили стрелой, когда тот убегал. Но при этом говорится про жертвенность в последнем предложении.

Ответить
Развернуть ветку
Роланд Дискейн
Они выпускали мало значимые игрушки, связанные с детскими мультфильмами 

Забавный факт, Asobo Studio были со-авторами игры по Рататую 

Ответить
Развернуть ветку
Кирилл Похолодало

Начал помню на боксе и показалось всë такое корявое и затянутое, в итоге забросил через 20ть минут, сейчас качнул на пс5 и желание играть не вызывает!? Игра на подобие чего? Есть резон трать время!

Ответить
Развернуть ветку
Читать все 15 комментариев
null