[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudo", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Андрей Верещагин", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u043d\u0434\u0438","\u0434\u0435\u043d\u044c\u0433\u0438"], "comments": 228, "likes": 68, "favorites": 13, "is_advertisement": false, "section_name": "gamedev", "id": "11398", "is_wide": "" }
Андрей Верещагин
7 799
Gamedev

Создатель Night in the Woods рассказала о бедности игровых разработчиков

Если студии из пяти человек удалось заработать миллион долларов, каждый получит около 1,2 тысячи в месяц.

Поделиться

В избранное

В избранном

Совладелец инди-компании Vlambeer Рами Исмаил в своём Твиттере рассказал о своём отношении к разработчикам, которые создают игры ради денег.

Кто-то спросил меня, отношусь ли я предвзято к разработчикам, которые делают деньги, ведь я сам и все мои друзья создают игры. И да, я предвзят по отношению к еде и арендной плате.

Запись вызвала дискуссию среди других разработчиков. На момент написания новости у твита было 60 ответов и 365 ретвитов.

CEO компании Finji, создавшей платформер Night in the Woods, Ребекка Солтсман в ответ рассказала о том, куда уходят деньги инди-разработчика.

Основное заблуждение по поводу игр: «Вау! Вы заработали миллион долларов. Вы богаты!» Я: «Нет. Наша команда из шести человек не живёт на радугах».

Солтстман провела приблизительные подсчёты, сколько в итоге получает каждый член студии. Так, миллион долларов она «для простоты» разделила на пятерых. В итоге получилось по 200 тысяч на каждого. При этом она отмечает, что создание игры заняло четыре года. Таким образом, на каждого члена команды приходится по 50 тысяч долларов в год, но с учётом налоговых вычетов, минимальный процент которых составляет 15 пунктов, получается 42 тысячи.

Кроме того, разработчикам приходится кормить свои семьи из четырёх человек и оплачивать медицинскую страховку, которая стоит по 800 долларов в месяц. При этом она допускает, что последняя трата может быть снижена до 400 долларов. Таким образом, на бытовые нужды у каждого разработчика остаётся 3,1 тысячи долларов в месяц.

Солтсман допускает, что кому-то не приходится оплачивать школу для своих детей, но всё равно остаются траты на аренду дома и коммунальные услуги (тысяча долларов), а также оплата интернета и телефонные счета (150 долларов).

Ещё столько же уходит на еду для семьи из четырёх человек, а кроме того, тем, у кого нет собственной машины приходится тратиться на её аренду. В итоге в кармане у разработчика, по словам Солтсман, остаётся менее 1,2 тысячи долларов.

Она заключает, что ей требуется около 74 тысяч долларов в год, чтобы сводить концы с концами. При этом разработчикам нужно ещё порядка 50 тысяч долларов в год для того, чтобы принимать участие в видеоигровых выставках, вроде PAX.

Мы направили каждый пенни, который заработали с нашей последней игры, чтобы сделать следующую. И это значит питаться, оплачивать аренду и здравоохранение.

Говоря об ААА-играх, которые стоят по 60 долларов и на цену которых часто ругаются потребители, Солтсман отмечает, что они создаются командами из 200 и более человек. Оплата их труда стоит, как минимум, 2 миллиона долларов в год. И это при условии, что каждый разработчик получает в месяц 10 тысяч долларов.

На создание такой игры уходит около двух лет, то есть разработка стоит порядка 4 миллионов. Для того, чтобы отбить затраты на зарплату персонала, игра должна продаться тиражом как минимум в 100 тысяч копий, а достичь этой отметки, по словам Солтсман, не просто.

#инди #деньги

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться