[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-229719-0", "render_to": "inpage_VI-229719-0-952491735", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Федор Сивов", "author_type": "self", "tags": ["andromeda","masseffect","\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f"], "comments": 61, "likes": 66, "favorites": 4, "is_advertisement": false, "section_name": "default" }
Федор Сивов
21 230

15 выводов из пробной версии Mass Effect: Andromeda

Мы изучили демо в EA Access и рассказываем, какой игра предстаёт в первые десять часов.

Поделиться

В избранное

В избранном

Начитавшись отрицательных отзывов об анимации, искусственном интеллекте персонажей и многом другом, легко усомниться в Mass Effect: Andromeda. Автор DTF детально изучил самые первые часы игры в пробной версии EA Access, доступной по подписке на сервис, и делится своими выводами.

BioWare продолжают заимствовать идеи из Battlestar Galactica и другой научной фантастики

Не грубо, не прямым текстом, но влияние значимых научно-фантастических произведений очевидно. Отправная точка сюжета Mass Effect: Andromeda — путешествие людей и других рас Млечного пути в поисках нового дома. Четыре ковчега «Первопроходцев» — по одному от людей, азари, саларианцев и турианцев — прибывают в галактику Андромеда, в которой ранее обнаружили скопление планет, вроде бы пригодных для жизни. Дальше, как обычно, всё идет не по плану, и нам предстоит с этим разбираться.

Завязка игры очень напоминает странствия звёздного крейсера «Галактика» из одноименного сериала. Но в большей степени идея переселения похожа на роман Симмонса «Гиперион». К нему же нас отсылает название ковчега людей — он тоже зовётся «Гиперион». Расходится Mass Effect с обоими произведениями в одном — в книге и сериале люди потеряли свой дом. Хотя, если учесть, что экспедицию в игре послали перед событиями Mass Effect 3, где при определённом исходе Землю уничтожают, то связь ещё очевиднее.

Новые враги похожи на коллекционеров

В случае с Andromeda разработчики пошли по классическому пути научно-фантастических произведений. Вселенная раскрыта, с основной угрозой покончили в оригинальной трилогии. Один из способов развивать вселенную дальше, заинтересовать фанатов и других игроков — вывести на сцену нового врага.

В Andromeda герой встречает неприветливую расу Кеттов. Сразу расстраивает то, что они похожи на Коллекционеров. Выглядят так же, как они: человекоподобные существа с чертами насекомых и твёрдой панцирной кожей. Также неясна их основная цель и почему они настроены враждебно — всё это нам предстоит раскрыть по ходу игры.

Впоследствии герой сталкивается с подвидами Кеттов. В первые часы встречаются собакоподобные существа и громилы, защищённые энергетическими щитами. Есть также роботы и враждебная фауна на разных планетах. С ними воевать интереснее, но первое впечатление остаётся смазанным.

В Mass Effect всё ещё много шутера, и он плохой

Если вас замучила стрельба в Mass Effect 3, то у меня плохие новости. Во-первых, перестрелки случаются в среднем раз в полчаса, в начале игры способностей практически нет, потому долго обходишься штурмовой винтовкой и пистолетом.

Во-вторых, оружие будущего ощущается скверно. У него практически не чувствуется отдача: из иных винтовок можно высадить во врага целую обойму, не снимая пальца с гашетки и не опасаясь промахнуться. Это не относится к энергетическому оружию, оно любопытно уже с технологической стороны — лучевое, плазменное, — но открывается со временем, и его мы пока испытать не смогли.

В-третьих, рядовые Кетты ведут себя примитивно, слоняются от укрытия к укрытию, становясь лёгкой мишенью. Правда, затем появляются собаки Кеттов, которые обходят вас с флангов, бронированные враги и роботы, которых просто так не расковыряешь.

При первой возможности качайте «биотику» и «технику» — они спасают боёвку

С открытием первых способностей сражения расцветают. Умения знакомой по прошлым частям биотики отправляют врагов левитировать, герой перемещается к неприятелям, чтобы двинуть в челюсть, или может притянуть кого-то и использовать в качестве защиты. Умения из «техники» жарят врагов огнём, морозят холодом, ослабляют их щиты.

Развивать класс «солдат» не скучно, но банально. К тому же, это подразумевает уклон в сторону шутера, с умениями вроде броска гранат, оглушающего выстрела и установки энергетических баррикад. Но ведь пострелять можно и в других экшенах! Не повторяйте ошибку, что я сделал в основной трилогии: не качайте стандартный класс бойца, а вкладывайтесь в уникальные способности.

Лицевая анимация и диалоги в «лучших» традициях RPG

Про лицевую анимацию вот уже несколько дней шумит весь интернет. На деле с ней не всё так плохо: она не ужасная, от неё не воротишь нос — она просто не впечатляет. Персонажи говорят с каменными лицами даже в самых драматичных моментах, шевелят губами в такт речи, да и только. Выделяются, разве что, глаза. Они, с одной стороны, выражают эмоции персонажей, а с другой — бегают из стороны в сторону излишне резко и неестественно, как-будто говорящий нервничает и что-то скрывает. Тут, правда, нужно отметить, что в RPG лицевая анимация вообще редко поражает. У The Witcher 3, Deus Ex: Mankind Divided и Fallout 4 с ней получше, чем у других, но всё равно мимика персонажей там корявая, это не уровень L.A. Noire, даже не Heavy Rain, но к этому привыкаешь.

Больше претензий вызывают статичные позы героев в обычных диалогах. И это в Mass Effect, который в своё время произвёл революцию в плане постановки: Шепард ходил, менял позиции, взаимодействовал с другими участниками. Тут такое есть, но только в срежиссированных сценах. Они случаются реже диалогов с NPC, но вот в них герои оживают, узнаётся Mass Effect.

У игры много сходств с Dragon Age: Inquisition

Главный герой Andromeda — тоже избранный по воле обстоятельств, ему не доверяют, но только он может всем помочь. В самой первой миссии персонажи замечают странный вихрь, вздымающийся к небу, и решают, что в нём — корень проблем планеты, на которую они прилетели. Dragon Age: Inquisition начиналась схожим образом: там нужно было запечатать брешь, из которой в мир проникали монстры, и эта брешь испускала к небесам схожий вихрь.

Кольцо диалога стало сложнее. Оно не делит решения на однозначно плохие и хорошие, а скорее развивает идеи из того же Dragon Age: Inquisition, где важна эмоция, с которой ты отвечаешь. Тут есть вопросительные реплики и те, которые развивают диалог, но чаще придётся выбирать настрой ответа: эмоциональный, рассудительный, нейтральный или профессиональный.

Словом, ничего нового, типичный почерк BioWare последних лет.

«Мако» вернулся в новом виде, и он классный

Во втором и третьем Mass Effect очень не хватало покатушек на этом космическом броневике. Его преемник «Кочевник» (Nomad) — настоящий вездеход. Он бодро мчится по ровной поверхности, поигрывая подвеской на кочках. Если же переключиться на полный привод — замедлится, вгрызётся в грунт шестью колёсами, пересечет любой каменистый карьер, а с ускорением въедет на крутой, едва ли не отвесный холм.

Чувство исследования

Вместе с «Кочевником» в игре стало больше духа исследования. На броневике просто приятно кататься по планетам — тем, по которым позволяют. Однако в Andromeda это не такое бессмысленное занятие, как в первом Mass Effect: теперь, по меньшей мере, можно искать ценные ресурсы с целью добычи.

Никуда не делось сканирование планет, но, вдобавок к нему, по ходу выполнения заданий или исследования мира тут предлагают сканировать неизвестные растения и технологии — на этом завязаны некоторые побочные задания. Вот он, дух исследования неизведанных миров!

Коротко:

— В Andromeda есть отсылки к событиям прошлых частей. Мне попались упоминания генофага, Нормандии и Лиары Т'Сони.

— Есть управленческие задания «пошли отряд туда-то за тем-то», чтобы подзаработать кредитов, на манер Assassin's Creed.

— Мультиплеер похож на «Орду» из Gear of War: отбиваешься от волн противника и выполняешь задания по взлому терминалов или защите точек.

— В некоторые основные сюжетные задания встроены необязательные подзадачи.

— Новый корабль зовется «Буря» и напоминает «Нормандию».

— Романтические отношения можно начинать строить уже после вступления. Мне, например, удалось пофлиртовать с несколькими членами экипажа «Бури» — как женщинами, так и мужчинами, — а также турианкой Ветрой. Радует, что пока никто не приставал навязчиво против моей воли, как в Mass Effect 3.

— О партии пока сложно что-то сказать. В начале доступны только биотик Кора, солдат Лиам и полутехник-полубоец Ветра. Толком прокачать за демоверсию их не успеваешь, к тому же, в бою в основном всё делаешь своими силами.

Словом, прав был редактор Forbes — не делайте поспешных выводов. В игре есть как плохие, так и хорошие моменты, а на том месте, где заканчивается пробная версия, Andromeda только начинает разгоняться, интригует и становится интереснее.

Подробнее о Mass Effect: Andromeda — в разборе игры, который появится на DTF в ближайшие дни.

#andromeda #masseffect #мнения

Статьи по теме
Пять сценариев, по которым может сложиться судьба Mass Effect: Andromeda
Потерянные в космосе: лицевая анимация и другие проблемы персонажей Mass Effect: Andromeda
Я — Шепард: как серия Mass Effect связывает игрока с персонажами
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться