[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Артемий Леонов", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f","\u0441\u0435\u0440\u0438\u0430\u043b\u044b","\u043e\u0447\u0435\u043d\u044c\u0441\u0442\u0440\u0430\u043d\u043d\u044b\u0435\u0434\u0435\u043b\u0430"], "comments": 42, "likes": 21, "favorites": 13, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "12165" }
Артемий Леонов
3 474

О монстрах и людях

Второй сезон «Очень странных дел» почти не пугает и не интригует. Но так ли это важно?

Поделиться

В избранное

В избранном

В предыдущих сериях

Первый сезон «Очень странных дел» нельзя было назвать полноценным «ужастиком», но неуютных и даже по-настоящему жутких моментов там было предостаточно. Чаще всего сериал пугал нас Демогоргоном — непобедимой и смертоносной тварью неизвестного происхождения.

Помимо самого хищника, жути нагоняла загадочная «обратная сторона» — тёмный и очень неприятный параллельный мир, из которого появился монстр и в который он утаскивал своих жертв.

Не обошлось и без таинственной окологосударственной организации, члены которой проводили страшные эксперименты, мучили детей и не задумываясь убивали свидетелей — от людей в мире «Очень странных дел» исходила не меньшая опасность, чем от фантастических монстров.

Даже девочка по имени Одиннадцать иногда заставляла зрителей чувствовать тревогу. Откуда она? Насколько опасен её дар? Как она связана с «обратной стороной»? Стоит ли верить фанатской теории о том, что Одиннадцать и Демогоргон — две стороны одной сущности?

Во втором сезоне создатели сериала братья Даффер последовали проверенному рецепту: «всего того же самого, да побольше». Вот только, как оказалось, некоторым произведениям такой подход может навредить.

Новые знания

Теперь мы гораздо больше знаем об «обратой стороне» — нам объяснили некоторые правила, по которым она функционирует, познакомили с огромным существом, вызывающим в памяти произведения Лавкрафта. Именно оно, как оказалось, руководит всеми выползающими из тёмного мира монстрами и общается с ними при помощи «роевого интеллекта».

«Обратная сторона» стала понятнее — из пугающего своей непостижимостью места она превратилась во вполне подчиняющуюся логике базу, с которой некая агрессивная тварь посылает в нашу реальность миньонов. Звучит как нечто, с чем можно иметь дело — разработать план и победить. Былого беспомощного ужаса «обратная сторона» уже не взывает.

Хладнокровные убийцы из секретной лаборатории и вовсе канули в Лету — освободившееся в финале первого сезона место заняли добряки и гуманисты, для которых гармония мира не стоит слезинки замученного ребёнка.

Отрицательных персонажей в «Очень странных делах» больше нет — кроме, разве что, не вполне адекватного школьного хулигана. Жуткая лаборатория из первого сезона превратилась в обычную, ничем не примечательную локацию. Секретные агенты прослушивают телефонные разговоры и следят за героями через камеры видеонаблюдения, но никакого страха или чувства тревоги не вызывают.

Одиннадцать в новом сезоне также почти лишили загадочности — нам рассказывают о её прошлом, знакомят с её родственниками и подробностями их жизни. Все это раскрывает Одиннадцать, как персонажа, но тому образу, который братья Даффер создали в первом сезоне, немного вредит. Теперь мы отлично знаем, чего от неё ждать — и в плане поступков, и в плане проявления сверхспособностей.

В финале первого сезона я, вместе с героями сериала, затаив дыхание наблюдал за финальным сражением между Одиннадцать и Демогоргоном, как за схваткой двух таинственных существ, природу которых нам не дано постичь. Во втором сезоне вполне понятная мне девочка, владеющая телекинезом, просто убивает монстров. Это всё еще отлично выглядит, но ощущения совершенно другие.

Те же, там же

У ситуации, в которой оказались герои сериала ко второму сезону, был потенциал: всё вернулось на круги своя, все радуются жизни, как вдруг выясняется, что это вовсе не конец, а монстры непременно вернутся. Этот момент осознания мог бы оказаться шокирующим и запоминающимся, а время его ожидания — наполненным саспенсом.

Проблема в том, что такой момент в сериале уже был — в самой последней сцене первого сезона. Это сцена отлично выполнила свою задачу — всё время, что зрителям показывали Уилла, было чувство того, что здесь что-то не так. Потом опасения подтвердились, а мы стали с нетерпением ждать второго сезона. Вот только в нём места для такой же сильной сцены уже не осталось. С Уиллом с самого начала «что-то не так» — и никаких особенных сюрпризов или интриги сценарий нам не готовит.

Ситуация с повторением пройденного усугубляется и тем, что новые «Очень странные дела» периодически почти дословно цитируют сами себя. Почти каждой сюжетной линии можно найти аналогию в прошлом сезоне — Уилл опять попал в беду и подаёт знаки «с той стороны»; Нэнси, Джонатан и Стив снова образовали любовный треугольник — почти по той же схеме, что и в прошлый раз, — а в финале нас и вовсе ждет почти идентичная кульминация.

Вокруг персонажей появилась какая-то аура неуязвимости, которой не было в первом сезоне — там переживать можно было за каждого. Здесь же почти безошибочно можно угадать тех немногих, кто не доживёт до следующего сезона.

Первый сезон местами тоже был предсказуемым — это воспринималось как дань уважения фильмам восьмидесятых; сериал будто бы не знал про современную моду на неожиданные повороты и сложные сюжеты, игнорировал её. Второй же сезон будто бы не знает о существовании первого и пытается удивить и напугать нас ровно тем же самым, что и год назад.

Или не пытается?

Чужие на празднике

Спорные решения создателей немедленно перестают казаться таковыми, если начать воспринимать «Очень странные дела 2» не как сериал о монстрах и сверхъестественном, а как историю о детях. После окончания первого сезона сериал мог двинуться в любую сторону.

Например, стать альманахом из слабо связанных жутковатых историй, отсылающих к культовым фильмам восьмидесятых, а затем каждый год пугать и удивлять зрителя чем-то новым. Но братья Даффер, судя по всему, решили, что собственного сериала достойны именно Майк, Лукас, Дастин и Уилл, а вовсе не жуткие твари из параллельных миров.

Если взглянуть на «Очень дела» с этой точки зрения, всё становится логичным. Чтобы пугать и удивлять зрителя, нужно сменить либо декорации, либо главных героев — одних и тех же персонажей очень трудно пугать одними и теми же монстрами. Но что если ты вообще не собирался никого пугать и интриговать?

Да, все главные герои уже сталкивались с неведомым, и теперь воспринимают демогоргонов и параллельные миры как нечто почти обыденное. Но зачем менять героев, если вся эта история — именно о них? В «ужастиках» положено убивать персонажей, но стоил бы драматический, эмоциональный или любой другой эффект от смерти Джойс или Майка того, что сериал потерял бы, лишившись их?

Может быть, это заставило бы кого-то из зрителей сильнее сопереживать героям в моменты столкновений с монстрами, но без любого из основных персонажей «Очень странные дела» перестали бы быть собой.

В той части, где не должно быть жутко или жутко интересно, «Очень странные дела» ничуть не испортились — даже стали лучше. Каждому из главных героев уделили достаточно экранного времени и выдали по интересной сюжетной арке. Эффект «встречи со старыми друзьями» работает — особенно с основной четвёркой.

Глупые шутки, неловкие моменты общения с противоположным полом, трогательные в своей серьёзности споры о том, пускать ли в «компанию» новых членов. Это словно экскурсия в собственное слегка идеализированное детство

Возвратившейся Одиннадцать в новом сезоне досталась отдельная сюжетная линия — с остальными знакомыми нам героями она почти не пересекается. Её историю о поиске себя тоже можно назвать шаблонной и предсказуемой, — она начнется, продолжится и завершится именно так, как вы ожидаете.

Однако благодаря замечательной актёрской игре Милли Бобби Браун каждая сцена с ней превращается в маленький шедевр, от которого сложно оторвать взгляд.

Именно это остаётся в памяти после просмотра — забавные диалоги детей, сцены душевных терзаний Одиннадцать, маленькие зарисовки из жизни семей главных героев. Самые приятные впечатления остаются от нескольких первых серий, в которых сражения с монстрами ещё не вышли на первый план, а всё внимание уделено персонажам и их взаимоотношениям. Тому, ради чего я и буду ждать третий сезон.

Финальной сцене можно даже приписать символизм — все герои будто бы забывают о монстрах, учёных, «обратной стороне» и чувстве тревоги и снова занимаются привычными для детей и подростков делами.

Самым последним кадром нам по традиции намекают, что всё опять не так гладко — но монстр из иного мира в этот раз явно выглядит не очень уместно. Он будто бы понимает, что теперь мало кого интересует: все слишком увлечены неудачами Дасти на любовном фронте.

Второй сезон показал, что «Очень странные дела» — не из тех сериалов, что будут становиться только лучше от сезона к сезону, ведя нас к долгожданной, заранее продуманной кульминации. Видимо, мы просто будем раз в год встречаться с полюбившимися персонажами и радоваться этой встрече.

Возможно, иногда они будут сражаться с монстрами, как, скажем, персонажи Gravity Falls. Но если вам все-таки хочется пугаться неизведанного и паранормального вместе с главными героями — вероятно, вам лучше посмотреть что-нибудь другое. Например, первый сезон.

#мнения #сериалы #оченьстранныедела

Статьи по теме
«Очень странные дела»: чем закончился первый сезон
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться