{ "author_name": "Денис Берников", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f","\u043a\u0438\u0431\u0435\u0440\u0441\u043f\u043e\u0440\u0442"], "comments": 193, "likes": 28, "favorites": 7, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "13097", "is_wide": "" }
Денис Берников
5 713
Блоги
Редактирование закрыто

Мнение: почему киберспорту ещё далеко до реального спорта

И что нужно исправить, чтобы всё получилось.

Поделиться

В избранное

В избранном

Киберспорт набирает обороты: многие спортивные новостные сайты пишут новости из мира компьютерных игры, турниров проводится всё больше, они становятся качественнее, с большим призовым фондом и собирают огромную аудиторию перед экранами. Например, финал недавнего EPICENTER по CS:GO посмотрели 740 тысяч человек, и это ещё не самый большой турнир. Но, не смотря на такой успех, у киберспорта есть недостатки, из-за которых его пока сложно назвать полноценным спортом.

EPICENTER 2017, награждение победителей

Агрессия и отсутствие физического фактора

Изначально спорт существовал как продвижение здорового образа жизни, преодоления трудностей и себя для достижения успеха, а также являлся пропагандой мира (в Древней Греции во время Олимпийских игр приостанавливали войны).

Эти традиции дошли и до наших времён, поэтому соревнование по «клацанью мышкой» многие не воспринимают как реальное состязание. Более того, все популярные киберспортивные дисциплины прямо или косвенно содержат насилие: в CS:GO, PUBG, Dota 2 и League of Legends не добиться победного результата без убийств врага, в Hearthstone же надо «уничтожить» врага путём разыгрывания карт.

В то же время всегда можно привести в качестве примеров шахматы, где игроки совершают ещё меньше физических движений, чем в компьютерной игре, и бокс — спорт, в котором главной задачей является избиение противника до полусмерти (с точки зрения обывателя). Так что данный аргумент не является полностью убедительным, но учитывать его всё же стоит.

Изменчивость и обширность игровой сцены

Пару лет назад CS:GO, LoL, Dota 2 и Hearthstone являлись столпами киберспортивного сообщества, и никто даже не мог представить, что кто-то способен составить им конкуренцию. Но неожиданно появлялся PUBG и сумел побить рекорд Dota 2 по одновременному количеству игроков, а потом ещё и стал одной из самых транслируемых игр года. Не стоит забывать и про Overwatch, который набирает обороты и привлекает всё большую аудиторию.

Существуют франшизы как Call of Duty и FIFA, с приличной аудиторией и турнирами. Они раз в год-два обновляются, меняя физику и особенности игры. Например, действие прошлогодней CoD проходят в космосе в будущем, а версия этого года повествует нам о временах Второй мировой войны.

Игровая индустрия не собирается останавливаться, с каждым днём появляется всё больше и больше новых проектов, что, с одной стороны, даёт игрокам большой выбор, а с другой — приводит к непониманию и спорам в связи с выбором «спортивных» дисциплин.

Большая власть разработчиков

Компания-разработчик продвигает свои игры и устраивает крупные турниры по ним. Существуют турниры, которые полностью проводятся автором игры, например, The International по Dota 2 от Valve и Hearthstone Global Games от Blizzard. А есть турниры, которые получают определённый статус от самой компании. Такими являются major-соревнования по CS:GO.

По уровню важности они сравнимы с «Большим шлемом» в теннисе или «Лигой чемпионов» в футболе, но, во-первых, Valve не раскрывает системы получения этого статуса, во-вторых, не существует стандартного расписания «мажоров». В 2015 году было три major-турнира: весной, летом и осенью; в 2016 году — два: весной и летом; в 2017 году — тоже два: зимой и летом.

Недавно стала известна дата следующего «мажора», который пройдёт зимой 2018 года, причём дата квалификаций появилась буквально за неделю до самой квалификации, а часть квалификаций проходили во время турнира EPICENTER, который был анонсирован раньше. В результате некоторым командам из СНГ пришлось отказаться от участия в нём. Более того, не все организаторы крупных турниров могут обеспечить игроков необходимыми условиями: например, на PGL Krakow 2017 стояли маломощные компьютеры.

Разработчики способны оказывать значительное влияние на игру с помощью обновлений, которые могут существенно изменить текущую «мету». Простые примеры: добавление новых героев в Dota 2 и Overwatch, фикс оружия и добавление нового в PUBG, изменение соревновательного набора карт в CS:GO или добавление новых карт в Hearthstone. Часто обновления вносят разнообразия в игру, но бывают и такие, которые игровое сообщество (в том числе и киберспортивное) принимает не слишком благосклонно. Сразу вспоминается введение обновлённой карты Nuke в основной соревновательный набор CS:GO. Карта была плохо оптимизирована и использовала текстуры в высоком разрешении, что снижало частоту кадров и критично влияло на игровой процесс.

Компания-разработчик, имея власть раздавать статусы турниров, может контролировать участников: так Valve отстранила игроков, использовавших чит-программы (KQLY) и устроивших подставной матч (Steel, Dazed, AZK, Swag) от участия в своих турнирах навсегда, хотя до этого не существовало чётко обозначенного наказания для подобных случаев.

Баги

Игры, в силу своего сложного программного кода, имеют недочёты, которые наиболее внимательные игроки могут использовать, чтобы повернуть ход матча в свою пользу. Примеров множество: на последнем major-турнире по CS:GO команда BIG использовала специальный прыжок, позволяющий видеть противника, а он, в свою очередь, их видеть не мог.

Матч BIG против FaZe Clan

Отсутствие единой киберспортивной организации

Это наиболее важный пункт, из-за которого киберспорт пока не является спортом, потому что он помог бы решить большинство вышеперечисленных проблем. Что должно быть в идеале:

  • представление интересов киберспорта перед мировым сообществом;
  • защита интересов игроков и предоставление им необходимых условий на турнирах;
  • введение единых правил в дисциплинах, которые помогут разрешить спорные моменты;
  • регулирование влияния компаний на игру путём установления контакта между игроками и разработчиками;
  • появление единого независимого рейтинга в каждой киберспортивной дисциплине.

Итог

Киберспорт развивается с громадной скоростью и привлекает огромную аудиторию, что даёт перспективы трансформирования в спорт в нашем привычном понимании. Однако для этого надо поработать над недостатками, основной из которых — отсутствие единого «законодательного» и представительного аппарата.

Международный олимпийский комитет видит развитие киберспортивных дисциплин и допускает их появление среди олимпийских видов спорта. Будем надеяться, что в ближайшее время Олимпийские игры пополнятся нашими любимыми компьютерными играми.

Киберспорт демонстрирует высокий рост, особенно среди молодежи в разных странах, и может обеспечить платформу для взаимодействия с Олимпийским движением. Киберспорт можно рассматривать как спортивную деятельность, так как игроки готовятся и тренируются с интенсивностью, которая может быть сопоставима со спортсменами в традиционных видах спорта.

Для того чтобы МОК признал киберспорт спортом, он не должен нарушать олимпийские ценности. Еще одним требованием для признания должно быть существование организации, гарантирующей соблюдение правил и положений Олимпийского движения (отсутствие допинга, ставок, манипуляции и т.п.).

Международный олимпийский комитет
цитата с официального сайта

А какого мнения придерживаетесь Вы?

Здесь находится опрос. Но он пока не работает в приложении.

Является ли (будет являться) киберспорт спортом?

Переголосовать

#мнения #киберспорт

Материал дополнен редакцией
Статьи по теме
Олимпийский комитет заинтересовался включением киберспорта в список официальных дисциплин
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudo", "p2": "ftjf" } } } ]