[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Дмитрий Мучкин", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f"], "comments": 24, "likes": 66, "favorites": 17, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "11022" }
Дмитрий Мучкин
5 323

Шпионский шутер, который спас Monolith

Секреты успеха No One Lives Forever.

Поделиться

В избранное

В избранном

Автор Eurogamer Рик Лейн (Rick Lane) написал материал о шпионском шутере No One Lives Forever, который считается одной из лучших работ студии Monolith. Лейн рассказал о том, почему проект имел огромное значение для студии, и какие аспекты игры заслужили ей статус классики шутеров.

Автор изображения — roithefox

Новый герой

После выхода экшена SHOGO: Mobile Armor Division дела у Monolith шли плохо. Несмотря на то, что игру приняли в основном тепло, она настолько отличалась от изначального видения разработчиков, что внутри студии её считали провалом.

Проблемный релиз Blood 2 ухудшил положение. Monolith пришлось провести кадровые перестановки и закрыть своё издательское отделение. Студии нужен был успешный проект, который вернул бы ей веру в себя и доверие игроков. Так появилась No One Lives Forever.

Разработка NOLF была такой же проблемной, как у SHOGO и Blood 2. Многие баги и технические проблемы предыдущих игр Monolith присутствуют и в шпионском шутере. Тем не менее, No One Lives Forever получила высокие оценки критиков и оказалась успешна коммерчески. Разница в том, что в NOLF разработчикам удалось то, что не удавалось раньше: стиль и масштаб.

No One Lives Forever — это не просто красочная и умная пародия на шпионские фильмы шестидесятых, это ещё и отличный шутер с огромными уровнями и изобретательными решениями. Эти аспекты настолько хороши, что за ними не замечаешь её менее качественные стороны.

Также это один из немногих шутеров девяностых, позволяющих играть за женщину. Главная героиня NOLF — Кейт Арчер, агент британской разведки. На Кейт строится вся игра. Особенно хорошо это иллюстрирует тот факт, что пока Monolith не выбрала главным героем женщину, проект был лишён идентичности: ещё в шестидесятые вышло огромное количество пародий на Бонда. Выбрав шпиона-женщину, разработчики получили возможность показать работу спецагента с неожиданной стороны.

Сценарий

В No One Lives Forever выдающийся сценарий. Он полон юмора и, что интереснее, попыток Кейт бороться с мизогинией в британской разведке. Чтобы руководство воспринимало её как равную коллегам-мужчинам, ей приходится стараться в разы сильнее, а за провал, произошедший не по её вине, Арчер очень строго отчитывают.

В игре есть отличная шутка, тянущаяся через весь сюжет: все кодовые фразы, которые используют контакты Кейт для встречи с ней, похожи на домогательства. Агенты произносят их, сгорая со стыда, а в один момент игра вообще смеётся над своими создателями: очередной собеседник Арчер замечает, что эти фразы могут указывать на психологические проблемы их авторов.

Кейт — неотъемлемая часть NOLF, которая позволяет Monolith пройтись по всем клише шпионских боевиков. Например, гаджеты Арчер сделаны специально для женщин: гранаты в виде помад, флакон из-под духов, содержащий кислоту, и так далее.

Масштабы

Ещё один аспект, заслуживший NOLF звание классики, — амбициозный дизайн уровней. Игрок путешествует по такому количеству локаций, что позавидует даже самая масштабная часть Call of Duty: Марокко, Берлин, Альпы, джунгли... Правда, не все из них выглядят хорошо и сейчас, особенно плохо смотрятся открытые пространства.

Однако некоторые локации и спустя почти 20 лет вызывают нужные эмоции. К примеру, немецкий ночной клуб с психоделическими обоями или космическая станция, на которой Кейт должна найти лекарство от вируса, взрывающего заражённых людей. Залитый неоном космический клуб, лазерные пушки, испепеляющие врагов, — это NOLF на пике своего безумия и гениальности.

Такие амбиции имеют свою цену: в некоторые моменты геймплей игры оставляет желать лучшего. В ней есть стелс-составляющая, но скрытно играть практически невозможно: враги слишком внимательные и агрессивные, а уровни и гаджеты совсем не располагают к такому способу прохождения.

С другой стороны, в 2000 году мерой шутеров была Half-Life. Так что неудивительно, что Monolith пришлось чем-то пожертвовать ради создания истории, которая должна была если не обойти легендарное произведение Valve, то хотя бы оказаться не хуже.

Что дальше?

К сожалению, мы вряд ли увидим новую часть франшизы NOLF, так как три издателя — Activision, Warner Bros и 20th Century Fox — не могут решить, кому принадлежат права на неё. Даже команда Night-Dive Studios, известная своими возрождениями старых проектов, не смогла распутать этот клубок юридических отношений, когда задумалась о перевыпуске No One Lives Forever.

Тем не менее, наследие серии можно заметить и в недавних проектах — к примеру, Wolfenstein: The New Order. Это практически NOLF, только про вторую мировую: стилизованный дизайн, упор на сюжет, предоставление игроку выбора между стелсом и открытым боем. Там даже есть уровень в космосе.

Успех Wolfenstein показывает, что на рынке есть место для таких безумных и ярких шутеров. Скорее всего, качественный сиквел для No One Lives Forever ждал бы громкий успех, но увы, пока не будет установлено, кому же принадлежат права на серию, нам придётся утешать себя тем, что дух Кейт Арчер живёт в голубых глазах Би-Джея Бласковица.

#мнения

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться