[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-229719-0", "render_to": "inpage_VI-229719-0-952491735", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Павел Куравин", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438","finalfantasy"], "comments": 4, "likes": 28, "favorites": 7, "is_advertisement": false, "section_name": "default" }
Павел Куравин
3 872

Счастливая семёрка: история Final Fantasy VII

Как Square удалось 20 лет назад навсегда изменить игровую индустрию.

Поделиться

В избранное

В избранном

Портал IGN выпустил обширную статью за авторством Раса МакЛафлина (Rus McLaughlin), рассказывающую о создании Final Fantasy VII и о том, какое влияние она оказала на всю индустрию видеоигр.

Для тех, кто ещё не знаком с легендарной серией, а также для тех, кто хочет поностальгировать по этой великой игре, DTF публикует перевод материала.

В 1987 году Хиронобу Сакагути (Hironobu Sakaguchi) собирался уйти из игровой индустрии. Square, компания, которую он основал за четыре года до этого, оказалась на грани банкротства после череды неудачных релизов для Famicom. В то же время её конкурент Enix вырвался вперёд со своей новой игрой Dragon Quest. Сакагути знал, что он сможет превзойти Dragon Quest, и смело решил доказать это, выпустив игру, которая запомнилась бы игрокам на долгое время после того, как Square канула бы в лету: свою последнюю фэнтези-RPG. Так серия и получила своё название.

Спустя пять сиквелов, Final Fantasy можно было назвать чем угодно, но не финалом. К концу 1994 года компания Square обрела немалую известность в индустрии, и имя Сакагути также было у всех на слуху. Они сумели расширить линейку своих игр такими известными сериями как Secret of Mana и Chrono Trigger, а также занять место среди самых успешных сторонних разработчиков Nintendo. Компания развивалась и медленно начинала двигаться в сторону золотоносного американского рынка.

Завершив работу над Final Fantasy VI, Сакагути и его команде необходимо было принять решение о том, в каком направлении будет развиваться их прославленная серия. И тот выбор, который они сделали, впоследствии навсегда изменит не только их компанию, но и всю игровую индустрию в целом. Цифра семь станет для Square счастливым числом.

Отправляя мечту во вселенную

Разработка Final Fantasy VII началась в конце 1995 года. После плотного участия в создании первых частей серии, Сакагути несколько ушёл в сторону во время разработки Final Fantasy VI. Однако он снова встал у руля при создании седьмой части, на этот раз с таинственным сюжетом, разворачивающимся вокруг Мидгара, мрачной столицы Гайи. Главным героем должен был стать «темпераментный детектив Джо», а уже привычные темы борьбы мятежников с коррумпированным режимом должны были привести игрока к главной цели: уничтожить Мидгар.

Но этот сценарий поменялся, когда к команде присоединился Ёсинори Китасэ (Yoshinori Kitase), создатель Chrono Trigger и сценарист пятой и шестой частей Final Fantasy. Вместе со вторым сценаристом Кацусиге Нодзима (Katsushige Nojima) они приняли решение отказаться от детективной части и сместить фокус больше в сторону противостояния основных сил в сюжете: ЛАВИНЫ (AVALANCHE) и Шинра (Shinra), Клауда и Сефирота.

Основа геймплея Final Fantasy уже давно устоялась, поэтому в него было решено внести лишь небольшие изменения. Сражения в Активном Времени (Active Time Battles), ставшие стандартом с четвёртой части, остались для оживления пошагового боя, а вот с не нашедшими отклика у игроков Атаками Отчаяния (Desperation Attacks) из шестой части было решено распрощаться. Вместо атаки на последнем издыхании от полумертвого персонажа были введены Прорывы Предела (Limit Breaks): мощнейшие адреналиновые контратаки, набиравшие силу по мере того, как персонаж получал повреждения. Накопление и использование Прорывов Предела стало неотъемлемой частью стратегии в бою.

Клауд использует прорыв предела «Omnislash»

После многих лет лесов, замков и даже одного полёта на луну, шестая часть серии сместилась от полностью фэнтезийного сеттинга в сторону более футуристичного. Следуя этому тренду, в седьмой части арт-директор Юсуке Наора (Yusuke Naora) создал монолитный индустриальный облик многоуровневого города Мидгар и возвёл его громадные Мако-реакторы. Сакагути ожидал, что дизайнер Ёситака Амано (Yoshitaka Amano) придаст характерные штрихи игровым персонажам, но тот был занят на выставках и семинарах во Франции и в Нью-Йорке. Тогда команда обратила своё внимание на дизайнера монстров и второстепенных персонажей Тэцуя Номура (Tetsuya Nomura).

Мидгар

Это была первая проба Номура в качестве ведущего дизайнера, и он подошёл к ней со всей серьезностью. Final Fantasy VII вырисовывалась как довольно мрачная игра, и первые наброски главного протагониста Клауда Страйфа (Cloud Strife) изображали его как стильного темноволосого парня. Это создавало контраст между ним и главным злодеем Сефиротом (Sephiroth) с его серебряными локонами. Однако такой образ никак не придавал Клауду героизма. Взлохмаченные светлые волосы сделали его образ более ярким и позволили сохранить его ершистый характер. Огромный меч за спиной так же был сразу же одобрен как отличное дополнение к образу.

Суровый лидер мятежников Баррет Уоллес (Barrett Wallace) изначально имел две руки и пистолет в форме лука, однако потом стал киборгом с рукой-племётом. Цветочница Айрис (Aerith Gainsborough, в американской версии имя было изменено на Aeris) замыкала круг доступных персонажей и добавляла необходимый элемент женственности.

Тем не менее, Сакагути и Китасэ решили, что подобный выбор несколько скуден. Тогда Номура добавил в игру ещё полдюжины доступных для игрока персонажей, в деталях проработав каждого из них. Тифа Локхарт (Tifa Lockhart) стала соперницей Айрис в погоне за романтическими чувствами Клауда. Номура долгое время экспериментировал с длиной и цветом её юбки, чтобы она контрастировала с длинным розовым платьем Айрис, и в конечном итоге чуть не одел её в брюки.

Новый персонаж по имени Сид (Cid Highwind), обязательный атрибут серии со времён второй части, стал сквернословным курильщиком. Говорящий лев Ред XIII (Red XIII) обзавёлся татуировками и индейскими мотивами во внешности, а затем Номура добавил ему пламя на кончике хвоста для большей колоритности. Вор-ниндзя Юффи Кисараги (Yuffie Kisaragi) и механический кот Каит Сит (Cait Sith) добавили обязательный элемент умиления, в то время как предыстория мрачного Винсента Валентайна (Vincent Valentine) сменилась с исследователя ужасов на детектива, затем на химика, и затем на загадочную жертву экспериментов по воскрешению мёртвых.

Вся команда в сборе

Но Номура на этом не остановился. Он переработал внешний вид маскотов серии Final Fantasy Чокобо (Chocobos), взял на себя ответственность по анимированию атак Призыва (Summon) и Прорывов Предела, а вскоре также принял участие и в разработке сюжета. Одна его случайная полуночная идея впоследствии стала одним из самых шокирующих сюжетных поворотов во всей истории видеоигр.

И это полностью соответствовало взглядам Сакагути. Он хотел исследовать вопросы экологии и заботы об окружающей среде: в их основе лежала идея о том, что планеты являются источником живой энергии, разделяемой людьми и окружающим их миром в постоянном течении и обмене. Абстрактная философия подобного рода, однако, плохо вписывалась в рамки визуального нарратива. По крайней мере, с уверенностью можно было сказать, что до него никто не предпринимал попыток реализовать нечто подобное.

Тем не менее, Сакагути твёрдо стоял на своём. В ответ на это Китасэ выступил с идеей о Потоке Жизни (Lifestream) — сети из энергий духов, пронизывающих Гайю. Так, в один момент, некогда размытая теория сформировалась в основополагающий элемент сюжета седьмой части игры и даже нашла своё место в новой системе боевой прокачки.

Но по мере того, как все эти элементы стали собираться воедино, давние связи начали разрушаться.

Не было никаких сомнений в том, что эта часть Final Fantasy, как и предыдущие шесть, выйдет на консоли Nintendo. Это было интересное время: трёхмерная графика неумолимо входила в жизнь игроков вместе с пятым поколением консолей. Первая PlayStation от Sony перенесла игры с картриджей на CD-диски, что открывало новые возможности для амбициозных разработчиков. Сакагути хотел, чтобы Final Fantasy VII стала авангардом этих перемен в грядущей дисковой консоли от Nintendo — Ultra 64.

В соответствии с этим, седьмая часть отошла от двухмерной графики и шагнула в захватывающий трёхмерный мир с полным рендерингом сражений и глубокими композициями Нобуо Уэмацу (Nobuo Uematsu), заменившими собой MIDI-звук. Аватары перемещались по миру и превращались в полноценные спрайты во время боя, но все при этом рендерились в трёхмерных полигонах.

Команда разработчиков Final Fantasy VII становилась всё больше. Десятки новых сотрудников работали с такими пакетами 3D-графики, о которых ветераны-разработчики серии Final Fantasy ни разу даже не слышали. Китасэ был ошеломлён амбициями и энтузиазмом команды: все были захвачены масштабом создаваемой ими игры и страстью к работе.

Square писали историю видеоигр, и они это знали

Но всё стало рассыпаться на части, когда Nintendo объявила, что их новая консоль N64 будет использовать картриджи, а не CD-диски.

Такой поворот событий выбил Square из колеи. Их амбициозный проект просто не уместился бы на картридж, а Сакагути категорически отказывался урезать его. И у него, и у Китасэ за плечами был большой опыт по «обрезанию» игровых элементов из-за аппаратных ограничений Nintendo, но в этот раз они просто не могли пойти на подобный шаг. Вместо этого они пришли со своим детищем к Sony.

Nintendo расценили такой ход как предательство и сделали Square своим врагом. Президент Nintendo Хироси Ямаучи (Hiroshi Yamauchi) публично поклялся, что Final Fantasy больше никогда не появится на их консолях. Обе компании сжигали все финансовые мосты, соединявшие их, и разрывали все возможные связи. В 1996 году Square сдала Super Mario RPG: Legend of the Seven Stars, последнюю игру для Nintendo по их старому контракту. И в качестве одного из боссов разработчики подсунули внутрь игры популярного призываемого дракона Багамута (Bahamut).

Теперь Square была заряжена на успех. Всё производство сместилось в сторону разработки под PlayStation, а закрученный сюжет седьмой части разросся ещё больше. У игроков появилась возможность кастомизировать оружие и усиливать заклинания при помощи Материи (Materia), маленьких сфер, кристаллизованных из самого Потока Жизни. Появились миниигры с ездой на сноуборде и гонками на Чокобо, а также возможность разведения новых типов Чокобо.

Разветвлённые диалоги предлагали опции для романтических отношений. В то же время некоторые действительно сложные битвы с боссами остались необязательными. Продвижение по сюжету осуществлялось при помощи внутриигровых сцен и, на удивление, целых сорока минут полноценных CGI-роликов. И по распоряжению Сакагути, всё это должно было идти без единого экрана загрузки.

Даты релиза переносились, а бюджет уже успел перевалить за отметку в сорок миллионов долларов. Одновременно с этим Sony запланировала масштабную маркетинговую кампанию в Северной Америке, которая с лёгкостью удвоила бы эту сумму: ролики по телевидению в прайм-тайм, рекламные места в Rolling Stone, Playboy, Spin, различных комиксах, а также огромный проект с привлечением Pepsi.

Попробовать грядущую игру пользователи смогли уже в августе 1996 года. Вместе с первым релизом Square для PlayStation — файтингом Tobal No.1 в комплекте шёл бонусный диск с предрелизными демоверсиями Final Fantasy Tactics, SaGa Frontier, Bushido Blade и Final Fantasy VII. Спустя месяц, посетителям самой первой выставки Tokyo Game Show на входе раздавали набор Square's Preview Extra, в котором были ранние миссии в Мидгаре с Айрис в качестве напарника, а также Final Fantasy SGI — демо для Ultra 64 с персонажами из шестой части на движке седьмой.

Одного взгляда на Клауда Страйфа с его знаменитым мечом Buster Sword хватало, чтобы влюбиться в эту игру. Четыре месяца до полноценного релиза казались вечностью.

Страйф и Смерть

Релиз Final Fantasy VII для PlayStation в Японии состоялся 31 января 1997 года, а в Северной Америке — лишь девять месяцев спустя. Это была четвёртая по счёту часть Final Fantasy, вышедшая в США.

Она начиналась с цветочницы Айрис, единственного светлого пятна в мрачном индустриальном метрополисе под названием Мидгар. Во всем мире осталась всего одна правящая сила: Энергетическая Компания Шинра, владелец огромных Мако-реакторов, собирающих энергию напрямую из Потока Жизни. Шинра в буквальном смысле выкачивала жизнь из планеты. Сам Мидгар при этом никогда не видел солнечного света, а на его почве ничего не росло.

ЛАВИНА, группа эко-террористов во главе с Барретом Уоллесом, давала отпор корпорации в надежде спасти Гайю от последствий их алчности. Для уничтожения первого из восьми Мако реакторов к ним присоединился немногословный новобранец: Клауд Страйф, наёмник и обладатель меча солидных размеров. Поначалу Баррет не доверял новичку: помимо стандартного для наёмников вопроса лояльности, его беспокоило прошлое Клауда в рядах СОЛДАТ (SOLDIER), элитного подразделения войск Шинра. Тем не менее, для Клауда не составило совершенно никакого труда устроить в первом Реакторе перегрузку и уничтожить его.

Во время возвращения в Седьмое Небо (7th Heaven) — бар, по совместительству служивший укрытием для членов ЛАВИНЫ, у Клауда появилась возможность по дороге купить цветок у Айрис. Позже его можно было отдать Марлин (Marlene), дочери Баррета, или Тифе Локхарт — опытному боевому монаху, бармену в Седьмом Небе и другу детства Клауда. Этот эпизод стал первым погружением игрока в любовный треугольник Final Fantasy VII.

После того, как попытка уничтожить второй реактор не удалась, Клауда отправили в трущобы Мидгара. Он пришёл в себя в укрытом от посторонних глаз цветочном саду, за которым ухаживал никто иной, как Айрис Гейнсборо. Её способность поддерживать цветущий сад в Мидгаре указывала на то, что она являлась последней из живых Цетра (Cetra) — древней расы, имевшей особую связь с Гайей и Потоком Жизни. Также это делало её мишенью Шинры: сам глава компании, Президент Шинра, верил в то, что Айрис была способна привести его к «земле обетованной», богатой на легкодоступную Мако-энергию. Вскоре после этого на сад нападают Турки (Turks) — секретная полиция Шинры, но их атака безуспешна. Клауд с лёгкостью расправляется с ними и записывается в личные телохранители Айрис, в качестве оплаты попросив лишь обещание сходить с ним на свидание.

В то время как к устремлениям ЛАВИНЫ Клауд был безразличен, Айрис привносит новые краски: его мотивация отныне диктуется личными, а не финансовыми соображениями

Через какое-то время Президент Шинра узнает о местоположении укрытия группировки и обрушивает целый сектор города на Седьмое Небо, уничтожая одну восьмую населения просто для того, чтобы избавиться от горстки мятежников. Клауду, Баррету и Тифе чудом удаётся спастись, но не раньше, чем Туркам всё же удаётся схватить Айрис. Выжившие члены ЛАВИНЫ проникают в башню Шинра для того, чтобы свести счёты с Президентом. Но их планам не суждено сбыться: прямо на их глазах его насквозь пронзает знаменитый длинный меч давно считавшегося погибшим легендарного воина СОЛДАТ первого класса — Сефирота.

Президент Шинра убит мечом Сефирота

И хотя в его истории полно дыр и нестыковок, Клауд вспоминает, как его бывший коллега и кумир сошёл с ума. За пять лет до этого, в Нибельхейме (Nibelheim), родном городке Клауда и Тифы, Сефирот обнаружил спящее существо под названием Дженова (Jenova), а также несколько собственных неудавшихся клонов. Найденные им записи указывали на его связь с проектом ДЖЕНОВА, а также ошибочно определяли Дженову как одного из Древних, наподобие упомянутой расы Цетра. В реальности же, Дженова — это инопланетный вирусный организм, обрушившийся на планету и истребивший всех Цетра.

Все СОЛДАТы проходят через процедуру погружения в Мако-энергию для усиления их способностей, но учёные Шинра также привили новорожденному Сефироту клетки Дженовы (как затем и Клауду). Считая себя в буквальном смысле сыном Дженовы, Сефирот уничтожил весь Нибельхейм до того, как Клауд смог его остановить. Единственными выжившими оказались Тифа и безымянный боец Шинры.

Сефирот

И хотя намерения Компании Шинра были явно недобрыми, Сефирот представлял гораздо большую угрозу: он собирался уничтожить как всё живущее на Гайе, так и саму Гайю. Он планировал достичь этого посредством мощной атаки Призыва под названием Метеор (Meteor). После обрушения Метеора Поток Жизни массово начал бы стекаться в место столкновения для того, чтобы залечить рану, где его уже ждал бы Сефирот. Это позволило бы тому поглотить энергию и превратиться в бога. Всё, что ему нужно было для осуществления этого плана, — это Чёрная Материя.

Айрис поняла, что «бесполезная» Белая Материя, которую она несла в себе всю жизнь, позволит ей прочитать Святость (Holy) — контр-заклинание для призыва Метеора. Но до того, как она успела закончить его чтение, из тени появился Сефирот и хладнокровно убил её. Никто не ожидал подобного поворота.

Сакагути и Китасэ давно пришли к выводу, что они устали от механического убийства и последующего воскрешения ключевых персонажей. Смерти без последствий выглядели дёшево. Поэтому, во время телефонного разговора с Китасэ воскресным вечером, Номура предложил «убить Айрис и вывести на первый план Тифу» в качестве главной героини.

Идея основательно засела в головах у команды. Слишком основательно для некоторых отчаянных игроков, которые не смотря ни на что были уверены, что есть какой-то секретный способ вернуть жизнерадостную и веселую Айрис обратно к жизни. В качестве доказательства они указывали на один из игровых материалов, в котором Айрис смотрела на корабль Хайвинд (Highwind), становившийся доступным игроку лишь через какое-то время после её смерти. Но это было не так. Айрис Гейнсборо покинула нас насовсем. Клауд оставил её тело покоиться в Потоке Жизни, и спустя более десяти лет её имя всё ещё остаётся яркой метафорой к болезненной утрате.

Тот самый момент

С момента ухода из Мидгара в погоне за Сефиротом, состав ЛАВИНЫ изрядно вырос. Команда освободила говорящего льва Ред XIII из лаборатории Шинры, нашла Винсента Валентайна в гробу в мрачном подземелье, наняла Сида после того, как остановила кражу его воздушного судна, поймала (наконец-то) Юффи, воровавшую у них Материю. Каит Сит, управляемый одним из агентов Шинры, напросился в команду для того, чтобы шпионить, но затем поменял свои взгляды и присоединился насовсем.

У всех девяти игровых персонажей были захватывающие предыстории и незаконченные дела, придававшие окраску их мотивациям. Смерть Айрис ещё больше сплотила их вокруг единой цели: уничтожить Сефирота

Но Каит Сит не был единственной марионеткой. Присутствие клеток Дженовы установило связь между Сефиротом и Клаудом, и Сефирот мог использовать эту связь для получения контроля над главным героем. До этого он уже чуть не заставил Клауда убить Айрис. Также он обманом заставил подверженного влиянию Клауда отдать с трудом добытую Чёрную Материю, а затем отправил того в кому. В результате призыв Метеора всё же состоялся, и, помимо этого, Сефирот выпустил на свободу ОРУЖИЯ — огромных биомеханических гигантов, призванных защищать Гайю. Это было сделано для того, чтобы отвлечь внимание перед настоящим апокалипсисом.

Руфус Шинра, ничуть не менее жестокий сын бывшего Президента компании, винил в творящемся хаосе и разрушении Тифу и Баррета, но впоследствии позволил ЛАВИНЕ помочь им в борьбе с ОРУЖИЯМИ. Супер-пушке Шинры под названием Sister Ray удалось уничтожить два ОРУЖИЯ и щит, защищавший базу Сефирота. Однако последний залп из Алмазного ОРУЖИЯ (Diamond WEAPON) попал напрямую в офис Руфуса, предположительно убив того.

Схватка с Алмазным ОРУЖИЕМ

С помощью Тифы, Клауд выходит из комы и освобождает себя от влияния Сефирота, вспоминая своё истинное прошлое. Воином отряда СОЛДАТ во время Нибелхеймского инцидента оказывается его друг, Зак Фэйр (Zack Fair). Сам же Клауд при этом был тем безымянным бойцом Шинры, который остановил Сефирота при помощи верного меча Зака, того самого Buster Sword. Он принял на себя личность Зака после того, как безумный учёный из Шинры по имени Ходзо (Hojo) ввёл ему клетки Дженовы. Сам Зак погиб во время побега.

Более или менее вернув свою целостность, Клауд и ЛАВИНА атакуют Сефирота и финальную форму Дженовы в Северном Кратере — месте, где Дженова изначально столкнулся с планетой. Все происходит на фоне приближающегося Метеора.

Во время схватки с Сефиротом от звукового сопровождения мурашки пробегают по коже: в это время звучит оперный эпос One-Winged Angel — главная композиция в потрясающем саундтреке Нобуо Уэмацу. Десять тысяч единиц урона наносится каждую секунду — результат долгого пути Клауда от стартовой цифры в 41 единицу урона. Финальный призыв Сефирота разнёс в клочья всю солнечную систему ещё до того, как добрался до персонажей, и только финальный Прорыв Предела Omnislash c Ultima-оружием позволил Клауду расправиться с заклятым врагом раз и навсегда.

Победа над Сефиротом позволила активировать заклинание Святость, но Метеор уже сблизился с планетой, а Святость ещё было недостаточно сильным, чтобы остановить его. ЛАВИНЕ оставалось лишь бессильно наблюдать с Хайвинда, как шторм от их столкновения разрушил Мидгар. Но затем, как Сефирот и планировал, вмешалась сама Гайя. Поток Жизни выстрелил из планеты и усилил Святость в последнем отчаянном рывке, уничтожившем Метеор.

Сцена сменяется коротким эпилогом, в котором показывают Реда XIII, ведущего двух львят через скалистый ландшафт Гайи спустя пятьсот лет после победы над Сефиротом. Их тропа заканчивается утёсом, с которого открывается вид на заросший и зелёный Мидгар, наконец-то обретший гармонию с природой.

О том, что случилось с Клаудом, Тифой, Барретом, Юффи, Каитом, Винсентом, Сидом или Шинрой, Китасэ и Нодзима намеренно решили не рассказывать. По мнению разработчиков из Square, спустя как минимум пятьдесят часов сражений, свиданий, шуток, оплакиваний погибших и спасения мира в компании с командой ЛАВИНЫ, игроки уже достаточно хорошо знают персонажей, чтобы самим для себя решить, какая судьба их ждёт

Final Fantasy VII разошлась тиражом более двух миллионов копий за первые три дня в одной только Японии, сподвигнув американских ритейлеров выпустить игру раньше. Жанр RPG имел низкую популярность в Америке, и седьмая часть Final Fantasy в одночасье собрала вокруг себя огромную фанатскую базу и сделала это практически в одиночку.

Искусство интерактивного повествования в видеоиграх вышло на новый уровень. Полноценные CGI-катсцены стали обязательным атрибутом любой выходящей игры А-класса. Final Fantasy VII прекратила четырнадцатилетнее доминирование Nintendo на рынке видеоигр и короновала PlayStation как новую главную игровую систему в мире, даже после порта на ПК на трёх CD-дисках. Успех игры поистине стал лучшей местью.

Критики жаловались на неточности перевода, хотя тем, как были переведены ругательства, все остались довольны. Анимации Призыва, иногда длившиеся по несколько минут, радовали одних игроков и раздражали других. Но ни то, ни другое не помешало большинству отдать Final Fantasy VII звание лучшей игры всех времён, что позволило ей занять верхние строчки во всех рейтингах.

Несмотря на полученное признание, Сакагути вместе с другими коллегами из Square планировали сменить тон истории и сеттинга следующей части, Final Fantasy VIII, в сторону более лёгкого и светлого. В тот момент они ещё не понимали, что седьмая часть ещё не раз вернётся к ним.

Голоса Потока Жизни

Пока Клауд Страйф передавал эстафету Скволлу Леонхарту, популярные персонажи седьмой части начали появляться в других играх.

Через год после релиза Final Fantasy VII, Square выпустила файтинг Ehrgeiz (нем. — «тщеславие»), в котором среди персонажей были доступны Клауд, Тифа и Сефирот. Порт на PlayStation в 1999 году добавил в качестве разблокируемых персонажей Юффи, Винсента и Зака. Айрис появилась в Final Fantasy Tactics в качестве безымянной цветочницы. Спустя три года после этого, в серии Kingdom Hearts, продукте совместной работы Square и Disney, появились Клауд, Айрис, Сефирот, Сид и Юффи, а также другие члены ЛАВИНЫ — Джесси, Биггс и Уэдж. Помимо этого, присутствовал также и набор персонажей из других частей Final Fantasy.

Square стала частью поп-культуры в Японии. Одного их заявления о намерении разрабатывать игру под новую платформу хватало для того, чтобы повысить её показатели на рынке. Даже долгая вражда с Nintendo закончилась, когда Сакагути ушёл из Square в 2001 году после провала в прокате фильма Final Fantasy: The Spirits Within, а из Nintendo в 2002 году ушёл её тогдашний президент Хироси Ямаучи. Вскоре после этого, в 2003 году, на Nintendo DS появились Dragon Quest, Mana и Final Fantasy. В том же году Square объединилась со своими конкурентами Enix, образовав Square Enix. По бумагам выходило так, что Enix поглотила своего давнего соперника, но по факту большая часть совета директоров, в том числе и президент новообразованной компании пришли со стороны Square. Персонажи из Final Fantasy VII и Dragon Quest впервые появились вместе в одной игре в 2004 году, вместе с выходом продолжения серии игр Itadaki Street за авторством Enix.

Всего за несколько месяцев до этого первый подход Square к рынку мобильных игр на основе подписки смог впервые расширить официальный канон седьмой части. Игра Before Crisis: Final Fantasy VII рассказывала о борьбе Турков с ЛАВИНОЙ за год до инцидента в Нибельхайме — до прихода Баррета организация повстанцев использовала более радикальные методы. За два года вышло 24 эпизода, которые подвели историю ровно к началу сюжета седьмой части. Другая игра для мобильных телефонов, Final Fantasy VII Snowboarding просто скопировала мини-игру из оригинала на портативную платформу.

Фанатам пришлось ждать почти восемь лет, чтобы в 2005 году получить тот сиквел, который они хотели

Всё началось с небольшой визуальной презентации от Visual Works, внутренней студии Square, занимавшейся CGI-анимацией. В качестве темы был выбран сеттинг седьмой части Final Fantasy. Нодзима написал небольшой 20-минутный сценарий, в котором Клауд получает записку от детей. Отправителем в итоге оказывается его девушка Тифа.

Ближе к концу седьмой части, игра давала тонкие намёки на то, что между Клаудом и Тифой завязались отношения. В конце концов, Клауд сдержал своё обещание, которое он дал Тифе в детстве — быть рядом с ней, когда она будет нуждаться в нём больше всего. Нодзима был уверен, что они будут вместе в Мидгаре после катастрофы с Метеором, и тут ему как раз подвернулась возможность расставить всё по своим местам.

«Небольшая визуальная презентация» разрослась в масштабе. Нодзима отказался от своей короткой истории и всерьёз занялся сценарием, в то время как Китасэ, ставший уже исполнительным продюсером, привлёк Номуру в качестве второго сценариста. Дизайн причёски и лица Клауда прошли через тридцать итераций, прежде чем получить одобрение. Ржавеющий Buster Sword отныне покоился у могилы Зака.

Изначально планировалось, что Клауд будет иметь при себе шесть новых мечей, но затем дизайнер Такеюки Такея (Takeyuki Takeya) объединил их в соединяющийся между собой «составной меч» (Fusion Sword), Первый Цуруги. Номура даже сам оделся в костюм для захвата движений, чтобы отработать уникальный боевой стиль главного злодея, которого назвали просто «Потерянное Имя». Нобуо Уемацу также влился в работу над проектом, чтобы написать музыку, основанную на саундтреке Final Fantasy VII.

Клауд с «составным мечом»

Ходили разговоры о том, чтобы сделать из проекта игру, продолжение седьмой части. Однако эта идея была отвергнута, и вместо этого продолжительность видео было увеличено сначала до часа, а затем — до длины полнометражного фильма. Так появился Final Fantasy VII: Advent Children (в российском прокате — «Последняя фантазия VII: Дети пришествия»).

Действие разворачивается спустя два года после падения Метеора. Клауд и Тифа живут вместе в Эдже (Edge) – городе, выросшем из пепла Мидгара. Пока Баррет был занят исследованием нефтяных полей, они приютили у себя его дочь Марлин, а также сироту по имени Дензель. В городе бушует новая напасть: Геостигма (Geostigma — вырезанный элемент из Final fantasy X). От этой болезни, основанной на остатках Дженовы, гибнет большое количество людей. Гонимый эпидемией и чувством вины из-за гибели Айрис, Клауд разорвал все связи со своими друзьями и отдалился от общества. Поэтому, когда на город нападают три безжалостных клона Сефирота, ему приходится разбираться с ними практически в одиночку. Они собираются воссоединиться со своей «матерью» — отсечённой головой Дженовы, что позволит им воскресить настоящего Сефирота.

Final Fantasy VII: Advent Children — это прекрасно анимированный 100-минутный аттракцион исполнения мечт для хардкорных фанатов игры, однако совершенно не ориентированный на стороннего зрителя

Клауд в Final Fantasy VII: Advent Children

В нём также появился Руфус Шинра в компании странной парочки Турков Руда и Рено (Rude & Reno). Братья-клоны Язу, Лоз и «Потерянное Имя» Кадай (Yazoo, Loz & Kadaj) олицетворяют собой ловкость, силу и жестокость Сефирота и носят на спинах изображения в виде одного крыла. Битвы против них содержат в себе множество узнаваемых Прорывов Предела. На звонке у Лоза стоит та же мелодия, что играет во время победы в битве в Final Fantasy VII. По иронии, она начинает играть, когда Тифа погребает его под завалом из камней. Кадай сделал атаку Призыва (используя Синюю Материю, а не Красную), и вся команда ЛАВИНЫ объединилась, чтобы остановить Bahamut SIN — чудовище, которое он призвал. Внимательные зрители заметили, что они все носят красные ленточки на руках в память об Айрис, но ни разу не упоминают об этом в разговорах.

Вместе они помогли Клауду при помощи Прорыва Предела Climhazzard расправиться с биомеханическим драконом, но, как всегда, через напряжённый реванш с Сефиротом ему пришлось пройти одному. И даже тяжелое поражение не пошатнуло уверенность Однокрылого Ангела: Сефирот всегда будет ждать своего следующего шанса. Окруженный верными друзьями и, наконец-то, способный хотя бы немного простить себя, Клауд всегда будет готов к его возвращению.

Advent Children будто открыл плотину. Повесть Бенни Мацуямы (Benny Matsuyama) Maiden who Travels the Planet рассказывает о путешествии Айрис внутри Потока Жизни после её смерти и о её роли в уничтожении Метеора. Рассказы, написанные Нодзимой, были опубликованы в сборнике On the Way to a Smile. Один из них, Case of Tifa, рассказывает о нехарактерной для Клауда привязанности к Тифе и заканчивается нехарактерной для него улыбкой, когда он всё же признаёт свои чувства к ней.

По мере того, как количество подобного материала росло, Китасэ и Номура решили взять весь контент под свой контроль и поместить всё под общим заголовком Compilation of Final Fantasy VII. Advent Children и Before Crisis были добавлены задним числом. Впоследствии в 2006 году в компиляцию также была включена игра для PlayStation 2 под названием Dirge of Cerberus: Final Fantasy VII. Её сюжет рассказывал о единственном более мрачном, чем Клауд, персонаже — Винсенте Валентайне, а также о Риве Туэтси (Reeve Tuetsi) — работнике Шинры, управлявшем Каитом Ситом. В этом шутере от третьего лица действие происходит спустя год после событий Advent Children: Винсент сражается против организации Deepground — возродившихся из СОЛДАТ террористов, пытающихся активировать ОРУЖИЕ Омега.

Через некоторое время в Японии для мобильных телефонов был выпущен Dirge of Cerberus Lost Episode: Final Fantasy VII, в который было добавлено несколько недостающих глав и мультиплеер. И хотя было интересно несколько отойти от основных персонажей, Dirge of Cerberus слишком уж отдалился от Final Fantasy VII, и поэтому многие пользователи остались им недовольны.

Винсент Валентайн

​В 2007 году Square вернулась к жанру Action-RPG, выпустив Crisis Core: Final Fantasy VII, рассказывающую о приключениях молодого Зака Фэйра. Игра вернулась к той неповторимой смеси романтики и эпоса, которая была в седьмой части. Её сюжет рассказывал о службе Зака на войне против Вутай (Wutai), родины Юффи, где он сражался плечом к плечу с героическим генералом Сефиротом и Энджелом Хьюли (Angeal Hewley), первым владельцем меча Buster Sword.

Игра также рассказала об обреченном романе Зака и Айрис и закончилась на его попытке спасти Клауда от жестоких экспериментов доктора Ходзо. Эта сюжетная арка также освещается в анимационной короткометражке Last Order: Final Fantasy VII.

С тех пор в рамках Compilation of Final Fantasy VII вышло ещё немалое количество материалов и игр. Фанаты долгое время безуспешно просили Square Enix о полноценном римейке легендарной игры для современных консолей, однако разработчики оставались глухи к их просьбам — до тех пор, пока в конце 2015 года на выставке Е3 не был официально анонсирован выпуск обновлённой версии Final Fantasy VII для PS4. По впечатлениям от показанных роликов, игра графически выглядит как недавно вышедшая Final Fantasy XV и также заимствует у неё геймплейную основу: в римейке Square Enix отказались от пошаговых сражений в пользу боёв в реальном времени. Однако точная дата релиза обновлённой версии на данный момент всё ещё не объявлена.

Final Fantasy VII Remake

Последней вышедшей игрой в серии на данный момент является Final Fantasy XV. Она была выпущена в ноябре 2016 года для PS4 и Xbox One и собрала положительные оценки у игровой прессы. О будущих планах Square Enix в отношении легендарной серии на данный момент известно мало. В одном из интервью нынешний исполнительный продюсер Square Enix Синдзи Хасимото (Shinji Hashimoto) лишь обмолвился о том, что как сеттинг, так и боевая система Final Fantasy XVI могут кардинально отличаться от пятнадцатой части, так как к разработке каждой новой «номерной» части Final Fantasy студия обычно подходит с нуля.

Final Fantasy VII не является лучшей игрой в линейке (по результатам опросов, десятая часть смогла её превзойти), но с её выходом вся серия, компания-разработчик и вся индустрия в целом развернулись в совершенно новом направлении. Это история, которая до сих пор живёт в нашем сердце: боль шокирующей утраты, неожиданные моменты красоты окружающего мира, крепкая дружба — всё то, ради чего стоит сражаться.

Какую бы она ни приняла форму - смелого перевоплощения или продолжения саги, история Клауда, Тифы, Баррета, Винсента, Реда, Юффи, Сида, Каита, Зака и Айрис ещё далека от завершения. И Сефирот будет ждать своего часа.

#истории #finalfantasy

Статьи по теме
Square Enix получила три награды Книги рекордов Гиннесса за Final Fantasy
Лапша, вилка и вино: Square Enix отметила тридцатилетие Final Fantasy
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться