[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Олег Чимде", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f","\u043a\u0438\u043d\u043e","\u043a\u043e\u043c\u0438\u043a\u0441\u044b"], "comments": 89, "likes": 106, "favorites": 15, "is_advertisement": false, "section": "default" }
27 409

Громкие вопросы, немые ответы

Почему мы не увидим каноничную экранизацию историй о Джоне Константине.

Поделиться

В избранное

В избранном

Уличный маг, эгоист и подонок Джон Константин, хитростью едва избежавший смерти от рака лёгких, опускает руку в карман. Зритель ждёт, что он достанет пачку сигарет, вытащит ещё одного «маленького солдатика смерти» и закурит, как всегда. Но он достаёт жвачку. Так заканчивалось кино с Киану Ривзом.

В Hellblazer, комиксе-первоисточнике, Джон Константин наплевал на смерть и остался верен себе. Он достал сигарету и закурил.

Мелочь, которая меняет всё.

Искусство требует жертв

В свежем произведении по мотивам «Тетради Смерти» за авторством Netflix детектив L — темнокожий. Это понятно, всё-таки место действия фильма — Сиэтл, не Япония. Да и мы никогда не узнаем, что в действительности руководило авторами при кастинге. Но меня гораздо больше беспокоит тот факт, что на стуле L сидит в ботинках. Мелочь, но образ портит.

«Тетрадь Смерти» от Netflix

А что если бог смерти Рюк внезапно полюбил бы не яблоки, а бананы? Кажется, этому нет достойного обоснования, но по мифологии Цугуми Обы — почти все боги смерти любят яблоки (вроде как в их родном мире они на вкус как песок). Так сложилось, и это важно. Если все внезапно полюбят бананы, то это будут уже какие-то другие боги смерти, не из «Тетради Смерти». Ну а ещё яблоко — символ греха, так что другие фрукты не будут смотреться так органично.

Хорошие авторы не делают что-то просто так. В каждом томе Sandman Нила Геймана — больше десяти страниц пояснений и отсылок, мелким шрифтом. Дагон у Лавкрафта обладает чертами рыбы и амфибии — и это важно. Мария в Silent Hill 2 не с бухты-барахты похожа на Мэри. Джон Константин не просто так постоянно курит и пьянствует. Это — часть образа.

Однажды Джон Константин напоил владыку Ада святой водой под видом пива «Гиннесс»

В отменённом сериале «Константин» можно увидеть, как Джон пару раз тушит сигарету в пепельнице. Тем самым авторы как бы хотели оправдаться перед зрителями, но выглядит этот поступок очень жалко. Просто на телеканале NBC нельзя курить. В мультфильме «Тёмная Лига Справедливости» вы увидите гигантскую разумную кучу фекалий, но сигарету в зубах Джона Константина — нет, даже несмотря на взрослый рейтинг мультфильма.

Но бросивший курить Константин — это ещё не самое страшное. Куда хуже то, что сама суть комиксов Hellblazer абсолютно не подходит для нынешних экранов. Мы никогда не увидим экранизацию истории про орден крестоносцев, до смерти избивших престарелого друга Джона, Рея Монда, из-за его гомосексуальности. Такие темы если и поднимаются, то только в фестивальном кино. А «фестивальные» режиссеры никогда не будут экранизировать Hellblazer.

Нацистская гидра, в прямом смысле

В начале апреля продавцы комиксов пожаловались вице-президенту Marvel на падение продаж и связали это с излишней политкорректностью издателя. Броню Железного человека надела на себя темнокожая девушка, Капитаном Марвел стала мусульманка, и так далее. Издатель, кажется, и не отрицает, что следует тренду на политкорректность, однако дело вовсе не в этом.

DC тоже идёт этой дорогой, но действует чуть изящнее. Так, например, в корпусе Зелёных Фонарей, этакой космической полиции, есть мусульманин Саймон Баз. Причём, в комиксах поднимается тема преследования по религиозным и расовым признакам: в обычной жизни Баз встречается с дискриминацией лицом к лицу. Отчасти из-за этого он и носит закрытую маску.

Концепция корпуса Зелёных Фонарей позволяет надевать кольца на кого угодно, так что введение в сюжет Саймона База или кого-нибудь ещё смотрится максимально органично. При этом остальные Фонари никуда не деваются и тоже участвуют в сюжете.

Когда ты вводишь ещё одного Зелёного Фонаря и делаешь его мусульманином, то ни у кого не возникает вопросов — это полностью новый герой. А вот когда очень резко меняют уже привычного полюбившегося персонажа — это вызывает вполне понятный гнев.

