[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Тимур Сафаров", "author_type": "self", "tags": ["\u043e\u0431\u0437\u043e\u0440\u044b"], "comments": 4, "likes": 22, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "6922" }
Тимур Сафаров
3 797

Сквозь снег: обзор Impact Winter

Красивый, но не слишком аккуратный симулятор выживания в морозном постапокалипсисе.

Поделиться

В избранное

В избранном

У игры Impact Winter непростая судьба. Проект студии Mojo Bones прошёл практически незамеченным на Kickstarter и долгое время существовал без денег и издателя, а после релиза был безжалостно растоптан игроками в Steam за баг с управлением (60% отрицательных отзывов).

Ориентированность проекта, как и его судьба, долгое время была неясна. Как оказалось, основа игры — многим приевшийся жанр survival, где шагу нельзя ступить, чтоб ваш герой не проголодался или не умер от инфекции. Формально Impact Winter — типичный «выживач», но совсем уж плохой игрой она от этого не становится.

Послезавтра

Согласно сюжету на Канаду упал метеорит, подняв густые облака пыли. Это привело к глобальному похолоданию и сильнейшим метелям. Группа героев во главе с протагонистом укрылась в заброшенной церкви, ожидая помощи. Сообщение, полученное ими от неизвестного отправителя, гласит, что подмога прибудет через тридцать дней. Ну а до тех пор делайте, что хотите.

Персонажи время от времени обмениваются забавными репликами, раскрывая свою предысторию

Команда подобралась стандартная, но колоритная — старушка Венди, отвечающая за готовку, суровый Блейн, мастерящий предметы для охоты и выживания, компьютерный гений Кристоф, специалист по всяческим радарам и сонарам, а также местная «Гаечка» по имени Мэгги — на её долю выпали апгрейды жилища. И во главе всех Джейкоб (усреднённый сорокалетний бородач с трагичным прошлым) — наш почти всегда безмолвный главный герой, лидерство которого по неизвестным причинам никто не оспаривает.

Просто проспать тридцать дней не выйдет — Джейкоб отказывается ложиться на койку, если ещё не устал. А во время редкого сна демонстрируются падающие показатели нашей команды, чтобы вы точно знали, что делать после пробуждения.

Показателей у героев несколько, и одним из главных в условиях тотальной зимы является температура тела. Стихия играет большую роль, диктуя выбор тактики: то морозы усилятся, то видимость из-за метели станет нулевой.

Для поддержания приемлемой температуры в церкви нужно следить за очагом. Кидать в горящий посреди помещения костер можно почти всё, порой делая непростой выбор — сохранить флисовое одеяло для крафта так необходимых кроватей или же обеспечить ещё немного тепла замёрзшим друзьям? Огонь горит дольше в зависимости от качества топлива. На крайний случай, согреться можно и ромом с виски, но огонь — надёжнее. Да и похмелья, замедляющего восстановление сил, от него нет.

Помимо этого, героев нужно кормить и поить, но делать это вручную каждый раз не требуется — можно автоматизировать процесс, назначая персонажам пайки в зависимости от их потребностей. Только вы решаете, кто будет есть большущий кусок жареного мяса, а кто обойдётся орешками с газировкой. Но стоит помнить, что угощая товарищей их любимыми блюдами, можно рассчитывать на бонус к восстановлению их показателей.

Обычный омлет готовится за пару секунд, а вот блюда поизысканнее требуют терпения

Каждому члену команды можно задать так называемые «роли» . Сперва можно подумать, что это аналог классов из RPG, но на деле всё проще. Роли — это идейно переработанные «дополнительные черты» (traits) из Fallout, благодаря которым персонаж приобретает новые положительные и отрицательные качества, необходимые для крафта, охоты, восстановления сил или поддержания морального духа в коллективе.

Даже начальный перк «Соня» (во время сна возрастает боевой дух, но силы восполняются медленнее) настраивает на определённую тактику. Приходится выбирать, что важнее в данный момент. Гибкость системы в том, что открываемые по ходу игры перки можно свободно переназначить от одного персонажа к другому.

Пройдя довольно неуклюжее обучение, в ходе которого нам не объяснят даже причин катастрофы, мы выходим на поверхность. Впечатления могли бы быть схожими с аналогичными эпизодами Skyrim или Oblivion. Но ужасающая промозглая пустошь навевает мысли о «Метро 2033».

Белый плен

​Исследовать предстоит небольшой городок Нельсон, управляя лишь Джейкобом (прямого контроля над другими выжившими нет). Однако даже «городок» — громко сказано. От Нельсона осталась огромная белая пустошь, из которой торчат крыши многоэтажек и обломки самолётов.

Стимул для многочасовых странствий по безжизненным просторам — голодающие соплеменники и необходимость в апгрейде снаряжения и жилища. Суровые условия вынуждают залезать в брошенные дома, копаться в багажниках брошенных автомобилей, взрывать запертые грузовые контейнеры и спускаться в пещеры, пролегающие на улочках утонувшего во льдах города.

Подобную картину придется лицезреть большую часть игры

Первые пару часов рейды в ближайшее коттеджи и заправки не составляют труда. Еды много, дров — тоже. Вы с радостью берётесь за квесты от случайных незнакомцев и даже не помышляете об охоте на кроликов (а иногда и крыс) и необходимости поскорее собрать водяной фильтр для снега.

Но будьте уверены, через 8-10 игровых дней вам будет не до спасения заблудившихся неудачников. Скорей бы самому добраться до убежища и обогреться после безуспешных попыток найти еду. А тут ещё воры повадились таскать припасы в наше отсутствие. Значит, пора бы попросить Мэгги соорудить сейф и дверь покрепче. Но вот незадача — пока нас не было, она замёрзла и простудилась. А у нас ведь совсем нет медикаментов. И вот голодный и холодный Джейкоб снова отправляется в белую пустоту.

Обветшалые дома подозрительно богаты на припасы

Impact Winter — очень суровая игра. Здесь не выйдет, как в State of Decay, влететь в очередной дом на пикапе и уехать с четырьмя сумками провизии. Жёсткие условия заставляют думать о создании более продвинутого снаряжения для оптимизации всех процессов, начиная от печки вместо примитивного костра и заканчивая переносными лагерями и ловушками для зверей.

Признаки жизни

Компанию в вылазках нам составляет ручной робот Ako-Light (именно он поймал сигнал о прибытии подмоги). Забавно, что робо-компаньон выполняет ещё и функции интерфейса. В него встроены термометр и радар, именно через него мы следим за состоянием команды, оставшейся дома, и именно он освещает нам дорогу, помогает добираться до заледеневших тайников и сканирует местность.

Если же батарейка у Ako сядет, то интерфейс отключится, а робота придется тащить домой на себе, ориентируясь по бумажной карте, где информации — минимум. Если вы не озаботились установкой самодельных указателей, то плутать по белой пустоте можно долго, вплоть до смертельного обморожения.

Прятаться от взрывов Джейкоб не считает нужным, приседая в полуметре от заложенной им взрывчатки

Посреди этой паранойи Impact Winter дополнительно бьёт по нервам игрока при помощи «Очков спасения». По сути, это местный аналог опыта, который мы получаем за исследования и успешное поддержание боевого духа команды. Очки открывают доступ к новым перкам и более серьёзным улучшениям. Но вот в чём трюк — с каждым набранным уровнем игра уменьшает время ожидания помощи, объясняя это тем, что прошивка робота во время запоминания новых мест и выполнения квестов улучшается, а исходящий сигнал становится чётче для спасателей.

Этим игра мотивирует к исследованию — рейдам в новые места, активации радиовышек, взлому тайников и помощи страждущим. Однако сокращаемое время очень мало и составляет около четырёх минут реального времени, что равняется четырем часам в игре. Напомним, ждать героям нужно целый месяц.

Подземные локации временами завораживают

Помимо присутствия футуристического летающего робота в 2017 году (время действия игры не сообщается, только дата недавней катастрофы — 28.05.17) особого шарма добавляет фракция «Кочевников» в светящихся зелёных противогазах. Одного из них я встретил уже через пару минут скитаний в снегах — сгорбившегося и ведущего за собой огромного вьючного зубра.

Эти харизматичные ребята только рады дать вам сложные квесты на собирательство редких предметов («Мне нужны крышки от бутылок, они после катастрофы вдруг стали популярны»). Но пути их передвижения весьма хаотичны, что постоянно заставляет на случай встречи держать в ограниченном инвентаре нужные предметы.

Другого Кочевника я встретил в одном из домов, на котором красовалась огромная простыня с надписью «TRADE» . Зеленоглазый торговец готов был продать дробовик, воду и много чего ещё за семена растений, которые его общество использует в качестве валюты. Почему семена? Не поймёте, пока с загрузочного экрана случайно не прочитаете, что люди в фракции одержимы идеей возродить земледелие наперекор мерзлоте.

Влияние зимы

Подобные сюжетные неочевидности немного напоминают о Dark Souls. Impact Winter так же не снисходит до объяснений во время непосредственно геймплея, лишь изредка сообщая коротенькие факты о катастрофе во время загрузок. Игроку предлагается прочувствовать настроение и историю мира через окружение: огромные трещины в земле — значит было землетрясение, городские улочки остались глубоко подо льдами — значит снег валит тоннами уже не первый месяц.

В заброшенный кофейне можно разжиться зёрнами для приготовления бодрящего напитка

То же самое касается и персонажей. Их характеры можно понять лишь через редкие будничные фразы и геройства, на которые они вызываются («Я слышал волчий вой. Может, я пойду посмотрю? Судя по вою волк ранен и станет для нас легкой добычей»).

С каждым персонажем связано особое задание. Но квестов лояльности как в Mass Effect нет — в большинстве случаев это всего лишь простые (по задумке, но не по выполнению) поиски улучшений.

На самом деле проблем у игры гораздо больше, чем может показаться. Не считая небольшого количества контента и уже упомянутых недостатков, есть придирки и к логике происходящего. Незнакомцы, которым нужна помощь, сутками стоят на морозе, ожидая, пока мы откроем их запертый сундук или достанем им рюкзак, упавший в яму. А в это время несправедливые игровые механики обязывают одного лишь игрока бороться за жизнь. Иногда случается, что квесты просто не засчитываются, даже после выполнения всех условий.

Так игра сообщает нам, что на базу кто-то залез

Сценарии заданий будто сочинялись генератором случайных игровых ситуаций. Тот же самый квест с поиском крышек от бутылок мог стать куда более остроумной историей. Например: незнакомец отправляет вас куда-нибудь на край карты, чтоб достать важный кейс с неизвестным содержимым. Попутно вы отбиваетесь от толп одичавших выживших. После возвращения кейса заказчику, главный герой мог бы спросить у него о содержимом, на что получил бы ответ, что там, мол, обычные бутылочные крышки, и что их ценность станет нам более ясна в будущем. Такая отсылка была бы куда изящнее, и подобная постановка квеста добавила бы миру живости.

Под толстой коркой льда скрываются целые парки и улицы

Интерфейс Impact Winter не слишком опрятен и своим дизайном напоминает проекты для смартфонов. Враги (здесь ими станут волки) непроходимо глупы — можно загнать их куда-нибудь за брошенный фургон и не спеша идти домой. А условные «набеги воров» на убежище могут произойти даже тогда, когда вы стоите прямо у входа на базу. Стоит ли говорить, что никаких воров не видно и в помине? То есть, в коде игры набег-то есть, но исключительно как фоновое случайное событие — увидеть его нельзя. Отдельным пунктом идут беспомощные соплеменники, которые не могут ни мародёру отпор дать, ни дров в огонь подкинуть.

Исследования руин и мест катастроф — лучшее, что есть в игре

Игра хороша ровно настолько, насколько вам будет интересно копаться в прорве неочевидных механик (иногда непонятно, из-за чего персонаж вдруг умер), мастерить полезные вещи из аккумуляторов, свечей зажигания, кастрюль, труб и болтов, попутно думая, как прокормить умирающую от голода группу.

От Impact Winter можно получить удовольствие, но только если вы готовы мириться с отсутствием вменяемого сюжета и багами. Традиционные застревания персонажа в объектах — на месте.

Impact Winter — игра исключительно для поклонников жанра. Если вы подобным не интересуетесь или даже специально обходите «выживалки» стороной, то ни приятный графический стиль, ни потрясающий саундтрек от ветерана ретро-вейва Mitch Murder, ни гипотетические патчи и крупные инъекции контента не заставят вас полюбить творение Mojo Bones. Откровений уровня This War of Mine ждать точно не стоит.

#обзоры

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться