[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-229719-0", "render_to": "inpage_VI-229719-0-952491735", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Вадим Елистратов", "author_type": "self", "tags": ["\u043f\u0440\u0438\u0437\u0440\u0430\u043a\u0432\u0434\u043e\u0441\u043f\u0435\u0445\u0430\u0445","\u043e\u0431\u0437\u043e\u0440\u044b"], "comments": 75, "likes": 45, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "default" }
14 370

Товарищ Major: обзор блокбастера «Призрак в доспехах»

30 марта в прокат РФ вышел «Призрак в доспехах» — голливудская адаптация одноимённой манги, снятая режиссёром «Белоснежки и охотника». Главный редактор DTF посмотрел картину и с сожалением обнаружил в ней пустышку — но дьявольски красивую.

Поделиться

В избранное

В избранном

Если голливудский режиссёр начинает свою карьеру с рекламных роликов или спецэффектов, обычно это не сулит ничего хорошего. Иногда из рекламщиков получаются Дэвид Финчер и Гай Ричи, но даже у них, при всём уважении, большинство картин немного холодные и отстранённые. Такие авторы почти никогда не позволяют содержанию оказаться важнее формы.

Но Руперту Сандерсу далеко не только до Финчера и Ричи, но и до фигур помельче. Строго говоря, самые заметные достижения Сандерса в Голливуде — скандальный роман с Кристен Стюарт и непонятным образом окупившийся блокбастер «Белоснежка и охотник», во время съёмок которого этот роман и случился.

Именно поэтому спустя полчаса после начала «Призрака в доспехах» совсем не удивляешься, что рекламщик Сандерс снял не столько фильм, сколько его двухчасовой рекламный ролик.

Как и «Трон: Наследие», голливудский «Призрак» — аудиовизуальное представление: насколько вылизанное и блестящее снаружи, настолько же безжизненное и пустое внутри​

Англоязычное название «Ghost in the Shell» придумал сам автор манги. Казалось бы, ошибиться в его адаптации трудно, но россиянам в итоге всё равно достался не совсем подходящий по смыслу перевод «Призрак в доспехах». Более правильно читать заголовок как «Призрак в оболочке» или даже «Душа в оболочке».

Горькая ирония здесь заключается в том, что фильм, который должен рассказывать о метаниях этой самой души, ничего кроме оболочки предложить не может

«Призрак» начинается с красивой сцены где мозг главной героини и, соответственно, её душу помещают в механическое тело с внешностью Скарлетт Йоханссон, а затем превращают в восхитительной красоты оружие — гибрид человека с его природной интуицией и робота с его неустанностью и безотказностью.

Как и в своём предыдущем фильме, с поверхностной частью Руперт Сандерс справляется блестяще. Город будущего, сочетающий в себе нашу бренную реальность с дополненной, выглядит безупречно, как и вообще всё, что появляется на экране в «Призраке», — даже шрифты в открывающих титрах.

Не падает в грязь лицом режиссёр и когда дело доходит до экшена. Поскольку героиня Йоханссон, которую все называют Major, частично является роботом, все её движения — чёткие и эффективные. Она не расходует энергию зря.

Впрочем, эта особенность работает как плюс и как один из главных минусов фильма. Все экшен-сцены в нём заканчиваются, едва начавшись — как знаменитый эпизод в «Идентификации Борна», где Мэтт Дэймон за секунду вырубает двух полицейских, не ожидая такой прыти даже от самого себя.

Из-за этого у «Призрака в доспехах» довольно странный ритм: длинные диалоги перемежаются коротенькими экшен-сценами, ни одну из которых нельзя назвать адреналиновой. В этом плане выдаётся только финальная битва, да и ту несколько испортило обилие спецэффектов.

Но экшен не был бы проблемой, если бы в фильме были хорошие диалоги. Тема размытой границы между человеком и роботом в последние годы становится всё более актуальной. Оно и понятно — люди постепенно обрастают носимой электроникой медленно, но верно превращая киберпанк в реальность. У нас есть и Deus Ex c его механическим апартеидом, и гуляющие где-то в соседних областях сериалы вроде «Мира Дикого Запада».

Но когда микрофон берёт режиссёр Руперт Сандерс с 110 миллионами долларов за плечами, его едва хватает на то, чтобы промямлить набившую оскомину детективную интригу про злую корпорацию, обманувшую её главное оружие. В этом отношении фильм в чём-то похож на «Я, робота» 2004 года, но проигрывает блокбастеру Алекса Пройаса по всем статьям.

Сценаристы «Призрака» неуклюже пытаются подступать к сложным темам — например, вопросу сохранения человечности при наличии аугментаций, но дальше каких поверхностных суждений не заходят.

И ведь для голливудского блокбастера не требуется какая-то сложная подложка. Последние «Голодные игры» прекрасно раскрывают на фоне девичьих страданий традиционный вопрос «Если не Путин, то кто?», а второй фильм о Капитане Америка — по сути завуалированная история о том, как государство под предлогом борьбы с терроризмом отбирает у своих граждан свободу. Фильм Сандерса не поднимает даже таких банальных тем.

Голливудский «Призрак в доспехах» можно было развить в сотне различных направлений — например, раскрыть идею дискомфорта, который испытывает главная героиня в чужеродном теле, или раскрутить едва наметившийся в фильме диалог о том, что лишиться памяти и начать жизнь с нуля — не всегда плохо.

В этом контексте режиссёр Сандерс выглядит, как глупый мальчик, которому дали красивую куклу. Он увлечённо раз за разом показывает, как тело главной героини разбирают и рвут на части, почти не затрагивая трансформации, которые происходят в её душе.

Что, наверное, самое смешное: в «Призраке» есть несколько по-настоящему пронзительных и человечных сцен, но все они касаются объяснения того, почему главную героиню играет не азиатка.

Вместо того, чтобы попытаться снять интересный и умный фильм о природе человечности, который бы своим качеством похоронил любую критику со стороны меньшинств, авторы голливудской экранизации сняли блокбастер, который шаркает ножкой и смотрит в пол, когда пытается оправдаться перед зрителями. И, как часто бывает, оправдываться спешит прежде всего виноватый.

#призраквдоспехах #обзоры

Статьи по теме
В Екатеринбурге «Призрака в доспехах» прорекламировали табличками, которые может прочитать только человек
«У моей героини нет личности»
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться