[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-229719-0", "render_to": "inpage_VI-229719-0-952491735", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Артём Слободчиков", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u0438\u0431\u0435\u0440\u0441\u043f\u043e\u0440\u0442","\u0430\u043d\u0430\u043b\u0438\u0442\u0438\u043a\u0430","counterstrike","playersrights"], "comments": 1, "likes": 31, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "default" }
5 675

Недостаточно соблазнительное предложение: игроки в Counter-Strike против владельцев команд

Почему американской киберспортивной ассоциации не удалось переманить игроков.

Поделиться

В избранное

В избранном

Киберспорт постепенно приобретает все признаки солидной индустрии: зимой случилось крупное противостояние со скандалами и громкими заявлениями как от игроков в CS:GO, так и от управляющих команд. Сайт Glixel разобрался в том, что тогда произошло и почему.

DTF публикует перевод материала.

Энди «Реджинальд» Дин (Andy Dinh), гендиректор одной из самых известных в мире киберспортивных команд — Team SoloMid, – был в ярости. На дворе было 20 декабря, и члены SoloMid, играющие в Counter-Strike: Global Offensive, только что под руководством капитана Шона «Seangares» Гэйрса (Sean Gares) подписали открытое письмо, в котором руководители команды вроде Дина обвинялись в нарушении прав подчинённых. В твиттере хэштег #PlayersRights, мягко говоря, набирал популярность среди фанатов команды, которым поведение руководителей совсем не понравилось.

Энди Дин

Дин зашёл в Twitter и написал Шону Гэйрсу личное сообщение: «Я видел ваш сегодняшний пост. Почему вы сначала не связались со мной?» Гэйрс, очевидно, нервничающий, ответил: «Просто мы заранее выбрали Скотта, чтобы он говорил от лица всех игроков».

«Скотт» это Скотт «SirScoots» Смит (Scott Smith), старый по киберспортивным меркам игрок, почти завершивший свою карьеру, и уважаемый член сообщества Counter-Strike, который на тот момент уже несколько недель вёл переговоры с владельцами команды от лица тех, кто подписал письмо.

Скотт Смит

– Не думаю, что из-за этого стоило публично вредить нашему бренду. Вы ведь могли просто позвонить мне и всё обсудить, — продолжил Дин.

– Понимаю, но я не хочу переносить это всё на личный уровень, чтобы ты думал, будто наши претензии отражают моё мнение о тебе. Всё дело в том, что у игроков должна быть возможность бороться за свои права.

К этой переписке у нас есть доступ только потому, что вскоре после разговора в твиттере Дин расторгнул контракт с Гейрсом. После чего тот незамедлительно поделился скриншотами переписки с более чем сотней тысяч своих подписчиков и стал мучеником движения за права игроков. После этого бренд SoloMid предположительно пострадал ещё сильнее, чем из-за публикации открытого письма.

А в чём, собственно, заключался конфликт? К чему все эти усилия и споры? Людям вроде Гэйрса платят за то, что они всё время играют в видеоигры — какие их права были так серьёзно нарушены, что они решились на конфронтацию?

Гэйрс и другие игроки хотят, чтобы у них было право выбирать, в каких турнирах участвовать. Их контракты передают это право владельцам команд. Раньше проблем с выбором турниров не было, поскольку и владельцы команд, и игроки предпочитают одни и те же соревнования — большие, хорошо организованные турниры с крупными призовыми фондами и многочисленными зрителями.

Однако этот счастливый консенсус испарился, когда семь североамериканских киберспортивных команд основали Профессиональную киберспортивную ассоциацию (Professional eSports Association, PEA).

PEA позиционирует себя как «управляемую владельцами лигу, которая стремится быть NBA от киберспорта». Она собиралась в январе 2017 года запустить онлайн-лигу по Counter-Strike: Global Offensive, тем самым вступая в конкуренцию с уже существующими турнирными компаниями вроде ESL, у которой уже давно есть своя онлайн-лига по Counter-Strike под названием ESL ESEA Pro League (EPL).

Когда была основана Профессиональная ассоциация киберспорта, многие члены сообщества недоумевали: сможет ли такое большое количестве лиг по Counter-Strike нормально сосуществовать? Вскоре стало ясно, что PEA и не собиралась работать параллельно с EPL – владельцы команд-членов PEA тайно обсуждали планы по выводу их игроков из EPL. Реакция этих самых игроков была примерно такой: «Так, погодите. Что?!»

Вскоре после этого и появилось открытое письмо.

Владельцы отреагировали незамысловато: всё у вас в контрактах. Мы были в шоке — до этого нам всегда прямо говорили о том, что при выборе места соревнований последнее слово за нами.

Цитата из открытого письма, составленного членами пяти самых крупных команд по Counter-Strike в Северной Америке

Затем случился разговор между Дином и Гейрсом, разрыв контракта и шквал критики в твиттере. Разъярённое сообщество во всём обвинило Дина, который 23 декабря в посте объяснил, почему убрал Гейрса из команды. Снова пошли толки, представители PEA, SirScoots и другие ругались словно облако растревоженных шершней.

Потом конфронтация поутихла, но 29 декабря Дин решил ещё раз объяснить свою позицию по скандалу с Шоном Гейрсом в чудовищно длинном интервью. Гейрс незамедлительно отреагировал на Reddit, написав: «То, что Энди говорит в этом ролике — обычная ложь». После чего Дин, конечно же, опубликовал на Twitlong реакцию на реакцию Гейрса («После выхода моего интервью с Торин, Шон снова выпустил пост, в котором обвинил меня во лжи...»), тот ответил ещё раз, и всё завертелось.

Шон Гейрс

В результате всего этого PEA отказалась от своих планов по созданию лиги Counter-Strike и затаилась во тьме, чтобы зализать раны. А почти все основные игроки Team SoloMid покинули команду и присоединились к Шону Гейрсу на пути в неизвестность.

В своём (неизбежном) посте с объяснениями того, почему игроки предпочли EPL, а не PEA, Скотт «SirScoots» Смит предположил, что самой большой ошибкой в плане PEA стало решение вести себя так же, как ассоциации в обычном спорте.

Киберспорт как индустрия уникален. Он был создан на принципах беспрецедентной открытости, которую давали социальные сети, стриминг и игра по сети.

цитата из поста Скотта Смита

По правде говоря, самое большое отличие между киберспортом и спортом обычным это масштаб. Открытость и доступность — как и нестабильность, истеричные вливания средств и гендиректоры, плюющие на весь PR и публикующие необдуманные посты на Twitlong, — всё это по большей части побочные эффекты небольшого масштаба киберспорта.

Рассмотрим в качестве примера стриминг — пожалуй, лучший пример открытости и доступности киберспорта.

Фанаты Counter-Strike могут взаимодействовать с любимыми игроками через персональные стримы — в NBA и NFL такой практики нет. Выгнала ли бы NBA Леброна Джеймса из лиги за то, что он зарабатывал на стороне через личные стримы, в которых показывал собственные техники владения мячом? Ни в коем случае.

Леброн Джеймс, один из самых ценных игроков NBA

Только он бы никогда и не стал этим заниматься — по крайней мере не ради прибыли, — потому что прибыль эта несопоставима с его зарплатой и суммами, которые он получает от спонсоров. То же самое относится и к социальным сетям. Леброну Джеймсу мешает взаимодействовать с фанатами в соцсетях только их количество — что бы он ни опубликовал, в ответ поднимется волна из твитов со словом Daddy, то есть отчаянных попыток привлечь внимание.

С точки зрения контрактных ограничений, Леброн может быть таким же «открытым» и «доступным», как любой киберспортсмен. Просто он звезда такого масштаба, что это невозможно.

Если бы организация вроде PEA предложила игрокам постоянную зарплату в размере одного миллиона долларов, они бы мгновенно отвернулись от EPL. Многие из них к тому же стали бы меньше стримить. Зачем лишний раз напрягаться? Сейчас то же самое происходит в киберспортивном сообществе Dota 2, где многие из лучших игроков перестали стримить потому, что потенциальная прибыль от этого несравнима с миллионами долларов, которые Valve вкладывает в турниры.

Вот мы и подошли к истинной проблеме PEA. Контрактные положения об эксклюзивности не противоречат морали, а ситуация, когда команда выбирает за игрока, в каком турнире он будет участвовать, это не нарушение каких-то правил. Просто если ассоциация пытается убедить игроков отказаться от их независимости, это нужно компенсировать, иначе те начнут бастовать.

PEA это не удалось просто потому, что их предложение было недостаточно соблазнительным. Более того, возможно, они в принципе не были способны компенсировать своё решение.

Смотрите, когда команды сравнивают себя с командами NFL, я отвечаю, что они даже понятия не имеют, о чём говорят. В команде NFL три тысячи сотрудников, она управляет стадионами и тренировочными объектами. Это совершенно иной уровень организации.

Скотт «SirScoots» Смит

К тому же, отмечает Смит, игроки NFL могут рассчитывать на то, что NFL никуда не денется и продолжит платить им зарплату в течение нескольких лет. А вот у киберспортивных лиг с регулярностью выплат проблемы.

Возьмём лигу Championship Gaming Series компании News Corp, которая в 2007 году пообещала выделить пять миллионов долларов на зарплаты игрокам, а через два сезона закрылась после обвинений в невыплате этих самых зарплат. Не думайте, что современные игроки не в курсе того, что Джейсон Катц (Jason Katz), представитель PEA, был вице-президентом Championship Gaming Series – её закрытие в 2007 году стало крушением Гинденбурга для сообщества Counter-Strike.

Джейсон Катц

EPL, с четырьмя успешными сезонами за плечами, прельщает игроков стабильными зарплатами и компетентным менеджментом. К тому же, в ней участвуют лучшие команды со всего света, а не только из Северной Америки, которую многие считают одним из самых слабых регионов. А профессиональных игроков в Counter-Strike, безжалостно конкурирующих друг с другом, возможность сразиться с лучшими командами мира ещё как привлекает.

В конце концов, PEA пришлось бы платить игрокам гораздо больше [чтобы перевесить эти преимущества]

Скотт «SirScoots» Смит

Чего ассоциация не сделала. По словам Смита, предложение PEA сулило чуть больше прибыли, чем в ESL и акцентировало внимание на том, что раз в Северной Америке более слабые команды, то новые участники будут чаще там выигрывать. Предложение быть «крупной рыбой в тихой заводи» не особенно привлекает людей, которые хотят быть лучшими в мире.

Пока что обе стороны заключили относительно стабильное перемирие.

Мне кажется, требования PEA были отчасти обоснованны. Игроки не согласились, и я это уважаю.

гендиректор Team Liquid Виктор Гуссенс (Victor Goossens)

По словам Гуссенса, PEA никуда не делась и сейчас обдумывает свой следующий ход. Винить владельцев команд не в чем. Вполне возможно, когда-нибудь киберспортивные дисциплины вроде Counter-Strike станут очень похожи на обычный спорт с огромными монолитными лигами и контрактами с семизначными цифрами. Денег в киберспорте очень много. Вопрос только в том, кто будет их зарабатывать.

#киберспорт #аналитика #CounterStrike

Статьи по теме
Трудности баланса: плюсы и минусы карт в CS:GO
От Silver до Global Elite: как работает система рангов в CS:GO
Киберспортивная команда проиграла раунд CS:GO из-за бага с гранатой
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться