Твой промокод на HDDTF45

Держи своих врагов ещё ближе: полный разбор фильма «Крёстный отец Материал редакции

Подробный рассказ об истории создания и объёмный анализ сюжета второй части саги о Корлеоне.

В закладки
Аудио

«Крёстный отец 2» — фильм-событие. Он повторил успех оригинала и впечатлил даже самых больших скептиков: многие кинокритики считают вторую часть лучшей в саге. Поклонники первого фильма не были уверены, сможет ли Коппола вновь создать такое значимое и легендарное произведение. «Крёстный отец» за короткое время стал культурным феноменом, а неудачный сиквел мог испортить его культовый статус. Но режиссёр снял ленту, превзошедшую все ожидания.

В «Крёстном отце 2» рассказаны две похожие истории. Сюжетная арка Майкла Корлеоне концентрируется на окончательной трансформации главного героя в беспощадного дона. Он ведёт дела семьи в самый тяжелый и мрачный для неё период — ещё никогда Корлеоне не сталкивались с такими грозными противниками.

В то же время зритель наблюдает за становлением Вито, отца Майкла. Ещё маленьким мальчиком он приплыл в Америку после того, как мафия убила всю его семью. Вито преодолевает тяжёлые жизненные испытания, чтобы помочь своей семье обрести богатство и успех на чужой для него земле.

В год выхода «Крёстный отец 2» нарекли шедевром. Продолжение получило даже больше признания, чем первая часть: на «Оскаре» фильму досталось шесть статуэток, включая награды за «Лучший фильм», «Лучшего режиссёра» и «Лучший адаптированный сценарий». Роберт Де Ниро, исполнивший роль Вито Корлеоне, также получил «Оскар», тем самым установив рекорд: Академия наградила двух актёров за исполнение роли одного и того же персонажа в двух разных фильмах — ранее свою награду за «Лучшего актёра» получил Марлон Брандо.

Эту картину не зря считают возможно лучшим продолжением в истории кино. Сюжет в ней сложнее и глубже, чем в первом фильме, несмотря на отсутствие литературного первоисточника. Фрэнсис Форд Коппола и Марио Пьюзо, автор оригинальной книги, детально проработали сценарий и сделали параллельное повествование его главной особенностью.

Это решение позволило подробнее раскрыть параллели и отличия в истории Вито и Майкла. Трагедия отца и сына во второй части ощущается ещё более эмоциональной — и это выделяет её на фоне оригинального фильма.

Ранее мы уже разбирали первого «Крёстного отца», а сейчас детально проанализируем его продолжение. Расскажем об интересных закулисных подробностях его создания, а также подробно рассмотрим особенности его сюжета и раскроем суть этого великого произведения.

Текст получился большим, поэтому советуем добавить его в закладки. А если вы ещё не смотрели фильм, то перед прочтением советуем это сделать — без спойлеров здесь не обойдётся.

Оглавление:

Промо-постер «Крёстного отца 2»

Идея создания

Триумф «Крёстного отца» был неожиданным для Копполы. Производство фильма обернулось сущим мучением, поэтому он не ожидал многого от его проката. Но на утро после премьеры режиссёр проснулся знаменитым: в Голливуде вовсю обсуждали гениального творца, снявшего такой знаковый фильм. «Крёстный отец» впечатлил всех — зрителей, критиков и профессиональных киноделов.

После премьеры начались дискуссии о значении этой ленты. Некоторые смельчаки даже утверждали, что «Крёстный отец» — возможно, лучший фильм в истории кино. Того же мнения придерживался и Стэнли Кубрик, режиссёр «Космической одиссеи» и «Заводного апельсина».

Стэнли пересматривал «Крёстного отца» вновь и вновь. А после десятого раза он с неохотой признал, что этот фильм может быть лучшим из всех вышедших, и в нём совершенно точно лучший актёрский состав в истории.

Майкл Герр
близкий друг Кубрика и сценарист «Цельнометаллической оболочки»

Успех фильма позволил студии Paramount преодолеть финансовые проблемы. Роберт Эванс и Альберт Радди, продюсеры «Крёстного отца», воодушевились восторженными отзывами аудитории. Они многим рисковали, когда финансировали проект, но их вложения отбились многократно — кассовые сборы превысили все самые смелые ожидания.

Очереди на сеанс «Крёстного отца» в Нью-Йорке, 1972

В офисе Paramount начались разговоры о возможном продолжении фильма. Продюсеров не волновало, что сюжет оригинального фильма получился цельным и законченным. Они хотели как можно быстрее запустить в производство новую часть, но не знали, как именно написать продолжение.

Навязчивая идея о втором фильме поглотила и Чарльза Блудорна, председателя правления студии. Он строго запретил своим сотрудникам предпринимать какие-либо шаги по «Крёстному отцу» без заключения контракта с Копполой. Глава Paramount понимал, что успех продолжения целиком и полностью зависит от режиссёра.

Тем временем успех «Крёстного отца» позволил Копполе закрепиться в Голливуде. Он решил сконцентрироваться на развитии собственной компании American Zoetrope и продюсировании фильмов. Режиссёр лично курировал производство картин своих друзей — Джорджа Лукаса и Питера Богдановича. Спродюсированные им «Американские граффити» и «Бумажная луна» впоследствии конкурировали между собой на «Оскаре» 1974 года за звание «Лучшего фильма».

Джордж Лукас и Фрэнсис Форд Коппола, 1973

Чарльз Блудорн понимал, что нужно как можно скорее лично связаться с Копполой, пока тот полностью не переключился на работу в American Zoetrope. Глава студии и слышать не хотел о возможной замене режиссёра, поэтому хотел создать продолжение фильма лишь с участием Копполы.

Блудорн позвонил ему и попросил прощения за проблемное производство «Крёстного отца». В качестве извинения от студии он предложил приобрести любую машину, какую режиссёр пожелает. Коппола выбрал Mercedes-Benz 600 Pullman голубого цвета.

Режиссёру понравился щедрый подарок, но от создания второй части «Крёстного отца» он всё же отказался. Коппола благоразумно посчитал, что продолжение — гиблая идея. Кроме того, он эмоционально выгорел от съёмок первой части и не слишком хотел вновь сотрудничать с Paramount.

Чарльз Блудорн и Фрэнсис Форд Коппола

Режиссёр предложил Блудорну компромиссный вариант: он хотел занять пост исполнительного продюсера фильма и в обмен на это пообещал лично найти себе замену. В аудиокомментариях к «Крёстному отцу 2» Коппола вспоминал, как именно состоялась беседа с главой студии.

«Крёстный отец 2» — фильм, которым я не хотел заниматься. Он для меня не существовал ни в какой форме. Я лишь знал об идее Paramount по созданию продолжения. Чарльз тогда сказал мне: «У тебя уже есть рецепт кока-колы, почему бы не сделать ещё одну бутылочку?».

А мне совсем не понравилось производство первого фильма, у меня были очень плохие воспоминания о его создании. Не хотелось вновь связываться со студией и продюсерами, особенно с Робертом Эвансом (исполнительный продюсер «Крёстного отца» — DTF). И тогда я заявил: «Слушайте, я не хочу снимать ещё одного «Крёстного отца». Лучше наймите молодого режиссёра. Я могу вам его найти, а сам стану продюсером».

Фрэнсис Форд Коппола
режиссёр

Глава студии остался недоволен таким отказом, но пообещал рассмотреть кандидата на пост режиссёра. Коппола приступил к поискам подходящего человека.

В 1973 году ситуация в индустрии складывалась как нельзя лучше — выходило множество смелых малобюджетных фильмов. В этом была и заслуга самого Копполы: благодаря финансовому успеху «Крёстного отца» продюсеры стали чаще вкладывать деньги в фильмы молодых режиссёров. Так добились успеха многие ныне знаменитые постановщики — Терренс Малик, Стивен Спилберг, Хэл Эшби.

Среди них Коппола и надеялся найти своего кандидата. Но поиски не были продолжительными — он почти сразу определился с выбором. Мартин Скорсезе, молодой и амбициозный режиссёр, стал первым и единственным вариантом Копполы.

Мартин Скорсезе на съёмках «Злых улиц»

Коппола увидел в Скорсезе не просто подходящего кандидата, а близкого по духу человека. Оба были италоамериканцами, что сблизило их. Также они оба родились и жили в Нью-Йорке. Скорсезе, как и Коппола, обожал фильмы «французской новой волны» и был поклонником творчества Антониони, Феллини, Висконти и других итальянских режиссёров.

Но не это стало определяющим фактором при выборе постановщика «Крёстного отца 2». В 1973 году Скорсезе выпустил «Злые улицы» — криминальную драму о гангстерах в Маленькой Италии. Критики часто сравнивали этот фильм с «Крёстным отцом», отмечая, что режиссёр добился более злой, жёсткой атмосферы.

«Злые улицы»

Коппола остался в восторге от работы Скорсезе — тот смог достоверно показать преступный мир италоамериканцев. Для «Крёстного отца 2» как раз требовался режиссёр, понимающий и уважающий культуру этого народа. В лице Скорсезе он увидел человека, который сможет снять продолжение на уровне оригинала.

Воодушевившись находкой, Коппола обратился к продюсерам Paramount со своим предложением. Ответ его неприятно удивил.

И вот тогда я вернулся к руководству с предложением, сказав, что нашёл подходящего кандидата. Они спросили, кого же я подобрал, и я им рассказал о Мартине Скорсезе. Но Роберт Эванс наотрез отказался рассматривать его. Он заявил, что Скорсезе совершенно точно не будет заниматься второй частью «Крёстного отца». Так что студия вновь оказала мне медвежью услугу, когда в своё время не хотела рассматривать Аль Пачино и Марлона Брандо.

Фрэнсис Форд Коппола
режиссёр

Чарльз Блудорн тоже отказался от кандидатуры Скорсезе. Коппола заявил, что в таком случае не знает более подходящих людей на пост режиссёра «Крёстного отца 2» и на этом лучше закончить производство фильма.

Тем не менее, глава студии не отступил от своего желания создать продолжение. И он сделал Копполе предложение, от которого тот не смог отказаться.

Чарли обратился ко мне и сказал: «Ну же, ты должен заняться «Крёстным отцом». Назови мне любое условие». И тогда я назвал сразу три условия. Первое — я сказал: «Никакого вмешательства со стороны студии, не подпускайте больше Роберта Эванса. Даже не редактируйте сценарий, не вмешивайтесь в мои идеи». Второе условие — я хотел получить за фильм чек в миллион долларов, или другую цифру, уже не помню. Но тогда эта зарплата была внушительной. А третьим условием я поставил требование назвать этот фильм «Крёстный отец: Часть вторая» (The Godfather: Part II).

Фрэнсис Форд Коппола
режиссёр
Фрэнсис Форд Коппола, Вуди Аллен и Мартин Скорсезе в Нью-Йорке, 1989

Смелые требования Копполы всё же не испугали Блудорна. Он согласился с первыми двумя условиями, но засомневался в необходимости третьего. Ему казалось, что такое название может отпугнуть зрителей — в те времена продолжения фильмов не выходили с числами в названии. Глава студии опасался, что зрители перепутают «Крёстного отца 2» со второй половиной оригинального «Крёстного отца», поэтому не пойдут в кино.

Но Коппола настоял на этом названии. Впоследствии он утверждал, что именно его лента стала первым американским фильмом с цифрой «два» в названии и задала моду на продолжения.

На этом режиссёр не остановился. Перед подписанием контракта он убедил Paramount профинансировать несколько работ, которые давно не мог воплотить в жизнь. В производство запустили «Разговор», детективный триллер с Джином Хэкменом в главной роли. Также Копполу наняли для написания сценария экранизации «Великого Гэтсби» и постановки оперы «Визит старой леди» в Сан-Франциско.

«Разговор»

В 1973 году прошла премьера этой оперы, а год спустя, до «Крёстного отца 2», вышли «Великий Гэтсби» и «Разговор». Но если экранизация романа Фрэнсиса Скотта Фитцджеральда не добилась большого успеха, то «Разговор» получил восторженные отзывы по всему миру — за этот фильм Коппола получил «Золотую пальмовую ветвь» на Каннском кинофестивале. В следующем году он выдвигался на «Оскар» в тех же категориях, что и «Крёстный отец 2», так что Коппола тогда конкурировал сам с собой.

Уступки со стороны студии порадовали режиссёра. Он понял, что продюсеры теперь к нему относятся иначе — не как к подмастерью, но как к мастеру. Коппола подписал контракт с Paramount на своих условиях, и это полностью устраивало руководство. Более того, они дали ему пост исполнительного продюсера фильма.

Максимальный комфорт в отношениях со студией, стабильное финансовое положение и уверенность в своих силах позволили Копполе со спокойной душой приступить к съёмкам «Крёстного отца 2».

Производство

Paramount определённо не пожалели денег на создание «Крёстного отца 2». Они знали, что с Копполой фильму светит грандиозный успех, поэтому полностью доверились его видению. Сам режиссёр пообещал, что выпустит «Крёстного отца 2» к Рождеству 1974 года.

Он осознавал, что не имеет права выпускать продолжение, не предложив Марио Пьюзо, автору оригинальной книги, присоединиться к написанию сценария. Придуманные Пьюзо персонажи могли пойти в неправильном направлении без надзора со стороны создателя. Коппола не пошёл на такой риск и посчитал своим долгом не просто консультироваться с писателем, а придумать историю с нуля вместе с ним.

Пьюзо без колебаний согласился. Ему нравилось работать с Копполой, который как никто другой понимал суть «Крёстного отца» и его персонажей. Он всегда тепло отзывался о сотрудничестве с режиссёром.

Знаете, у нас прекрасное сотрудничество. Забавно, что в плане сценария Коппола всегда выступал как более творческий человек, а я — как более приземлённый.

Марио Пьюзо
писатель
Марио Пьюзо и Фрэнсис Форд Коппола

Для сценария Коппола использовал одну из своих старых идей: в аудиокомментариях к «Крёстному отцу 2» он признался, что незадолго до начала производства второй части занимался другим фильмом. В основе его сюжета лежала параллельная история отца и сына в определённый период их жизни — тридцатилетие. В отце можно было разглядеть черты будущего сына, а в сыне — повторение ошибок отца.

Эта идея так понравилась Копполе, что он решил переписать её для «Крёстного отца 2». Это позволило не просто продолжить историю отношений между Вито и Майклом Корлеоне, но и показать прямые параллели между ними.

Параллельное повествование стало главной особенностью фильма. Впоследствии Коппола остался недоволен расширенной версией первых двух частей «Крёстного отца» для телевидения, вышедшей в 1977 году — из-за хронологического порядка сюжета. Режиссёр считал, что прямой порядок повествования убил магию «Крёстного отца 2», который задумывался именно как сравнение судеб отца и сына.

Аль Пачино и Роберт Де Ниро на съёмках «Крёстного отца 2»

Режиссёр всегда жалел, что не смог использовать историю молодого Вито Корлеоне из оригинального романа в первом фильме. Сиквел тут пришёлся как нельзя кстати — Коппола наконец мог рассказать полную историю из произведения Пьюзо на большом экране.

Он разделил сценарий на две части: становление Вито поручил Марио Пьюзо, а сюжетную линию Майкла Корлеоне написал полностью сам. Коппола считал, что это решение позволило добиться разной атмосферы для двух историй — именно этого он хотел.

В «Крёстном отце 2» появилось ещё больше неоднозначности в сюжете по сравнению с первым фильмом. Если ранее зритель симпатизировал семье Корлеоне, то в продолжении Коппола показал их отталкивающие стороны. Пьюзо согласился с большинством сценарных решений Копполы, но негативно отреагировал на братоубийство — писатель считал, что настоящий Майкл Корлеоне никогда бы не приказал убить Фредо.

Не все мои идеи нравились Марио. Он ещё сомневался в том, что Фредо бы предал брата, но насчёт Майкла был абсолютно против. На этом этапе сценарий зашёл в тупик, и нам нужно было договориться. И я предложил ему компромисс — Майкл не убьёт Фредо до тех пор, пока не умрёт их мать. Марио немного подумал и согласился с этой идеей. Он следил за своими персонажами как их создатель, а я предлагал идеи как режиссёр.

Фрэнсис Форд Коппола
режиссёр

Сценарий «Крёстного отца 2» получился сложным и проработанным. У Копполы был амбициозный план — в одном большом фильме он хотел закончить сагу о Корлеоне. Он хотел, чтобы зрители воспринимали его не как продолжение, а как вторую половину одной и той же истории.

Для этого режиссёр пошёл на необычный шаг: он попросил студию предоставить ему то же съёмочное оборудование, которое использовал в первой части. Он мог позволить себе приобрести более дорогой инвентарь, но Коппола предпочёл пожертвовать улучшенным визуальным рядом для сохранения цельности фильма.

Съёмочная команда «Крёстного отца 2»

После окончания работы над сценарием режиссёр начал полноценный этап производства. Он вновь привлёк к работе Нино Роту — без его саундтрека «Крёстный отец» не получился бы таким успешным. Также Коппола предложил сотрудничество итальянскому оператору Витторио Стораро, который работал с Бернардо Бертолуччи над фильмами «Конформист» и «Последнее танго в Париже».

Стораро отказался от предложения, так как не верил, что «Крёстный отец 2» будет таким же качественным, как оригинал. Оператор пересмотрел своё решение после выхода фильма — позже он стал оператором «Апокалипсиса сегодня».

Неудачные переговоры со Стораро привели Копполу обратно к Гордону Уиллису, оператору первого «Крёстного отца». Несмотря на разногласия с режиссёром во время работы над первым фильмом, Уиллис согласился вновь с ним поработать.

Вскоре после утверждения съёмочной команды начался процесс кастинга. В отличие от первого фильма, с ним проблем почти не было: последнее слово всегда было за продюсерами — самим Копполой и Фредом Русом, кастинг-директором «Крёстного отца».

Во второй части к ролям Майкла и Кей Корлеоне вернулись Аль Пачино и Дайан Китон. Роберт Дювалль вновь сыграл Тома Хагена, а Джон Казале — Фредо Корлеоне. Больше экранного времени получила персонаж Талии Шир — Конни Корлеоне. Главным звёздам существенно повысили зарплату: за первый фильм Пачино получил чек в 35 тысяч долларов, а за съёмки в продолжении ему увеличили оклад до 500 тысяч.

Коппола долго не мог найти подходящего актёра на роль Хаймана Рота, главного злодея фильма. Он видел в этой роли Элию Казана — режиссёра фильмов «Трамвай „Желание“» и «В порту». Казан был легендой в Голливуде — именно благодаря его фильмам Марлон Брандо получил всемирную известность. Коппола мечтал поработать со своим кумиром и предложил ему провести переговоры.

Элиа Казан

По иронии судьбы, Элиа Казан был связан с «Крёстным отцом» ещё с самого начала. Во время съёмок продюсеры остались недовольны работой Копполы. Они хотели сменить его на более опытного режиссёра — и видели идеальную замену в Элиа Казане. Тот от предложения отказался.

Коппола считал, что Казан идеально подойдёт на эту роль — он, как и Рот, был евреем. Но беседа закончилась ничем: режиссёр ответил на предложение отказом. Коппола также рассматривал кандидатуру Питера Селлерса, известного по фильму «Доктор Стрейнджлав, или как я перестал беспокоиться и полюбил атомную бомбу». Через некоторое время он по совету Аль Пачино остановил свой выбор на Ли Страсберге.

Ли Страсберг и Аль Пачино на съёмках «Крёстного отца 2»

Коппола вспоминал, что очень сильно жалел об отказе Казана. В аудиокомментариях он упомянул, что под впечатлением от встречи с режиссёром добавил в сценарий сцену беседы Майкла Корлеоне и Хаймана Рота на Кубе. В этой сцене Рот был без одежды на верхней части тела — ровно так же, в расслабленном состоянии, Казан разговаривал с Копполой.

Также режиссёр столкнулся с другой, более неожиданной проблемой — затянулись переговоры с Ричардом С. Кастельянно. Тот исполнял роль Питера Клеменцы в первом фильме и должен был сыграть значимую роль в продолжении. На его персонаже Коппола сделал особый акцент в сценарии, поэтому он лично связался с актёром.

Ричард С. Кастельянно в роли Питера Клеменцы

Вскоре переговоры завершились — Кастельянно отказался возвращаться к роли. Журналисты распространяли слухи о двух возможных причинах: либо актёра не устроила зарплата, либо Кастельянно не хотел набирать вес съёмок — после «Крёстного отца» он изрядно похудел. Но сам Коппола признался, что ни одна из двух причин не близка к истине.

Дело было вовсе не в деньгах и не в лишних килограммах: актёр лишь назвал выходящие из ряда вон условия для возвращения к роли.

Его последнее условие было возмутительным, и я отказался работать с ним. Он хотел, чтобы у его девушки Арделл Шеридан было право писать все диалоги с участием Клеменцы по своему усмотрению. Мы предлагали деньги и перепробовали всё, чтобы Кастельянно вернулся к роли. Он чудесно сыграл в первом фильме, и работать с ним было очень приятно.

Фрэнсис Форд Коппола
режиссёр

Переговоры с актёром продолжались долгое время, но в конце концов Копполе пришлось изменить сценарий. Вместо Клеменцы он придумал нового персонажа — его бывшего подчинённого Фрэнки Пентанджели.

Роберт Дювалль и Майкл В. Гаццо на съёмках «Крёстного отца 2»

Смена актёра нарушила изначальную задумку Копполы — именно Клеменца должен был предать Майкла. Режиссёр, как и в случае с Казаном, очень жалел, что ему не удалось поработать с актёром. Но замена оказалась удачной: несмотря на то, что Майкла В. Гаццо взяли на роль за день до начала съёмок, ему удалось отлично отыграть своего персонажа. После выхода «Крёстного отца 2» Гаццо получил свою номинацию на «Оскар» в категории «Лучший актёр второго плана», где конкурировал с Ли Страсбергом и Робертом Де Ниро.

Сейчас выбор Де Ниро на роль Вито Корлеоне кажется идеальным — его можно на равных сравнивать с Марлоном Брандо в плане актёрской игры. А тогда, в процессе кастинга, он был почти неизвестен широкой публике. На роль Вито Корлеоне требовался актёр, способный сыграть персонажа на уровне Брандо. Тем не менее, Коппола почти сразу выбрал Де Ниро.

У меня была безумная идея — взять на роль, которую сыграл Марлон Брандо, другого актёра. Я тогда рассматривал Роберта Де Ниро, с которым познакомился во время кастинга первого фильма. И я всё продолжал присматриваться к нему, пока не увидел, что он сможет сыграть если не молодого Брандо, то точно молодого Вито Корлеоне.

Фрэнсис Форд Коппола
режиссёр
Роберт Де Ниро на съёмках «Крёстного отца 2»

Молодой актёр ранее проходил пробы на роль Санни Корлеоне в первом фильме. Партия в итоге досталась Джеймсу Каану, но Де Ниро впечатлил Копполу. Позже он сыграл одну из ключевых ролей в «Злых улицах» Мартина Скорсезе, и режиссёр полностью убедился в исключительных способностях Роберта.

Де Ниро полностью растворился в своём персонаже — он потратил на подготовку к роли несколько месяцев. Актёр вспоминал, как именно он пытался понять суть Вито Корлеоне.

Я был польщён тем, что Фрэнсис предложил мне сыграть эту роль. Я вместе с продюсером Грэем Фредериксоном часто поднимался на тридцатый этаж здания студии Paramount, чтобы посмотреть снятую плёнку с Марлоном Брандо. Я пересматривал эту плёнку вновь и вновь, чтобы подготовиться к роли. Это было великолепно — я ощущал себя исследователем. Мне приходилось тщательно изучать определённые куски из снятого материала, чтобы научиться имитировать игру Брандо.

Роберт Де Ниро
актёр

Кроме того, актёр отправился в Сицилию на четыре месяца. Там он изучал сицилийский диалект в языковой школе и практиковался с преподавателем, чтобы отточить своё произношение и грамматику. Итальянцы высоко оценили усилия Де Ниро — актёр, будучи итальянцем лишь на четверть, превосходно справился с такой сложной ролью.

Кастинг на главные роли завершился, и Коппола был готов приступить к скорым съёмкам. Он уже выбрал локации и контролировал постройку декораций. Но вскоре его застала врасплох неожиданная новость — Аль Пачино отказался от съёмок в фильме.

Аль Пачино и Фрэнсис Форд Коппола на съёмках «Крёстного отца 2»

Адвокат актёра заявил Копполе, что Пачино не хочет участвовать в потенциально провальном проекте — он остался недоволен сценарием фильма. Без Пачино всё производство «Крёстного отца 2» могло свернуться: его нельзя было заменить.

В панике Коппола связался с актёром. Режиссёр согласился переписать сценарий.

Я сказал адвокату: «Пусть Аль в пятницу приедет в Сан-Франциско и подождёт, пока я не перепишу весь сценарий. В понедельник я предоставлю ему новый».

Фрэнсис Форд Коппола
режиссёр

В ночь с пятницы на субботу Коппола полностью переписал сценарий и редактировал его все выходные. Но он не успел отправить Пачино сценарий в срок — и сценарий оказался на столе актёра лишь во вторник. Коппола чувствовал себя как выжатый лимон: ещё никогда ему не приходилось проделывать такую работу в такой маленький срок.

Аль Пачино в гримёрной во время съёмок «Крёстного отца 2»

Пачино понравился сценарий, и он вернулся к съёмкам. Впоследствии актёр признался Копполе, что изначальный сценарий ему вполне понравился, но он точно мог быть лучше — поэтому актёр пошёл на такой радикальный шаг. Впрочем, сам режиссёр не обижается: благодаря этому случаю история действительно изменилась в лучшую сторону.

Перед началом съёмок Копполе предоставили все необходимые условия. Ему выделили внушительный бюджет — тринадцать миллионов долларов, что более чем в два раза превышало бюджет первой части.

Амбициозные планы Копполы внушали оптимизм руководству Paramount. Они полностью доверились видению режиссёра и сдержали своё обещание — продюсеры ни разу не вмешались в производство фильма. Коппола подготовился к съёмкам во всеоружии, и его не пугали ни масштаб, ни дороговизна.

Вскоре производство фильма перешло к следующему, самому ответственному этапу.

Процесс съёмок

В отличие от первого фильма, Коппола действительно получал удовольствие от съёмок сиквела. Постоянные споры с продюсерами и атмосфера недоверия на съёмочной площадке «Крёстного отца» нанесли ему душевную травму, но в «Крёстном отце 2» ситуация была совершенно иной — он полностью контролировал ситуацию.

Помню, что производство «Крёстного отца 2» происходило очень плавно, даже несмотря на то, что я одновременно занимал пост режиссёра, сценариста и продюсера. Кроме того, съёмки шли в разных городах — Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Лас-Вегасе, Сицилии, Кубе. Но я был счастлив. Мы всё делали без заминок и вовремя.

Фрэнсис Форд Коппола
режиссёр

Для съёмок исторического прошлого Сицилии режиссёр подробно исследовал ту эпоху: он изучал её с помощью раритетных фотографий из архивов. Также он посвящал целые дни чтению старых сицилийских газет — там Коппола искал статьи о мафии в регионе. В аудиокомментариях он отметил, что некоторые сцены из фильма вдохновлены реальными событиями — именно так он придумал историю со смертью старшего брата Вито от рук головорезов.

Вся сюжетная линия Вито Корлеоне в фильме вдохновлена историями семьи самого Копполы. Режиссёр консультировался с родственниками, чтобы достоверно показать жизнь итальянских эмигрантов в начале 20-го века.

Кэролайн Коппола, тётя Фрэнсиса, провела несколько месяцев в карантине на острове Эллис. Её, как и Вито, отметили крестом, а затем изолировали от людей из-за подозрения на лейкемию. Тёте было девять лет, примерно в этом же возрасте Вито и приехал в Америку.

Для съёмок помещения, где люди проходили таможенную проверку, Коппола арендовал рыбный рынок. Команда полностью воссоздала это место по старым фотографиям.

Статуя Свободы за окном — ненастоящая. Съёмочная команда просто натянула огромную фотографию перед окном

Случай с тётей — не единственный пример влияния семьи Копполы на «Крёстного отца». Он нанял своего отца для создания музыкальных композиций к картине: тому принадлежит большинство мелодий в фильме. Также в сцене с итальянским театром Коппола использовал оперу своего деда Франческо Пенино под названием «Без мамы» (Senza Mamma).

Аль Пачино утверждал, что «Крёстный отец 2» — во многом биографический фильм самого режиссёра.

Если вы посмотрите «Крёстного отца 2», то увидите, что это — фильм Фрэнсиса. Он частично использовал в нём свою биографию. Для него это более личный проект, чем первая часть.

Аль Пачино
актёр

Увеличенный бюджет позволил Копполе воплотить в жизнь смелую задумку — реконструкцию квартала Маленькой Италии в Нью-Йорке начала 20-го века. Режиссёр решил полностью отобразить быт и культуру италоамериканцев, живших в тот период.

Бруно Кирби и Роберт Де Ниро на съёмках «Крёстного отца 2»

Порой Коппола всё же упускал из виду некоторые неочевидные детали. Один из актёров массовки обратил внимание на исторический ляп: для костюмов использовали штаны, застёгивающиеся на молнии, а в то время молнии ещё не изобрели — использовались пуговицы. Копполе пришлось переснять ряд сцен, где можно было заметить молнии.

Режиссёру очень понравилось работать над сценами в Сицилии и Маленькой Италии. Сюжетная линия в современности, в свою очередь, требовала больше усилий и терпения — часто Коппола сталкивался с проблемами на съёмочной площадке.

Перед работой над первой частью режиссёр организовал ужин для актёрского состава. В продолжении он пошёл ещё дальше — и уделил целый день для импровизированных репетиций основного актёрского состава. Пачино, Китон, Дювалль, Казале и остальные актёры провели целый день вместе, оставаясь в образе — каждый из них отыгрывал своего персонажа на протяжении двадцати четырёх часов.

Совместная фотография актёрского состава на съёмках «Крёстного отца 2»

Коппола в целом поощрял импровизацию. Г.Д. Спрэдлин, исполнивший роль сенатора Пэта Гери, сам придумал все свои диалоги. Актёр не шёл по сценарию, но режиссёру очень понравился такой подход. Спрэдлин, помимо прочего, рассказывал расистские шутки об итальянцах, чтобы настроить против себя Пачино и других членов съёмочной команды. Так он полностью вошёл в роль корумпированного сенатора.

Аль Пачино, как главная звезда фильма, стал объектом повышенного внимания со стороны Копполы. Режиссёр заметил, что Пачино совсем не умеет танцевать — и вставил в фильм сцену танца Майкла и Кей. Коппола отмечал, что танец с участием актёра появлялся в каждом фильме трилогии, что превратилось в определённую традицию.

Персонаж Энтони, сына Майкла, частично основан на сыне самого Копполы — Джанкарло. Именно его рисунок Коппола использовал в сцене разговора Майкла и Кея: Джанкарло изобразил в нём своего отца на новом «Мерседесе». Рисунок так понравился режиссёру, что он решил вставить его в фильм.

Впрочем, Аль Пачино периодически вызывал проблемы на съёмочной площадке. Иногда он оставался недоволен определёнными сценами и требовал переписать их. А однажды он даже угрожал покинуть съёмки из-за растянутого, как ему казалось, расписания. Он жаловался на неторопливый темп режиссёра — и постоянно сравнивал Копполу с Сидни Люметом, режиссёром «Серпико». В порыве гнева он даже кричал на Копполу и говорил, что съёмки «Серпико» заняли лишь девятнадцать дней.

Съёмки «Крёстного отца 2» растянулись до ста четырех дней. Коппола не торопился по одной причине — он желал, чтобы каждый сегмент был длинным и ощущался почти как полноценный фильм.

Количество съёмочных дней увеличилось из-за большого количества локаций. Сцены с кубинской революцией снимали в Доминиканской Республике, а часть сцен из Майами и суда — в Лос-Анджелесе.

Коппола привлёк к съёмкам своих друзей. В сценах судебного процесса над семьёй Корлеоне членов комиссии по расследованию сыграли не профессиональные актёры, а продюсеры и сценаристы, среди которых был и Роджер Корман — бывший начальник Копполы из киностудии New World Pictures, где режиссёр начинал свою карьеру.

Фрэнсис Форд Коппола и Аль Пачино на съёмках «Крёстного отца 2»

Во время съёмок сюжет фильма стал даже мрачнее первоначального сценария. Изначально Кей Корлеоне действительно должна была пережить выкидыш, но Талия Шир, сестра Копполы, предложила режиссёру более интересную идею — аборт. Первое время Коппола отказывался рассматривать эту идею, но позже изменил сценарий. В благодарность за это он выделил сестре больше экранного времени и снял с ней сцену, где Конни просила у Майкла прощения за Фредо.

Ближе к концу производства Коппола готовился к съёмкам финальной сцены. Он договорился с Джеймсом Кааном о появлении в камео: за день съёмок актёр попросил тридцать пять тысяч долларов — сумму, равную его полному окладу за съёмки в первой части. В этой же сцене должен был появиться и Марлон Брандо. Актёр дал устное согласие на участие, но за день до съёмок Копполе сообщили, что Брандо отказался.

Коппола до сих пор не знает, из-за чего Брандо не смог появиться в финальной сцене «Крёстного отца 2». Он предполагает, что актёр затаил обиду на студию Paramount из-за проблемного производства первой части. Кроме того, он мог отказаться от участия по каким-то личным убеждениям.

Так или иначе, режиссёр находился в состоянии паники. Он не знал, как теперь нужно снимать эту сцену без участия Брандо — на нём делался акцент.

В первоначальном сценарии концовка несколько отличалась по тону: мать семейства ужинала с сыновьями, а сам Вито находился по центру стола. Майкл, как и в финальной версии, сообщал родным об уходе в армию, но после ужина он разговаривал с отцом наедине. Вито хотел убедить сына в его неправоте, указывал на то, что Майкл будет рисковать жизнью ради чужаков. В конце дон сообщал Майклу, что имеет большие надежды на него. Затем Майкл оборачивался лицом к отцу, сказав следующее: «Я не буду таким, как ты».

Неожиданный уход Брандо поставил крест на этом варианте концовки. За ночь Коппола придумал новую сцену, которую в итоге и снял. Она получилась несколько иной по тону — не такой прямолинейной.

В последний день съёмок Коппола снова изменил концовку. По первоначальному сценарию, сегмент с постаревшим Майклом должен был длиться дольше, но возникли проблемы с освещением — и сцены не получилось переснять. В них должны были появиться Конни и повзрослевший Энтони, которому исполнилось восемнадцать лет. В диалоге с сыном дон отмечает, что Энтони теперь выше ростом. Сам Майкл теперь болеет диабетом, потому выглядит гораздо хуже. По сценарию, сын отказывается идти по стопам отца.

Из-за нарушенного освещения Коппола оставил для концовки лишь финальный кадр — с задумчивым Майклом. Остаётся лишь гадать, насколько сильно изменилось бы восприятие истории фильма, если бы не вынужденные изменения.

В аудиокомментариях режиссёр отметил, что ему очень понравилось производство фильма. Но во время съёмок он испытывал проблемы личного характера и затяжную депрессию. После «Крёстного отца 2» Коппола планировал приступить к созданию маленьких личных проектов, так как не хотел вновь заниматься такими масштабными картинами.

По иронии судьбы, вскоре он стал режиссёром «Апокалипсиса сегодня» — самого дорогого, амбициозного и трудозатратного фильма в его карьере. А после «Апокалипсиса» Коппола навсегда потерял страсть к эпическому кино, переключившись на независимые ленты.

Художественные особенности

Визуальный ряд «Крёстного отца» поразил искушённых зрителей и частично изменил индустрию — благодаря тонкому балансу между светом и тенью. Превосходная картинка трилогии — результат плодотворного сотрудничества Копполы и оператора Гордона Уиллиса. Уиллис часто спорил с Копполой во время съёмок первого фильма и не поддерживал задумки режиссёра. Из-за этого Коппола хотел нанять другого оператора, но после отказа Витторио Стораро передумал и предложил Уиллису вновь поработать с ним.

Режиссёр вспоминал, что, несмотря на разногласия, ему нравилось работать с Уиллисом — оператор создал уникальный визуальный ряд для всех частей «Крёстного отца».

Да, мы с Гордоном часто ссорились. Мы словно всегда находились в военном училище: я был инструктором, а он — непослушным рядовым. Но когда я просматривал плёнку, то всегда был доволен — кадры выглядели потрясающе!

Фрэнсис Форд Коппола
режиссёр
Гордон Уиллис

Во втором фильме Уиллис превзошёл себя: визуальный ряд стал ещё богаче и разнообразнее. Каждая новая локация отличается от предыдущей по цвету и тону. Где-то оператор повторил предыдущий фильм, а где-то — показал новую сторону этой вселенной.

Увидеть это проще всего на примере двух разных кадров фильма. Зритель без труда понимает, что оказался в совершенно новой ситуации, новом регионе или даже в новом времени. Это видно в разных сценах, в том числе и первом сегменте с Майклом Корлеоне.

Совсем иной тон повествования наблюдается в сегменте с Вито Корлеоне. Создаётся ощущение, что начинается другой фильм — настолько сильно он отличается по атмосфере.

Сильный контраст между прошлым и настоящим позволяет зрителю не просто на глаз различать разницу между ними, но и прочувствовать совершенно другую атмосферу. Благодаря этому, операторская работа «Крёстного отца 2» превзошла первую часть.

Эволюционировал и саундтрек от Нино Роты. Композитор не только использовал уже культовые мелодии из первой части, но и заметно преобразил их — услышать разницу легко. Он расширил мелодии The Godfather Waltz, Michael's Theme и The Love Theme, а также написал несколько новых композиций для Кей и Вито Корлеоне.

Полный саундтрек «Крёстного отца 2»

За саундтрек ко второму фильму Нино Рота наконец получил свой заслуженный «Оскар». Музыка для «Крёстного отца 2» получилась уникальной и запоминающейся — благодаря ей продолжение заиграло новыми красками.

Нино Рота (справа) на церемонии «Оскар», 1975

«Крёстный отец 2» продолжает тему смерти и её символов — апельсинов. Если в первом фильме апельсины, по признанию художника-постановщика, появлялись в кадре по совпадению, то во втором фильме за ними стоит нечто большее.

Впервые апельсин появляется в кадре в доме Майкла, когда Джонни Ола отдаёт фрукт дону. В эту ночь на него совершают покушение.

В следующий раз апельсины появляются на Кубе. Они находятся на столе, прямо перед Майклом. В эту же ночь происходит попытка убийства Хаймана Рота и революция на улицах.

Перед смертью дон Фануччи берёт апельсин. И зря — вскоре он погибает от рук Вито.

Майкл продумывает серию убийств, поедая апельсин. В следующих сценах все его враги, включая брата Фредо, погибают.

К сожалению, «Крёстный отец 2» всё же проигрывает первой части в плане культурных отсылок — в образах персонажей больше нельзя заметить вдохновения картинами эпохи Ренессанса. Визуальный ряд стал разнообразнее, но несколько прямолинейнее.

Впрочем, это не идёт фильму в минус — его художественные особенности до сих пор впечатляют своей проработанностью. «Крёстный отец 2» часто идёт в связке с первым фильмом из-за схожих приёмов. Во многом создатели лишь продолжили идеи первой части, но это не мешает фильму находиться на одном уровне с оригиналом.

Вито Корлеоне — человек без прошлого

Америка, начало 20-го века. Далеко позади осталась эпоха Фронтира, но Золотой век для страны ещё не наступил. В переходный для США период на континент продолжают прибывать мигранты из других концов света. Кто-то бежит от голода, а кто-то — от смерти. Каждый из них надеется найти в Америке дом, но далеко не всем улыбается удача.

Ежедневно в Нью-Йорк приплывают корабли, переполненные беженцами из Италии. Однажды на остров Эллис прибыло очередное судно. Среди пассажиров находился и 9-летний Вито Андолини, который даже не подозревал о своём будущем в этой стране.

Судьба Вито неразрывно связана с Америкой. Лишённый семьи и своего прошлого, он пустил корни в чужой стране и адаптировался к тяжёлым условиям. Один из многих мигрантов спустя время становится доном Корлеоне, с которым по-настоящему считаются.

Но в 1901 году Вито Андолини ещё не знал, что его ожидает дальше. Одинокий и замкнутый мальчик совсем недавно потерял всё — родину, отца, мать и брата. В Америку он прибыл ни с чем: на таможне отняли даже его фамилию, написав вместо него название его родной деревни. В первый же день Вито поместили в карантин, пометив крестом — так обозначали психически больных людей.

За окном больничного помещения видна Статуя Свободы, символ американской мечты. Страна встретила Вито недружелюбно и сразу же заперла его на входе. Ему остаётся лишь мечтать о дне, когда он сможет воспрянуть. В этот день умирает Вито Андолини и рождается Вито Корлеоне, будущий Крёстный Отец.

Второй фильм продолжает идею оригинала о настоящей сути американской мечты, которую воплощает собой дон Корлеоне. Но если в первой части мы наблюдали закат его империи, то в продолжении видим её становление.

Вито прибывает в Америку в самом начале нового столетия и эволюционирует синхронно с ней. Он родился слабым и недоразвитым в самое тяжёлое для своей семьи время и остался один перед лицом жестокой реальности. Вито никогда не знал счастливого детства, потому что ему не повезло родиться в Сицилии, где царила организованная преступность.

Мафия отняла у мальчика отца и брата, а затем и мать. Коварный дон Чичо, сам того не зная, определил дальнейшую судьбу Вито.

— Дон Чичо... Вы убили моего мужа, потому что он не подчинился вам. Вы убили его старшего сына Паоло, потому что он поклялся отомстить вам. Но Вито всего девять лет. И он слабоумный, он не умеет говорить.
— Я боюсь не его слов.
— Он слаб. Он не может никому навредить.
— Но когда он вырастет, то станет сильным.

Из разговора синьоры Андолини и дона Чичо

Дон Чичо оказался прав. На новой земле Вито обрёл собственное «я», когда женился и построил крепкую семью. Он вырос уверенным человеком со стержнем внутри. Вито обрёл хорошую репутацию в италоамериканском обществе и обзавёлся хорошими друзьями. У него есть постоянная работа и собственная квартира. Чего ещё желать сироте, которому пришлось расти в непростых условиях.

Впрочем, никто из итальянцев не мог претендовать на большее. Они бежали от нищеты и мафии, чтобы обнаружить истинное лицо Америки. Правительство США не встретило мигрантов с распростёрыми объятиями, как это было с другими европейскими народами — немцами, ирландцами и скандинавами.

В 19-м веке американские власти предоставляли европейцам свободные земли, где они могли построить собственные фермы, лавки и производства. Именно так строилась американская нация — совместным трудом и взаимопомощью. Бывшие уроженцы Германии, Ирландии и Скандинавии стали частью Нового Света и гордо назвали себя американцами. Потомком таких людей был и Том Хаген — консильери семьи Корлеоне.

Но итальянцам не повезло — ко времени их прибытия программу по предоставлению земель закрыли. Им пришлось обживаться и основывать собственные диаспоры. В Нью-Йорке и других городах появились кварталы с неофициальным названием Маленькая Италия — целые районы, населённые преимущественно италоамериканцами. В этих кварталах постоянно не хватало рабочих мест, и мигранты часто попадали в трудные жизненные ситуации.

Обетованная земля на деле оказалась мифом. Америка показала итальянцам перспективы и долгожданную свободу, но не позволила начать по-настоящему новую жизнь. Брошенные на произвол судьбы в своих маленьких мирках, они начали обустраивать собственный, неповторимый быт. Итальянцы сохранили свою культуру, традиции и язык и отказались от американского представления о жизни.

По иронии судьбы, они бежали от родины, чтобы реконструировать её на далёком континенте. Новый Свет не может похвастаться тёплым климатом и ярким солнцем, но при должном старании здесь можно воспроизвести старые былые дни. На улицах полно лавок, а в тесных квартирах с утра до ночи готовят традиционные блюда — спагетти, лазанью, канноли. Мужья каждый день уходят на работу, пока жёны остаются с детьми. Так жили их предки, так же будут жить и их потомки.

Но вместе с традициями и культурой в Америку прибыла новая, доселе невиданная сила — мафия. Сицилийская организация по каким-то причинам хорошо прижилась на другой земле, где стала ещё могущественнее и влиятельнее. В Маленькой Италии власть держит дон — местный авторитет, которому подчиняются все.

Дон Фануччи, жадный до власти мафиози, стал очередным препятствием в жизни Вито. Мафия уже лишила его родных, а Фануччи отнял у него работу в бакалейной лавке. Молодой отец должен был зарабатывать деньги для семьи, поэтому он связался с Клеменцой и Тессио, с которыми воровал имущество богатых людей.

Вито понял, что честным трудом не сможет добиться благополучия для жены и сыновей. Мир несправедливо обошёлся с ним — Фануччи поставил на его место своего племянника. Всемогущий дон дошёл до него, когда узнал о нелегальной деятельности Вито и его друзей. Фануччи на пальцах объяснил природу своей власти, выставив Корлеоне свои условия — долю из прибыли.

Молодой человек, я слышал, что ты с друзьями занимаешься воровством. Ты даже не прислал платье в мой дом. Никакого уважения. Ты же знаешь, у меня три дочери. Это мой район. Ты и твои друзья должны меня уважать. Ты должен меня подмасливать. Слышал, что вы умахнули по шестьсот долларов. Платите мне по двести долларов каждый, и я вас буду защищать. И я всё забуду. Вы, молодые бестолочи, должны уважать такого человека, как я.

Фануччи
дон

Вито увидел настоящий гнилой облик дона. Человек, который требует уважения, не может внушать его — лишь вырывать с зубами. Фануччи на деле оказался обычным бандитом, жадным до денег. Власть ему нужна, чтобы отнимать всё у обездоленных. Такая несправедливость стала последней каплей для Вито.

Вито решается на авантюру, которая может стоить ему жизни. Он устал прятаться от мафии и убегать от прошлого. Ему хочется раз и навсегда покончить с угрозой для своей семьи. Вито меняется — и показывает свою настоящую сторону. В разговоре с Клеменцой и Тессио рождается будущий дон Корлеоне.

Я поговорю с ним. Я обо всём позабочусь. И я никогда не обманываю друзей.

Вито Корлеоне

Когда Вито напрямую столкнулся с организованной преступностью, то не испугался и не пошёл на попятную. В детстве он был слабым и беспомощным, но в борьбе с Фануччи у него появился шанс по-настоящему проявить себя. Вито воспользовался этим и в одиночку пошёл против всесильного дона.

Сцена праздника в Маленькой Италии показывает два разных мира — страх и надежду. Фануччи вальяжно идёт по улицам, чувствуя свою власть над толпой, а в это время люди вокруг боятся потревожить его. Когда Вито убивает его, то на улице начинается пляс и веселье: народ, сам того не зная, празднует окончание террора и пришествие нового дона.

Вито Андолини потерял свою семью и прошлое из-за дона Чичо. Вито Корлеоне же сверг дона Фануччи. По королевской традиции, он унаследовал его власть и сам стал доном. Вся его жизнь так или иначе была связана с мафией, а в этот раз судьба преподнесла ему неожиданный подарок, которым он воспользовался сполна. Став доном Корлеоне, Вито наконец обрёл благополучие для себя и своей семьи.

Корлеоне иначе понимает природу власти. Позиция дона для него — не самоцель. Прежде всего, он хочет помочь родным, друзьям и хорошим знакомым. Своё высокое положение он использует, чтобы заступаться за беззащитных и обездоленных. Вито становится настоящим лидером, которого люди безмерно уважают, по-настоящему. Ему не приходится напоминать об уважении, потому что за него говорят не слова, а поступки.

История Вито наглядно показывает иную, безжалостную сторону американской мечты. Молодому мигранту не оставалось ничего другого, кроме как пойти по преступной дороге. Простой работник лавки за короткий промежуток времени может стать главой мафиозной семьи, но для этого необходимо перейти невидимую грань между добром и злом. Но Вито идёт на убийство, воровство и остальную противозаконную деятельность для одной цели — счастья своей семьи.

Итальянцы стали заложниками ситуации: они оказались в Америке слишком поздно, чтобы стать основой нации и слишком рано, чтобы воспользоваться благами её крепнущей экономики. А потому осталась единственная возможность добиться высокого положения — преступная деятельность. Но если для всей Америки мафия — опасная организация, то среди итальянцев она превозносится выше правительства и даже выше церкви.

Вито спустя десятилетия вернулся в Сицилию уже доном Корлеоне. Он символически воссоединился со своей родиной, познакомил жену и детей с родственниками. Так Вито восстановил связь с прошлым, чтобы идти с гордо поднятой головой в будущее. Для окончательного становления ему нужно было лишь одно — отомстить за свою семью.

Убийство дона Чичо стало скорее делом чести. Слабый и немощный старик уже не мог представлять никакой угрозы, но Вито решил почтить память родных местью. Он обрёк Чичо на мучение, вонзив нож прямо в сердце.

Старый дон был прав — Вито стал сильнее и окреп. Он прошёл через трудный путь, чтобы поквитаться с убийцей отца и матери, но это позволило ему перейти на совершенно иной уровень. Дон Вито Корлеоне в конце этой истории обрёл истинное величие. Он разобрался с призраками прошлого и навсегда отпустил фамилию Андолини, которая приносила ему столько боли и печали.

Вито построил собственную судьбу и создал светлое будущее для своих детей. В этом плане он превозмог лишения и наконец добился американской мечты, которую у него пытались отнять.

Человек без прошлого в итоге стал человеком настоящего.

Майкл Корлеоне — человек без будущего

История Майкла Корлеоне сильно перекликается с прошлым отца. В продолжении мы видим иную сторону этого персонажа — более мрачную и злую, чем могли себе представить. В погоне за властью он теряет человечность и свою душу, а взамен остаётся ни с чем.

Майкл всю жизнь старался бежать от влияния отца. Ему не хотелось идти по его стопам, состоять в мафии и вести преступную деятельность. Майкл верил в американскую мечту и верил в то, что сам станет американцем. Но угроза семье со стороны других мафиозных группировок заставила его войти в этот мрачный мир. А вскоре он встал на место отца. В концовке первого фильма казалось, что Майкл приведёт Корлеоне к небывалому величию, но реальность оказалась куда более жестокой.

1958 год. С момента событий «Крёстного отца» прошло семь лет. За это время семья Корлеоне окрепла и стала ещё могущественнее. Все дела дон Майкл Корлеоне ведёт из своего особняка в Неваде около озера Тахо. Кромешный лес скрывает его семью от посторонних глаз, и Майкл волен свободно вести бизнес своей организации, которая за годы обрела огромное влияние на американскую политику.

Вторая часть, как и оригинал, начинается с большого праздника. Вито организовывал свадьбу дочери, а Майкл — первое причастие сына. Оба мероприятия проводятся с роскошью, на них чествуют дона Корлеоне. Но они отличаются в деталях: на свадьбу Конни приглашались только хорошие друзья семьи и родственники, а на причастии Энтони присутствует много посторонних людей. Не все из них желают добра Майклу, который использует праздник как повод для обсуждения бизнеса с деловыми партнерами.

Майкл переехал в Неваду из Нью-Йорка и по дороге потерял связь с корнями. Он перестал быть итальянцем и уже не соблюдает традиции. Праздник получился истинно американским — без сицилийских песен, танцев и мелодий. Ни один музыкант не говорит на итальянском, а италоамериканцы на празднике — меньшинство.

Глава семьи Корлеоне надеется легитимизировать свой бизнес. Так он хочет стать уважаемым членом американского общества и перестать быть преступником. Но переговоры с сенатором Пэтом Гери показывают истинное положение вещей.

Мне не нравятся люди, подобные вам. Мне не нравится видеть, как вы вторгаетесь в эту чистую страну со своими... блестящими волосами. Одеваетесь в эти шелковые костюмы, пытаетесь строить из себя порядочных американцев... Я буду работать с вами, но факт в том, что я презираю ваше притворство, ваш мошеннический путь продвижения себя. Себя и вашей сраной семьи.

Пэт Гери
сенатор

Италоамериканцы всё ещё сталкиваются с дискриминацией. Американцы желают выдавить их с лица земли и покончить с итальянским господством в среде организованной преступности. Правительство готово закрывать глаза на остальных «порядочных» американцев, но к мафии оно нетерпимо. Люди, подобные Майклу, представляют прямую угрозу стабильности общества этой страны.

Сенатор Пэт Гери олицетворяет новый тип злодея, более коварный и беспринципный. Американский политик — противник более опасный, чем кто-либо из нью-йоркской мафии. Гери попытался шантажировать Корлеоне, но ему это не удалось. Вито видел Майкла в качестве будущего сенатора или губернатора, дёргающего людей за ниточки, но должность дона оказалась гораздо более влиятельной. Мафия стоит на ступень выше, чем любая публичная власть.

Расширение влияния всё же сказалось на Майкле. Корлеоне всегда держались особняком на фоне других мафиозных семей, но в Нью-Йорке они близко контактировали с другими сицилийцами и помогали своим людям. В Неваде же Майкл отрёкся от связей с соотечественниками и позже полностью переключился на политику.

Майкл выстроил бизнес семьи окольными путями, надеясь довести его до полностью легального состояния. Но у него не было главного — поддержки родных. На празднике Майкл отстранился от всех: брата, сестры, старых друзей.

Его отцу всегда удавалось удерживать лояльность своих сторонников, а Майкл лишён этого дара. Он не вызывает доверия к себе и отталкивает друзей. Вито относился к должности дона как к призванию, а его младший сын — как к обязанности. Первое покушение на Вито состоялось на закате его эпохи, а Майкл испытал это на себе почти сразу.

Власть нового дона признают не все. Хладнокровная попытка убийства — символ неподчинения Майклу. Свой протест ему выразили сразу два человека из близкого окружения его отца — Фрэнки Пентанджели и Хайман Рот.

Мой отец всегда говорил мне: «Держи своих друзей близко, а врагов — ещё ближе».

Майкл Корлеоне
дон

Пентанджели — старый друг Корлеоне. Он верой и правдой служил Вито под начальством Клеменцы, поэтому ему позволили руководить отделом семьи в Нью-Йорке. Но Фрэнки — человек старого типа. Он не понимает эпоху, в которой оказался, и отказывается принимать перемены. Старик сильно выделяется на фоне молодого и энергичного Майкла, потому что не обладает таким же живым умом. Фрэнки чувствует себя брошенным и одиноким, потому хочет отделиться от Корлеоне и основать собственную семью.

Он не был причастен к покушению на Майкла, но спустя время всё равно подорвал его доверие. Фрэнки снизошёл до самого подлого для любого мафиози поступка — сотрудничества с властями. В обмен на защиту он обещал дать показания против всей преступной сети Корлеоне.

Понять мотивацию Пентанджели легко — Майкл его никогда не ценил. В его доме старик получил холодный приём, чего никогда не позволял себе Вито. Фрэнки разочаровался в своём доне, а затем и в Корлеоне в целом. В разговоре с Томом Хагеном он вспоминал великое прошлое семьи, которой служил десятилетиями.

То были старые добрые времена, ты ведь знаешь. И мы были как Римская империя. Семья Корлеоне напоминала Римскую империю.

Фрэнк Пентанджели
капо

Фрэнки Пентанджели пошёл против Майкла с твёрдой уверенностью, что свергнет власть неугодного императора. Он видел в молодом доне полную противоположность отца. Его ошибка состояла в том, что Майкл никогда не прощал врагов. Фрэнки покончил жизнь самоубийством в обмен на защиту своей семьи. Так завершилась история Пентанджели, старого капо из окружения Вито Корлеоне.

Но если Фрэнки — всего лишь запутавшийся в себе старик, то Хайман Рот — противник куда более опасный. Еврейский бизнесмен устроил Майклу вендетту общенационального масштаба. С таким врагом Корлеоне ещё никогда не сталкивались.

Сенатора Гери достаточно было лишь запугать, а Фрэнки — шантажировать. Рот, в свою очередь, готов пойти на всё, чтобы расправиться с Майклом. Для этого он устроил покушение на него, заманил своего врага на Кубу и сплёл сложную схему интриг и лжи.

Он во всём отличается от Майкла: Хайман обожает Америку за её коррумпированность и возможность купить любого высокопоставленного человека. Зритель впервые видит Рота в Майами, где он смотрит американский футбол. Хайман также признаётся в любви к бейсболу. Бизнесмен полностью приспособился к американскому образу жизни, его не тяготят ни традиции, ни происхождение. Во всём он видит шанс подняться и заработать деньги.

Иронично, но Хайман Рот всем обязан Вито Корлеоне. Именно покровительство дона позволило Хайману Суховски, мелкому еврейскому бандиту, стать Хайманом Ротом. Спустя десятилетия его убивает младший сын Вито.

Хайман тоже принадлежит к старшему поколению, но, в отличие от Пентанджели и остальных италоамериканцев, предпочитает смотреть в будущее, а не тосковать по прошлому. Он могущественен, богат и влиятелен — настолько, что выстроил связи с кубинским правительством.

В честь удачной сделки гостей угощают тортом с изображением Кубы. Это метафора раздела имущества целой страны

Рот видел в Майкле наглеца, претендующего на часть его бизнеса. С Вито ему всегда удавалось удерживать баланс — дон никогда не хотел отбирать имущество у Хаймана. Майкл же в погоне за властью захватывал всё больше и больше отелей, казино и других предприятий в Неваде, что не понравилось Роту. Из-за этого он решил покончить с сыном своего давнего партнера. Но конкуренция не была единственной причиной покушения.

Семь лет назад Майкл приказал покончить с Мо Грином, владельцем активов в Неваде. Грин отказался сотрудничать с Корлеоне, за что был убит. Выяснилось, что он был близким другом Хаймана, с которым начинал свой бизнес. Желание отомстить преследовало Рота семь долгих лет, пока ему не предоставился шанс подобраться к Майклу близко.

Я рос вместе с ним. Он был младше меня. И уважал меня. Сначала мы работали вместе. Работали на улицах. Всё складывалось хорошо. Мы добились многого. А во время сухого закона мы переправляли мелассу в Канаду. Заработали на этом кучу денег, и твой отец, кстати, в этом тоже участвовал.

Я любил его и доверял ему больше всех. А позже у него появилась идея построить город в пустыне, на пути к западному берегу. Этого человека звали Мо Грин, а основанный им город называется Лас-Вегасом. Он был великим человеком, он умел смотреть в будущее. Но о нём нет даже упоминания в этом городе.

Кто-то всадил ему пулю в глаз. И никто не знает, кто дал приказ. Я не сильно переживал, узнав об этом. Я знал Мо — он был упрямым и говорил всякую ерунду. Поэтому, когда его не стало, я не стал искать убийц. Я сказал себе: «Мы сами выбрали этот путь». Я не стал узнавать, кто дал приказ, потому что уже ничего не мог сделать!

Хайман Рот

Империя Майкла развалилась, потому что Хайман Рот в борьбе с ним поставил на кон всю свою жизнь. Хайман не пожалел денег, чтобы заманить его на Кубу, и использовал всё свое влияние, чтобы покончить с властью дона. Но главным оружием Рота стали не деньги и не влияние. Майкл столкнулся с самым неожиданным ударом в спину — предательством брата.

Фредо Корлеоне всегда считался слабым звеном в семье. Отец не доверял ему важные поручения из-за мягкотелости и душевной слабости. Майкл назначил Фредо своим заместителем, но на деле брат так и остался шестёркой: ему поручают встречать гостей, управлять борделями и перевозить важные посылки. Фредо старше Майкла, но младший брат всегда всё решал за него.

Такое положение вещей его не устраивало. Фредо чувствовал себя ущемлённым и обиженным. Он видел в себе предназначение куда большее, чем позиция мальчика на побегушках. Фредо хотелось управлять людьми, но он никогда не обладал должной харизмой и интеллектом, чтобы самостоятельно определять собственную судьбу.

В начале истории мы видим, что Фредо совсем не повезло в личной жизни — жена не слушается его и флиртует с незнакомцами. Он не находит в себе силы, чтобы наказать неверную супругу, поэтому Майкл делает это за него. Фредо устаёт от влиятельной фигуры младшего брата, поэтому связывается с Хайманом Ротом.

Неизвестно, обманул ли его Хайман на самом деле или нет. С одной стороны, в его искренности сомневаться не приходится — вряд ли Фредо действительно желал смерти Майклу. Но с другой — некоторые вещи указывают на обратное. Предатель должен был открыть занавески в спальне, чтобы убийцы застрелили дона и его жену. Фредо не так глуп, чтобы не понимать, для чего нужно было открывать позицию брата. Если рассмотреть эту точку зрения, то он осознанно решился на такой поступок.

Майкл узнал о предательстве брата не сразу. Лишь по неосторожности Фредо раскрыл, что знаком с Джонни Олой, партнёром Хаймана Рота. Дон одарил Фредо сицилийским «поцелуем смерти», что значило лишь одно — верную погибель.

Я знаю, что это был ты, Фредо. Ты разбил мне сердце. Ты разбил мне сердце!

Майкл Корлеоне
дон

Фредо находился в тени Майкла, но ему это не нравилось. Амбиции, присущие любому Корлеоне, поглотили его — он захотел отделиться от младшего брата.

— Я не знал, что будет покушение, Майк. Клянусь, я не знал этого. Джонни Ола встретился со мной на Беверли-Хиллз и сказал, что хочет поговорить со мной. Ола заявил, что у тебя с Ротом был совместный бизнес. И он сказал, что у него будет что-то и для меня, если я его выручу. Ола упомянул, что ты был груб на переговорах, но если они получат небольшую помощь, то быстро закроют сделку, и это будет хорошо для семьи.
— Ты поверил этому? Поверил этой истории?
— Он сказал, что будет что-то и для меня.
— Я всегда заботился о тебе.
— Заботился обо мне?! Ты мой младший брат! И ты заботишься обо мне?! Ты когда-нибудь думал об этом? Ты хоть раз думал об этом?! Отправь Фредо сделать то, отправь Фредо сделать это. Пусть Фредо позаботится о ночном клубе «Микки Маус» в какой-нибудь глуши. Отправь Фредо забрать кого-нибудь из аэропорта. Я твой старший брат, Майк, а меня отодвинули в сторону!
— Этого хотел отец.
— Но я этого не хотел! Я могу управлять! Я умный! Не такой, как все говорят! Я не глуп, я умный! И я хочу уважения!

из разговора Фредо и Майкла

Мелочная натура Фредо обрекла его на вечные страдания. Он затаил обиду на брата и захотел расправиться с ним. Но слабость подвела его и здесь. Всё, чего хотел Фредо на самом деле — любви и уважения Майкла.

По этой причине он раскаялся в своих грехах и по-настоящему пожалел о предательстве. Фредо окончательно сломался после смерти матери и лишь в Майкле видел душу, которая может его спасти. Но Фредо, как и Пентанджели, совершил ошибку — для Майкла больше не существует родных и друзей, лишь партнёры и враги.

Зрителю кажется, что Майкл — положительный герой. Младший сын Вито похож на достойного наследника отца: на протяжении всей истории он показывает свой спокойный характер и рассудительность. Но Майкл обманывает зрителей и самого себя. В нём не осталось и капли великодушия Вито.

Он сам виноват в развале империи, которую так долго пытался построить. У него нет ни друзей, ни семьи — он оттолкнул от себя даже Тома Хагена, своего верного консильери. В своих решениях Майкл ни с кем не советуется, не учитывает ничьё мнение. Вито всегда доверял своему окружению, а его сын везде видит предательство и притворство.

Дон, конечно, не сразу пришёл к такому состоянию. Майкл столкнулся с предательством от самых близких людей и навсегда изменился. В своих намерениях построить счастливое будущее для своей семьи в Америке он искренен, но Майкл отступил от заветов отца. В становлении Вито мы видим, как человек пришёл к достатку благодаря поддержке семьи и друзей. Младший сын, несмотря на все комфортные условия, не смог стать достойным доном. Он терял друзей отца и наживал всё больше врагов.

В конце истории мы видим, что некогда идеалист, веривший в равные возможности для каждого, окончательно стал преступником. Вито никогда не переступал черту — он выступал на нелегальном поле лишь по мере необходимости. А дон Майкл Корлеоне ради мести пошёл на крайние меры: устроил открытое покушение на Хаймана Рота, принудил Фрэнки Пентанджели к самоубийству и приказал убить собственного брата.

После этого становится понятно, что Майкл подвёл отца. Он стал доном не по своей воле, а в конце потерял всю свою человечность. Вито пришёл в этот мир ни с чем. Он устроил комфортную жизнь для своих детей и в этом видел своё предназначение. Сын, в свою очередь, потерял всё, что ему было предначертано.

Майкл Корлеоне в итоге стал человеком без будущего.

Семья превыше всего

История «Крёстного отца 2» показывается через призму времени — мы переживаем разные отрезки жизни Вито и Майкла. Отец и сын по-своему воспринимают сложившееся положение, и их параллельная история преподносит противоположные точки зрения на само понятие семьи.

Для Вито существуют только его родные. Он продолжает идти вперёд с поддержкой жены и любовью детей. Когда Вито увольняют с работы, то он отказывается принимать подарок от работодателя и приходит домой с грушей на ужин. А в театре он говорит своему другу Дженко, что хоть ему и нравится актриса на сцене, но для него существуют лишь жена и сын.

Вито искренне любит свою семью, и готов пойти ради неё на всё. Тьма, нависающая над ним, не ощущается такой мрачной, когда он держит на руках сына. Он понимает, что готов прожить так все оставшиеся годы — в тесной квартире, но вместе с любимой и детьми.

Когда мы видим Майкла в первый раз, то он держится в отстранении от семьи. На причастии Энтони он занимается бизнесом. Его будто не волнуют ни жена, ни дети. Семейные связи он воспринимает скорее как препятствие для работы, когда приказывает оттащить жену Фредо в сторону и разбирается с Конни. А в сцене танца с Кей заметно, что Майкл холоден к супруге. Он обещает ей, что скоро бизнес Корлеоне станет полностью легальным, но нам известно, что это вряд ли когда-нибудь состоится.

Майкл узнал о выкидыше Кей в самый разгар своего противостояния с Ротом. Но вместо того, чтобы вернуться домой и утешить родных, он продолжает работу. Майкл смирился с потерей сразу же, как услышал о ней — и сохранил в себе силы, чтобы не впасть в отчаяние. Но когда он всё же возвращается к Кей, то даже не разговаривает с ней. Майкл потерял связь с родными, когда изолировался от них. В этом он отличается от отца, который каждую минуту своего свободного времени проводил с семьёй.

Тот, кто не проводит время со своей семьей, никогда не сможет считаться настоящим мужчиной.

Вито Корлеоне
дон

Он понимал, что потерял кое-что внутри. Но вместо того, чтобы поговорить с женой и попытаться восстановить отношения с ней, он обратился за советом к матери. Майкл спросил у неё, как отец справлялся со своими обязанностями.

Скажи мне кое-что, мама. О чём думал отец... в глубине души? Он был сильным. Он был сильным... для своей семьи. Но будучи сильным для своей семьи, мог ли он... потерять её?

Майкл Корлеоне
дон

Мать уверяет сына, что он никогда не потеряет свою семью. Но сам Майкл, похоже, в это совсем не верит.

Вито никогда не мог потерять семью, потому что считал её связующим звеном между собой и своим прошлым — так он восстановил то, что потерял в Сицилии. Когда он разобрался с Фануччи и Чичо, то окончательно защитил родных от большой опасности. Убийство двух донов — не просто мера безопасности. Это — акт подлинного освобождения.

Дон неслучайно вернулся в Сицилию вместе с семьёй. Он соединил родных со своим прошлым, чтобы окончательно сформировать своё будущее. Зритель в последний раз видит Вито Корлеоне на поезде, когда он покидает родину. Отец помогает Майклу махать рукой на прощание людям, находящимся на платформе. Этот тёплый момент, который они оба сохранили в памяти, служит напоминанием о былых днях, когда вещи казались проще. Майкл понимает, что семья — самая важная вещь на свете. Но он постепенно её теряет.

Империя Корлеоне расшаталась и начала разваливаться из-за предательства родных. Майкл действительно хотел расширить влияние семьи, но в процессе он потерял их доверие. Фредо позволил случиться покушению, а Кей сделала аборт.

С потерей отца, своего самого близкого человека и главного наставника, Майкл начал постепенно терять часть своей души. Он убеждал себя, что строит бизнес для семьи, но позабыл, что это значит — иметь семью. Дон почти не уделял внимания сыну и дочери и не доверял жене. Майкл всегда держался на эмоциональной дистанции от родных и вёл дела в тайне от них.

Но предательство Кей окончательно сломало его. Жена, с которой он обещал провести жизнь и в радости, и в печали, убила их сына. Он мог родиться на свет, но Кей предпочла избавиться от сына Майкла — лишь бы сделать мужу больно.

Ох, Майкл. Ты слеп. Это не был выкидыш. Я сделала аборт. Аборт, Майкл. Весь наш брак — это несчастье. Это что-то дьявольское и злое. Я не хотела от тебя сына. Я никогда не рожу тебе ещё одного сына! Это был аборт! Это был сын! Сын! И я его убила, потому что всё это должно закончиться! Я знаю, что сейчас наступил конец. И знала это тогда. Ты меня не простишь. Никогда не простишь за то, что я сделала!

Кей Корлеоне

Кей посчитала, что только так сможет достучаться до мужа и заставит иначе взглянуть на их семью, ведь Майкл вёл нечестную жизнь и обманул её. Он обещал Кей покончить с преступной деятельностью, но не сделал этого.

Она знала, что муж захочет вести по своим стопам Энтони, поэтому угрожала уйти с детьми. Но Майкл предпочёл вычеркнуть Кей из своей жизни и оставил детей у себя. Он закрывает перед ней дверь, повторяя концовку первого фильма.

Но не только уход Кей стал переломным моментом для Майкла. Он дал приказ убить брата после смерти матери, и спустя считанные дни это случилось. Последние слова Фредо — молитва Деве Марии.

Его убийство — окончательное ознаменование конца эры Вито Корлеоне. Майкл сделал выбор: бизнес для него всегда будет в приоритете. Его не убедило ни раскаяние брата, ни просьба сестры. Хладнокровность, с которой Майкл пошёл на этот поступок, поражает — он переступил черту. Для него больше нет семьи, он уже никому не доверяет.

Истории Вито и Майкла показывают две стороны одной и той же монеты. Сын любил семью, но предпочитал удерживать их под своим контролем. Он управлял Кей и детьми и считал, что это обезопасит их. Но на деле Майкл лишь отстранялся от своей семьи и не относился к ним с доверием. А Вито строил свою жизнь вокруг родных, впускал их в своё сердце. Он доверял жене и детям всё — поэтому семья Корлеоне в главе с ним была крепкой и дружной.

Семья для Вито — прежде всего. Сразу после убийства Фануччи он пришёл к детям. Когда он взял Майкла на руки, то сказал ему самые искренние и тёплые слова, которые отец может сказать сыну.

Майкл, твой отец очень сильно тебя любит. Очень сильно любит.

Вито Корлеоне

В концовке показывают временной промежуток между двумя частями «Крёстного отца» — Корлеоне собираются устроить сюрприз на день рождения отца. За столом присутствуют все члены семьи: Санни, Конни и её будущий муж Карло Риции, Том Хаген, Тессио, Фредо и сам Майкл. Он сообщает, что вступил в армию, чем вызывает лишь ругань и непринятие. Санни чуть не начинает драку с младшим братом, а Том старается убедить Майкла в неправоте.

Иронично, что Фредо — единственный, кто поддержал его решение. Никто из них не знал, как сильно поменяется их жизнь спустя годы. Санни погиб, Тессио убили за предательство, Карло задушили, а Фредо застрелили по приказу Майкла. Младший сын Вито в конце сцены остался совсем один. Он обречён на вечное одиночество.

В последней сцене мы видим Майкла в этом же положении. Его волосы покрылись сединой, а на лице видны морщины. Он сидит один в кресле, вокруг него летают осенние листья. Его взгляд не выражает ничего, а в глазах — пустота. Зритель не знает, о чём в этот момент думает Майкл. Мы знаем лишь одно: он потерял всё.

Его отец прибыл в Америку ни с чем. Ему пришлось пройти через огонь и воду, чтобы создать любящую семью. Вито Корлеоне умер, когда играл с внуком — даже момент смерти он пережил с родным человеком. Майкл же вырос в большой и дружной семье. Отец надеялся, что он станет хорошим человеком. В итоге Майкл собственноручно развалил семью и остался ни с чем.

Майкл знает, что покинет этот мир одиноким и разбитым человеком. И он с этим уже ничего не может поделать.

«Крёстный отец 2» — великое произведение. Фрэнсис Форд Коппола создал фильм, в котором каждый зритель может найти что-то своё. Он рассказывает две похожие, но совершенно разные по сути истории: одна — о становлении человека, другая — о моральном падении. В них Коппола рассуждает о вечных темах: семье, чести, любви, предательстве и смерти.

Этот фильм мог обернуться ненужным продолжением — оригинал был полностью самостоятельным. Но режиссёр смог создать сиквел, без которого первый фильм кажется неполноценным: вторая часть не только расширяет сюжет «Крёстного отца», но и полностью его заканчивает. Сюжетная арка Вито Корлеоне показала становление этого культового персонажа, а линия Майкла оставила зрителей с разбитыми сердцами.

«Крёстный отец 2» — единственный фильм, который может на равных соперничать с легендарной первой частью. Криминальная сага о Корлеоне во второй части пришла к своему пику. Этим фильмом Коппола доказал, что принадлежит к числу величайших режиссёров в истории кино. Эта лента — вершина его творчества.

И даже спустя сорок пять лет «Крёстный отец 2» всё ещё остаётся одним из главных триумфов Голливуда — недостижимым и неповторимым.

{ "author_name": "Егор Аргунов", "author_type": "editor", "tags": ["\u0440\u0430\u0437\u0431\u043e\u0440\u044b","\u043b\u043e\u043d\u0433","\u043a\u0440\u0451\u0441\u0442\u043d\u044b\u0439\u043e\u0442\u0435\u0446","\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438","\u0437\u043e\u043b\u043e\u0442\u043e\u0439\u0444\u043e\u043d\u0434","long"], "comments": 77, "likes": 359, "favorites": 714, "is_advertisement": false, "subsite_label": "cinema", "id": 58266, "is_wide": true, "is_ugc": false, "date": "Thu, 01 Aug 2019 15:39:18 +0300", "is_special": false }
Твой промокод на просмотр
кино и сериалов HDDTF45
Смотри на КиноПоиск HD 45 дней бесплатно
0
{ "id": 58266, "author_id": 36084, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/58266\/get","add":"\/comments\/58266\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/58266"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 64957, "last_count_and_date": null }
77 комментариев
Популярные
По порядку
Написать комментарий...
57

Пост, от прочтения которого нельзя отказаться.

Ответить
31

Все, заканчиваю работать на час раньше.

Ответить
16

Меня твои истории просто доебали уже, я уже не могу их слушать, блядь.

Ответить
–3

Уважаемые, кто-нибудь может объяснить, почему люди так любят фильмы про бандитов? Я вот, например, к ним абсолютно равнодушен. Не понимаю этого шарма.

Ответить
40

Кино про бандитов популярно тк большинство из нас ничего действительно незаконного в своей жизни не делали. Образ преступника окутан романтизированной дымкой из за своей недосягаемости. Плюс, в эпоху постмодерна, когда искренность и подлинность уходят на второй план, жизнь вне закона видится чем то честным и настоящим. Эмоциональные экстремумы в криминале посильнее, чем в обычной жизни

Ответить
4

Очень хорошее объяснение, принято)

Ответить
0

Кстати, кантри для американцев, как у нас русский шансон во главе с Мишей Кругом. Так что можешь игнорить неуместные сравнения с "Бригадой" или "Братом".

Главное ж суть. В случае с кантри/русским шансоном, наличие лирики; фактор понимании языка, чтобы всю грустинку/браваду текстов вывозить/ничего не отстреливать и просто гитаркой наслаждаться.

Ответить
3

Не скажу за всё кантри, но насчёт того, что исполнял Джонни Кэш - это ты прям попал в десятку. У него некоторые песни про тюрьмы и казни и сроки собирали просто бешеную аудиторию в местах, не столь отдалённых.

Ответить
7

Я люблю фильмы Скорсезе и Де Пальмы, например. Кто ж виноват, что они так круто снимали, в том числе, и про бандитов.

Это ж все дело относительное: кому-то самоцель впитывать гангстерскую тематику аж до самого основания, а кто-то, да как бы среди прочего, и с "Казино" отвлеченно кайфует, или "Неприкасаемых", или всего разом; главное, почерк конкретного режиссера имеет место быть.

Ответить
0

То есть вы бы не сказали, что любите именно фильмы, где главные герои занимаются криминалом? Но любите фильмы крутых режиссёров.

Ответить
2

Я люблю стиль крутых режиссеров, которые в значительной степени хоть и романтизируют криминальный мир, но все же делают это грамотно.

Ответить
7

Вякну со своей колокольни, как человек, который в 12 лет посмотрел запоем одни из самых крутых гангстерских фильмов, а именно: Крёстный отец (трилогия), Лицо со шрамом, Однажды в Америке. Потом, став постарше, я уже добрал всяких Неприкасаемых и Славных парней и прочее.

Так вот. Крёстный отец - он прежде всего о семье. Там показано, как все эти мафиозные семьи устроены и как "бизнесс" переплетается с семейными отношениями. Ну и фигура Дона Корлеоне - просто ультимативный Дон на максималках. Крут, как варёное яйцо.

Лицо со шрамом - это "пацан к успеху шёл" и пришёл бы, если бы не непомерные амбиции. НУ и харизма Монтаны просто бешеная. Веришь, что такой человек мог пройти путь от кубинской шпаны до короля Майами.

Однажды в Америке - это "пацаны к успеху шли, но не получилось, не фартануло". Думаю, это что-то наподобие нашей Бригады, но, естественно, в разы лучше снято и посыл более мощный.

А ещё почему люди любят фильмы про гангстеров и мафию - это власть. Все эти гангстеры и мафиози ставят себя превыше закона и живут по своим понятиям. Они сами себе хозяева, сами вершат свою судьбу, да и смотришь на какого-нибудь Дона Корлеоне, у которого есть реальная власть и тебе хочется так же. Ведь он волен решать кому жить, а кому умереть, облечён невероятным влиянием и уважаем в обществе.
Вот так.

Ответить

Комментарий удален

12

Согласен, бандиты из академии недаром Крестному Отцу и фильмам Скорсезе столько оскаров отсыпали.

Ответить
5

Ну ведь фильмы про бандитов не только у нас в стране любят, так что вы тут не угадали)

Ответить

Комментарий удален

2

Я щас без хуйни скажу, но базовый сценарий, толковые актеры и, что самое важно, прекрасная операторка в "Бригаде" делают многое.

Насчет последней, иногда вообще доходит до того, что ракурсы настолько опережают время, вот прям настолько... Короче, раз в год на ютубчике освежаю перепросмотрами. Вроде и просто, и очевидно, и прочее, но как же ж кинематографично снято, вэй.

Ответить

Комментарий удален

3

Я так помирал с засилья "Физрука" в вк-пабликах, года четыре назад, что ли. И самый парадокс, первый сезон был не таким уж глупым делом, но общий порядок вещей, конечно, подавали максимально карикатурно. Что, собсно, больше всего и раздражало.

Ответить
3

Ты приходишь в комментарии, просишь объяснить почему люди так любят фильмы про бандитов, но делаешь это без уважения...

Ответить
3

Вообще-то я обратился к людям «уважаемые»)

Ответить
3

Вот это провалище:)

Ответить
0

Бандиты зачастую интересные личности и отличные злодеи, как тот же Эскобар в Narcos. Плюс серый мир криминала, где самый хитрый или сильный стоит во главе всего этого хаоса. Ближайший аналог - фильмы про политику.

Ответить

Комментарий удален

0

Где восхищение-то? Гитлер тоже интересная персона, что не отменяет насколько мерзкий и больной был этот человек

Ответить
0

За всех не скажу но...
Этот фильм, пожалуй, не совсем про бандитов. Он больше о людях, о их становлении, взаимоотношениях. О верности и предательстве. О дружбе и мести. О том, как всё это трансформируется со временем. А подобный антураж позволяет усилить происходящее, сделать акценты более чёткими, резкими, поступки бесповоротными. Так сказать, добавить специй.

Ответить
11

Не глядя в избранное. Жду про третий фильм и «Однажды в Америке».

Ответить
9

Егор, ты этого хотел? Ты хотел, чтобы я прекратил пересматривать «Однажды в Америке» и взялся за второй просмотр трилогии «КО»? Чтобы потом вновь перечитать первый разбор, а после взяться за этот? Этого хотел, да!? Ну что ж...

Ответить
4

Блин, читаешь про главу Чарльза этого, на сколько ж чуйка сработала, что настаивал на Копполе, на любых условиях и Коппола, который смело выдал условия, будучи уверенным, что снимет шедевр, вот же люди а! А еще и автора оригинала подключить, полностью осознавая, что без него не будет так прекрасно все! Сейчас бюджеты в разы выше, а деньги уходят извините на таких личностей как Биба и Боба из ИП и прочее, все эти горе сценаристы изгавняют книгу как токо могут.

Ответить
3

Единственный момент - мы знаем только об успешном случае. А сколько тысяч таких ситуаций, когда настойчивость режиссёра приводила к полному провалу, а мы об этом и не знаем.

Это как история с акулами. Есть, грубо говоря, 10 человек, которые пожаловались за всё время в нападении на них в пляжной зоне, и из-за этого животное считают жестоким. Но в это время там купаются тысячи, и они не могут жаловаться на то, чего для них не существует. А статистика ужасная: 10 потерпевших из 10; множество пострадавших 😅

Ответить
4

Снова пересматривать.

Ответить
3

Улетело в закладки автоматом.

Ответить
3

Комментарий удален по просьбе пользователя

Ответить
3

Очередная годнота от Егора.

Ответить
2

Это тот момент когда экранизация лучше чем книга(1 часть)

Ответить
0

гениальный фильм,только больше одного раза смотреть хэви

Ответить
–1

Отличный текст,Егор. Подписался. Про слабую третью часть будет текст?

Ответить
7

Да, конечно будет. По ней текст может выйти даже интереснее.

Ответить
1

Люди часто недооценивают такую нужную смену тона. Вот как было в дилогии, так и здесь давайте - конечно, круто. Но как бы... а вот тут, пожалуй, дождусь лонга Егора.

Там-то и развернуться можно будет, люблю дискуссии на тему "КО3" энивей. Есть в этом что-то... располагающее к приятному и подчас необходимому столкновению мнений.

Ответить
0

Если дилогию можно сравнить с хорошим медом, то 3й фильм это машинное масло, выглядит так же но более вязкое, более дешевое

Ответить
2

Думал по-быстрому прочитать по вертикали, как обычно. Но в итоге с упоением читал всю статью. Моё уважение автору.

Ответить
2

Большое спасибо за проделанную работу. Прочитал с удовольствием что про первую часть, что про вторую.
Если вы не против, я укажу на недостаток: у вас в работе проскакивает досадная ошибка, которая - повторения, что многие могут даже не заметить, но которые бросаются в глаза при восприятии всего текста. Наглядный пример:

Читаем:
"Среди пассажиров находился и 9-летний Вито Андолини, который даже не подозревал о своём будущем в этой стране."

Спустя пару абзацев:
"Но в 1901 году Вито Андолини ещё не знал, что его ожидает дальше."

Во втором предложении попросту нет смысла, потому что мы после первого поняли, о чём будем читать ближайшие n абзацев. И это введение, не несущее в себе какую-то значимость, оправдывающую повторение. Это не учебник, где необходимо возвращаться к пройденному материалу через несколько глав, а просто текст, прочитываемый залпом.

Похожее замечал в статье про первого "Крёстного", где вы так же повторялись, но с каким-то фактом (прошу прощения, что без ссылки и точности). Фактом, который вы отметили один раз, а через какое-то время повторно.Это не критично, да и с таким объёмом работы выловить тяжело, но вот заметил. Ещё раз спасибо.

Ответить
0

Спасибо за критику! Но в случае с Вито я не просто так повторился: в контексте двух абзацов выше я указал, каким будет его будущее, а затем указал, что в начале фильма он об этом не подозревал.

Но в любом случае буду стараться повторяться поменьше)

Ответить
0

Редкий случай, когда сиквел лучше первой части. Шедевральный фильм.

Ответить
3

Ну не сказал бы. Вернее, сказал бы, но не так однозначно. Сиквел-то лучше, но оригинал от этого ни разу не хуже. Просто масштаб истории другой, да и сами акценты. Оригинал немного затянут, как по мне, но даже с учетом этой неурядицы в нем предостаточно такта, чувства, расстановки.

А может и не мне судить, так как не считаю уже третью часть чем-то неуверенным по отношению к дилогии или в принципе слабым. У нее просто другой тон, в остальном - качественное завершение истории.

Ответить
1

Я третью часть тоже люблю.

Ответить
4

Тогда бомба и тем интереснее ждать лонг про третью часть.

Ответить
0

А мне первая больше зашла.

Ответить
1

Большое спасибо за хороший разбор!
Это пост, от которого нельзя отказаться ☝️

Ответить
1

Забавный факт- корлеоне в переводе с итальянского львиное сердце. Так итальянцы звали Ричарда львиное сердце во время крестовых походов.

Ответить
1

Первого отца посмотрел года 4 назад, и это конечно - да. Один из 6 фильмов которым влепил 10ку (стараюсь ее ставить как можно реже). А до второго уже пару лет не могу добраться. Знаю, что он на уровне 1го фильма, но вот как то все руки не дойдут.
Короче говоря в закладки статью добавил, спасибо. Надо посмотреть его наконец и потом почитать.

Ответить
1

Вот это мощь, спасибо!

Ответить
1

Егор, спасибо за столь обстоятельный разбор!

Ответить
1

Отличная статья! Прочитал с удовольствием

Ответить
1

Супер! Спасибо автору!

Дальше надо о провальной 3 части)

Ответить
1

Сбился со счета сколько уже пересматривал всю трилогию)
Спасибо за потрясающий текст!

Ответить
1

Отличная статья; только хочется исправить маленькую неточность — «Визит старой леди» по-русски принято называть «Визит старой дамы»

Ответить
1

Спасибо. В закладки

Ответить
–27

Ой, а вот и новая порция графомании, поиска глубинного смысла и стена воды про двухчасовой фильм подъехала

Ответить
1

*про трёхчасовой

Ответить
0

Мне кажется, тут за счёт фамилии хотели выехать. Но что-то не вышло 🤣

Ответить
0

Это искусство, детка

Ответить
0

Прочитал с интересом, добавлю чуть.
По иронии судьбы, вскоре он стал режиссёром «Апокалипсиса сегодня» — самого дорогого, амбициозного и трудозатратного фильма в его карьере.

Не совсем по иронии судьбы, по собственному желанию, скорее.
А после «Апокалипсиса» Коппола навсегда потерял страсть к эпическому кино, переключившись на независимые ленты.

Тоже не так. Коппола стал браться за любые проекты, чтобы отдать накопленные долги. Да и самый масштабный проект ещё впереди, сейчас он снимает Мегаполис – свою старую задумку и полностью волен свободно распоряжаться съёмками, как это было во втором отце.

Ответить
0

По иронии судьбы, потому что он не хотел заниматься такими проектами. А в итоге следующим его проектом стал Апокалипсис.

Насчёт Мегалополиса — знаю. Но он неоднократно говорил, что зарёкся работать с большими бюджетами после Апокалипсиса, с Мегалополисом не всё ясно.

Апокалипсис — вершина творчества? Тоже придерживаюсь такого мнения. Но именно КО 2 — самый успешный его фильм в плане наград и признания.

Ответить
0

По иронии судьбы, потому что он не хотел заниматься такими проектами. А в итоге следующим его проектом стал Апокалипсис.

О том и речь, если он не хотел, снимал бы он его? Ему нравился сценарий и он не смог оставить его без реализации, раз Лукас был занят (слава богам).
>что зарёкся работать с большими бюджетами после Апокалипсиса, с Мегалополисом не всё ясно.
Мегаполис будет эпиком с соответствующим бюджетом, сам не знаю как и откуда, но по факту он только сейчас смог приступить к его созданию, позже узнаем студию.
Апокалипсис — вершина творчества? Тоже придерживаюсь такого мнения.

Не сказать, что я так считаю, сложный выбор, но он есть. Безусловно, Апокалипсис – один из лучших фильмов когда-либо снятых, как и вся трилогия отцов (для меня вся троица равноценна), но превосходит их масштабом, это кино до полного истощения и отдачи всего себя. По поводу наград отца ты прав, но надо было указать соответственно в тексте, сам понимаешь спорное или недостаточно уточняющее утверждение про вершину творчества.
Насчёт лучшего у Копполы – дождусь (надеюсь) Мегаполиса, я думаю 80-летнему Френсису будет что сказать зрителю на закате лет, в рамках современного кинематографа, живая легенда.
Будешь писать про фильмы Мельвиля?

Ответить
1

Вот, тут я согласен. Сценарий Милиуса был так хорош, что Коппола уже не смог отказаться от его реализации.

Про Мельвилля хочу — Самурай один из моих любимых фильмов.

Ответить
0

Эта лента — вершина его творчества.

Нуу, ещё есть Апокалипсис.

Ответить
0

Он обрёк Чичо на мучение, вонзив нож прямо в сердце

Я всё понимаю, фигура речи, литературный стиль, но было-то не так.

Он распорол его ножом примерно от селезёнки до правого лёгкого, и там же нож и оставил.

Ответить
0

Да, уже позже заметил. Сейчас отредактировать уже невозможно.

Ответить
0

Понятно.
Это просто один из моих самых любимых моментов в фильме, вот и бросилась в глаза эта маленькая оплошность)

Ответить
0

Надеюсь, что эта маленькая ошибка не испортила впечатления от текста)

Ответить
0

Нет, ни капли.
Такой же пост по третьей части будет?)

Ответить
1

Да, будет.

Ответить
0

Ну вот, опять пересматривать.

Ответить
0

Лучше бы не снимали третью часть.

Ответить
0

Аль Пачино увы не переплюнул Марлона Брандо, первая часть на голову выше

Ответить
0

@Егор Аргунов , а как ты сделал кликабельное оглавление? 

Ответить
0

Есть инструмент "Якорь", проставляешь их на заголовки.

Ответить
0

Понял, большое спасибо) 

Ответить
0

Не за что

Ответить

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovz", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-1134314964", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=clmf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudo", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "chvjx", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 20, "label": "Кнопка в сайдбаре", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "chfbl", "p2": "gnwc" } } } ]