[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-229719-0", "render_to": "inpage_VI-229719-0-952491735", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Алексей Хромов", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u0438\u043d\u043e","\u043e\u0431\u0437\u043e\u0440\u044b","\u043e\u043d\u043e","\u043c\u0435\u0441\u044f\u0446\u0445\u043e\u0440\u0440\u043e\u0440\u0430"], "comments": 39, "likes": 83, "favorites": 7, "is_advertisement": false, "section_name": "default" }
23 792

Жестокость, которую мы заслужили: обзор фильма «Оно»

7 сентября на экраны вышла экранизация знаменитого романа Стивена Кинга «Оно», а точнее первой его части, рассказывающей о детстве главных героев. И новый хоррор действительно пугает. Только совсем не тем, чего можно ждать перед просмотром.

Поделиться

В избранное

В избранном

Слои ужаса

В городке Дерри регулярно исчезают дети, но никто не обращает на это внимания. Во время летних каникул «клуб неудачников» — компания из семи изгоев с постоянными проблемами дома и в школе, обнаруживает, что все пропажи связаны с мистическим клоуном Пеннивайзом, умеющим принимать форму самых больших людских страхов. Но никто из взрослых не замечает Пеннивайза, и детям предстоит бороться с ним самостоятельно.

Перед режиссёром Андресом Мускетти стояла очень непростая задача — снять фильм, который не только не потеряется на фоне книги, но и выдержит сравнение с не менее легендарной экранизацией 1990 года. Он справился, во многом потому, что решил пойти на самый важный и самый «кинговский» шаг — главное зло в новой экранизации это не клоун, а люди.

Подобная тема встречается у Стивена Кинга во многих произведениях, но при переносе на экран чаще всего абстрактное и всеобъемлющее зло приобретает слишком конкретную форму. И в данном контексте «Оно» — многослойный фильм, где разные уровни страха накладываются один на другой, переходя от частного к общему.

Самым поверхностным слоем, конечно же, становятся скримеры. Они выстреливают с завидной регулярностью, а в определённый момент вообще следуют пачкой один за другим. Не напугает первый или второй — вздрогнешь на третьем. Именно эти сцены в очередной раз подтверждают, что обилие трейлеров, тизеров, фичуреток и прочих промо-материалов может сильно повредить ощущениям при просмотре — многие из этих моментов уже мелькали в рекламе, а потому не пугают так, как могли бы.

Хотя страшные сцены с самим клоуном, скорее всего, напугают лишь тех, кто и так страдал коулрофобией (боязнью клоунов). Для остальных же более цепляющими станут отражения типичных страхов детства. Дети чаще всего боятся чего-то довольно обыденного для взрослых: ответственности, взросления, болезней, и это внушили им сами родители, поэтому идти им не к кому. Сцены, где каждый из героев оказывается один на один со своим страхом, заставят вспомнить, чего же ты сам больше всего боялся в детстве.

Но настоящее зло в этом фильме показано вовсе не в скримерах, они скорее оттеняют его своей надуманностью, не зря сами персонажи иногда повторяют «это всё не реально». Пугает человеческая жестокость. Родители, унижающие своих детей, и сами создающие эти фобии. Школьное насилие и равнодушие прохожих, видящих всё это.

Положительных взрослых персонажей в фильме практически нет, все они быстро смиряются с пропажей очередного ребёнка и продолжают впитывать и выплёскивать жестокость, которая здесь всегда идёт фоном — на телевидении, радио или ярмарках.

Абсолютное зло

Но не нужно думать, что Пеннивайз в фильме потерялся или оказался задвинут на второй план. Экранного времени ему уделено достаточно, а Билл Скарсгард исполнил его роль отлично. Новый танцующий клоун — ни в коем случае не попытка сравниться с легендарным Тимом Карри, сыгравшем аналогичную роль в экранизации 1990 года, он просто другой.

Здесь Пеннивайз больше общается с детьми, копирует их мимику и иногда даже может показаться милым, что отлично работает в связке с жестокостью, обеспечившей фильму рейтинг «18+», и отличной съёмкой скримеров.

Тот же принцип, что и со скримерами, когда количество подаётся даже в ущерб качеству, работает и с шутками. Простой пример — Ричи Тозиер, один из главных героев (его сыграл Финн Вулфард, исполнивший в прошлом году роль Майка в «Очень странных делах»). Его шутки, скрывающие неуверенность, в большинстве своём бьют ниже пояса и появляются в самые неподходящие моменты. Но их в фильме много, так что даже если одна из трёх покажется смешной — этого будет достаточно. А если вы думаете, что с этими детскими пошлостями про «твою мамашу» слишком перегибают палку — персонажи и режиссёр своего добились, именно эти эмоции юмор героя и должен вызывать.

Но Ричи, как и большинство членов «клуба неудачников», всё-таки остаётся второстепенным персонажем. Немалый хронометраж картины хоть и позволяет лучше раскрыть всех героев, но всё равно делит их на двух-трёх основных и «группу поддержки». На первом плане — заикающийся Билл (Джейден Либерхер) и Беверли (София Лиллис), ставшая в нынешней версии смелой заводилой и чуть ли не руководителем всей компании.

В принципе такая фокусировка вполне соответствует таланту, эта пара в кадре выглядит значительно увереннее остальных детей-актёров, которые в своих сольных сценах нередко переигрывают, а вот собравшись в команду отлично дополняют друг друга. Общие сцены с детьми выглядят наиболее сильно, компания друзей воспринимается как единый организм, с внутренними проблемами и противоречиями, но неразделимый.

И тем ярче выглядит финал, хоть и известный почти всем зрителям заранее, всё равно заставляющий поёжиться. Не зря сам Кинг говорил, что концовка первой части отражает взросление персонажей. Конечно в фильме не будет знаменитой сцены группового секса детей. Но Мускетти сумел отразить этот момент не менее эмоционально и даже более жёстко, заставив героев принять «взрослые» правила игры и стать такими же жестокими, как и окружающие.

Все ждали от нового «Оно» очередной истории про страшного клоуна, но в итоге вышел фильм, где выскакивающие из-за угла монстры лишь помогают ярче показать настоящую жестокость обыденной жизни. Современному зрителю такой подход гораздо ближе.

#кино #обзоры #оно #месяцхоррора

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться