[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Павел Куравин", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f","\u043c\u0435\u0441\u044f\u0446\u0445\u043e\u0440\u0440\u043e\u0440\u0430"], "comments": 55, "likes": 51, "favorites": 10, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "10193", "is_wide": "" }
Павел Куравин
4 715

Играм про вампиров пора вернуться

Мёртвый жанр о бессмертных существах.

Поделиться

В избранное

В избранном

За последнее время игр на вампирскую тематику выходило не так уж и много. Жанр буквально умирает: популярные ранее серии остаются без продолжений, а новых тайтлов практически не выходит. Размышляем о том, в чём уникальность игр про вампиров и почему им стоит вернуться на наши мониторы.

Арт к отменённой многопользовательской игре World of Darkness

Путь к забвению

В начале двухтысячных игры про вампиров занимали прочную нишу в геймерской культуре. Серия Legacy of Kain ещё не была убита неудачной мультиплеерной Nosgoth, а выход Vampire the Masquerade: Bloodlines давал надежды, что Troika Games не прекратят своё существование и будут продолжать творить. Даже BloodRayne когда-то казалась инновационным слэшером и имела свой круг преданных фанатов — до тех пор, пока Уве Болл не всадил в сердце серии три осиновых кола своими ужасающими экранизациями. Вот уж точно — Ван Хельсинг наших дней.

Почти каждый жанр мог предложить что-то на эту тему: экшены от первого и от третьего лица, ролевые игры, хорроры, адвенчуры и квесты. Но затем комбинация неудачных запусков и общее пресыщение рынка качнули маятник в обратную сторону. Свою лепту, конечно, внёс и феномен «Сумерек»: вампирская тематика резко обрела популярность среди женской и подростковой аудитории, а в глазах хардкорных геймеров, наоборот, «опопсела» и стала предметом насмешек.

Результат такого сдвига налицо: сейчас игр про вампиров почти не выходит. Из последних крупных релизов можно вспомнить только, пожалуй, Castlevania: Lords of Shadow 2 и стелс-экшен DARK. Тем не менее, в вампирских играх есть ряд присущих им особенностей, за которые они всегда были любимы аудиторией и которых иногда не хватает в современных играх.

Castlevania: Lords of Shadow 2

Существа ночи

Начать стоит с того, что игры про вампиров, особенно экшены, позволяют себя почувствовать по-настоящему крутым: помимо фактического бессмертия, у существ ночи есть целый набор характерных суперспособностей, благодаря которым большинство их противников не переставляют для них совершенно никакой угрозы. Здесь и телекинез, и регенерация, и контроль разума, и умение превращаться в туман или стаю летучих мышей.

Практически неуязвимым проноситься сквозь толпы врагов, оставляя после себя лишь след из трупов — особое ощущение. Похожим могут похвастаться многие игры (взять хоть те же серии Prototype или inFamous), но наиболее близки, как ни странно, игры про джедаев: что могут сделать выстрелы бластеров против умелого владения Силой и световым мечом?

На суперспособностях вампиров основаны многие уникальные механики, которые редко встречаются в других играх. Во-первых, конечно, это восстановление жизни за счёт чужой крови. Где ещё увидишь, чтобы рядовые враги были одновременно «аптечками» для восстановления здоровья. Хитрый Думгай, конечно, немного позаимствовал эту механику в последнем Doom, но обошлось без высасывания крови из демонов. Может, оно и к лучшему.

Другая знаковая способность — умение вселяться в разум жертв и подчинять их своей воле. После Dishonored таким сейчас никого не удивишь, но в 2002-м, во времена Legacy of Kain: Blood Omen 2 это было в новинку, и многие игровые загадки были основаны именно на этой способности. Также в Blood Omen 2 интересным образом были совмещены высасывание крови и телекинез: Каин мог, как настоящий аристократ, пить кровь своих жертв, даже не притрагиваясь к ним.

Legacy of Kain: Blood Omen 2

Море крови и внутренний конфликт

Есть и другие вещи, не связанные напрямую со способностями вампиров (и дампиров, то есть вампиров-полукровок). Так, например, BloodRayne в своё время хвалили за возможность красиво расчленять врагов ударами лезвий. И хотя это был не первый экшен, предлагавший игрокам такую возможность, да и в целом ни одна из частей серии не была особенно любима критиками, разработчики точно знали сильные стороны своей игры. Поэтому в BloodRayne 2 кровавым «фаталити» добавили ещё больше детализации и зрелищности.

Тем не менее, несмотря на кажущуюся неуязвимость, у существ ночи есть и свои слабые стороны: солнечный свет, чеснок, святая вода, осиновые колья в груди — далеко не полный список проверенных способов расправиться с вампиром. Более интересен другой момент: в отличие от других видов нежити и вне зависимости от того, являются ли они героями (чаще антигероями) или злодеями в игровом нарративе, их редко можно назвать плоскими, неинтересными персонажами.

Зачастую они раздираемы внутренними противоречиями или имеют некий другой конфликт в своём характере или предыстории. Кто-то воспринимает свою вечную не-жизнь и жажду крови как проклятие, а не как источник могущества. Кто-то столетиями страдает от тоски по давно погибшей возлюбленной. Кто-то живёт и сражается лишь ради мести своему создателю — тому, кто изначально обратил его в вампира.

Мне хотелось каким-то образом продемонстрировать чудовищность собственной натуры в надежде, что это поможет мне вновь вернуться к моим смертным собратьям. Пусть лучше они в страхе убегут, чем не заметят моего существования, думал я тогда. Пусть лучше знают, что я монстр, чем я вечно буду скитаться по миру, никому не известный и не признанный теми, на кого готов был молиться.

Энн Райс, «Вампир Лестат»

Такие внутренние конфликты — всегда хорошая почва для интересного, не чёрно-белого сюжета. А если за основу взять историю не одного отдельного вампира, а многовековое противостояние нескольких могущественных вампирских кланов (серия Vampire the Masquerade) или бесконечную борьбу двух заклятых врагов (серия Legacy of Kain), то в итоге может получиться сюжет, достойный новеллизации. Даже если саму игру в итоге доделывать придётся фанатам, как это было с Vampire the Masquerade: Bloodlines.

Vampire the Masquerade: Bloodlines

Сюжет Legacy of Kain был написан не кем иным, как Эми Хенниг (Amy Hennig), автором сценария первых трёх частей Uncharted. В нём нашлось место как истории о противостоянии и мести, так и размышлениям о неизменности судьбы и о свободе воли.

Bloodlines же вообще многими считается лучшей вампирской игрой из всех когда-либо выходивших. Как верно заметил колумнист Фил Хэртеп (Phil Hartup) в своей статье для издания New Statesman, хорошей игры про вампиров не может получиться без крепкого сюжета и качественного нарратива. Именно Bloodlines журналист приводит в качестве примера:

Чтобы роль вампира игралась так, как должно, видеоигра должна предложить пользователям то, с чем большинство игр справляются крайне плохо: хороший сценарий. Нужен такой нарратив, который вплетал бы сюжетную часть в игровые механики и позволял бы игрокам с разных сторон подходить к игровым ситуациям.

Vampire the Masquerade: Bloodlines превосходит в этом большинство других игр. Несмотря на то, что система кланов поначалу выглядит сродни выбору класса в обычных RPG, она несёт в себе гораздо больше, чем выбор того, каким способом вы будете уничтожать своих врагов. На самом же деле, это выбор подхода к игре в целом, и разница между кланами в этом плане может быть колоссальной. Справедливо будет сказать, что ни одна другая игра никогда не требовала такого резкого изменения стиля игры, как Bloodlines требует от тех, кто предпочёл играть за клан Носферату.

Фил Хэртеп
автор New Statesman

Стиль бессмертных

Другая особенность, присущая большинству игр на вампирскую тематику — это мрачная готическая атмосфера. И хотя подходы к изображению вампиров могут быть очень разными (как, например, в «От заката до рассвета» или «Штамме»), в большинстве случаев дизайнеры основываются на канонах, заложенных ещё Брэмом Стокером.

Вампиры — это кровожадные убийцы с великолепным чувством стиля: аристократизм в манерах и в одежде, а в архитектуре — обязательно готика. В их мире всегда царит ночь, а саундтреком выступает классика в исполнении симфонического оркестра. Ну или мрачное техно, тут уж как повезёт.

Арт к сериалу Castlevania от Netflix

Безусловно, это набор клише, но даже их можно не возводить в абсолют, как в той же серии Castlevania, а подойти к ним более современно. Большие надежды в этом плане подаёт Vampyr — грядущая игра от Dontnod Entertainment. Судя по трейлерам, все присущие жанру особенности в ней на своих местах. Учитывая, что предыдущими играми Dontnod были Remember Me и Life is Strange, на хороший сюжет и атмосферу можно рассчитывать.

Другой интересный проект, готовящийся к выпуску в 2018 году — это экшен-RPG Code Vein от Bandai Namco. Судя по трейлерам, там нас ждёт микс из сурового геймплея в духе Dark Souls и «анимешной» стилистики.

Станут ли эти релизы началом нового витка популярности игр про вампиров, пока что сложно сказать. Остаётся лишь довольствоваться тем, что уже было выпущено игровой индустрией и надеяться на то, что жанр не уйдёт в окончательное забвение. И пусть мир вампиров мрачен, трагичен и чрезвычайно жесток, в нём всегда будет оставаться что-то притягательное и манящее. Наверное, это у нас в крови.

#мнения #месяцхоррора

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться