Почитать Елена Авдеева
9 203

Кто вы, мистер Бахман: секретные псевдонимы знаменитых писателей

Зачем Стивен Кинг, Агата Кристи и Айзек Азимов выпускали книги под чужими именами.

В закладки
Аудио

Причин, по которым начинающие авторы используют псевдонимы, множество: одни хотят сохранить свою причастность к литературе в секрете, у вторых, как они считают, неблагозвучное имя, третьи создают альтер-эго с интересной биографией. Главная задача, преследуемая писателями с вымышленным именем — продвинуть свои произведения, заставить читателя заинтересоваться их творчеством.

Но бывает, что взять псевдоним решают уже признанные в обществе авторы с богатой библиографией и толпами читателей. Спрятаться за вымышленным именем таких писателей вынуждают самые разные мотивы.

Желание поработать в новом жанре или стиле

У многих писателей есть свой особый узнаваемый стиль или излюбленный жанр. Поэтому читатели, видя имя на обложке, предполагают, чего стоит ждать от произведения.

Что тогда делать известному автору, если он захотел написать произведение, кардинально отличающееся от его предыдущего творчества, и при этом не расстроить поклонников? Очевидно, взять псевдоним. Таким образом в 1930 году поступила Агата Кристи.

Начиная с 1920 года, английская писательница публиковала исключительно истории об убийствах с неожиданными развязками. Её удивительная способность сохранять интригу до конца сразу же привлекла большое количество читателей. Писать детективы Агате Кристи нравилось, однако этот жанр не давал ей возможности глубже погрузиться в изучение психологии человека. Разобраться в мотивах, движущих людьми ежедневно, она решила при помощи жанра любовного романа.

Чтобы писать «горько-сладкие истории о любви» и не шокировать поклонников резкой сменой направления, Агата Кристи взяла имя Мэри Уэстмакотт. Псевдоним писательница составила из своего второго имени — Мэри — и фамилии дальних родственников — Уэстмакотт.

Сохранять личность, скрывающуюся за псевдонимом, Агате Кристи удавалось почти 20 лет, за которые она успела написать шесть романов: «Хлеб великанов», «Дочь есть дочь», «Бремя любви», «Роза и тис», «Разлука весной», «Незаконченный портрет». Эти книги рассказывают о любви в разных её проявлениях: сексуальной, семейной, дружеской, маниакальной.

Произведения, подписанные Мэри Уэстмакотт, позволили Агате Кристи делиться личными эмоциями и впечатлениями, которые она пережила в жизни. Например, в романе о музыканте Верноне Дейре «Хлеб великанов» писательница использовала свой опыт обучения игре на пианино, а также воспоминания о жизни во время Первой мировой войны.

Романы, написанные под псевдонимом Мэри Уэстмакотт, дали моей бабушке шанс глубже исследовать человеческую психологию, которая её так интересовала. При этом она освобождала себя от осуждения фанатов её детективных историй.

Мэтью Причард
внук Агаты Кристи

Ещё один автор детективов, желающий поменять имя ради творческого эксперимента, Борис Акунин (настоящее имя – Григорий Чхартишвили). Российский писатель стал популярен благодаря книгам об Эрасте Фандорине, однако в какой-то момент ему захотелось попробовать отойти от своего привычного творчества и написать что-то в «неакунинском стиле». Так у него появились сразу два альтер-эго.

Первое — Анна Борисова, жена обеспеченного мужчины, которая ни в чём не нуждается и пишет, чтобы избавиться от скуки и поделиться с миром своими чувствами и мыслями. Книги Борисовой — что-то пограничное между беллетристикой и серьёзной литературой.

На обложках книг Анны Борисовой была напечатана её «фотография». Внешность писательницы получилась благодаря совмещению фотографий Акунина и его жены Эрики

Под этим псевдонимом Акунин выпустил три романа с элементами мистики: «Там...», «Креативщик» и «Vremena goda». Книги Анны Борисовой не пользовались особой популярностью, если сравнивать с основными произведениями Акунина: их общий тираж составил всего 200 тысяч экземпляров.

Второе альтер-эго автора — писатель-славянофил Анатолий Брусникин. По словам Акунина, этот псевдоним он взял, чтобы по-новому посмотреть на историю России и пробовать написать «почвенный» роман.

Сам я (и Акунин тоже) по образу мыслей — западник и даже космополит. Но мне хотелось попробовать на зуб и противоположное мировидение. [...] У нас ведь, чаще всего, если кто-то патриот, так обязательно ненавидит всё чужое и трясется от ксенофобии. А мой Брусникин не такой. Он уважает чужое, но любит и ценит свое.

Григорий Чхартишвили (Борис Акунин)
писатель

Как Анатолий Брусникин писатель также выпустил три книги: «Девятый спас», «Герой нового времени» и «Беллона». Этот псевдоним оказался более удачным, чем первый: один только «Девятый спас» разошёлся тиражом 600-700 тысяч копий. Для Акунина Брусникин также был бизнес-экспериментом: писатель хотел узнать, насколько реально неизвестному автору получить мощную поддержку от издательства.

Для Анатолия Брусникина также был создан внешний образ

Для работы в другом жанре псевдонимы также брал британский поэт Сесил Дэй-Льюис (писал детективы под именем Николас Блэйк), поэтесса Зинаида Гиппиус (публиковала критические статьи, используя семь мужских псевдонимов), автор любовных романов Нора Робертс (остросюжетные романы публиковала под псевдонимом Джей Ди Робб), Борис Виан (взял псевдоним Вернон Салливан, чтобы написать жестокий детектив «Я приду плюнуть на ваши могилы»).

Желание проверить свои творческие способности

Эта причина похожа на предыдущую, но всё же значительно отличается от неё. Писатели, меняющие имя при смене жанра, в первую очередь, хотели попробовать себя в новом качестве. А авторы в этой категории брали псевдоним, чтобы узнать, что на самом деле об их таланте думают критики и читатели.

Самый известный пример такого использования псевдонима связан с писательницей Джоан Роулинг. Автор серии книг о Гарри Поттере в 2013 году выпустила криминальный роман для взрослой аудитории. Для своего нового творчества писательница выбрала псевдоним Роберт Гэлбрейт: имя было составлено из комбинации имён политика Роберта Кеннеди и фамилии Гэлбрейт, которую Роулинг хотела иметь в детстве.

Я хотела вернуться к началу писательской карьеры и создать что-нибудь новое, не ожидая предвзятого отношения со стороны критиков и фанатов. Быть Робертом Гэлбрейтом значило для меня работать, а это моя любимая часть в творчестве.

Джоан Роулинг
писательница

Псевдоним Роулинг брала, чтобы посмотреть, как на неё отреагируют издатели и критики. Результаты проверки оказались интересными: так, несколько издателей отвергли дебютную работу Гэлбрейта «Зов кукушки», посчитав роман «коммерчески неуспешным». Самому же «писателю» посоветовали сходить на курсы, чтобы улучшить свой талант.

«Зов кукушки» всё же добрался до полок книжных магазинов в апреле 2013 года. Долго скрывать свою причастность к роману Роулинг не удалось: уже в июле в Sunday Times напечатали материал, в котором раскрывался псевдоним писательницы. Тайна Роулинг попала на страницы периодики из-за ее адвоката Кристофера Госсаджа: он рассказал о секрете подруге жены, а та слила информацию в газету. За свою болтливость адвокат выплатил Роулинг тысячу фунтов компенсации.

В 2017 году телеканал BBC One выпустил сериал «Страйк» по мотивам книг Роберта Гэлбрейта

Несмотря ни на что, криминальные детективы Роулинг продолжает публиковать под именем Роберт Гэлбрейт. Герой всех книг — частный детектив Корморан Страйк. Сейчас в библиографии Роберта Гэлбрейта четыре книги, последняя из них — «Смертельный белый» — вышла в 2018 году.

Ещё одна писательница, жаждущая подтверждения своего таланта — Джой Кэрол Оутс. Автор написала более 50 романов, получила множество литературных премий, однако сомнения в своих творческих способностях у неё оставались.

Я хотела, чтобы на меня посмотрели по-новому. Хотела сбежать от своей собственной личности.

Джой Кэрол Оутс
писательница

Чтобы проверить себя, в 1987 году Оутс написала экспериментальный короткий роман под названием «Жизнь близнецов» и отправила его издателям, подписавшись Розамунд Смит. Книгу приняли хорошо, однако ещё в момент подготовки к печати прикрытие Оутс было раскрыто.

Позднее в беседе с журналистами Оутс божилась больше никогда не писать под псевдонимом. Однако сдержать обещание она не смогла: под именем Розамунд Смит писательница опубликовала девять романов, а ещё три книги она подписала Лорен Келли.

Слишком много книг для одного

Может ли писатель быть слишком продуктивен? Колонку с таким заголовком для газеты The New York Times однажды написал Стивен Кинг. В своём эссе «мастер ужасов» попытался разрушить мнение, что если автор пишет много, значит он пишет плохо. В своё время этот стереотип заставил многих писателей взять псевдоним, в том числе и самого Кинга.

Кинг — очень продуктивный автор: за 45 лет творчества в его библиографии накопилось 56 романов и 200 рассказов. Более того, он умеет создавать истории быстро: например, «Бегущего человека» Кинг написал всего за три дня.

Такие объём и скорость, однако, не радовали литературного агента писателя: в 70-х он посоветовал Кингу выпускать по одной книге в год, чтобы избежать перенасыщения. Писателю такое ограничение не нравилось, поэтому он решил публиковаться как два разных человека и взял псевдоним Ричард Бахман.

Псевдоним Ричард Бахман, по легенде, Кинг составил из имени писателя Ричарда Старка и названия группы Bachman.

Псевдоним писателя раскрыли быстро. В 1984 году продавец книг Стив Браун, прочитав «Худеющего», пришёл к выводу, что автор книги «либо Кинг, либо лучший подражатель в мире». Чтобы доказать свою правоту, Браун отправился в Библиотеку Конгресса, поднял архивы и выяснил, что права на один из романов Бахмана — «Ярость» — принадлежат Кингу.

Похожая ситуация приключилась с писателем-фантастом Дином Кунцем. В семидесятые он, в среднем, создавал по восемь книг в год, что не особо нравилось издателям. Решить проблему Кунцу было проще: он писал в разных жанрах и для каждого направления в своём творчестве придумал своё имя. В итоге у писателя было десять псевдонимов, в том числе Аарон Вульф, Дэвид Экстон и Ричард Пэйдж.

Также большая продуктивность вынудила взять псевдоним автора детективов об инспекторе Роджере Весте Джона Кризи (28 псевдонимов), писателя и сценариста Эвана Хантера (использовал псевдоним Эд Макбейн) и Рэя Брэдберри (в некоторых журналах печатали одновременно несколько рассказов писателя под разными именами).

Нежелание ассоциироваться с написанным

Иногда писателям не хочется, чтобы читатели знали, кто именно написал книгу: из чувства стыда или нежелания мириться с редакторскими правками.

Так, известный писатель-фантаст Айзек Азимов решил взять псевдоним Пол Френч в 1951 году, когда получил предложение написать сценарий для молодёжного телесериала «Лакки Старр, космический рейнджер». Автор боялся, что редакторы на телевидении сильно изменят его оригинальный текст, и ему будет стыдно за своё имя в титрах.

В итоге сериал так и не сняли, но вот бросить историю Лакки Старра и псевдоним Пол Френч Азимов не решился. Под вымышленным именем он опубликовал пять романов.

Подобное чувство страха перед правками продюсеров испытал автор культовой книги «Я — легенда» Ричард Мэтисон. В 1964 году, когда его роман впервые экранизировали, писатель попросил не указывать настоящего имени в титрах, вместо этого автором сценария значился Логан Свонсон.

Этим псевдонимом Мэтисон воспользовался ещё раз, в 1981 году, когда его произведение «Земной» (Earthbound) было опубликовано в журнале Playboy с серьёзными редакторскими правками. И ещё раз, когда писал сценарии для эпизодов сериалов «Сумеречная зона» и «Combat!».

Мэтисон написал сценарий для эпизода «Кнопка, кнопка» сериала «Сумеречная зона»

Другого рода стеснение испытала автор романа «Интервью с вампиром» Энн Райс. В восьмидесятых писательница решила попробовать себя в новом и экстремальном формате эротического романа с элементами порнографии и БДСМ. Для этих целей она использовала сразу два псевдонима: Энн Рэмплинг («Белинда» и «Побег в Эдем») и А. Н. Рокелор (трилогия «Спящая красавица»). В одном из интервью писательница говорила, что эти книги для неё что-то вроде «одержимости молодости». Эротические романы продолжают приносить Райс десятки тысяч долларов ежегодно.

Взять псевдоним, чтобы не ассоциироваться с написанным, в середине ХХ века также пришлось американскому писателю и драматургу Гору Видалу. В 1948 году его роман об однополой любви «Город и столп» получил негативную оценку от The New York Times и других авторитетных СМИ. После этого Видал оказался в неофициальном «чёрном списке» у издателей и потерял финансовую стабильность. Поэтому в пятидесятых он решил подзаработать на бульварных криминальных романах.

Чтобы не марать своё имя в дешевых книгах, он придумал целых три псевдонима: Эдгар Бокс, Кэтрин Эверард и Кэмерон Кэй. В общей сложности, под этими псевдонимами Видал написал пять книг. Свою причастность к творчеству Бокса писатель раскрыл в 1978 году в книге «Три от Бокса» (Three by Box), остальные псевдонимы он не комментировал.

Коллективное творчество

Иногда известные авторы объединяются, чтобы создать что-то новое и непривычное для них. Подобные примеры есть и в российской, и в зарубежной литературе.

Так, писатель-фантаст, автор «Парка Юрского периода» и «Штамма „Андромеда“» Майкл Крайтон в 1970 году написал криминальный роман «Сделка» вместе со своим братом Дугласом. По словам Крайтона, сначала текст книги написал он сам «от начала и до конца», затем его брат полностью переписал историю, а потом Крайтон внёс свои изменения. Последний вариант, в итоге, и вышел в печать.

Книгу подписали Майкл Дуглас. Как не сложно догадаться, псевдоним получился путём сложения имён братьев.

В российской литературе к такому приёму прибегал Алексей Толстой. Совместно с поэтами братьями Жемчужниковыми писатель издавал сатирические стихи в журналах «Современник» и «Искра». Подписывались совместные произведения «Козьма Прутков».

Из более современных писателей можно вспомнить Дмитрия Гордевского и Яну Боцман, более известных под творческим псевдонимом Александр Зорич (трилогия «Завтра война»). Или же украинских писателей-фантастов Дмитрия Громова и Олега Ладыженского, известных также как Генри Лайон Олди («Мир Ойкумены»).

Попытка остаться инкогнито

Для многих известных авторов использование дополнительного имени — своего рода защита от нежелательного внимания публики или преследования властей.

Так, автор «Хроник Нарнии» Клайв Стейплз Льюис в 1961 году опубликовал сборник эссе «Исследуя скорбь», посвящённый смерти его жены. Книга была настолько личной, что он решил подписать её псевдонимом Н. В. Клерк (N.W. Clerk).

Российский писатель Николай Чернышевский в последние годы жизни публиковался в журналах под несколькими псевдонимами: в том числе, Андреев, Старый трансформист и Волков. Подписываться другими именами автор был вынужден после ссылки в Сибирь. По той же причине псевдоним пришлось взять Вильгельму Кюхельбекеру (под именем В. Гарпенко он анонимно издал книги «Ижорский» и «Русский Декамерон 1831 г.»).

Роман Клэр Морган (Патриции Хайсмит) «Цена соли» был переиздан в 1990 году под названием «Кэрол»

Автор «Талантливого мистера Рипли» и «Незнакомцев в поезде» Патриция Хайсмит использовала псевдоним Клэр Морган, чтобы избежать осуждения из-за скандальной темы. В 1953 году под вымышленным именем она опубликовала роман «Цена соли» о любви молодой девушки и зрелой женщины.

Псевдоним — отличное средство для решения многих задач. Взяв дополнительное имя, можно заработать деньги, высказаться на тему, о которой боишься сказать прямо, или представить себя в роли другого человека. Наверное, поэтому такое количество писателей и обращается к псевдонимам, уже став популярными.

#истории #long
{ "author_name": "Елена Авдеева", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438","long"], "comments": 42, "likes": 181, "favorites": 140, "is_advertisement": false, "subsite_label": "read", "id": 37291, "is_wide": true, "is_ugc": true, "date": "Wed, 23 Jan 2019 16:27:58 +0300" }
{ "id": 37291, "author_id": 26928, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/37291\/get","add":"\/comments\/37291\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/37291"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 64958, "possessions": [] }

42 комментария 42 комм.

Популярные

По порядку

Написать комментарий...
25

Как можно не упомянуть Чехова aka (А. Актрисын, А. Достойнов-Благороднов, А. П., А. П. Ч-в, Академик Тото, Акакий Тарантулов, Антоша, Антоша Ч., Антоша Ч.***, Антоша Чехонте, А-н Ч-те, Ан. Ч., Ан. Ч-е, Анче, Ан. Че-в, Аркадий Тарантулов, А. Ч., А. Ч-в, А. Че-в, А. Ч-х-в, А. Чехонте, Г. Б-в, Г. Балдастов, Макар Балдастов, Бокль, Н. Н. Борисов, Брат моего брата, Врач без пациентов, Вспыльчивый человек, Гайка № 5 3/4, Гайка № 6, Гайка № 9, Граф Черномордик, Грач, Гудияди Янос, Два Аякса (с В. В. Билибиным), Дон Антонио, Чехонте, Дяденька, Кисляев, М. Ковров, Крапива, Лаэрт, Некто, Нте, А. Павлов, Панько, Полковник Кочкарёв, Прозаический поэт, Рувер, Рувер и Ревур, Улисс, Ц., Ч., Ч. Б. С., Ч. без с., Чел. б. селез., Человек без селезёнки, Чехонте, Ч.Хонте, А., Цынцыннатус, Шампанский, Шиллер Шекспирович Гёте, …въ, -въ, --нте, Homo Sachaliensis, Z.)? ( ͡° ͜ʖ ͡°)

Ответить
19

Выглядит как многие мои знакомые, которые любят часто менять ники в стиме

Ответить
0

Класс! Знал только про Антошу Чехонте, обожаю этого писателя.

Ответить
21

Судя по плодовитости сэра Макса Фрая он просто псевдоним решившего изучить русский язык Стивена Кинга.

Ответить
0

Ну или Козьма Прутков нашего времени (коллективный аккаунт)

Ответить
15

между прочим, станислав лем - тоже выдуманный писатель, или скорее псевдоним (LEM: Lenin, Engels, Marx) для группы из трех писателей-марксистов. филип дик не наебет!

Ответить
3

А я всегда думал, что это Лунный Исследовательский Модуль (Lunar Excursion Module) писал под таким псевдонимом книги

Ответить
0

дик был ВИЗИОНЕРОМ и общался с ВАЛИС, ему виднее

Ответить
6

Жаль Ахматову не упомянули. Ей отец запретил публиковаться под настоящим именем, дабы не позорила честь семьй.

Ответить
9

А он хорош

Ответить
1

В статье скорее случаи когда уже известные писатели писали под псевдонимом, а не в целом умалчивание настоящей фамилии.

Ответить
0

Робин Хобб - женщина, публиковалась под мужским именем, чтоб юноши не относились к покупке ее книг с пренебрежением.

Ответить
0

У них это часто, мужчины тоже под женскими именами публиковались, чтобы их любовные романы женщины покупали.

Ответить
4

Отличная статья.
Спасибо. Честно говоря узнал даже больше чем ожидал. Да и мотивы теперь более четко прослеживаются.

Ответить
5

Про дважды лауреата Гонкуровской премии Ромена Гари можно было упомянуть, история не только занимательная, но и трагическая - успех второй личности вызвал глубокую депрессию, что в итоге привело к самоубийству писателя

Ответить
4

Есть еще Кир Булычев

Ответить
4

Есть еще Джо Хилл - старший сын того же Кинга, который хотел дистанцироваться от славы отца и добиваться ее самостоятельно. Недавно прочитал его роман "Пожарный", остался очень доволен потраченным на него временем.

Ответить
2

А еще забыли Никитина и его альтер-эго Гай Юлий Орловский

Ответить
0

Счастливчики, да?)

Ответить
2

А я под псевдонимом пишу комментарии. Они так себе...

Ответить
1

Этот псевдоним оказался более удачным, чем первый: один только «Девятый спас» разошёлся тиражом 600-700 тысяч копий.

Афтар явно не оч представляет себя масштабы тиражей российского рынка. Это поправимо. В первый год "Девятый спас" был издан тиражом 50 тыщ + 30 тыщ доптираж в Минске. В последующие годы допечатки, конечно, существенно меньше - по десяточке в среднем и не каждый год. Общий тираж за прошедшие годы где-то в районе 200-250 тыс экз Это если щедро отсыпать не учитывая то что пускалось в сток.

Ответить
0

ну автор не с потолка цифру взял, видимо
например на библиоглобусе:
"Роман выдержал 12 изданий. Общий тираж – более полумиллиона экземпляров."
http://www.bgshop.ru/Catalog/GetFullDescription?id=10452634

Ответить
1

Подобное чувство страха перед правками продюсеров испытал автор культовой книги «Я — легенда» Ричард Мэтисон.

Как оказалось, не зря боялся.

Ответить
1

Из фантастов еще Генри Катнер очень любил псевдонимы (Лоуренс О’Доннелл, Кейт Хэммонд, Льюис Пэджет, Уилл Гарт и другие).

Ответить
1

Псевдоним Ричард Бахман, по легенде, Кинг составил из имени писателя Ричарда Старка и названия группы Bachman

Забавно, что "Ричард Старк" это не имя, а псевдоним писателя детективов Дональда Уэстлейка. Его в этой подборке почему-то нет, хотя он тоже заслуживает упоминания. Он прославился как Уэстлейк сатирическими детективами, и когда начал писать жесткий нуар, ему пришлось взять псевдоним Ричард Старк. Еще у него были психологические детективы, фантастика, биография и даже софтпорно - под каждый жанр свой псевдоним.

Ответить
1

Думал будет деанон хакима . Ведь это тоже " знаменитый писатель " раздела наука

Ответить
0

Может ли писатель быть слишком продуктивен?
Эх, я бы спросил у Филипа Дика, будь он жив.

Ответить
0

Да ладно. Всё в порядке с Ф.К.Диком. Каждый пишет как он дышит. Лучше к Татьяне Устиновой обратитесь какой-нибудь.

Ответить
1

Я в строго положительном смысле

Ответить
0

Чтобы если что обосрался псевдоним?

Ответить
0

Хорошая статья

Ответить
0

Мда... статья про известные псевдонимы писателей и ни слова о Пушкине.

Ответить
0

Зачем Стивен Кинг, Агата Кристи и Айзек Азимов выпускали книги под чужими именами.

чтобы не пустить предрассудки из прошлых псевдонимов

Ответить
0

Интересная статья, спасибо!

Ответить
0

Многие в свое время считали, что под именем/за Томаса Пинчона писал Сэлинджер, т.к оба усиленно не появлялись в медийном пространстве

Ответить
0

Хмм... Является ли псевдонимом Дж. К. Роулинг у Джоан Роулинг?

Ответить
0

конечно, ведь мотив был скрыть пол

Ответить
0

Спасибо за статью! Что-то знал, что-то нет. Читать интересно.

Ответить
–1

Замечу ещё что были такие люди которые брали псевдоним не что бы скрыть более талантливого писателя, а скорее наоборот - выдать себя за кого то более приятного чем есть на самом деле.

Хороший пример Арчи Стэнтон - настоящее имя Иван Сербин. В 90-х писал так называемые кино-романы, или грубо говоря переписывал в формате книг популярные в те года фильмы (Попутчик, Призрак). В этом случае понятно что человек взял псевдоним что бы его книги просто покупали, потому что с таким, хоть и странным, но всё таки зарубежным именем человек может подумать что книга писалась за границей, или её писал даже человек причастный к фильму, как было с "Ночью живых мертвецов" например. Но правда, как говорится, совершенно в другом.

Ответить
0

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-1134314964", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=clmf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudo", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvc" } } } ]
10 самых лучших блюд
(согласно инстаграму Хидео Кодзимы)
Подписаться на push-уведомления