[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudo", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Глеб Диденко", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438","nes"], "comments": 9, "likes": 37, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "6117", "is_wide": "" }
Глеб Диденко
3 760

Утки и бурундуки: ностальгические истории об играх Disney

Когда впечатления были ярче, а разрешение экрана — меньше.

Поделиться

В избранное

В избранном

18 апреля в Steam вышла The Disney Afternoon Collection — коллекция из шести игр для NES, адаптированных под ПК. В неё вошли обновлённые версии DuckTales, DuckTales 2, Darkwing Duck, TaleSpin и двух частей Chip'n Dale Rescue Rangers. Среди прочего, появилась функция «перематывания» времени — возможность обратить геймплей вспять. Редакция DTF вспоминает лучшие моменты за ретро-играми по франшизам Disney и сокрушается, что в реальности того времени уже не вернуть.

Олег Чимде
ужас, летящий на крыльях ночи

Последний раз в «Чёрного плаща» я играл на NES Mini, которую как раз спустя несколько дней собрались снять с производства. Руки помнят, где ходы в секретные уровни, как правильно перепрыгивать через черепах, выплёвывающих свои панцири, как пройти босса в лесу, не потеряв ни одной жизни. Но ощущения, конечно, уже совсем не те, да и прежней сноровки нет. У меня есть «Денди» и ламповый телевизор на кухне — но и там не то. Боюсь, уже никогда не получится повторить тот опыт из детства.

Мы менялись картриджами всей улицей. Сначала играли в «казаков-разбойников» на свежем воздухе, а потом — у кого-нибудь в гостях в «Утиные истории», пытаясь разгадать секрет золотой клюшки, о которой тогда ходили легенды. Диснеевские игры всегда были лучшими: идеальное сочетание сложности и удобства, отличный саундтрек, знакомые герои. Когда я приехал в «Диснейленд» — то первым делом почему-то вспоминал игры на «Денди», а не мультфильмы. Время, когда самыми крутыми были игры по лицензии.

Это не безликие клоны коллег по жанрам, но игры-новаторы. Обе части «Чипа и Дейла» — до сих пор одни из лучших кооперативных игр, в которых идеально сбалансированы соперничество и взаимопомощь (а ещё там была нелинейность!). «Чёрный плащ» — отличный платформер, где каждый новый уровень подбрасываются всё новые и новые механики. «Утиные истории» — образцовое приключение, с кучей секретов (во второй даже был секретный финальный уровень). Разве что «Чудеса на виражах» были несколько заурядными: на «Денди» я играл в скролл-шутеры и получше.

Вот только The Disney Afternoon Collection не вернёт те самые ощущения, раз с этим не справляется даже NES Mini.

Алексей Сигабатулин
самый богатый селезень мира

Как и у многих детей в России конца 1990-х и начала 2000-х годов, у меня были две основные радости: «Денди» и мультики. И продукция Disney в обоих случаях занимала важное место.

«Дисней-клуб» на Первом канале вообще был особым ритуалом, без которого выходные — не выходные. А игры Disney с «Денди» были идеальны из-за своей сложности: ребёнку всё же нужно что-то, что реально пройти, а я имел привычку забрасывать совсем уж неподдающиеся игры.

Платформер про «Чёрного плаща» я не любил по простой причине: он очень напоминал мне серию Mega Man, которую я никак не мог одолеть. Глупая причина, знаю, но так уж вышло. С «Королём Львом» тоже как-то не заладилось. Помню, на одном из пиратских картриджей было меню выбора игр, где заставка была выполнена в стиле игры Lion King. Вот только картридж был с неполадками и отказывался запускать хоть что-то. Впечатление испорчено.

А вот Duck Tales и Chip‘n’Dale Rescue Rangers 2 — настоящая любовь. «Утиные истории» были моим любимым мультсериалом Disney. Дональд мне не очень нравился, а вот Скрудж — да (он хоть и гад, но с ним всегда происходили самые необычные вещи, к тому же, он богач). Так что игра, что называется, «зашла». Возможность прыгать на трости и перебираться через ямы с шипами казалась самым совершенным геймдизайнерским решением, да и до сих пор кажется (игра фактически давала вам средство против опасности, которая раньше всегда приводила к гибели).

С «Чипом и Дейлом» история стандартная — это первый кооператив в моей жизни. Не буду утверждать точно, но мне кажется, это — первая игра, которая ввела принцип «играть вместе не только для преодоления препятствий, но и для того, чтобы насолить товарищу». Ну и уровень с привидениями — одно из ярчайших видеоигровых впечатлений детства.

Семён Костин
первый ас Даксбурга

Я, как и многие, познакомился с диснеевскими мультиками в блоках «Волшебный Мир Дисней» и «Дисней Клуб» на ОРТ. Из всех сериалов я больше всего обожал «Утиные Истории». Раньше не понимал почему, а теперь легко могу сказать, что это было связано с красочными познавательными энциклопедиями, которыми был завален российский книжный рынок середины 1990-х годов.

Приключения Спасателей и Уток часто были познавательными, а так как я был любознательным ребенком, то запойно смотрел сериалы. Обожал серии про поиски затонувших кораблей, несметных богатств и тайн мироздания.

Своей «Денди» у меня никогда не было. Я довольствовался полным прохождением DuckTales 2 в журнале «Видео-Асс Денди Новая Реальность», редким геймплеем в передаче Супонева, да изредка удавалось поиграть в диснеевские игры у друзей. Несколько раз сосед с седьмого этажа давал мне на время приставку с картриджем-многоигровкой «99999 in 1» и обе части Duck Tales. Я смотрел мультсериал и читал комиксы, но после знакомства с играми — влюбился в «Утиные истории» ещё сильнее.

Это одна из лучших игр на платформе: музыка, приятные спрайты, геймплей — всё на высоте. Я прошёл обе игры порядка шести-восьми раз, но до сих пор умудряюсь находить новые секреты с алмазами и сундуками. Нестареющая классика платформеров.

Остальные диснеевские игры от Capcom я прошёл в 2000-2001 годах, когда появился компьютер и я узнал про эмуляторы. Однако моё знакомство с диснеевскими хитами не ограничилось играми для NES.

В 1998 году родители подарили мне Mega Drive, и вскоре я отыскал на консоль все хиты по любимым мультикам. На Mega Drive было около 20 диснеевских игр, но больше всего понравились Aladdin, The Lion King, QuackShot и World of Illusion.

Aladdin и The Lion King поразили меня великолепной спрайтовой графикой: у меня было стойкое ощущение, что я «управляю мультиком», ведь обе игры дотошно пересказывали фильмы. Aladdin был чертовски сложен ближе к середине, но методом проб и ошибок я его прошёл, хотя Джафар (последний босс) потрепал мне нервы.

В Lion King большую часть времени я провел на бонусном уровне Bug Toss, где Пумба ловит падающих жуков. Я часто запускал его, соревнуясь в результате с друзьями.

QuackShot был эдакой альтернативой DuckTales на Mega Drive, только вместо Скруджа предстояло играть за Дональда, пародирующего Индиану Джонса. Селезень-неудачник случайно нашёл в закромах дядюшки карту сокровищ и отправился в кругосветное путешествие.

В целом — отличный и несложный платформер, вот только очень длинный. Я застревал в нём на несколько часов, что раздражало родителей.

World of Illusion — один из лучших кооперативных платформеров на Mega Drive. Игрок выбирает либо Микки-Мауса, либо Дональда Дака. Многие уровни за каждого персонажа свои, а если играть в кооперативе, то игра станет длиннее и появятся несколько дополнительных этапов, которых нет в сингловых кампаниях. Не знаю, как тогда, но даже в 2000 году это выглядело очень необычно и здорово повышало реиграбельность.

Все эти игры неразрывно связаны с моим детством, поэтому я часто сдуваю пыль со старушки Mega Drive и прохожу их снова.

Фёдор Сивов
лев и король

Так вышло, что игры Disney на NES я помню плохо. Маленький был.

Меня захватила только купленная Sega Mega Drive 2 (которая на самом деле — Genesis). Больше всего я любил «Аладдина» и «Короля Льва» — благодаря им я мог сам стать героем арабских сказок и сыграть за львёнка Симбу. Простая возможность оказаться в роли персонажа любимых мультфильмов делала ребёнка счастливым.

«Аладдин» удивлял некоторой жестокостью. Если в мультике персонаж скорее оглушал врагов, то в игре — открыто рубил их саблей и отбивал обратно летящие в него клинки. Без крови — противники чаще исчезали, а Яго превращался в ощипанного попугая. Потому Disney, наверное, и одобрил легкое насилие, что разработчики изобразили его как можно безобиднее и с юмором — помню, меня дико веселила возможность сбить броском яблока штаны охранникам.

Вместе с тем я не забуду проклятый уровень с ковром, «сломавший» мне руки, хоть затем и проходил его потом всем друзьям.

В игре была прекрасная музыка. Дональд Гриффин создал прекрасные аранжировки композиций из мультфильма и написал несколько своих, которые мне нравятся даже больше. До сих пор переслушиваю тему погони на ковре — лучшая часть этого уровня! — подземелья с лавой и дворца Джафара.

С «Королём Львом» история проще и глупее. При первом просмотре мультфильма я со слезами убежал из комнаты, когда погиб Муфаса, и долгое время даже обходил стороной кассету — чтобы не напоминала.

Зато, когда родители купили игру, чтобы утешить меня, я начал радостно прыгать по уровням, собирать жуков, рычать на дикобразов, сражаться с гиенами. В скором времени мультфильм перестал меня расстраивать. Наконец посмотрев его, я сел за игру с желанием пережить те же моменты ещё раз в шкуре Симбы. С новой мотивацией мне удалось узнать, что львёнок, оказывается, взрослеет, на ранее невиданных уровнях начинается едва ли не другая игра и можно самому добиться справедливости.

Данил Свечков
арабский герой

Я бил Джафара каждый день. Приходил домой со школы, бросал ранец под стол, запускал «Денди» и начинал бить Джафара. По выходным, посмотрев очередную серию Аладдина по телевизору, я вставлял оранжевый картридж в багажник чёрной гоночной машины (да, у меня была «Денди», стилизованная под спорткар) и снова бил Джафара.

Я настолько наловчился в этом деле, что однажды побил Джафара, ни разу не прервавшись на туалет. Неужели я настолько любил с ним драться? Нет. Просто он был неизбежным финальным боссом в игре, которая мне очень нравилась в школьные годы.

Она цепляла любимым сеттингом (кассету с Аладдином и Жасмин, говорящими ёрническим голосом Михалёва я засмотрел до дыр), хорошей графикой и, разумеется, акробатикой.

Разбежаться, прыгнуть, ухватиться за выпирающую из стены палку, подпрыгнуть, сделать сальто в воздухе, снова схватиться за палку, запрыгнуть на платформу, перепрыгнуть через голову противника, снова делая сальто...

Изящность и лёгкость, с которой Аладдин исполнял сложнейшие акробатические трюки, увлекала не на шутку. Но еще сильнее увлекало то, что он делал это благодаря мне, благодаря тому, как я быстро нажимаю клавиши на геймпаде и верно рассчитываю время для прыжка. Какой там Assasin's Creed или Mirror's Edge? Аладдин для «Денди» – вот главная игра про паркур!

#истории #nes

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться