[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Олег Чимде", "author_type": "self", "tags": ["\u0442\u043e\u043f\u044b","\u043b\u0443\u0447\u0448\u0438\u0435\u0432\u0436\u0430\u043d\u0440\u0435"], "comments": 60, "likes": 53, "favorites": 19, "is_advertisement": false, "section": "default" }
14 044

23 хоррора, с которыми нужно познакомиться

Добавка к вашему и без того огромному списку отложенных на потом игр.

Поделиться

В избранное

В избранном

Вдохновившись колонкой читателя Gamasutra, который пришёл к выводу, что поверхностное знание игр лучше невежества, DTF собрал список из самых влиятельных и просто важных хорроров.

Все эти игры, так или иначе, оказались знаковыми для индустрии: их копируют, ими вдохновляются. И их обязательно нужно пройти, если хочешь разбираться в жанре.

Silent Hill 2

Clock Tower

Самый знаменитый 2D-хоррор подарил или популяризовал огромное множество идей. Тут и особняк, полный тайн и головоломок, и бессмертный маньяк с гигантскими ножницами, который постоянно преследует главную героиню, и множество концовок, зависящих от не самых очевидных обстоятельств. Всё это, в той или иной мере, находит отражение в играх, которые мы считаем культовыми.

Alone in the Dark

Большой особняк, собранный из заранее отрисованных задников, множество камер, показывающих происходящее с разных сторон, головоломки с поиском ключей и отстрел зомби — с этой игры началось многое.

Настоящее кинематографическое произведение с массой новых для жанра приёмов. В один момент игрок смотрит на героя глазами жуткой твари, спрятавшейся за окном, а в следующей сцене — акцент камеры на двери, за которой скрывается огромная плотоядная глотка. Даже фокальный герой здесь не один, как в кино. А game over оформлен сочным эпилогом, в котором мерзкие создания под прицелом невидимой камеры утаскивают в темноту ваш хладный труп.

Alone in the Dark на 15 лет вперед определила, как будут выглядеть и работать хорроры.

Resident Evil

Синдзи Миками, вдохновляясь Alone in the Dark, взял нишевый жанр и сотворил в нём настоящий блокбастер. В этой истории о группе спецназовцев, выживающих в доме с зомби, удивительным образом сочетались гранатометы и тягучая атмосфера страха, резвые великаны-мутанты и медлительные ожившие мертвецы. Плюс, проработанные персонажи, предательства, интриги и тайны, что скрывает старинный особняк.

Resident Evil создал шаблон комерчески успешной хоррор-игры, которым разработчики пользовались ещё долгие годы: вспомнить только Parasite Eve и Dino Crisis. Не так давно свет увидел ремейк с новой графикой, так что терпеть низкое разрешение и угловатых персонажей не придётся.

Silent Hill

Одна из первых игр, которая привнесла в жанр драматизм и серьёзные темы: связь ребенка и родителя, сила веры, материализация страхов. В распоряжении игрока оказывается целый город, существующий сразу в двух реальностях. И только ты привык к одной, как игра выбивает у тебя почву из под ног и окунает в другую, ещё более кошмарную реальность, где всё вроде бы так же, но иначе.

Кроме всего прочего, Silent Hill целиком состоит из тайн и недомолвок: никто не будет разжёвывать события и мотивы, до сути нужно доходить самому. Сейчас это стандарт в жанре. Пропустив первый Silent Hill вы, считай, не знаете ничего о хоррорах.

Forbidden Siren

Серия Siren принадлежит перу автора первого Silent Hill, но игры при этом совсем разные. Главное, что привнесла в жанр Siren — это повествование от нескольких персонажей сразу и возможность следить за событиями глазами монстров. Однажды переключившись на врага, вы увидите его глазами собственную спину — и это страшнее любого скримера. Идею никто не скопировал, однако история знает несколько проектов, где игрок может смотреть на героя, но не управлять напрямую. Лучший пример здесь — eXperience112.

В первые две части Forbidden Siren сейчас играть будет очень тяжело, но познать весь опыт вполне можно с помощью переосмысления Siren: Blood Curse 2008 года. Первые две части стоит хотя бы посмотреть: в них реализована интересная вещь — лица монстров-шибито были отсканированы с реальных людей. Жутковато.

Fatal Frame 2

Две сестры приезжают в глухую деревушку, полную призраков — зачин вроде бы обычный. Нестандартно другое: девушки полностью беззащитны перед угрозой, ведь бестелесное палкой не поколотишь. В качестве оружия здесь — особая камера, которой нужно фотографировать призраков и таким образом их уничтожать. При этом, наводя объектив, двигаться вы не можете, а злые духи постоянно норовят выскользнуть из прицела.

Эту удивительную механику никто до сих пор толком не скопировал, однако те или иные её элементы можно встретить повсеместно. Почему мы выбрали вторую часть? Потому что она банально страшнее.

System Shock 2

Интеллигентный геймплей со взломом компьютеров — отличительная черта серии System Shock — появился ещё в первой части. Но только вторая с её современной, полностью трехмерной графикой смогла создать реалистичное произведение об одиночестве и выживании в космосе на корабле, захваченном непонятным врагом.

Здесь вы были не столько героем, наводящим порядок в хаосе, сколько партизаном, устраивающим одну диверсию за другой. Много позже той же тропой пошли Dead Space и Alien: Isolation, хоть и с несколько упрощенным геймплеем. И нигде больше не было столь страшного и злого искусственного интеллекта. Куда уж там ХЭЛ-9000 из «Космической одиссеи 2001 года» до SHODAN.

Silent Hill 2

Вторая часть, с одной стороны, развивает идеи первой, но с другой — полностью всё меняет. Теперь это не просто хоррор, а скорее очень личная психологическая драма. Именно в этой игре появляется концепция, что город Сайлент-Хилл воплощает образы из подсознания того, кто туда попадает, и становится чистилищем для грешников.

Отныне и навсегда хорроры перестают быть просто фантастикой с монстрами и скримерами. Silent Hill 2 — это переломный момент.

Penumbra

Frictional Games перетряхнули хорроры от первого лица одной простой идеей: двери и шкафчики открываются не просто кнопкой, а движением мыши. Таким образом, те же двери можно открывать плавно. Эта идея, ставшая стандартом в хоррорах, даже отражается в названии студии.

Важнейшей игрой в серии можно назвать вторую, Black Plague. Здесь полностью вырезали систему боя: теперь от врагов можно только убегать. Апогеем этой концепции станет Amnesia: The Dark Descent, которую, конечно, тоже нужно обязательно пройти. Теперь многие хорроры, в особенности — инди, выглядят и работают именно так.

Resident Evil 4

К четвертой части Синдзи Миками решил поменять курс сериала и изменил тем самым весь жанр экшн-хорроров. Камеру повесил в положение «из-за плеча», показал, что зомби могут быть не только ромеровскими, и сместил акцент на боевик.

Всё это копировали и копируют до сих пор. Cold Fear и Dead Space — лишь вершина айсберга, а сама Resident Evil держалась на этой концепции ещё много лет.

Silent Hill 4

Четвёртую часть можно ругать за многое: нет фонарика, странный дизайн монстров (рыгающие обезьяны, серьёзно?), повторяющиеся локации. Но это не отменяет нескольких отличных идей.

Главная и ключевая особенность здесь: игра с зоной комфорта. Генри Таунсенд начинает своё путешествие по альтернативным мирам из собственной квартиры, которая оказалась заперта изнутри. И постоянно возвращается назад, подлечиться, отдохнуть и почитать записки, которые кто-то просовывает под дверь. Но вот проблема: постепенно существа из параллельного мира начинают проникать к нему домой: через стены, телевизор, бытовые приборы. Потрясающий приём: место, где ты чувствовал себя в безопасности, постепенно становится самым опасным на свете. Что-то подобное мы затем увидим в The Evil Within Синдзи Миками.

Eternal Darkness: Sanity's Requiem

Помимо истории, которая развивается одновременно в разных временах, в Eternal Darkness есть другая важная особенность — шкала безумия. Если долго смотреть на жуткие вещи, герои будет испытывать галлюцинации, а четвертая стена — рушиться.

Прямо в разгаре битвы может отключиться геймпад, а пользовательские сохранения — удалиться. Приём для видеоигр не новый (вспомним битву с Психо Мантисом из Metal Gear Solid), однако в хоррорах прижился, к сожалению, не так прочно, как хотелось бы.

Call of Cthulhu: Dark Corners of the Earth

Последняя ласточка студии Headfirst Productions. Прекрасный сценарий вкупе с обволакивающей атмосферой полной безнадёжности не отпускают от экрана до победного конца. Дополнением к происходящему безумию стал главный герой, который живо реагирует на происходящие вокруг него события.

Посмотрели на труп? Экран поплыл, героя затошнило. Долго бегали с проклятым ножом или оказались в невыгодном положении посреди монстров? Персонаж зарежет себя или застрелится на ваших глазах. В качестве успокоительного пойдет морфий, но его употребление развивает зависимость.

Ещё здесь можно сломать конечности и волочить перебитые ноги, противно хрустя сломанными костями. Ничего подобного игровая индустрия в масштабе шутера-адвенчуры тогда ещё не знала. А сцена побега из отеля и бой с Дагоном — запомнятся надолго.

Clive Barker's Undying

Мастер ужаса Клайв Баркер сильно рисковал, принимая участие в разработке Undying. Подобно героям его произведений, он проник на запретную территорию (герметичный мир уже сложившегося жанра хоррор) и хорошенько покопался в его проклятых гробницах. Итогом этой вылазки стало жуткое, но крайне жизнеспособное создание — хоррор-шутер с видом от первого лица, позаимствовавший у жанра способ подачи сюжета через записки и дневники.

Настоящий эксперимент по оживлению плоти, сшитой из разных кусков. Огнестрельное оружие и магические заклинания, прогулки по древнему дому и забег по сюрреалистичному параллельному миру. Путешествия во времени и секреты, которые можно увидеть только если посмотреть на них сквозь магию. Undying был таким набором революционных для жанра идей, что по части сюжета автор решил обойтись классической историей: родовое проклятье, старинный особняк и герой, который взял заботы увядающего семейства на мушку своего револьвера. Возможно она не слишком хорошо продалась, но вехой в истории хоррор-игр определенно стала.

«Шорох»

Идеальный представитель классических ужасов: квест о старом особняке, отсылающий нас к Эдгару Алану По. Дом полон тайн, фоны статичны — и игра этим активно пользуется. «Шорох» стал одним из последних классических хоррор-квестов от первого лица, что обрели популярность, и совершенно точно самым ярким.

F.E.A.R

Эта работа студии Monolith в своё время наделала шуму. В F.E.A.R сочетаются хардкорный шутер и классические японские хорроры с маленькой мёртвой девочкой. Пугала игра, при этом, по-голивудски: длинные коридоры с мигающими лампочками, взлетающие в воздух предметы, расчленёнка — словом, набор стандартный, но в играх тогда не было такого уровня исполнения.

Кроме того, F.E.A.R показал, что ужасам нужны действительно умные враги — скриптовых скримеров уже тогда стало недостаточно. Развитие идеи мы затем увидим в Alien: Isolation.

Dead Space

Свет увидело три части, но чистокровным хоррором была только первая. Главная особенность: потрясающая атмосфера одиночества. Да, некий монолит, сводящий людей с ума, мы уже видели в сериале «Вавилон 5», а некроморфы очень напоминают монстров из Blue Stinger с Sega Dreamcast. Но это, пожалуй, первый высокобюджетный хоррор после System Shock, который показал, насколько страшными могут быть дальние уголки космоса.

В качестве врагов здесь — некроморфы, инфицированные ожившие трупы, а главное оружие — лазерный резак, которым монстров можно распилить на десять маленьких ошмётков. Особо стоит отметить саунд-дизайн: Dead Space показал, насколько важны звуки в хоррорах.

Condemned: Criminal Origins

Эта игра подарила нам новый опыт соприкосновения с ужасным. Держать противников на расстоянии от себя тут было нельзя — патронов для огнестрельного оружия всегда давали по минимуму. Из—за этого каждая встреча с врагом становилась бескомпромисной дракой лицом к лицу. Берешь обломок доски и бьёшь по оскалившейся роже. Хватаешь железную трубу и отбиваешься от бесноватых обитателей подземки. Нашли топор? Психам, притворяющимся манекенами в заброшенном магазине, будет сложнее загнать вас в угол.

Постоянная темнота, крики обезумевших жителей города. Condemned умело нагоняла на игрока жути. Но главным достоинством было то, как она преподносила физиологический ужас. Возможности графики уже позволяли показать, сколь отвратительные формы может принимать насилие.

В результате самой запоминающейся сценой стало вырывание железных скоб из позвоночника человекоподобного создания. А самым пугающим — неожиданное пробуждение изуродованного мертвеца, чью улыбку вы решили сфотографировать крупным планом. Не самый интеллигентный хоррор, но один из самых мерзких. В хорошем смысле слова, разумеется. Вот бы её — да в VR.

Slender: The Eight Pages

Добравшись до видеоигр, история о Тонком человеке показала всем, как можно сделать страшно абсолютно малыми средствами.

Есть темный лес, есть записки, разбросанные тут и там, и — Слэндермен. Механика проста как всё гениальное: на Тонкого человека нельзя смотреть, а с каждой подобранной запиской шанс встретить его увеличивается. В то время как раз начался бум на инди-хорроры от первого лица, работающие на одной простой механике. В скором времени вышел Outlast, а затем и Five Nights at Freddy’s.

Outlast

Игра стала этаким ответом профессионалов от игровой индустрии на волну кривых и косых инди-хорроров. Разработчики, часть из которых ранее создавали Asssasin's Creed, собрали и отладили то, чем романтики-любители наполняли свои ужастики несколько лет подряд.

В итоге мы получили историю про слабого беззащитного героя среди отвратительных созданий, рассказанную минимумом выразительных средств, но зато — с отшлифованным геймплеем, отличной графикой и сильным акцентом на ощущениях жертвы, загнанной в ловушку.

Это тоже игра одной идеи: герой смотрит на происходящее в основном через объектив камеры, а от противников приходится прятаться в шкафчиках, прямо как в Amnesia.

Five Nights at Freddy’s

Изначально игра Скотта Коутона была, по сути, набором скримеров. Механика простая, но, без малого, гениальная: игрок сидит за охранным пультом в пиццерии и глядит в камеры видеонаблюдения. На камеры, равно как и закрытие дверей офиса, тратится энергия. В это время в пиццерии оживают ростовые куклы-аниматроники и пытаются добраться до игрока. Пока смотришь в камеру на аниматроника, он не двигается («не моргай», да). Но стоит отвлечься, как вот уже «гроб на колёсиках подбирается к вашему подъезду».

С каждой новой частью в механику добавлялись нововведения, но запомнилась всем в первую очередь именно первая Five Nights at Freddy’s.

Alien: Isolation

Лучшая игра во вселенной «Чужого», как и многие современные игры ужасов, работает на одной единственной концепции. Есть космическая станция, есть вы и ксеноморф. Убить его не получится, нужно убегать. Однако же искусственный интеллект Чужого настолько совершенен, что каждая стычка с ним превращается в чертовски напряжённые прятки. Эта механика отсылает нас к старинной игре 3D Monster Maze и Clock Tower одновременно. Классика не стареет, она перерождается.

Понятно, что монстр — лишь набор скриптов, но их столько, что поведение врага предугадать получается очень редко. Его поведение нужно внимательно изучать и по возможности пускать в ход все уловки из доступных.

P.T.

Последнюю на данный момент революцию в жанре совершил Хидео Кодзима в игровом тизере отмененной Silent Hills. Смешно, но нестандартный маркетинговый ход внезапно запустил новый тренд: теперь стало модно делать игры про замкнутое пространство с минимальным количеством локаций — Resident Evil 7 прямое тому подтверждение. Всё решает исключительно креатив.

Именно эту «игру» вкупе с Outlast и, надеемся, Alien: Isolation будут копировать, ей будут вдохновляться. Это ведь здорово, правда? Silent Hills умер до рождения, но его наследие будет жить.

#топы #лучшиевжанре

Статьи по теме
Не только скримеры: как развивалась Five Nights at Freddy's
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться