[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Антон Самитов", "author_type": "self", "tags": ["\u0434\u0435\u043d\u044c\u0433\u0438","\u043c\u0438\u043a\u0440\u043e\u0442\u0440\u0430\u043d\u0437\u0430\u043a\u0446\u0438\u0438"], "comments": 12, "likes": 25, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "gamedev", "id": "11848" }
Антон Самитов
1 627
Gamedev

NPD: скандалы вокруг лутбоксов и микротранзакций не повлияли на продажи игр

По данным аналитической фирмы, игры AAA-класса с подобными механиками всё ещё находятся среди самых успешных.

Поделиться

В избранное

В избранном

Destiny 2

Всё чаще встречающиеся в крупных играх способы монетизации пока что не останавливают игроков от их покупки, говорит сотрудник NPD Group Мэт Пискателла (Mat Piscatella).

Согласно цифрам продаж за сентябрь 2017 года, игры с микроплатежами остаются в лидерах. Онлайн-шутер Destiny 2 стал самым продаваемым тайтлом не только за сентябрь, но и за весь 2017 год, несмотря на недовольство пользователей системе шейдеров, которая якобы навязывала покупки за реальные деньги.

В топ вошли также FIFA 18 с режимом Ultimate Team, который во многом построен на микротранзакциях (EA зарабатывает на платежах в футбольном симуляторе около 800 миллионов долларов в год), а также Rainbow Six Siege, в которой есть лутбоксы с косметическими предметами.

Тем не менее, по словам аналитика, подобные механики и не подстёгивают игроков к покупке — хотя их присутствие и коррелирует с более высокими финансовыми показателями в целом.

Любой профессор статистики вам подтвердит, корреляция не обязательно означает причинно-следственную связь.

Возможно, дело лишь в том, что такие системы обычно появляются в самых крупных играх с самыми большими бюджетами на маркетинг. Поэтому они и продаются хорошо, несмотря на присутствие в них лутбоксов.

Мэт Пискателла
аналитик NPD Group

Само введение микротранзакций в AAA-тайтлы может быть связано с желанием крупных издетелей покрыть увеличившиеся затраты на производство и рекламу, отметил он. Подобную мысль уже высказывал другой аналитик, Дэниэл Ахмад.

Кроме того, зависимости между наличием микроплатежей и более высокими показателями продаж пока что также не замечено, добавил Пискателла.

В связи с тем, что игры, монетизация которых обсуждалась особенно активно (Middle Earth: Shadow of War, Star Wars Battlefront II и Forza Motorsport 7) либо ещё не вышли, либо вышли в октябре, говорить о масштабе последствий рано. По словам аналитика NPD Group, ситуация прояснится, когда появится информация о продажах за четвёртый квартал 2017-го.

#деньги #микротранзакции

Статьи по теме
NPD: SNES Classic стала самой продаваемой консолью сентября в США
EA рассказала, как исправит систему лутбоксов в Battlefront II к релизу
Чем оправданы микротранзакции в играх AAA-класса
Разработчики Forza 7 пообещали изменить систему бонусов после критики игроков
Авторы Shadow of War: микротранзакции — это ещё один уровень сложности
Фанаты возмутились обновлённой системе шейдеров в Destiny 2
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться