Как Аня Форджер неправильно разговаривает, и как мы этого не понимаем

Небольшой разбор детской японской речи. Доставайте конспекты.

Йо! Не знаю, как вы, а я просто обожаю Аню. Яркая звёздочка из Spy x Family своим обаянием и уморительными физиономиями буквально крадёт каждую свою сцену. Отдельно восторгаюсь озвучкой малышки в оригинале. Не могу не наслаждаться тем, как Ацуми Танэдзаки блестяще передаёт её усмешки, плач и невероятно милые детские фразы, практически не переходя в типичную для озвучки ребёнка писклявость. Поэтому даже не могу присоединиться к фанатам манги – больше не представляю Аню без голоса.

Частью детского обаяния маленькой телепатки, безусловно, являются милые ошибки, которые она делает в своих словах и выражениях. Я посмотрел вышедшую часть сезона в оригинале и несколько серий в разных озвучках, и стало немного грустно, что не все прелести её говора можно передать в русском языке. Это ни в коем случае не наставление смотреть аниме в оригинале – даже субтитры не способны передать некоторые вещи, и без знания лунного на слух вы всё равно не уловите эти детали. Всего лишь рассказываю, сколько любви вложил Тацуя Эндо через забавную речь Ани.

Сначала небольшая общая информация. Аня, как и почти любой ребёнок дошкольного возраста (и в аниме, и в жизни), практически не использует японские частицы (wa, ga, wo и др.), если без них предложение в целом не потеряет свой смысл. Ближайшая наша аналогия (далеко не точная, конечно) – не спрягать глаголы и говорить инфинитивами. Частицами же, наоборот, автор произведения может выделить не по годам смышлёного или пытающегося казаться более взрослым ребёнка.

Muttsu 

Самое первое слово Ани в сюжете. Чтобы Лойд взял её к себе, девочка врёт о своём возрасте и произносит «Шесть». Но в японском есть тонна разных обозначений чисел, и когда взрослый человек говорит про возраст, он скорее скажет rokusai (шесть лет). Аня же произносит muttsu. Так тоже можно сказать про возраст до десяти лет, так что ошибки тут нет. Такая же форма применяется для исчисления разных вещей, а потому используется шире, и неудивительно, что ребёнок знает именно такую грамматику, а не более узкое и продвинутое rokusai. Да и звучит из уст Ани оно куда милее.

WAKU WAKU!

Знаменитое waku waku. Как же печально в русском варианте слышать просто «интересно!». Вот пропадает магия, и всё тут. Но увы, это территория японских ономатопей, которых тысячи. Это буквально звуковое выражение эмоции возбуждения и предвкушения, настолько же ёмко и точно передать его в нашем языке невозможно. Фраза как нельзя лучше подходит Ане – короткая, простая, эмоциональная.

Anya kore suki (Аня это любит)

Все наши студии (и сообщества) озвучки, работавшие над Spy x Family (поправьте меня, если ошибаюсь), зачем-то поменяли Ане ребяческий стиль выражения себя в предложениях. За всю половину сезона она ни разу не произносит местоимение «я»– всегда говорит через своё имя. Опять же это очень подходит ребёнку, о котором никто сильно не заботился – она то тестировалась в лаборатории, то кочевала по приёмным семьям. При том, что интересно, когда она изображает речь своей игрушки Химера, то вот он вполне спокойно местоимение применяет.

Возможно, причина в том, что если в нашем языке говорить о себе в третьем лице, это сильно повлияет на вид глаголов и в итоге будет звучать куда менее естественно. Опять же, я далеко не лингвист и не специалист в локализации, так что не знаю всех нюансов.

Chichi (мой папа)

Лойда и Йор Аня с порога зовёт chichi (мой папа) и haha (моя мама). Японец никогда не использует эти слова при обращении непосредственно к родителям. Вы же не скажите своей маме «моя мама». Для этого используются otousan, okaasan и их вариации в зависимости от формальности. Например, Лойд просит называть его очень строго otousama, что будет сродни нашему «уважаемый отец». Chichi и haha же используются, когда японцы упоминают своих родителей в разговоре с другими людьми. Так без лишних местоимений они легко понимают, о ком именно идёт речь. Аня же говорит так не только потому что эти слова мило звучат, но ещё и создают некую дистанцию между ней и «родителями». Свою биологическую маму она на собеседовании зовёт правильно – mama.

Haha sonzai shinai (мамы не существует)

То и дело Аня флексит словечками, которые дети её возраста не знают. Оно и понятно – у девочки доступ к мыслям взрослых людей, там много всякого понабрать можно. Когда приходит письмо из Эдема, отец с дочкой сталкиваются с проблемой – мамы-то нет. Здесь была бы приемлема самая обычная фраза Haha inai (мамы нет). Но внезапное переусложнение от Ани ещё при разговоре с почтальоном однозначно вызывает улыбку.

Anya uritobasareru? (Аню продают без сожаления?)

Ещё один пример, на который даже Лойд обращает внимание: «Откуда она только понабралась таких словечек?» Обычное выражение звучало бы как Anya urareru? (Аню продают?). А здесь глагол узкого применения, означающий «продать ненужную вещь». Опять же, не представляю, как добавить эту деталь в нашем переводе, чтобы это не было слишком длинно и звучало естественно.

Anya no nagasa hanmei shita! (Аня определила свою длину!)

Здесь вообще интересный случай. Аня одновременно упрощает и усложняет предложение. Понятно, что seichou (рост) ребёнок действительно может заменить простым и куда более популярным nagasa (длина). Но внезапное hanmei (выяснить, определить) выдаёт в ней человека, который провёл много времени в лаборатории среди учёных. Обычный человек (и даже ребёнок) произнёс бы один из самых базовых японских глаголов wakaru (узнать). То есть нормальная фраза звучала бы как Anya no seichou wakatta! (Аня узнала свой рост!)

Haha sonzai koishii (Как же не хватает существования мамы!)

Забавно, что ровно в предыдущей строчке своей «песенки» Аня вполне спокойно произносит то самое haha inai (мамы нет), и тут же снова переходит к своему любимому «существованию». Чисто грамматически все правильно, но звучит, конечно, странно.

Piinattsu kaikondoke! (Закупись для меня арахисом!)

Да, дети бывают наглыми. Особенно, когда чего-то хотят в магазине. Аня не столько просит Лойда купить арахис, сколько приказывает это сделать, причём в не самой лёгкой форме. Японцы вообще не очень любят императивную форму глаголов, считают её слишком агрессивной. Более мягким и приемлемым вариантом было бы kaikondoite (закупись) или просто katte (купи).

Kubi chompa! Karada chompa! (Голову отрубили! Тело отрубили!)

Не знаю, нарочно ли переводчики субтитров оставили ошибку в «теле» или это просто опечатка, но с точки зрения звуков Аня говорит всё правильно. Проблема в том, что часть chompa используется исключительно в выражении kubi chompa (обезглавленный). Собственно для переводчиков в этот раз сложностей нет – мы тоже никогда не говорим «отрубить тело». Остаётся вопрос – неужели в любимом мультике Ани часто рубят головы? Хотя честности ради, выражение так же используется с любой шеей (например, куклы) и даже когда цветки отделяются от стебля растения.

Hito ga gomi no youda (Люди словно мусор)

Давайте чуть отвлечёмся – у нас тут отсылка! Узнали? Уже ставшая крылатой фраза полковника Муски из знаменитого «Небесного замка Лапуты» Хаяо Миядзаки. Сегодня каждый герой аниме мечтает посмотреть на копошащихся вдалеке людей и надменно сравнить их с мусором. Аня – настоящий человек культуры и знакома с классикой.

Haha to chichi icha icha (Папа с мамой флиртуют)

Icha Icha – ещё одна ономатопея, в которую вложено чуть больше, чем просто флирт. Флиртовать можно и с незнакомкой в баре. А это выражение уже больше похоже на английское lovey-dovey. То есть так говорят уже про парочки, которые на людях выражают чувства друг к другу. Как мне пишет словарь – демонстративное проявление чувств (вызывающее неловкость других). Аня – разрушитель момента.

Daijoubumasu! Gambarimasu! (Всё есть в порядке! Буду стараться!)

Лойд убедительно просит семью подойти серьёзно к собеседованию в Эдеме, и неудивительно, что Аня нервничает, ведь от неё многое зависит. Здесь она переходит на формальный стиль речи, которым и пользуются взрослые японцы в обычной жизни. Его легко опознать по окончаниям desu и masu. Вот только Аня в них путается – вместе с существительным daijoubu (всё в порядке) правильно говорить desu. Аня же будто делает из него глагол с окончанием masu. Но кому какая разница, когда это так мило от неё звучит?

Komatteiru hito irumasu! Taskemasu! (Там человек в беде! Поможем!)

По сути то же самое. Аня пока ещё не понимает, как правильно говорить формально, и просто бездумно добавляет masu к привычной для неё разговорной форме речи. Тут подойдёт либо одно – hito iru, либо другое – hito imasu.

Spa…suparashii kokoro no isha san desu

Аня довольно умело выкрутилась (ещё и моментально), чуть не проговорившись о настоящей профессии Лойда. Учитывая, что японские слоги легко проглатываются, s(u)ba от слова subarashii (замечательный) действительно похоже на spa с заложенностью носа. Наши официалы шутку в принципе повторили, и даже возникшая в начале слова «о» имеет место быть, ведь до этого стоит «он». Но мне кажется, они могли бы пойти до конца и сделать «он шпи… оншпень хороший доктор». А вот за отсебятину с «добрым» похвалить не могу. Kokoro no isha — «врач души» т. е. психиатр. Больше всего мне понравилось, как с этим справились в Анилибрии: «Он шпи… Шпециалист по лечению болезней головки».

kobutski erandandai?

Моей маме при просмотре показалось странным и уж слишком уличным выражение Суона «мужик с прицепом», так что я решил разобраться, что он говорит в оригинале. kobutsuki – относительно негативное слово, обычно применяемое к женщине, оставшейся с ребёнком, когда муж бросил её или вообще умер. Его также можно перевести как «с шишкой, с наростом». Вполне себе прямой аналог нашего «прицепа».

Ochita (Упала)

Когда Форджеры подбадривают себя, что результаты собеседования будут хорошими, их семейная фотография падает на пол. Думаю, более-менее и без слов понятна метафора – Аня провалится. Японскую игру слов здесь никак не передашь: их глагол ochiru (упасть) может применяться в громадном количестве ситуаций, в том числе и для выражения «провалиться на экзамене». Собственно, в начале следующей серии Аня так и скажет.

Отдохните и посмотрите на ритуальный танец Ани. И как манга обошлась без этой сцены?

Anya gakkou iku yameru (Аня в школу больше не ходит)

Когда владелица швейной мастерской пугает Аню, что детей из Эдема часто похищают ради выкупа, девочка произносит Gakkou iku yameru (прекращаю ходить в школу). Шутка в том, что это выражение подходит тем детям, которые уже в процессе учёбы бросают школу. А Аня учиться даже не начинала.

-omae atama ii yatsu? - omae janakute, Bekki tte yondeyo! (-Так ты что, умная? -Не "ты", зови меня Бэкки)

Давайте закончим классической проблемой перевода с японского – обращения к людям. До и во время этой сцены Аня зовёт Бэкки omae (ты). Японцы в реальной жизни не обращаются друг к другу местоимением «ты» за редкими исключениями. Если вы так скажите малознакомому человеку, вас посчитают жутким грубияном. В аниме же персонажи позволяют себе так говорить, но и то далеко не всегда. И даже тогда чаще будет применяться наиболее мягкая форма местоимения anata. Мы уже знаем, что будучи сиротой Аня немного с уличным говором, так что под её образ подобные словечки ложатся хорошо.

Вот и всё на этом! Надеюсь, было хоть немного интересно. Домашнее задание – вспомните, где ещё людей сравнивали с мусором. А я пойду делать следующую часть дайджеста.

Спасибо за прочтение!

202202 показа
35K35K открытий
1717 репостов