[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Олег Чимде", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 23, "likes": 16, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section": "pro" }
2 434
Gamedev

Как создавался VR Stream — взгляд с другой стороны

Недавно мы публиковали колонку разработчика и сооснователя компании Dive Into VR — Валерия Дубова. Он рассказал о создании приложения для стриминга игр в виртуальной реальности на смартфоны VR Stream. Однако сейчас появились новые подробности.

Предоставляем слово другой стороне — компании Fibrum, создателям мобильного шлема виртуальной реальности Fibrum Pro.

Поделиться

В избранное

В избранном

Недавно мы увидели материал о выходе нового приложения VR Stream, которое позволяет играть в обычные компьютерные игры, используя шлем виртуальной реальности. Благодаря технологии стриминга у игрока достигается эффект глубокого погружения, и такое решение может стать действительно востребованным на рынке игровой индустрии. Однако все ли так однозначно в истории создания VR Stream? У компании Fibrum есть свое мнение на этот счет.

В октябре 2015 на одном из мероприятий, посвященных виртуальной реальности, главный разработчик технологии стриминга в VR Валерий Дубов познакомился с основателем и генеральным директором компании Fibrum — Ильей Флаксом. На тот момент идея о стриминге уже витала в воздухе и даже начала реализовываться Валерием на базе компании GeniARs. Однако ресурсов компании не хватало, и Валерию было предложено заниматься проектом в качестве сотрудника Fibrum.

Год назад VR-направление только начинало свое бурное развитие, не говоря уже о технологиях стриминга для виртуальной реальности. Проект VR Stream также был в очень сыром виде и требовал значительной доработки. Однако мы оценили всю перспективность технологии, которая позволит адаптировать Windows ПК игры для мобильных телефонов и станет востребованной в сфере VR. Валерий получил все необходимые ресурсы для завершения проекта. Специально для этих целей было приобретено дорогостоящее оборудование, задействована команда Fibrum. В декабре 2015 года начались первые тесты технологии на различных устройствах:

Спустя некоторое время выяснилось, что технология стриминга создавалась на базе уже существующего решения американской компании Nvidia. Таким образом, главный разработчик VR Stream решил нарушить лицензионное соглашение Nvidia. Валерий Дубов утверждает, что не знал об этой проблеме, однако столкнулся с ней уже в компании GeniARs. После общения с представителями компании Nvidia на конференции DevGamm в Минске выяснилось, что продолжать разработку проекта в таком виде невозможно, придется искать альтернативное решение. Валерий Дубов продолжил заниматься проектом в качестве сотрудника Fibrum. Мы спонсировали разработку стриминга, несмотря на высокий риск провала.

В январе 2016 года стало понятно, что провала не случится. За несколько месяцев технология стриминга была доработана и могла быть протестирована в совместном проекте с Wargaming. Сотрудники компании отправились в командировку в Варшаву, чтобы впервые представить проект стриминга.

Сотрудники компании Fibrum на мероприятии Wargaming в Варшаве впервые представляют проект стириминга в VR. Валерий Дубов, главный разработчик технологии, второй слева

Когда технология стриминга была окончательно доделана и протестирована, Валерий сообщил о своем решении покинуть компанию Fibrum. Официальной причиной стало недовольство условиями контракта, несмотря на то, что условия пересматривались несколько раз, а всего Валерию Дубову компанией Fibrum было выплачено 600 тыс. руб. Неофициальная причина — предложение Михаила Торкунова, бывшего коммерческого директора Fibrum, продавать технологию стриминга на базе компании Dive into VR на лучших условиях. При этом основатели DVR не стеснялись делать такие предложения с рабочей почты, еще являясь сотрудниками Fibrum. Так Валерий Дубов перешел в Dive into VR.

Мы не хотели предавать историю огласке, и даже приостановили юридические разбирательства по этому вопросу. Нас удивило, что Dive Into VR решили публично рассказать о технологии, за разработку которой платили другие компании: сначала GeniARs, потом Fibrum. Мы хотели бы предупредить партнеров Dive Into VR о том, что преследование личной выгоды и обман — главные принципы работы этой компании. На рынке IT, где каждый день появляются новые продукты, а компании работают на опережение, вопрос доверия к партнерам является ключевым для сотрудничества.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться