[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Илья Цуканов", "author_type": "self", "tags": ["\u0444\u0430\u043d","\u0442\u043e\u043f\u044b"], "comments": 24, "likes": 67, "favorites": 14, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "9670" }
Илья Цуканов
7 164

Чаепития, разврат, олени

Странные MMO, в которые почему-то играют.

Поделиться

В избранное

В избранном

Авторы некоторых ММО настолько желают быть оригинальными, что заходят в своём стремлении дальше остальных. Эти игры чаще всего технологически отсталы и не собирают больших аудиторий, но при этом всячески стараются подарить игроку уникальный опыт.

Мы собрали в одном тексте самое странное от мира онлайновых игр.

Ever, Jane

Эту MMORPG, основанную на произведениях Джейн Остин, проспонсировали через «Кикстартер». Действие игры разворачивается в обществе английской провинциальной аристократии георгианской и регентской эпох. Здесь нет никакой магии, подземелий и даже дуэлей.

Однако ядро игры сильно напоминает классические MMORPG. Аналогами данжей в Ever, Jane выступают чаепития и групповые вышивания крестиком, а боевую систему заменяет роспуск грязных слухов. Последние можно игнорировать, подтверждать или опровергать. А узнать всю правду можно в приватных комнатах.

Сплетник достигнет успеха только в том случае, если он богат, превосходно одет и владеет недвижимостью. Убедить в правдивости слухов помогают и характеристики персонажа, среди которых статус, доброжелательность, чувство долга, счастье и репутация. Если они слишком низки, распространителя сплетен могут поднять на смех и даже отправить в тюрьму.

Деньги игрокам приносят объекты недвижимости. Получить их можно, выполняя различные задания: от поисков потерявшихся овец до участия в драме семейства NPC.

Характеристики, не связанные с благосостоянием персонажа, увеличивается с помощью мини-игр (рыбалка, охота, игра на пианино, вышивка крестиком) и социального взаимодействия. Репутация, к примеру, вырабатывается по итогам голосования других игроков на мероприятиях.

The Endless Forest

Казалось бы, какой захватывающий дух геймплей можно сделать про лесную жизнь волшебных оленей с человеческими лицами! Но Tale of Tales не стали придумывать ничего необычного, поэтому их игра — многопользовательский «симулятор ходьбы».

Игрокам доступен скудный набор возможностей: они могут только есть, пить, исследовать местность, прыгать, вставать на дыбы, мычать, проявлять эмоции, тереться рогами о деревья и обнюхивать чужие зады.

Некоторое разнообразие вносит магия: благодаря ней можно менять обличье. А ещё она — единственный способ менять окружение. Если собрать достаточное число душ (нет, не как в Dark Souls), то в одной из локаций на некоторое время появится либо христианская могила, либо языческий идол. Вероятно, весь геймплей должен проходить у вас в голове: попытайтесь понять, что хотели сказать разработчики.

Кстати, человеческие лица оленей, по словам разработчиков, — это отсылка к к аниме «Принцессе Мононоке», мифологическому Бураку — коню, что унёс пророка Мухаммеда в небеса, и автопортрету Фриды Кало.

Impressive Title

Изначально это был симулятор жизни львов из «Короля льва», сделанный в подарок на день рождения. А потом кому-то пришло в голову сделать из этого ММО.

Фактически — это клон The Endless Forest: игроки блуждают по саванне и пытаются как-то контактировать друг с другом. Основа такая же, разве что вместо магии здесь встроенный редактор скинов.

Однако в отличие от The Endless Forest дизайн, оптимизация и графика здесь такая, что становится даже смешно.

A Tale in the Desert

В этой игре пользователи выполняют типичную работу простого крестьянина из Древнего Египта: добывают еду, собирают материалы и возводят здания. При этом A Tale in the Desert — это не очередной survival, умереть тут нельзя.

Глобальная задача всего одна: возвести семь монументов раньше, чем их построят в соседних поселениях. На это уйдёт до полутора лет, а потом игра начнётся с самого начала.

Достижению цели призваны помочь экономическая и правовая системы, на которые влияют только игроки: кроме них никого в этом виртуальном мирке нет. Если с глобальной экономикой всё более или менее типично, то на правовом поле — интереснее. Всё вертится вокруг законов, которые принимаются большинством. Например, если производство начало сильно загрязнять местное озеро, все должны проголосовать за запрет строительства у водоёма.

Разработчики воспринимают свою игру как социальный эксперимент, за которым с интересом наблюдают, периодически меняя некоторые условия.

В рамках эксперимента они могут, к примеру, сделать небольшую группу людей этакой мафией, приватизировавшей жизненно важные ресурсы для поселения, так что против неё придётся тайком готовить законопроект. Или могут ввести выборную должность главы посёлка, в гонке за которую претенденты будут обливать друг друга грязью. Или добавить ящики, распространяющие лёгочную болезнь, без сложного лечения которой персонаж становится фактически бесполезным.

В целом, A Tale in the Desert можно назвать виртуальной дачей: заходишь в игру, проверяешь своё поле с чечевицей, общаешься с соседями, помогаешь им что-нибудь строить, подписываешь пару петиций. Но это с точки зрения игроков. Со стороны администрации A Tale in the Desert — это симулятор бога.

Sociolotron

Согласно истории игрового мира, террористы уничтожили абсолютно все запасы горюче-смазочных материалов. Последовал глубочайший экономический кризис, за ним случился политический коллапс, после которого человечество откатилось до технологий восемнадцатого века, а алхимики вернули в мир магию.

Хотя на самом деле большинство игроков не обращает большого внимания на сюжет — они пришли сюда за сексом.

Sociolotron ещё на стадии продвижения объявили полноценной смесью MMORPG с секс-игрой. Весь смысл игры становится явным уже на этапе создания персонажа. Помимо стандартных характеристик для жанра, вроде силы и ловкости, есть особые «половые умения»: ориентация, отношения персонажа к БДСМ , эксгибиционизму, изнасилованиям и прочему.

Дальше игра разбивается на две составляющие: в одной — убийства монстров, данжи и прокачка, в другой — блуд, блуд и ещё раз блуд. И если с первой всё стандартно, то про вторую нужно рассказать подробнее.

Заняться виртуальным сексом можно почти со всеми людьми с помощью специальных команд, вроде «отдаться», «взять» или «надеть презерватив». По заявлением игроков, это превращает местные любовные утехи во что-то переусложнённое: даже внутриигровое самоудовлетворение превращается в полное извращение с управлением и рядом анатомически невозможных в реальной жизни манипуляций. А ещё секс в этой игре — единственный способ получить continue: надо заставить кого-нибудь забеременеть и родить ребёнка, который займёт место нынешнего аватара после его смерти.

Если вспомнить, что большинство игроков в MMO — мужчины (и многие из которых предпочитают играть за женских персонажей), Sociolotron кажется ещё более странной.

Second Life

Фактически Second Life — огромный 3D-чат, этакая социальная сеть. Создав себе аватара можно отправиться общаться с людьми со всего света, блуждать по Киберпанк-Сити и прочим достопримечательностям, участвовать в жизни всевозможных сообществ, играть в мини-игры, ролёвки. Так как пользователям имеют возможность добавлять собственный контент в практически неограниченных объёмах, развлечений тут много.

Но всему своя территория: в публичных зонах — контент на уровне условного рейтинга PG-13, в умеренных — позволительна эротика, а на взрослых доходит до зоофилии и откровенной порнографии. Во «взрослой» зоне у игроков полностью развязаны руки, и там регулярно происходят странные истории вроде исков в суд за виртуальные изнасилования. Однажды там даже появился тролль-вуайерист.

Ральф Путавн, низкорослый зелёный тролль с сигарой и кружкой пива, часто бродил по популярным для секса местам, становился напротив аватаров, занимающихся сексом и... просто смотрел. В ответ на просьбу уйти, он неизменно отвечал: «No». Благодаря имиджбордам Ральф прославился в сети, и ему даже посвятили целый сайт (который сейчас закрыт).

В Second Life даже есть возможность зарабатывать реальные деньги, причём неплохие. Способов много: виртуальная проституция, чтение лекций, разработка 3D-моделей и анимации, обустройство внутриигровых земельных участков, торговля, открытие обменных пунктов валюты и так далее.

Девушка Аилин Греф, игравшая под ником Anshe Chung с 2004 года, перепробовала их все: к 2006 году она накопила состояние в миллион долларов и создала в Китае компанию Anshe Chung Studios, Ltd, в которой уже тогда работало свыше 80 сотрудников. За это она и попала в историю как первый долларовый миллионер, заработавший основную часть денег в онлайн-игре.

По этому случаю 20 декабря 2006 года было решено организовать уникальное событие: пресс-конференцию миллионерши прямо внутри Second Life. Поначалу всё шло нормально: журналисты задавали вопросы, «Рокфеллер Second Life» на них отвечала, публика с интересом наблюдала за интервью. Но потом на виртуальную сцену вдруг вылетела куча огромных извивающихся розовых пенисов, а сразу же за ними локацию наводнили фейковые фотографии Аилин, сжимающей в руках огромный член.

Спустя 10 минут атаки гриферской группировки Room 101 публичная конференция закончилась, а интервью продолжилось в личных аппартаментах Anshe Chung. Несмотря на все попытки удалить видео произошедшего из интернета, его всё ещё можно посмотреть.

Worlds

Суть Worlds примерно та же, что в Second Life, но с поправкой на время выпуска — 1994 год. В игре можно только создавать локации, перемещаться по ним и переписываться с другими странниками, ну а с графикой и так всё понятно. При практически отсутствующей модерации многие из пользовательских миров превращаются во что-то совсем дикое.

Какое-то путешествие в бездну безумия. Игроки могут придать своим аватарам любой вид: левитирующего монаха, ходячей плоской фотографии, чайки, человека-птеродактиля, воительницы на Пегасе, гениталий с лицом.

Не меньшая свобода и в моделировании миров: орбита Луны, пляж с шашлыками из пингвинов и младенцев, облака с распятыми на них Иисусами. Обычный чат с другим человеком может превратиться в сюрреалистический разговор мальчика и динозавра с человеческими лицом.

В 1995 году вышла Active Worlds, продолжавшая идеи Worlds. Но такой концентрации сумасшествия там уже не было благодаря продуманной механике. Хотя и она сумела породить несколько «крипипаст».

Число онлайн-игр колоссально, и новые запускают чуть ли не каждый день. Так что такие странные проекты почти гарантированно будут появляться и дальше. Возможно в будущем один из них даже перерастёт в нечто похожее на ОАЗИС из Ready Player One. Только ещё странней.

#фан #топы

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться