[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudo", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Роман Новиков", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u0438\u043d\u043e","\u0447\u0443\u0436\u043e\u0439"], "comments": 12, "likes": 38, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "6732", "is_wide": "" }
Роман Новиков
4 787

Мечтают ли андроиды об электронных ксеноморфах

История роботов франшизы «Чужой».

Поделиться

В избранное

В избранном

Внимание: спойлеры!

«Чужой: Завет», премьера которого состоялась 18 мая, выступил связующим звеном между «Прометеем» и остальной серией. При этом единственным общим героем двух картин был андроид Дэвид, который, вероятно, появится и в следующих частях франшизы, съёмки которых запланировал Ридли Скотт. Таким образом, главным героем серии стал не пришелец и не человек, а робот, одержимый желанием творить.

DTF вспомнил, какая роль уделялась остальным андроидам серии, и разобрался, почему со временем именно они вышли на первый план.

Эш

Андроид из оригинального «Чужого» долгое время успешно скрывал от остального экипажа корабля и зрителей тот факт, что он не человек. Согласно задумке Скотта, в начале картины Эш выглядит гораздо человечнее Рипли — именно он, несмотря на протесты главной героини, впускает на «Ностромо» заражённого Кейна и долгое время заботится о нём.

В дальнейшем выясняется, что Эш просто выполнял приказ корпорации «Вейланд-Ютани» и должен был доставить на Землю пришельца, вырвавшегося из груди Кейна. Именно в этот момент происходит ключевая для развития персонажа сцена — Эш атакует Рипли, и оставшиеся члены экипажа понимают, что тот является андроидом.

Во многом поведение Эша стало отсылкой к «Вторжению похитителей тел». Пришельцы из картины 1956 года, как и андроид, ничем не отличались от людей, но в то же время несли в себе смертельную опасность. Визжащие звуки, которые Эш издаёт после того, как его сущность раскрывают, также напоминают о криках похитителей тел.

При этом поведение Эша, как и ксеноморфа, имеет в себе явный сексуальный подтекст. Когда андроид нападет на Рипли, он пытается удушить её порножурналом. По мнению теоретика кино Кристин Томпсон, данная сцена не только выступает в качестве метафоры насилия над женщинами, но и подчёркивает сходство между пришельцем и роботом. Эш, наверняка не имевший инструкций насчёт того, как правильно убить человека, просто пытается повторить действия лицехвата, напавшего на Кейна.

Тот факт, что Эш не понимает принципов сексуального насилия, подчёркивает удалённая сцена, в которой Рипли и Ламберт обращают внимание на то, что новый участник команды не проявил к ним совершенно никакого интереса.

В общем и целом, развитие Эша строится на трёх принципах — верность корпорации, ощущение близости с пришельцем и отсутствие какой-либо связи с остальными членами экипажа. Именно поэтому в своей финальной сцене андроид издевается над выжившими героями, заявляя, что у них нет никаких шансов против идеального организма.

Бишоп

В отличие от Эша, андроид, впервые появившийся в «Чужих», настроен на верность экипажу «Сулако» и является полноценным членом команды десантников, путешествующих на корабле. В этом плане показательной является сцена, в которой Бишоп по просьбе солдат проделывает трюк с ножом.

Несмотря на доверие, которое оказывает Бишопу команда «Сулако», Рипли хорошо помнит свой опыт общения с Эшем и относится к андроиду враждебно. Тема подобной неприязни между человеком и искусственным интеллектом была близка режиссёру Джеймсу Кэмерону, впоследствии раскрывшему её во второй части «Терминатора».

В дальнейшем отношения Бишопа и Рипли меняются в лучшую сторону, после того как андроид несколько раз ставит своё существование под угрозу для того, чтобы спасти людей. В конечном итоге сама Рипли пытается помочь роботу, сильно повреждённому в результате столкновения с королевой Чужих.

Один из первых вариантов сценария «Чужого 3» предполагал, что Бишоп продолжит играть ключевую роль и в третьей части франшизы. Однако в результате множества изменений, внесённых студией, андроид появился лишь в одной из сцен. В ней Бишоп рассказал Рипли о том, что произошло с остальными выжившими героями «Чужих», после чего попросил отключить его.

При этом важную роль в третьей части играет сотрудник «Вейланд-Ютани» Майкл Бишоп, по образу которого и был сделан андроид. В развязке фильма он пытается убедить Рипли, несущую в себе ксеноморфа, полететь с ним на Землю и просит довериться ему, но героиня предпочитает покончить с собой.

Таким образом, за два фильма персонаж, сыгранный Сигурни Уивер прошёл путь от ненависти к андроидам до стадии, на которой роботы вызывают у Рипли больше доверия, чем люди.

Колл

Продвинутая версия андроида, сыгранная Вайноной Райдер, своими повадками ещё сильнее походит на человека. Как подчёркивает Рипли, героиня получилась даже слишком человечной, что выдаёт в ней робота.

Отношения с Колл должны были подчеркнуть состояние, в котором находится главная героиня франшизы после клонирования, в результате которого её ДНК было смешано с ДНК ксеноморфа. Ряд удалённых сцен показывает, что Колл, несмотря на свою природу, способна испытывать куда больший спектр чувств, чем Рипли, которая пытается понять, во что она превратилась.

Помимо этого, развитие отношений андроида и человека в четвёртой части проходит противоположно стандартам, заданным остальной серией. Изначально именно Колл видит в Рипли угрозу и пытается убить её, чтобы защитить свою команду. Впоследствии отношения между героинями меняются в лучшую сторону, и робот начинает доверять человеку так, как Рипли в своё время доверяла Бишопу.

«Чужой 4: Воскрешение», как и третья часть пострадал от правок, внесённых студией, а также от непонимания между сценаристом Джоссом Уидоном («Мстители») и режиссёром Жаном-Пьером Жёне («Амели»).

Проблема фильма не в том, что из моего сценария​ что-то вырезали, пусть концовка и была другой. Вопрос в том, что они сделали всё совершенно не так, как я задумывал. Персонажи произносили реплики, которые я написал, но делали это неправильно.

В принципе, это замечательный урок режиссуры, потому всё было сделано по сценарию, а люди, которые знают, как я ненавижу этот фильм, думают, что моя работа подверглась изменениям. Это не так, просто они превратили мой сценарий в фильм, который невозможно смотреть.

Джосс Уидон
сценарист

«Воскрешение» получило смешанные отзывы прессы и считается худшим фильмом франшизы. Впрочем, фильм понравился создавшему ксеноморфа художнику Хансу Руди Гигеру, расстроившемуся из-за того, что его не упомянули в титрах.

Дэвид и Уолтер

Андроиды, роль которых исполнил Майкл Фассбендер, являются ключевыми персонажами двух последних частей франшизы. Именно Дэвид был оригинальной моделью андроида, созданной «Вейланд Индастриз».

В отличие от остальных роботов, разработанных корпорацией, Дэвид не должен был отличаться от людей и оказался полноценной личностью. По словам создателей картины, со временем Дэвид обзавёлся своим эго и научился ревновать и завидовать.

Эти эмоции в полной мере проявляются, когда андроид отправляется на миссию по поиску создателей человечества. В разговоре с одним из членов экипажа Дэвид выражает разочарование тем фактом, что люди создали андроидов «просто потому что могли».

Свой вклад в развитие Дэвида внёс и основатель «Вейланд Индастриз» Питер Вейланд. Бизнесмен неоднократно называл андроида своим сыном, но в то же время ограничивал свободу его действий, превратив его в аналог прислуги.

В результате Дэвид начинает презирать своего создателя и становится одержимым идеей сотворения жизни. Первые эксперименты андроид начинает ставить ещё в «Прометее». Подопытным был археолог Чарли Холлоуэй, который в скором времени стал жертвой неизвестной инфекции и был убит членами экипажа.

При этом от Холлоуэя успевает забеременеть доктор Элизабет Шоу, «ребёнком» которой оказывает кальмароподобный пришелец. Впоследствии именно Шоу окажется единственным выжившим членом экипажа «Прометея» и вместе с Дэвидом отправится на планету Создателей.

Пролог между «Заветом» и «Прометеем» рассказывает о путешествии, проделанном учёным и роботом. Несмотря на то, что со временем Дэвид и Шоу проникаются тёплыми чувствами к друг другу, учёный, как и Создатели, становится жертвой экспериментов андроида. Больше света на отношения Дэвида и Шоу может пролить одна из будущих частей, запланированных Ридли Скоттом.

В «Завете» Дэвид окончательно превращается в злодея, который видит в людях лишь площадку для экспериментов. Именно на этой почве развивается его конфликт с андроидом Уолтером, вошедшим в состав колонистов.

Уолтер, в отличие от Дэвида, не способен творить или испытывать зависть и ненависть. В первую очередь обновлённая версия андроида руководствуется чувством долга перед членами экипажа «Завета». В связи с этим Уолтер отказывается принять сторону своего «брата» и пытается положить конец его экспериментам.

В итоге Дэвид, способный творить и испытывать полную гамму эмоций, побеждает в битве с Уолтером и продолжает развивать инопланетную жизнь. Подобный финал «Завета» может обозначать победу творческого начала Ридли Скотта над коммерческим или подчёркивать страх старшего поколения перед технологиями будущего.

История Дэвида ещё не окончена, а потому сделать итоговый вывод насчёт развития его персонажа нельзя. Но какой бы не была развязка, сейчас ключевым персонажем «Чужой» является не пришелец, которого в первой части назвали идеальной бездушной машиной убийства, а андроид, который после событий двух последних фильмов выглядит гораздо опаснее.

Возможно, именно потому что за его схемами кроется «душа».

#кино #чужой

Статьи по теме
Пророк и демоны: обзор фильма «Чужой: Завет»
Чужие каноны: маленькие проблемы вселенной Aliens
«Чужой» среди своих: хроники игровой вселенной Alien
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться