Почитать Аня Тоска
15 959

Часы Судного дня: как образ супергероя вписывается в сеттинг «Хранителей»

Виджиланте эпохи Холодной войны.

В закладки
Аудио

Действие комикса Алана Мура и Дэйва Гиббонса происходит в эпоху Холодной войны: на первый взгляд, не самый очевидный сеттинг для супергероики. Однако персонажи «Хранителей» прекрасно в него вписываются, а их образы помогают читателю лучше прочувствовать дух того времени. Разбираемся, как изображена эпоха Холодной войны в «Хранителях» и почему этот сеттинг так хорошо сочетается с супергеройским жанром.

Статья основана на материале из комикса Алана Мура и Дэйва Гиббонса, впервые опубликованного в 1986 году. События из других произведений во вселенной «Хранителей» не рассматриваются.

Альтернативная история

Комикс во многом опирается на реальные исторические события, но герои в масках сильно изменили вселенную «Хранителей». Альтернативная история — мощный художественный приём, позволивший Алану Муру и Дэйву Гиббонсу подробнее рассмотреть социальные и культурные явления, присущие эпохе Холодной войны. Но чтобы понять, зачем авторы прибегли к этому приёму, нужно для начала разобраться, насколько далеко ушли «Хранители» от реальной истории США.

Хотя действие комикса разворачивается в 1985 году, повествование сильно опирается на предшествующие исторические события. Отправной точкой альтернативного таймлайна «Хранителей» можно считать появление в 1938 году первого виджиланте — Правосудие В Капюшоне. Это событие меняет ход известной нам истории. Примечательно, что в том же году выходит первый комикс о Супермене.

Вдохновлённые реальным костюмированным борцом за справедливость, будто сошедшим с обложки комикса, многие граждане США тоже решили стать виджиланте. Среди них Холлис Мейсон (Ночная Сова), Салли Юспешик (Шёлковая Тень), Комедиант (Эдвард Блейк), Силуэт, Капитан Метрополис, Мотылёк и Мистер Доллар.

Уже на следующий год, незадолго до начала Второй мировой войны, появилась организация костюмированных героев — «Ополченцы». Она официально была распущена в 1949 году, после того, как часть участников погибла, а часть покинула группу по разным причинам.

События Второй мировой войны развивались по тому же сценарию, что и в реальной жизни, однако у них были новые последствия во вселенной «Хранителей». Отец Джона Остермана (будущего Доктора Манхэттена), впечатлённый бомбардировкой Хиросимы, убедил своего сына стать физиком-ядерщиком — через три года тот поступил в Принстон. Сам Джон позже размышлял: этот ли поступок отца повлиял на трагедию, случившуюся с ним, из-за этого ли он стал Доктором Манхэттеном.

Мир после бомбардировки Хиросимы и Нагасаки медленно погружался в паранойю. В 1947 году журнал «Бюллетень учёных-атомщиков» начал отсчёт времени до мировой ядерной катастрофы.

Символом надвигающегося конфликта служат Часы Судного дня — один из феноменов эпохи Холодной войны. Эти метафорические часы показывают, насколько, по мнению учёных, мир близок к ядерной катастрофе. Кстати, они существуют и сегодня, а сейчас показывают, что до глобального ядерного кризиса осталось всего 2 минуты.

В «Хранителях» Часы Судного дня играют важную роль. С одной стороны, их появление отражает дух времени: в конце каждой главы герои вместе с читателем «сверяются» с часами, параноидально ожидая конца света или развязки комикса.

С другой стороны, часы играют непосредственную роль в сюжете: в конце читатель узнаёт, что всё это время смотрел на вполне реальные часы в центре Нью-Йорка, отсчитывающие время до катастрофы, срежиссированной Адрианом Вейдтом. Замена абстрактных Часов Судного дня на настоящие в момент, когда трагедия уже случилась и изменить ничего нельзя, помогает «встряхнуть» читателя, заставить его осознать реальность происходящего.

В 1959 году во вселенной «Хранителей» произошло ещё одно событие, меняющее ход истории: Джона Остермана дезинтегрировало, после чего он заново «собрал» собственное тело. Вскоре он взял псевдоним Доктор Манхэттен и нарисовал себе на лбу знак водорода — свой символ супергероя.

Появление Доктора Манхэттена по-настоящему изменило всё: благодаря ему быстрее начала развиваться наука, а вместе с этим выросла и уверенность американского правительства в своём военном превосходстве над СССР. Сам герой стал живым гарантом ядерного сдерживания для США.

В 1962 году мир пережил Карибский кризис без вмешательства супергероев. Доктор Манхэттен встретился с Джоном Кеннеди, но и в этой вселенной он не смог предотвратить убийство президента: тот умер «по расписанию» — 22 ноября 1963 года. Позднее Комедиант намекал, что, возможно, именно он убил Кеннеди.

В следующем году произошло ещё одно громкое и вполне реальное убийство: жертву — молодую Китти Дженовезе — атаковали на глазах у десятка свидетелей, но большинство из них сочли нападение пьяной дракой или ссорой знакомых. СМИ весьма драматично осветили преступление, преувеличив количество бездействующих свидетелей.

Это событие поразило американское общество и легло в основу социопсихологического термина — «эффект свидетеля» (bystander effect): чем больше у преступления свидетелей, тем меньше вероятность того, что кто-то из них сообщит о нём в полицию или окажет пострадавшим помощь.

Убийство Дженовезе также сподвигло граждан США создать районные организации по предотвращению преступлений (neighborhood watch). Возмущённые бездействием общественности в деле Дженовезе, неравнодушные местные жители стали активно докладывать в полицию о подозрительных личностях. Во вселенной «Хранителей» убийство девушки вдохновило Уолтера Ковача сделать маску «Роршаха» и стать виджиланте.

В 1969 году Ричард Никсон был избран президентом США. С этого момента наша реальность и события «Хранителей» расходятся двумя совершенно разными путями.

Первое главное отличие — итоги войны во Вьетнаме. В своей предвыборной кампании Никсон обещал закончить войну: к тому времени недовольство простых людей внешней политикой США практически достигло своего пика. В реальной жизни президент начал постепенный вывод американских войск и сделал упор на поддержку военных сил Южного Вьетнама. По его расчётам, возвращение солдат домой должно было сдержать недовольство граждан.

Доктор Манхэттен замечает разницу между подходом Никсона и Кеннеди к внешней политике: последний не пытался использовать героя для разрешения Карибского кризиса

В «Хранителях» Никсон тоже хотел поскорее закончить войну, поэтому просто отправил сражаться Доктора Манхэттена. Уже в 1971 году Вьетконговцы сдались и США восторжествовали. В нашей вселенной война во Вьетнаме закончилась только в 1975 году победой коммунистического Северного Вьетнама — то есть фактическим поражением американцев. Все дальнейшие события «Хранителей» и эскалирование конфликта между США и СССР — последствия войны во Вьетнаме.

В 1973 году Никсон был повторно избран президентом, а через год досрочно ушёл в отставку. Но только не в комиксе. Причина — убийство журналистов Вудворда и Бернстайна, расследовавших «Уотергейтский скандал» о прослушке членов Демократической партии США, повлекший за собой отставку президента.

В комиксе Никсон ввёл новую поправку в конституцию, позволяющую ему участвовать в следующих выборах, и в 1976 году его избрали на третий срок. Никсон находится у власти и на момент начала повествования «Хранителей» в 1985 году — во время своего пятого президентского срока. В реальной жизни в США с 1951 года и по сей день действует 22 поправка, согласно которой один человек может избираться на пост президента только дважды.

Важное событие для персонажей комикса — закон Кини (1977 год), запрещающий деятельность виджиланте. Вероятно, прототипом сенатора Кини был Дэвид Кини, работавший в администрации Никсона. Несмотря на введение закона, Комедиант и Доктор Манхэттен продолжили работать на правительство США.

Действие в «Хранителях» происходит в 1985 году, в разгар Холодной войны. И хотя история не фокусируется на политических событиях, они постоянно происходят где-то на фоне. Обычно читатель узнаёт о них из заголовков газет. Большая часть из них сосредоточена на конфликте в Афганистане.

На момент начала повествования США уже ввели в страну свои войска, чем недовольны в Москве. Однако перспектива столкнуться с Доктором Манхэттеном сдерживает СССР от начала ещё одного вооружённого конфликта. В реальности же советские войска были введены в Афганистан уже в 1979-м. В комиксе это происходит лишь когда Доктор Манхэттен сбегает с Земли на Марс.

Последнее событие глобальной значимости в «Хранителях», вновь повернувшее ход истории, произошло 2 ноября 1985 года. В этот день Адриан Вейдт инсценировал атаку пришельцев на Землю, чтобы сплотить мир вокруг этой катастрофы и заставить людей забыть о геополитических распрях, таким образом положив конец Холодной войне.

Ментальность Холодной войны

В комиксе Мура и Гиббонса события этой эпохи показаны очень драматично. Усилив контраст между мирной жизнью американцев и разгорающейся на фоне мировой катастрофой, авторы подчеркнули беспомощность общества того времени.

Америка эпохи Холодной войны жила в постоянном страхе перед угрозой ядерного конфликта. Сеттинг «Хранителей» прекрасно передаёт эти настроения в обществе: читатель всегда в курсе всех последних политических событий во вселенной комикса, но подаются они почти всегда не напрямую.

Будто герои сами хотят абстрагироваться от потока неутешительных новостей в СМИ и откладывают свои газеты, чтобы пообщаться с близкими и обсудить последние сплетни. Очевидно, сообщения о ядерной угрозе стали для жителей США настолько привычной темой, что им ничего не остаётся, кроме как жить с этим и покорно ждать, что будет дальше.

Порой паранойя всё же даёт о себе знать, и тщательно подавляемые переживания выплёскиваются наружу. Первым таким инцидентом стало убийство отцом двух дочерей: мужчине послышалось, что одна из девочек произнесла слово «война» и у того случился нервный срыв.

Массовая истерия общества достигает своего пика за несколько мгновений до нападения «пришельцев» на Нью-Йорк: в центре города начинается потасовка. Всё нарастающая паника жителей символизирует стремительную эскалацию конфликта между СССР и США. Кульминация — массовая гибель горожан: в последние моменты их жизни мы видим, как паника на их лицах перерастает в ужас.

Но читатель видит и другую реакцию героев на усиливающиеся в обществе напряжения. В одном из второстепенных персонажей — продавце газет — они пробудили сентиментальность.

Во время катастрофы продавец газет в последний момент закрывает едва знакомого парня своим телом. Их медленно исчезающие силуэты контрастируют со стремительно меняющимися изображениями искажённых ужасом лиц: от этого сцена выглядит даже умиротворяюще. После кульминации наступает облегчение: самое страшное позади, конфликт исчерпан.

Ещё один пример человека, пытавшегося противостоять панике, — психиатр, назначенный в тюрьме Уолтеру Ковачу. Он приходит к выводу, что больше не может закрывать глаза на несправедливость в мире, как когда-то решил для себя Роршах. Чтобы не позволить страху и отчаянию сломить его, мужчина начинает помогать людям и верит, что даже незначительный благой поступок сделает мир лучше.

Возможно, похожие чувства пробудили Вторую Ночную Сову и Вторую Шёлковую Тень вновь надеть свои старые костюмы вопреки закону, запрещающему деятельность виджиланте. Вместе герои отправляются на короткую вылазку и спасают людей из горящего здания.

Но их мотивация не так однозначна: персонажи хотят не только помочь согражданам, но и просто сбежать от реальности. В некотором смысле герои пытаются спасти самих себя. Раздражённые чувством бессилия и утомлённые паранойей, охватившей нацию, они хотят сделать хоть что-то, чтобы не чувствовать себя совершенно беспомощными. И в этом виджиланте помогают их костюмы.

Импотенция супергероя

Отношения человека и его альтер-эго супергероя — одна из ключевых тем в «Хранителях». Обычный гражданин США времён Холодной войны беспомощен и пассивен. Но, надевая маску, он становится сильным и способным борцом с преступностью.

Стремление ощутить себя кем-то другим для персонажей «Хранителей» обусловлено не только благородным порывом. Для некоторых героев перевоплощение — единственный способ взять контроль над своей жизнью или убежать от своих проблем.

Этот внутренний конфликт обычного и беспомощного человека с сильным и владеющим ситуацией супергероем показан, в частности, глазами Дэниэла Драйберга (Второй Ночной Совы). Как простой человек он — лишь наблюдатель, а не участник собственной жизни.

На его пассивность недвусмысленно намекает и то, что персонаж буквально страдает импотенцией, а побороть её помогает только перевоплощение в супергероя. Костюм Ночной Совы символизирует надежду что-то изменить в жизни героя и общества в целом: без него Драйберг чувствует, что не контролирует ситуацию.

Не менее комплексная мотивация и у Лорел Юспешик (Вторая Шёлковая Тень). Она выросла среди виджиланте и готовилась стать ей с самого детства: к такому образу жизни Лорел толкала её мать — бывшая героиня в маске, Салли Юспешик.

В отличие от Дэниэла Драйберга, для которого костюм — символ контроля над своей жизнью, для Лорел он, наоборот, означает отсутствие свободы воли и способности принимать самостоятельные решения.

Первый костюм девушки и героический псевдоним выбрала для неё Салли Юспешик. Лорел родилась и прожила большую часть своей жизни в тени матери, продолжая её дело и исполняя её мечту. Уйдя в отставку в 1977 году, девушка испытала облегчение: ей больше не придётся отыгрывать чужую роль.

Однако даже в отставке Лорел не обрела возможности контролировать собственную жизнь. С 16 лет она была любовницей Доктора Манхэттена, а значит, в силу обстоятельств, не могла позволить себе выбирать свою судьбу: любить Доктора Манхэттена значит любить атомную бомбу, такая любовь возможна только под строгим присмотром государства.

Если Дэн без костюма и Дэн в костюме — два разных человека, то Лорел, даже сняв наряд супергероя, не смогла сбежать от своей прошлой жизни. Все важные решения девушке диктовали люди вокруг неё: ради матери она стала героиней в маске, а ради любимого человека переехала на правительственную военную базу. Сама Лорел мечтает о «нормальной жизни» и жалеет, что с детства была окружена костюмированными героями.

Однако, расставшись с Доктором Манхэттеном, Лорел нашла родственную душу в другом бывшем коллеге — Дэниэле Драйберге, который в тайне мечтал вновь надеть свой костюм героя. Девушка с охотой поддерживает его и даже сама побуждает Дэна вместе возобновить деятельность виджиланте.

В конечном итоге она всё же приходит к выводу, что работа героя — часть её идентичности. В последней главе они с Дэном обсуждают свои будущие совместные приключения. Только теперь Лорел хочет выбрать себе новый костюм и оружие, не связанные с образом, навязанным девушке её матерью.

Всю жизнь она была то Второй Шёлковой Тенью, то любовницей Доктора Манхэттена, а теперь может позволить себе быть собой. Выбор нового костюма символизирует для Лорел поиск собственной идентичности.

Как и молодая Лорел, которая хочет быть обычной девушкой, но не может вписаться в общество, другие персонажи «Хранителей» так или иначе тоже чувствуют себя оторванными от социума или вовсе находятся с ним в конфликте.

Например, Уолтер Ковач (Роршах) не раз говорит, что испытывает отвращение к людям. Его желание абстрагироваться от своих человеческих слабостей выражено в привязанности героя к своему костюму. Роршах буквально называет свою маску «лицом» и чётко отделяет личность Уолтера Ковача от личности Роршаха.

На то, что альтер-эго Роршаха доминирует над его собственной личностью указывает и то, как персонаж комментирует свою внешность без костюма. Для него это — маскировка, к которой он неохотно прибегает, чтобы оставаться незамеченным в нужные моменты. Без неё он не только никому неизвестен, но и противен сам себе.

Герой ассоциирует концепт «человечности» со злом и греховностью и старается абстрагироваться от своего человеческого начала, надевая «лицо» — маску Роршаха, символизирующую его истинное «я». Можно скорее считать, что Уолтер Ковач — альтер-эго Роршаха, нежели наоборот.

Совершенно иные отношения со своим костюмом у Адриана Вейдта (Озимандия). Он — один из немногих персонажей, который не убегает от реальности, надевая маску. Для Адриана она — скорее атрибут власти: ритуальная одежда, символизирующая его влиятельность. Костюм хорошо отражает идентичность Вейдта, то, каким он видит себя.

Его альтер эго — Озимандия — древнегреческое имя фараона Рамзеса II. Считалось, что правители древнего Египта получают власть свыше и сами становятся причастны к божественному. Адриан Вейдт видит себя буквально носителем божественной власти. Принимая имя Озимандия, он возлагает на себя ответственность за судьбу человечества, которое он должен направлять, как своих подданных.

Идея объединения мира единым правителем преследовала Вейдта с молодости: в подростковом возрасте он восторгался Александром Великим и в 17 лет отправился в путешествие по маршрутам его военных походов.

Но Вейдт видел ошибку, которую совершил Александр: подчиняя мир своей воле, он всё же не смог его объединить. Сам великий полководец восхищался эпохой фараонов и их божественным могуществом. Она же стала и новым вдохновением для Адриана Вейдта: он взял себе псевдоним Озимандия и таким образом самопровозгласил себя царём, наделённым божественной властью.

Несложно заметить, что Адриан тоже совершенно отстранён от общества, которое он хочет направить на путь истинный. Взяв на себя роль бога, Озимандия не может снова обрести связь с социумом, также как и Роршах. Внешне поддерживая образ успешного популярного человека, он не чувствует эмоциональный связи с людьми вокруг него. По словам Вейдта, единственный близкий ему по духу человек — Александр Македонский.

Но Озимандия не смущает его одиночество. У него будто полностью отсутствует тяга к человеческой близости. Выбрав для себя путь правителя, призванного объединить мир, Вейдт, как наследник фараонов, отрекается от земного мира и принимает божественную власть.

Как я перестал бояться и полюбил бомбу

Но и Адриан Вейдт — всего лишь человек. Единственный, кто совершенно не вписывается в общий ряд героев-виджиланте, — это Доктор Манхэттен.

У него нет альтер-эго: после дезинтеграции он просто перестал быть Джоном Остерманом. Прошлая жизнь настолько мало заботит учёного, что тот даже не сообщил отцу, что остался в живых после несчастного случая на испытательном полигоне.

Между личностью Доктора Манхэттена и другими героями комикса проводится чёткое разграничение. Он единственный обладает сверхчеловеческими способностями, а другие виджиланте — простые люди в масках, борющиеся с преступностью «голыми руками». Такой контраст необходим комиксу для придания персонажу Доктора Манхэттена более метафорической роли.

В первую очередь, герой олицетворяет потенциал атомной энергии. Псевдоним, придуманный Джону Остерману — отсылка на «Проект Манхэттен» (Manhattan Project) времён Второй мировой войны. В ходе этого засекреченного исследования американские учёные разработали первое ядерное оружие. «Хранители» — это комикс о ядерной бомбе, где бомба — самостоятельный персонаж со своей волей.

Доктор Манхэттен — продукт научного прогресса, но при этом всё ещё обладает человеческими качествами: герой олицетворяет конфликт гуманизма и науки. Читатель наблюдает, как развивается отношение Доктора Манхэттена к человечеству. В начале повествования герой не интересуется жизнью на Земле: её существование для него — лишь очередной научный факт.

Однако в сцене на Марсе, где Доктор Манхэттен обсуждает спасение человечества с Лорел, он сам же приходит к выводу, что жизнь удивительна и не так проста, как кажется на первый взгляд. Она состоит из череды непредсказуемых перемен, а потому завораживает героя.

Другая важная часть идентичности Доктора Манхэттена — мистическая натура его суперсил. Несмотря на то, что появление его способностей стало возможно благодаря техническому прогрессу, их происхождение остаётся загадкой.

На протяжении всей истории всплывают сравнения Доктора Манхэттена с богом. Действительно: он умеет видеть будущее и прошлое одновременно и управлять любой материей, являясь по сути бессмертным. При этом никакого реального религиозного происхождения у всех этих сил, конечно, нет. Сам персонаж говорит, что не верит в бога. Однако, если обратиться к самому концепту «божественного», станет ясно, что сравнения Доктора Манхэттена с богом не так уж и беспочвенны.

В своей работе о магии, религии и науке «Золотая ветвь» Джеймс Фрезер утверждает, что религия — «вера в существование высших сил и стремление умилостивить их и угодить им». В соответствии с этим, Доктора Манхэттена вполне можно назвать богом: манифестацией сверхчеловеческих сил на Земле.

Такой же интерпретации придерживаются и авторы комикса: они сравнивают концепции «религии» и «науки» в вымышленном исследовании «Доктор Манхэттен: сверхвозможности и сверхвласть». В нём утверждается: с развитием науки человек приходит к выводу, что многие древние мистические представления о мире на самом деле вполне соответствуют действительности.

Автор исследования — профессор Мильтон Гласс — также добавляет о Докторе Манхэттене: «Бог существует, и он американец». Именно эта фраза отражает отношение американцев к ядерному потенциалу своей страны. Когда в 1945 году США впервые продемонстрировали миру ядерную бомбу, она, как это не парадоксально, стала символом мира для американских граждан.

Суверенитет США в безопасности, пока другие страны живут под угрозой ядерной бомбардировки. Такой тезис лежит в основе концепции ядерного сдерживания — одной из идеологических конструкций, оправдывающих использование этого смертоносного оружия. Само появление у США ядерной бомбы должно было гарантировать отказ от войн и установление мира во всём мире.

Но уже в 1949 году Америка потеряла монополию на ядерное оружие: в СССР была разработана собственная бомба. Стратегия ядерного сдерживания всё ещё теоретически гарантировала суверенитет США, но на деле американские граждане больше не чувствовали себя в безопасности.

Появление в «Хранителях» Доктора Манхэттена — это возрождение концепции ядерного сдерживания для США. Для людей он — гарант безопасности и мира на Земле, настоящий бог, способный навсегда покончить с войнами.

Доктор Манхэттен — персонификация образа ядерной бомбы в глазах граждан США: он — живая ядерная энергия, созданная человеком на благо человека, однако вызывающая у людей по-настоящему религиозный страх. Об этом чувстве пишет и профессор Мильтон Гласс: встреча с Доктором Манхэттеном похожа на встречу с богом и вызывает ужас и трепет перед его могуществом.

Грань между религиозным и научным мышление оказывается тоньше, чем кажется на первый взгляд. Американская идеология времён Холодной войны помещает ядерное оружие — продукт научного прогресса — на алтарь и поклоняется ему, как идолу. Его обожают и одновременно боятся. Ядерная бомба — настоящий религиозный символ и один из компонентов формулы «Американской мечты». Эту концепцию Алан Мур и Дэйв Гиббонс тоже рассматривают в своём комиксе.

Американская утопия

Понятие «Американская мечта» впервые употребил в 1931 году писатель Джеймс Траслоу Адамс, охарактеризовав его как надежду, что США будет процветающей страной, где каждый человек обладает равными возможностями, вне зависимости от происхождения и статуса, где каждый сможет развить свой потенциал и будет вознаграждён за свои труды.

Эта концепция тесно перекликается с другой основополагающей идеей об «американской исключительности» (American exceptionalism). Корнями она уходит в проповедь пуританина и одного из первых колонистов Джона Уинтропа о «Городе на Холме» — сокровенном месте, которым должна стать американская земля. Согласно этой концепции, США — уникальная страна с собственной миссией — создать идеальное общество, которому будет подражать весь мир.

Ещё одна важная американская идея — «явное предначертание» (Manifest Destiny), и она тесно связана с американской исключительностью. Поскольку США — уникальная держава, созданная богом, чтобы служить примером всему человечеству, то ей вполне позволительно расширять своё влияние и свои границы ради всеобщего блага.

В результате мы имеем два важных концепта, лежащих в основе американской культуры: индивидуализм, который гарантирует американская мечта, и идеализм, обоснованный американской исключительностью и явным предназначением. Объединив эти концепции, мы приходим к выводу, что американская национальная идея — создание в неком необозримом будущем идеального общества, то есть утопии.

Однако, как показывает история, эти концепции, лежащие в основе американской культуры, использовались гораздо более прозаично — для манипуляции общественным мнением. Американская исключительность и явное предназначение лежат в основе американского идеализма и служат оправданием для империалистической политики США. Выражение «явное предначертание» активно употреблялось политиками для оправдания агрессивной экспансии США в XIX веке.

Когда закончилось расширение границ государства, идея о явном предназначении подстроилась под новое направление во внешней политике США. В 1920 году президент Вудро Вильсон упомянул её, оправдывая вмешательство в дела европейских стран после Первой мировой войны.

Он утверждал, что миссия США — распространить по миру демократию и убедиться, что страны этого режима успешно развиваются и им ничего не угрожает. Иными словами, теперь явное предназначение Америки — не прямой захват земли, а распространение своего политического влияния.

Идея об американской исключительности ещё более популярна у политиков, поскольку помогает снять с себя ответственность практически за любые действия: США — буквально исключение из правил, страна, которой позволительно то, что запрещено другим.

Американская мечта — тоже, безусловно, утопический концепт: за всё это время она так и не стала «американской реальностью». Утопия — то есть идеальное общество, в котором эта мечта осуществилась — возможна только в далёком прошлом или будущем, её невозможно узреть своими глазами. Таким образом, американская мечта по своей природе неосуществима, но общество всегда с надеждой будет смотреть вперёд, ожидая наступления обещанной утопии.

Алан Мур и Дэйв Гиббонс критикуют идеологию общества времён Холодной войны, используя ключевые концепты культуры США. В частности, авторы буквально противопоставляют американский идеализм индивидуализму. Несмотря на то, что на обеих этих идеях строится общество США, они фундаментально противоречат друг другу.

Индивидуализм постулирует, что жизнь каждого человека ценна, в то время как идеализм даёт карт-бланш на массовые убийства во имя благой цели. В «Хранителях» эти идеи сходятся во вполне реальной схватке, где Роршах олицетворяет индивидуализм, а Озимандия — идеализм.

Идеализм

В своём отношении к мировым проблемам Адриан Вейдт следует политике идеализма: он уверен, что все международные конфликты требуют его вмешательства, а благая цель объединения мира оправдывает средства.

Для осуществления своих планов Озимандия устраивает настоящую террористическую атаку, маскируя её под нападение пришельцев. Логика героя проста: столкнувшись с внеземной угрозой, мировые правительства прекратят междоусобицы и объединятся против общего врага.

В результате срежиссированной Вейдтом трагедии гибнут миллионы людей. Но, по мнению героя, эта жертва необходима для спасения человечества от ядерной катастрофы. Свои действия он объясняет как раз собственной исключительностью: в глазах Озимандия он — наследник фараонов и продолжатель дела Александра Македонского. А спасти мир от ядерной катастрофы — его «явное предназначение».

Эта речь Адриана перекликается со словами американского генерала Колина Пауэлла об ответственности, лежащей на американском народе. Он утверждает, что ни одна страна на Земле не обладает таким могуществом, как США, а значит американская нация обязана вести весь мир за собой.

Поведение Адриана Вейдта, его решения и его мотивация полностью копируют политику правительства США времён Холодной войны. Пытаясь убедить других героев, что его план сделает мир лучше, он прибегает к риторике, свойственной политическим деятелям США.

Озимандия последователен в выборе слов: в своей речи он предпочитает фокусироваться на положительных глобальных последствиях его решений. Он нарочито преуменьшает масштаб трагедии, ставя в противовес количеству жертв полученную от их принесения выгоду.

Но героические речи Вейдта смогли убедить не всех: единственный, кто отказался замалчивать истину о Нью-Йоркской трагедии — Роршах. Всё потому, что его философия не приемлет принесения невинных жизней в жертву. Таков один из постулатов индивидуализма, который олицетворяет персонаж Роршаха.

Индивидуализм

Если Адриан Вейдт представляет глобальные интересы правительства США на мировой арене, то Роршах — голос американского общества. Сам герой испытывает отвращение к людям, но борется за справедливость. Свою мотивацию сражаться он объясняет психиатру в тюрьме в рассказе о расследовании пропажи маленькой девочки.

Роршах чувствует себя беспомощным перед смертью девочки и не хочет ассоциировать себя с обществом, породившим её убийцу. Однако, став свидетелем этой трагедии, он больше не может забыть о ней и чувствует ответственность за спасение невинных жизней.

Важно, что Роршах не преследует глобальных целей и хочет бороться не с абстрактным злом: он наказывает преступников за конкретные преступления. Этим он делает мир лучше в его собственном понимании. Вейдту же такой подход кажется тщетным, поскольку он мыслит совершенно иными, гораздо более монументальными категориями.

Роршах буквально смотрит на мир через чёрно-белую маску, отражающую простой взгляд общества на «добро» и «зло». Адриан Вейдт иронизирует над этим фактом, поскольку сам считает такой подход примитивным, а концепции «добра» и «зла» для него не играют такой важной роли, как для Роршаха.

Запятнанная репутация Роршаха и его нигилистический взгляд на мир создают контекст, в котором тот оказывает в неравной схватке против «идеального» Адриана Вейдта, с его безупречным планом создания собственной утопии. Узнав о преступлении Озимандия, герой прекрасно осознаёт, что не способен переломить ход событий, но его желание оставаться верным себе и своим взглядам не даёт ему отступить. Роршах — олицетворение крайней степени индивидуализма, желания следовать своим идеалам до конца, даже оказавшись в меньшинстве и даже под угрозой смерти.

Когда остальные герои, включая Доктора Манхэттена, соглашаются не мешать планам Вейдта, Роршах отказывается их поддержать: для него это равносильно предательству своих идеалов. В ответ на просьбу Дэна найти компромисс Роршах отвечает: «Даже перед лицом Армагеддона. Никаких компромиссов».

Индивидуализм Роршаха не приемлет исключений: каждая невинная жизнь ценна, а убийство — это преступление, заслуживающее наказания. В противоположность ему идеализм Вейдта допускает принесение жертв ради абстрактного «всеобщего блага».

Отказавшись идти на попятную, Роршах добровольно соглашается на смерть, позволяя Доктору Манхэттену убить его. Герой не может отказаться от своих взглядов и предпочитает гибель жизни в «идеальном» обществе, построенном ценою жизней миллионов.

Запах «Ностальгии»

Алан Мур и Дэйв Гиббонс превращают противоречие идеалов в открытый конфликт двух персонажей, таким образом обличая двойные стандарты, лежащие в основе американской культуры. С одной стороны, США хочет построить либеральное общество, в котором все равны, с другой — распространить своё влияние по миру любой ценой.

На первый взгляд, в «Хранителях» конфликт заканчивается поражением идей индивидуализма — то есть смертью Роршаха. Вместе с ним умирает и борьба американского общества за соблюдение его моральных идеалов: люди продолжают мирную жизнь, обманутые Вейдтом. Однако позже читатель узнаёт, что Роршах успевает передать информацию о заговоре прессе. Комикс заканчивается намёком на то, что правда вот-вот вскроется и идеальной утопии Озимандия придёт конец.

Это неоднозначное завершение противостояния Роршаха и Вейдта демонстрирует: конфликт идеализма и индивидуализма — и есть основа американской идентичности. Оба этих концепта, на первый взгляд противоречащие друг другу, вместе создают условия, в которых живёт и развивается американское общество.

Более того, индивидуализм американцев времён Холодной войны никак не мешал им видеть свою нацию и идеологию более совершенной по сравнению с другими. Граждане США свободны и равны, в то время как граждане СССР, например, страдают под гнётом тоталитарного строя — настоящего врага американского индивидуализма.

Конечно, в таком контексте стремление США вмешаться во внутренние дела других государств вполне обоснованно: американцы борются за демократию и личную свободу каждого гражданина мира.

К индивидуализму, в частности, аппелировала пропаганда времён Холодной войны. В «Хранителях» это проиллюстрировано рекламой бренда Адриана Вейдта «Ностальгия». По словам самого предпринимателя, философия его бренда основана на неуверенности граждан США в завтрашнем дне.

Описание его рекламной кампании неплохо иллюстрирует общие настроения времён Холодной войны: «В эпоху тревог и стрессов, когда настоящее кажется неустойчивым, а будущее невероятным, вполне естественным выглядит попытка уйти от реальности, найдя утешение либо в мечтах о будущем, либо в приукрашенных воспоминаниях о полувоображаемом прошлом».

Алан Мур и Дэйв Гиббонс выбрали весьма необычную форму искусства для критики американской идеологии времён Холодной войны. Однако именно благодаря такому формату авторам удалось поговорить о той эпохе с неожиданной откровенностью, поразившей многих и навсегда изменившей комиксы о супергероях.

Поместив своих персонажей в исторический контекст, искажённый при этом альтернативными событиями, «Хранители» не просто спекулируют о будущем США, но и добавляют глубины событиям уже прошедшим на момент выхода комикса. Сам Алан Мур в одном из интервью говорил, что Дэйв Гиббонс специально изменил даже привычные элементы быта американцев в своих иллюстрациях, чтобы читатель мог посмотреть на свою родную культуру со стороны.

«Хранителям» действительно прекрасно удаётся показать знакомый конфликт двух сверхдержав в новом свете и заставить читателя заново обдумать фундаментальные концепции, уже, казалось бы, набившие оскомину.

Сегодня «Хранители» — одно из классических произведений, положившее начало многим трендам, распространённым в современных комиксах. Тем, что в 1986 году казалось революционным, сейчас никого не удивишь: образ супергероя с того времени сильно изменился и продолжает развиваться по сей день.

Однако, написанное в разгар Холодной войны, это произведение невероятно ценно с культурологической точки зрения: оно и сегодня помогает лучше понять менталитет людей той эпохи, их быт и отношение к происходящим в мире процессам. Именно благодаря этому «Хранители» останутся актуальны всегда.

#истории #хранители #разборы #long
{ "author_name": "Аня Тоска", "author_type": "self", "tags": ["long","\u0440\u0430\u0437\u0431\u043e\u0440\u044b","\u0445\u0440\u0430\u043d\u0438\u0442\u0435\u043b\u0438","\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438"], "comments": 110, "likes": 327, "favorites": 315, "is_advertisement": false, "subsite_label": "read", "id": 38120, "is_wide": true, "is_ugc": true, "date": "Thu, 31 Jan 2019 14:44:13 +0300" }
{ "id": 38120, "author_id": 50224, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/38120\/get","add":"\/comments\/38120\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/38120"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 64958, "last_count_and_date": null }

110 комментариев 110 комм.

Популярные

По порядку

Написать комментарий...
46

Господи, какая годнота! Спасибо огромное за статью.

Ответить
–12

Обожаю Хранителей, но зачем их пересказывать?

Ответить
30

Справедливости ради - сравнивая с соседним материалом о Сайлент Хилле второй как раз похож на пересказ, тут же в пересказ вплетены авторские широкие комментарии, что очень хорошо.

Ответить
–2

Вплетены очевидные выводы уровня "показали реальное событие - имеет место сатира или переосмысление". Наличие других аналогичных материалов их взаимно не оправдывает.

Ответить
26

Моей задачей в первой части текста было не пересказать сюжет, а создать исторический контекст для последующих рассуждений. Посмотрите повнимательнее: там в основном не про события «Хранителей», а про то, что во время действия комикса в реальной жизни происходило: что авторы поменяли, что оставили, как есть. Мне показалось, что в статье это нужно, потому что не все знакомы с очень специфическими историческими событиями, а я о них потом в тексте рассуждаю. Как-то странно внезапно без контекста начать сыпать терминами и фактами, не объяснив сначала откуда они.

Ответить
0

действительно, мне редко удаётся понять глубину произведений и такие статьи позволяют более полно осмыслить то с чем я уже сталкивался.

Ответить
–13

Потому что так делаются все материалы на дтф. Буквальный пересказ без личной позиции или собственных мыслей.
В крайнем случае можно добавить буквальный пересказ мыслей Шрайера. Но не своих же.

Ответить
9

Быть может, стоит дочитать статью до конца? Да, первая треть напоминает краткий пересказ, но оставшаяся часть – это вполне такой достойный анализ произведения

Ответить
–5

А зачем он там? Зачем этот бесполезный кусок текста каждый раз везде?

Ответить
1

Если авторское мнение для вас – это «бесполезный кусок текста», то что вы вообще делаете на сайте, где как минимум половина контента – это авторское мнение? 🤔

Ответить
–1

Меня интересует, зачем в каждой долбанной статье обязательно пересказывать вообще всё, включая концовку.
Ты кто такой дядя? Ты лучше автора излагаешь? Нет? А зачем?
Кому ты это пишешь? Тем кто не читал? Чтобы они так и не прочитали, потому что ты вагон спойлеров им тут высадил? А зачем?

А если человек не дай бог заинтересовался произведением - ему надо срочно закрывать статью и стучаться любом о стену чтобы всё забыть?

Что это за пиздец никому не нужный? Почему нельзя сразу изложить свои мысли и на этом закончить?

Ответить
1

Ищо раз.
Тем, кто читал, полный пересказ не нужен. Тем, кто не читал - вреден.
Для кого он написан? Для тех, кто не читал и не собирается?

Ответить
10

Мне нужно. Я люблю обзоры по играм, которые прошёл, и лонгриды по фильмам и книгам, которые смотрел и читал. Может я что-то упустил при просмотре, может у автора статьи есть какая-то интересная мысль или информация. Почему нет?
Если зайти в ютуб на любой обзор игры или фильма, то в комментариях можно обнаружить множество людей, которые пришли просто посмотреть чужое мнение или поделиться своим.

Ответить
0

потому что тогда не лонгрид, а это не круто.
я вот прочитал только заголовок (вру) но напишу "вау! много текста, спасибо за лонгрид"

Ответить
–1

Примерно как в газете Правда.
Не, хотя Правда была для колхозников, а тут уровень Международной панорамы.

Все такое знакомое.

Ответить
9

Абсолютно изумительный лонгрид. Спасибо.

Ответить
1

Интересный взгляд.

Ответить
13

Зачем ты Клима Ссаныча из тупичка приволок? Волоки обратно.

Ответить
5

карлан гоблина пересказывает Очмен'ов "малолетним дебилам"?

Ответить
4

ещё видео не включил - а уже горит

Ответить
2

Да, всякое говно тут обычно не любят. На канобу несите.

Ответить
1

Не только, ещё даёт своё крайне важное оценочное суждение по этому поводу.

Ответить
1

"малалллетним дэббииилам" так точнее.

Ответить
–1

Как у местных бомбануло по классике, «не читал но осуждаю».

Ответить
1

Достаточно, что он и его гоблины чекисты. А чекисты НЕ люди.

Ответить
4

А ты точно проверяешь значение слов перед употреблением?

Ответить
–6

Тебе на педрилопедию ссылку или на что серьезнее? Может толковый словарь подарить? Не тупи, а.

Ответить
1

Нет, мне никаких ссылок не надо, а вот тебе явно не помешают.

Ответить
–3

У вас совок головного мозга или вы идейный ПСЖ?

Ответить
6

Что ты, блядь, несешь?
Тебе сделали замечание за употребление слов, значение которых ты явно не знаешь а ты мало того, что не делаешь из этого никаких выводов но ещё и имеешь наглость огрызаться.

Ответить
–3

Блять, я тебе сказал, читай википедию. Ты сказал, мол, зачем мне надо. О чем тогда разговор? Считаешь их за людей, твое право, мани мирки не отменяли еще, к сожалению.

Ответить
5

Для особенно тупых детей поясняю:
Ты употребляешь слова, значения которых ты либо не знаешь либо не понимаешь.
Например называя чекистами людей, которые чекистами не являются, хотя бы по той простой причине что ЧК уже 97 лет как не существует.
Передаю по буквам: н е с у щ е с т в у е т.

И глядя на таких клоунов как ты - этот факт вызывает только сожаление.
Раз тебя родители воспитать не сумели, то хотя бы компетентные органы воспитали бы.

Ответить
0

палачей тоже не существует, но убийства продолжаются.
чекист это переносное значение.

Ответить
5

А ты-то куда?
Какие палачи? Какие убийства? Причем тут Пучков? Причем тут его сайт?
Какое к собачьей матери переносное значение? Что оно должно переносить?

Ответить
–3

Да че ты этому комуняке объясняешь? Они там зомбированы все ящиком и прочей ерундой. А когда ты им советуешь что-то почитать, они сразу включают обратку и начинают там выеживаться, мол, "да че мне читать, сам читай".

Ответить
–1

негативная репутация Гоблина

Ответить
6

О, а я как раз на Новый год подарил себе этот комикс. Обычно отношусь к ним с изрядной долей скепсиса, но в данном случае нельзя было пройти мимо. Ну, а статья, конечно, моё почтение. Реально интересно почитать.

Ответить
0

вы реально все читали?

Ответить
0

Пока ещё не всё. На половине вкладку оставил. А до этого большой материал по Atomic Heart прочитал. Всё-таки середина рабочего дня, сам понимаешь 🤷🏻‍♂️

Ответить
4

"виджиланте"
ууф

Ответить
1

Справедливости ради, как их еще назвать? В русском подходящего слова нет.

Ответить
0

Линчеватель.

Ответить
5

Схерали?

Линчевание - незаконное судилище толпой.

Ответить
–7

Суд Ли́нча — убийство человека, подозреваемого в преступлении или нарушении общественных обычаев, без суда и следствия, обычно уличной толпой, путём повешения.
Обычно.
Ты обосрался. Прости.

Ответить
2

Приведи мне примеры единоличного линчевания, пожалуйста. И их отличие от обычного убийства.
А уж потом давай волю своим фекальным фантазиям

Ответить
1

Ну и чтобы закрыть вопрос, определение не в переводе гоблина.

Lynching is a premeditated extrajudicial killing _by a group_.

Ответить
0

совсем не то не так и не к месту. Выполняет линчевание lynch mob. Да и по сюжету зачем его запрещать если оно нелегально.

Ответить
0

Думал об этом, но линчеватель всегда убийца, а vigilante все таки нет...

Ответить
1

Дружинник.

Ответить
0

Однозначно нет, во-первых подразумевается существование группы (дружины), во-вторых это были вполне себе официальные представители закона

Ответить
2

Как бы "виджиланте" и были группой

а дружинники как раз неофициальные представители закона с сильно урезанными полномочиями сравнительно официальных представителей.

Ответить
1

Дружинники исторически ближе к Minutemen - кстати, слово, тоже задействованное в контексте Хранителей.

Ответить
1

минитмены были вне закона

Ответить
1

В ХХ веке, в т.ч. по версии Хранителей, да, но с тем же успехом они могли назваться "дружинниками".
Исторически это название не противозаконного ополчения.

Ответить
1

нет, это по версии реального мира.
Дружинники - добровольные помощники правоохранительных органов, действующие в рамках настоящего законодательства
Минитмены - фактически частная организация, неподконтрольная властям.

Ответить
0

Первоначальные минитмены были на Диком Западе, в ХХ веке их косплеят какие-то нацики.

Ответить
0

Свастика нынче тоже кое с чем другим ассоциируется, а не с символом солнца. И речь так-то именно о минитменах-нациках.

Ответить
0

Я только что прочитал об этом...

Но все равно, мне кажется у дружинников слегка другой окрас...

Ответить
1

окрас немного другой, но это самое близкое понятие к "виджиланте" по своей сути

Ответить
0

Народный мститель?

Ответить
0

Думал, но два слова вместо одного, плюс после выхода Мстителей значение этого слова в отношении супергероев очень сильно к ним отсылает (лично для меня). Но это наверное самый близкий вариант

Ответить
2

Индивидуализм Роршаха не приемлет исключений: каждая жизнь ценна, а любое убийство — это преступление, заслуживающее наказания. В противоположность ему идеализм Вейдта допускает принесение жертв ради абстрактного «всеобщего блага».

Роршах убивал и калечил людей и где же "каждая жизнь" и "любое убийство" да "преступление" ?

Ответить
3

Как я уже писала в статье, Роршах видит мир достаточно бинарно, часто упоминает «добро» и «зло». Живя в такой парадигме, он делит весь мир на «преступников» и «жертв». Преступники по его мнению заслуживают наказания, поэтому естественно он считается, что в праве их убивать. В ситуации, созданной Вейдтом, для Роршаха тоже всё очень просто: Вейдт — преступник, все убитые им — жертвы.
В том абзаце, который вы приводите, конечно, имеется в виду «каждая невинная жизнь ценна». Возможно, стоило оговорить это в тексте, но мне показалось, что это очевидно.

Ответить
0

Роршах не считает, что каждая жизнь ценна. Роршах решил, что аморальное поведение это причина его сломаной жизни, плохого детства (помните флешбэки Роршаха?).
Роршах не считает, что любое убийство это преступление, которое он называет справедливость.

нет разницы между двумя персонажами. они все не соответствуют своим же придуманным правилам, не соответствуют морали, о которой сами трындят. сначала они говорят "мы за мир!" а затем силовыми методами разгонят толпу.

Ответить
1

Всё это — вопрос интерпретации. Я предоставила в статье свою. Ваша не менее интересна. Спасибо, что написали.

Ответить
1

и вас спасибо.
я поставил лайк за вашу статью. не думайте, что я против вас. я против ваших некоторых толкований.

Ответить
0

Роршах не считает, что любое убийство это преступление, которое он называет справедливость.

Я абсолютно четко понял подтекст фразы, что ценность жизни представляют лишь законопослушные граждане, но я и фильм смотрел и комикс читал. Может у незнакомого с героем человека и сложится другое мнение, но вряд ли совсем незнакомый с предметом обсуждения человек осилит всю статью.
сначала они говорят "мы за мир!" а затем силовыми методами разгонят толпу.

Армянское радио спрашивают: "Будет ли третья мировая война?"
Ответ: "Войны не будет, но будет такая борьба за мир, что камня на камне не останется!"

Ответить
–2

Да авторша просто натягивает сову на глобус своей концепции Америки, не мешайте

Ответить
3

Жаль фильм не собрал лярд, адаптация снайдера идеальна(

Ответить
–4

автор статьи хочет сказать, что Очмены это история об двух измах.
индивидуализм против идеализма, но это не конфликтные мировоззрения.

Индивидуализм постулирует, что жизнь каждого человека ценна, в то время как идеализм даёт карт-бланш на массовые убийства во имя благой цели. В «Хранителях» эти идеи сходятся во вполне реальной схватке, где Роршах олицетворяет индивидуализм, а Озимандия — идеализм.

Роршах просто обиженный на жизнь и хочет исправить свою жизнь через исправление других. он не представитель индивидуализма, он типичный мусор-мент.
Озимандия же индувидуалка, и его индивидуализм это идеология, он сейвер, который решил спасти людей (не спросив их) через смерть людей.

Ответить
7

Когда пишешь про хранителей, но в голове одни менты и шлюхи

Ответить
1

когда пишешь о мировоззрении, а комментаторы видят только ментов и шлюх.

Ответить
0

Интересно, что я пишу в статье ровно то же самое только другими словами. :^)

Ответить
0

тогда вы согласны, что идеализм = индивидуализм?

Ответить
0

Нет, это два разных понятия. Но вы этого и не писали и своём предыдущем комментарии. Вы написали: «это не конфликтные мировоззрения». С этим я согласна, и об этом я написала в статье.

Ответить
0

ну как же не конфликтные?
если вы сами пишите ...
Индивидуализм Роршаха не приемлет исключений: каждая жизнь ценна, а любое убийство — это преступление, заслуживающее наказания. В противоположность ему идеализм Вейдта допускает принесение жертв ради абстрактного «всеобщего блага».

Ответить
2

Это конфликтные понятия, но не конфликтные мировоззрения. Как и написано в тексте.

Ответить
0

а разве индивидуализм Роршаха это не мировозрение?

Ответить
2

Смотрите, есть понятие «индивидуализм», то есть мировоззрение, в рамках которого важна свобода личности и бла бла. А есть понятие «идеализм», я в данной статье имею в виду политический идеализм, то есть установку, что нужно обязательно демократизировать весь мир, чтобы людям было хорошо. Идеализм не особо берёт в расчёт, что существуют разные культуры и политические устройства, в которые демократическая модель не впишется. То есть свобода личности идеализм не особо волнует. Значит, эти два понятия плохо соотносятся друг с другом в теории.

Но на практике мы видим, что американскому обществу ничто не мешает сочетать эти два мировоззрения в их культуре. Собственно в этом и заключается поднятая в «Хранителях» проблема. Персонажи Роршаха и Озимандии — персонификация этих двух мировоззрений в их крайних проявлениях, можно даже сказать карикатура на них. Авторы создают конфликт между героями, который символизирует неоднозначную природу американской культуры. Она вроде основана на двух противоположных в теории понятиях, но их конфликт породил единое американское видение мира.

Ответить
0

Роршаха мировоззрение это закон (справедливость). разве где-то есть потуги Роршаха о свободе личности? он хочет, что бы криминальные элементы умерли, чтобы люди подчинялись закону. помните, когда Роршах сломал руку в баре? ну разве после такого скажешь, что он топит за индивидуализм? хотя человек просто не сказал ему ответ (действует как мент).
если уж так пошло, то Роршах тоже идеалист.

Озимандии мировоззрение это индивидуализм с идеализмом. он горазд говорить об индивиде, но действует как идеалист.

своеобразный вокабуляр у вас.
мне кажется лучше для всех это сказать "идеология" вместо "идеализма".
понятие индивидуализм тоже может стать частью понятия идеологии власти, также как и мысль "с грязи в князи. американ дрим" или мыслю об избранности нации.

Ответить
3

Идеализм и идеология это соверешенно два разных понятия. Идеология —это просто совокупность любых взглядов. Идеализм в узком значении — конкретное политическое убеждение.
То, что Роршах тоже идеалист и то, что Озимандия тоже индивидуалист, спору нет: оба персонажа выросли в одной культуре. Роршах вот в детстве писал, что Трумэн молодец, что согласился на бомбардировки. Но речь же не об этом. Я не пытаюсь вам персонажа как личность описать. Я анализирую персонажей как архетипы, как то, что они репрезентуют в произведении.

Ответить
0

шутите?
идеализм и идеология СОВЕРШЕННО два разных понятия?
не смущает схожесть слов, чтобы писать СОВЕРШЕННО?
Идеализм не в узком значении это что? зачем вы мне про узкое теперь пишите? вы где-то писали в статье, что Роршах в УЗКОМ значении идеалист"? зайдите на dic.academic.ru

хорошо. если это архитип, то с чего вы взяли, что архетип Роршах индивидуалист? взяли из головы или нравиться так? если всякие детали его слов и действий показывают, что он не индивидуалист (по вашему же словарю, по вашей интерпритации слова индивидуалист "свобода личности и бла бла.").

вы уже забыли с чего мы начали и признали (но не поняли) мое мнение, которое в начале сей ветки.
советую перечитать.

Ответить
–1

Что-то подсказывает мне, что обиженный тут только ты. И без всяких дополнений.

Ответить
0

вам не верно подсказывает "что-то".
вы мент? или родные?

Ответить
1

Статья отличная, но почему-то вспомнился этот мем

Ответить
5

Ну вообще, писатель может не писать что-то с каким-то скрытым смыслом, но его воззрения и социоэкономическое состояние его времени будут в любом случае влиять на произведение.
И это не говоря уже о воззрениях и социоэкономическом состоянии времени читателя.

Другой вопрос, что учителя литературы пытаются найти какой-то один истинный смысл, подсмотренный у кого-то ещё, при этом не имея достаточных знаний.

Я, конечно, сторонник la mort de l'auteur, но позиция Сартра тоже имеет право на жизнь.

Ответить
0

Я же посто мем скинул :( Чего ты начинаешь ;((((

Ответить
0

На самом деле всё это можно лаконично назвать "Синими занавесками".

Ответить
1

Хороший анализ происходящего внутри с переносом на персонажей. Почувствовал себя Озимандией и Роршахом в разные моменты своей жизни. Спасибо!

Ответить
1

бачуны

Ответить
1

Вау. Мощная статья. Спасибо, автору.

Ответить
1

Шикарный материал, спасибо большое. Не зря Хранителей считают лучшим графическим романом на данный момент - количество и продуманность всевозможных деталей и метафор просто захватывает дух.

Ответить
1

Ох, вот это постулат. Сколько бы раз не смотрел фильм и не читал подобных статей, все равно не могу пройти мимо. Величайшее произведение!

Ответить
1

Отличный лонгрид, спасибо большое за такой подробный анализ идей Мура и Гиббонса.

Ответить
1

Основательно, монументально, потрясающе. Никто не вдавался в такие подробности и плохо осведомлён в американской идеологии. Спасибо большое автору статьи за проделанную работу. Респект

Ответить
1

Отличный материал! Спасибо вам, Аня :-)

Ответить
0

Не дочитал статью, полез читать про Китти Дженовезе и чуть слёзы на глаза не навернулись, когда представил, как она умирала.
А статья хорошая.

Ответить
0

убийца забил её до смерти на глазах нескольких свидетелей, ни один из которых не посчитал нужным вмешаться

причем тут эффект? умная фраза для прикрытия типичного страха?
несколько раз заорите на улице вечером возле часных домов и посмотрите сколько людей выйдет помочь вам.
а бы назвал это не "эффект свидетеля" а "эффек сируна".

Ответить
2

Это СМИ так раздули, о чём есть намёк в лонгриде.
А это из вики:
В то же время, вокруг истории остался налёт нездоровой сенсационности; так, из издания в издание кочует цифра в «38 свидетелей», впервые появившаяся в публикации в газете «Таймс», но не подтверждённая в суде. Более того, «синдром Дженовезе» (известный также как «эффект свидетеля», англ. bystander effect) преподносится как образчик массового равнодушия, между тем как авторы термина игнорируют тот факт, что подавляющее большинство свидетелей не видели событий, а лишь слышали отдалённые крики, по которым не могли догадаться о серьёзности событий.

Ответить
0

тогда это эффект СМИ
: )

Ответить
0

Дейв Гиббонс так и не нарисовал крутого как "Хранители"

Ответить
0

С одной стороны, США хочет построить либеральное общество, в котором все равны, с другой — распространить своё влияние по миру любой ценой.

это не стороны.
это как говорить одно, а думать-делать другое.
говорит, что любит А, а любит Б или ненавидит А

Ответить
0
Ответить
0

2 минут, 2 минут ... это много или мало?

Ответить
0

в произведении отлично раскрыт конфликт левацкой открытости против право-фашистской "закулисы". выбор послденией всмеи героями кроме одного - самый страшный момент в истории.

Ответить
0

Отличная статья, спасибо автору. Как человеку, лишь косвенно знакомому с "Хранителями", мне статья показалась весьма полезной и мотивирующей. Не говорю, что сегодня же пойду в книжный за книжкой, но тезисы помогли в очередной раз пересмотреть свое отношение к комиксам и всей культуре, которая строится вокруг них сейчас. В свою очередь стало интересно, есть ли авторы, которые так же переосмысляют настоящее время.

Ответить
0

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-1134314964", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=clmf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudo", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvc" } } } ]
Пять простых способов разогнать свой ПК
с помощью соли и чайной ложки
Подписаться на push-уведомления