«Тёмная Башня»

Я уверен, что Идрис Эльба прекрасно справится с ролью Стрелка в экранизации «Тёмной Башни», да и цвет кожи совсем не влияет на образ героя. Конечно, я представлял Стрелка несколько иначе, но ничего страшного, герои экранизаций редко совпадают с фантазиями после прочтения книги.

А вот Джон Константин без сигареты — это уже критично. Современный экран в случае с массовым кино не приемлет того, чего не приемлет общество. Даже если это нужно ради создания образа. Это очень хорошо видно по фильму «T2: Трейнспоттинг» («На игле 2»), где собственно «иглы» то почти и нет, в отличие от первого фильма. Фраза «искусство требует жертв» в корне поменяла своё значение.

«На игле 2» — фильм о тоске по временам, когда всё было можно

Запреты

Условные возрастные рейтинги оберегают детей от насилия и секса, но кровь и сиськи — это не то, что делает кино взрослым. Взрослым кино делают сложные, серьёзные темы, их подача и выводы, которые остаются у зрителя в голове.

Определяющим событием в жизни Джона Константина стала смерть невинной девочки в Ньюкасле: отец Астры вместе с собутыльниками истязали и насиловали её, гнев копился, и в результате девочка призвала демона из Ада. Это был огромный пёс с гигантским эрегированным членом, тут же распотрошивший всех обидчиков девочки. Чтобы изгнать его, Константин опрометчиво решил призвать другого демона, и тот забрал невинную Астру с собой в Ад.

Центральная тема Hellblazer — цена, которую платит Джон Константин за свои действия. Его друзья умирают один за одним, а потом являются к нему, проклиная за все грехи. По вине отца мать Джона умерла при родах вместе со своим вторым сыном. Вокруг — сплошь нацисты, педофилы и демоны. Ангелы и сам Бог — немногим лучше, а порой даже хуже. Сразу несколько исчадий Ада рассчитывают получить душу Джона Константина после смерти и имеют на это полное право. Вряд ли тут могут возникнуть вопросы, почему Джон Константин пьянствует и курит.

В фильме с Киану Ривзом Константин обманом заставляет Сатану вылечить свой рак, но в комиксах всё несколько иначе. Маг продаёт свою душу сразу трём владыкам Ада, обрекая тем самым Ад на междоусобную войну. Лорды вылечивают рак от безысходности: если между ними случится война, то Небеса тут же воспользуются моментом и устроят на Земле Армагеддон.

Комикс
Фильм

Мы никогда точно не узнаем, чем должен был закончиться первый сезон отменённого сериала на NBC, но я уверен: шоураннеры бы не отважились показать всё так, как оно было на самом деле. Орден крестоносцев, вознамерившихся «спарить» девственницу с ангелом, чтобы та родила нового Иисуса и устроила Второе Пришествие? Вряд ли.

Мы вряд ли увидим сюжетную арку про падение архангела Гибриеля, по хитрости Константина переспавшего с демоном. Джон обрезал ему крылья бензопилой. Вряд ли увидим сюжет про священника, предающегося плотским утехам в Ватикане, надеясь, что Бог его не увидит. А ведь есть ещё история про служителя церкви — убийцу и педофила — которому однажды исповедуется сам Сатана. И всё это — практически без юмора, который присущ, например, комиксу и сериалу Preacher.

Разные авторы Hellblazer касались разных, но неизменно острых тем. Гонения и насилие над гомосексуалами при Маргарет Тэтчер, во времена широкого распространения ВИЧ в Великобритании. Нео-нацизм, педофилия, бытовое насилие. Порочность церкви, наплевательское отношение к человечеству со стороны Бога. Расизм, наконец.

В историях о Джоне Константине никогда не было очевидной грани между добром и злом. Небеса здесь ничуть не лучше Ада. Не было морализаторства: на громкие вопросы Hellblazer обычно отвечает молчанием. Сам Константин, на пути к цели, порой переступает и через людей, и через себя. Всё это невозможно на экране, при всей нынешней самоцензуре. Да и на страницах современных комиксов — тоже. Эпоха смелых произведений вроде Hellblazer безвозвратно ушла.

Может быть, когда-нибудь всё же выйдет кино про Джона Константина — аморального мага, пьяницу, курильщика и настоящего подонка, которому невольно удаётся спасать мир. Но это будет уже не тот Джон Константин. Да и темы в этом фильме будут уже не те.

#мнения #кино #комиксы

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться