[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Артём Слободчиков", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 92, "likes": 56, "favorites": 7, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "11458" }
Артём Слободчиков
6 628

Скандалы с микротранзакциями, о которых все забыли

Не Shadow of War единой.

Поделиться

В избранное

В избранном

С выходом Middle-Earth: Shadow of Mordor дискуссия о микротранзакциях и лутбоксах в играх достигла своего апогея. Лучше всего ситуацию выражает картинка ниже: журналисты ставят игре высокие оценки и отмечают, что микротранзакции не мешают получать удовольствие от игры, но уже поздно — пользовательский рейтинг обрушен, и многие из тех, кто ставят низкие оценки, жалуются именно на «сундуки с орками».

Однако Shadow of War — далеко не первая игра с микротранзакциями, ставшая причиной скандала. Мы вспомнили другие платные проекты, которые своими практиками монетизации разозлили людей.

Killing Floor 2

Когда в 2015 году Killing Floor 2 вышла в Early Access, её разработчики говорили о том, что хотят показать всем, «как правильно делать ранний доступ». Фанаты первой части игры их поддержали, и всё шло хорошо, пока с очередным обновлением в игре не появился магазин под названием Trading Floor, в котором можно было покупать предметы за реальные деньги.

Вещи эти были косметическими, что игроков не остановило — рейтинг игры в Steam рухнул, а разработчикам пришлось публично отстаивать свою позицию. Что в итоге не помешало игре продаться тиражом в полтора миллиона копий только на ПК. Релизная версия в 2017 году получила высокие оценки прессы.

The Division и Payday 2

Эти игры объединяет то, что их разработчики обещали не вводить микротранзакции, но спустя некоторое время их позиция резко менялась. Overkill, создателям Payday 2, на это понадобилось два года: в 2013 году они категорично заявляли, что микротранзакций не будет, а в 2015 ввели их — в виде сейфов, которые нужно было вскрывать платными дрелями. Стоит отдать разработчикам должное: через полгода они убрали микротранзакции после смены издателя.

Практически то же самое случилось с The Division. В 2016 году комьюнити-менеджер Ubisoft объявил, что в игре не будет микротранзакций, а за месяц до этого о том же говорил креативный директор. Спустя почти год в The Division после обновления появился торговец с «премиумными» косметическими предметами, которые приобретаются за реальные деньги.

Однако фанатов смутил не сам факт наличия микротранзакций, а стоимость покупок — набор одежды для персонажа может стоить до восьми долларов. PC Gamer тогда даже назвал «премиумного торговца» худшим примером микротранзакций в играх.

Overwatch

Сейчас мультиплеерный шутер Blizzard кажется эталоном лутбоксов: контейнеры выпадают часто и содержат только косметические предметы, которые никак не влияют на геймплей. Но после релиза игру всё равно критиковали — за то, что в ней вообще есть микротранзакции при ценнике в 40 долларов.

Журналисты особенно отмечали, насколько притягательно выглядит процесс открывания контейнеров, а Forbes даже разобрались в статистической стороне вопроса (c неутешительными результатами) — это было до того, как китайские власти обязали издателей разглашать данные о шансе выпадения предметов и выяснилось, что игрок может найти легендарный предмет с вероятностью 7,4 процента.

Call of Duty: Infinite Warfare и Modern Warfare Remastered

О том, что в новой Call of Duty появятся лутбоксы, было известно заранее, но после релиза игры у игроков и журналистов появились вопросы к тому, как реализована система.

Всё оружие в игре разделено на уровни редкости — их четыре, от «обычного» до «эпического». Очевидно, эпическое оружие гораздо сильнее своей обычной версии. Например, у штурмовой винтовки NV4 эпической редкости нет ограничения по дальности стрельбы. Получается, чем более редким оружием владеет игрок, тем выше его шансы на победу в мультиплеерных матчах.

Получить оружие можно двумя способами: из контейнеров или с помощью крафта, но в обоих случаях нужно очень много гриндить. По подсчётам журналиста Kotaku, чтобы скрафтить эпическую NV4 ему пришлось бы потратить около ста часов, а содержимое контейнеров, ключи для которых зарабатываются во время матчей, рандомизировано, поэтому выпадение нужного предмета никто не гарантирует.

В ремастере Modern Warfare тоже появились лутбоксы, но в них содержались только косметические предметы. Поначалу. Потом в игру добавили новое оружие (например, автоматический дробовик), и выяснилось, что его можно получить из контейнеров. Соответственно, у того, кто купит больше ящиков, выше шанс получить новые пушки.

FIFA и NHL

Микротранзакции в спортивных симуляторах Electronic Arts становились причиной скандалов множество раз. Например, в 2015 году директор по коммуникациям в World Bank обнаружил, что его сын потратил на виртуальных футболистов четыре с половиной тысячи долларов — чтобы купить внутриигровые предметы было достаточно один раз нажать на кнопку, и ребёнок раз за разом тратил 109 долларов на наборы игроков.

До этого в NHL 2012 и 2013 обнаружился баг: пользователю сообщалось, что платёж не прошёл, но деньги с его карты всё равно снимались. ЕА заявила, что ей об этом известно, но никаких мер не предприняла.

В FIFA 2018 микротранзакции тоже есть — за деньги в ней приобретаются наборы с карточками футболистов, из которых игрок составляет свою команду. Многие фанаты считают, что это pay-to-win: чем больше наборов покупает игрок, тем лучше члены его команды. С другой стороны, чтобы грамотно ими управлять определённый уровень навыка всё-таки нужен.

Deus Ex: Mankind Divided

Когда выяснилось, что в продолжении культовой игры будут микротранзакции, фанаты возмутились, но впоследствии стало ясно, что это обычный pay-to-progress: за деньги приобретается внутриигровая валюта и комплекты Praxis, используемые для «прокачки» персонажа. При этом игру можно пройти, не потратив ни копейки — денег и Praxis будет достаточно, если исследовать мир Mankind Divided и выполнять побочные задания.

В итоге мультиплеерный режим Breach, в котором приобретаемые предметы были наиболее релевантны, в январе 2017 года стал отдельной F2P-игрой.

Статьи по теме
Агрегатор игровых оценок OpenCritic выступил против лутбоксов и микротранзакций
Чем оправданы микротранзакции в играх AAA-класса
Затяжная война: обзор Shadow of War
Авторы Shadow of War: микротранзакции — это ещё один уровень сложности
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться