«Тень» — поэзия смерти

Кровопролитие в эпоху Троецарствия.

В закладки
Аудио

Пока цивилизация Майя, обосновавшаяся между будущих Америк, строила первые города и взбиралась к расцвету по принесенным в жертву соплеменникам, Римская империя боролась с внутренним кризисом, который сопровождался ежегодной сменой императоров, и попутно отражала набеги соседних племен. Это был век агонии, один из множества, что пережило человечество.

Китай, азиатская жемчужина тех лет, также испытывал трудности. Формально в этот период страна распалась на три суверенных государства, каждое из которых контролировала определенная династия. В действительности же это была затяжная междоусобная война, во время которой лишь номинально разделенные простолюдины, живущие в грязи, голоде и холоде, безвольно наблюдали за борьбой за власть. Впоследствии эти времена нарекли эпохой Троецарствия.

«Тень» Чжана Имоу берет начало в этот беспокойный период — два соседствующих государства, пребывающих в состоянии шаткого мира, никак не могут поделить город, по неудачной шутке оказавшийся на их границе. Он подобен знамени, изодранному в бесконечных сражениях и затерявшемуся меж скалистых берегов, судьба которого — безропотно переходить из рук в руки.

Но в государстве Пэй, утратившем контроль над городом, назревает раскол. Юный император всячески старается не накалять отношений с могучим соседом, дабы сохранить скоротечный мир, а вместе с ним и собственный трон. Поэтому вольность командующего Цзы, который вызывает на бой вражеского генерала, для всех становится сюрпризом, для императора — неприятным, а для высокопоставленных военных — волнительным и многообещающим.

При этом расстановка сил не столь очевидна — годом ранее командующий Цзы уже сражался с упомянутым генералом и получил ранение, от которого так и не смог оправиться. Рана мучительно гниет и все навязчивее тянет к сырой земле, поэтому в предстоящем бою будет участвовать не сам Цзы, а его двойник. Лишенный собственного лица и небрежно именуемый Тенью, он, ведомый преданностью, должен возвести своего господина на трон.

Формально «Тень» относится к жанру «уся», поскольку в ней присутствуют завораживающие сражения с неподвластной человеческому телу хореографией. Вот только поединки не занимают и трети хронометража, а их расхождение с реальностью необходимо исключительно для преумножения визуального пиршества. Чжан Имоу снял картину, в которой главенствуют не история или действие как таковое, а визуальный ряд.

Первым в глаза бросается облик запечатленного Китая — несмотря на то, что большая часть событий разворачивается в высшем свете, это вовсе не утонченная Поднебесная, присущая костюмированным драмам, а мрачный и погрязший в интригах мир, что неустанно омывается дождями и топчется в грязи. Эдакая репетиция надвигающегося Средневековья.

Также «Тень» подкупает обилием движения в кадре — ветер перебирает волосы героев, дождь втаптывает кровь в вязкую грязь, а во время поединков одежда развевается, подобно листьям на колышущихся деревьях. Благодаря этому, даже размеренные беседы, запечатленные статичной камерой, полны внутренней динамики. Чжан Имоу умело воспевает визуальную поэтичность кино, которой так и норовят пренебречь.

Вопреки тому, что историю оттеняет визуальное пиршество, она играет в «Тени» немаловажную роль. Хотя весь посыл картины сводится к поиску собственного я в условиях, совершенно не располагающих к этому, именно этим и занимается сам Чжан Имоу на протяжении всей режиссерской карьеры. Более того, свобода личности выступает основным лейтмотивом его творчества, в том или ином виде кочующим из одной картины в другую.

Начав карьеру в середине 80-ых, Чжан Имоу в полной мере прочувствовал мощь китайской цензуры. Если с 1986-го по 1989-ый год, вплоть до «бойни на площади Тяньаньмэнь», кинематограф Китая был более-менее свободным, то после трагических событий правительство наложило ряд ограничений на СМИ. Тем не менее Чжан Имоу продолжал снимать кино и посещал европейские кинофестивали, откуда периодически увозил главные награды.

В феврале этого года Берлинский кинофестиваль должна была закрыть новая картина режиссера «Одна секунда» — драма о заключенном, совершившем побег из трудового лагеря во время «культурной революции». Но в последний момент фильм сняли с конкурса, по официальной версии из-за технических проблем на постпродакшене, но мировая пресса склоняется к вмешавшейся цензуре. Эта версия звучит правдоподобно хотя бы потому, что в Китае «культурной революцией» нарекли не воодушевляющий подъем нации, а волну репрессий, о которой партия предпочитает не вспоминать.

Вопреки контексту, окружающему самого Чжана Имоу, история в «Тени» нужна не для высказывания личной позиции, а для придания событиям осязаемой формы. Первая половина картины напоминает партию в го — герои обозначают свое присутствие, рассказывают о движущих ими желаниях и всячески приближают неизбежное кровопролитие. Единственный недостаток этой игры — пафосные и незамысловатые речи.

Но как только герои замолкают и берутся за оружие, «Тень» выходит под палящее солнце и демонстрирует свое истинное лицо. Мечи стремительно пронзают плоть, стрелы со свистом рассекают капли дождя, а герои изящно ускользают от вражеских выпадов. При этом хореография поединков сохраняет зрелищность и не ударяется в откровенный вымысел, свойственный «уся». Это неподдельная поэзия, орошенная кровью ради контраста с приземленной красотой движения.

«Тень» — это грандиозный передел земли, сжатый до камерной драмы, которая в миг наивысшего накала подменяет интриги завораживающими сражениями. И тем не менее главным достоинством фильма является его визуальная составляющая, сдержанная, но ни секунды не стоящая на месте. Чжан Имоу возвел ее до уровня настоящей поэзии — податливой, словно прозрачный ручей, и таинственной, как тень в раскатистом ивняке.

PS. Если понравился текст — ищите нас в VK и Telegram.

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Юрий Ягупов", "author_type": "self", "tags": ["long","deaddinos"], "comments": 12, "likes": 39, "favorites": 66, "is_advertisement": false, "subsite_label": "cinema", "id": 68595, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Mon, 09 Sep 2019 08:17:52 +0300", "is_special": false }
0
{ "id": 68595, "author_id": 67925, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/68595\/get","add":"\/comments\/68595\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/68595"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 64957, "last_count_and_date": null }
12 комментариев
Популярные
По порядку
Написать комментарий...
6

Тень вышел немного скучноватым, при всем своем визуальном великолепии. К сожалению, у Имоу раз за разом не получается ещё один Герой.

Ответить
1

Согласен с комментатором выше. Очень скучный фильм по современным меркам.
Все бои – какое-то петросянство. Особенно когда они там по улице катиться начали – полный сюр.

Ответить
1

Мне кажется, это был в хорошем смысле отбитый момент. Полированные бои лично мне не так интересно смотреть, и действо в этом фильме как глоток свежего воздуха. Конечно, при всём при этом я ничего не понимаю в единоборствах, военной тактике и прочем. Но мне бы хотелось побольше таких фильмов.

Ответить
0

Но мне бы хотелось побольше таких фильмов.

Вкусовщина, конечно, но для меня "хорошая отбитость" – это Разборки в стиле кунг-фу.
Ничего не имею против попыток разнообразить свою манеру съемок, но Тень у Имоу была больше похожа на комедийный Болливуд.

Ответить
0

Не смотрела, поищу. Спасибо за наводку)

Ответить
0

Посмотрите обязательно! Гарантирую – стоит того.

Ответить
0

Смотрел. Камерный бред про боевые зонтики.

Ответить
0

Мне кажется фильм Тень буквально стал "тенью" того самого Чжана Имоу. Единственный плюс этой картины - это картинка причем чаще всего статичная.
Все драки, что есть, максимально не впечатляют, при этом наблюдается явный переизбыток графики.
Сама борьба за власть тоже показана очень однобоко, выглядит тот мир не интересно, а многоходовочки героев легко считываются.
Он явно захотел сделать то, что умеет лучше всего и в итоге от этого пострадал, фильм вышел действительно блеклым.
Могу лишь сказать, что его я пересматривать (как того же Героя) не буду.

Ответить
0

Спасибо всем комментаторам, во всех рецензиях ищу истину в словах пролетариата, так что тень подождёт!

Ответить
0

Ржачо читать про цензуру, учитывая что два самых крутых фильма Имоу (Герой, Дорога домой) на 110% идеалогически верные с точки зрения китайской компартии.

Ответить
0

Есть только одна тень.

Ответить
0

Фильм оскорбительно плох.

Сюжет настолько донный, что лучше бы мне просто показали клиповую нарезку экшен-сцен под приятный китайский вокал. Из главных героев вменяемую мотивацию имеет лишь Тень и то тем, что его отбитость считается каноном. Генерал и Император же творят лютую дичь, объяснить которую можно лишь подгоняя случайные события под нужный сюжет. И то, в реальности это бы не сработало. И умолчим, что фильм заканчивается по сути не на «сложном выборе» ещё одной конченной героини, а перед Последствиями, что гребут за произошедшими событиями, причём не важно кто бы преуспел – генерал, император или вот третья сторона.

О Имоу как режиссёре…
Более невразумительно экшена я не видел давно. Даже при том, что я до поры смотрел фильмы Марвел. Пара задумок-фишек, но не столько интересных, сколь глупых и буквально одно па в постановке боёв. Всё. И это на фоне максимально блёклой картинки, которая наверное должна была подчеркнуть безнадёга местного королевства, но подчёркивает лишь тупость всех присутствующих на экране персонажей. Быть может кроме «врагов» из союзного (!!!) королевства. Ах да, ещё и операторская работа – уныние. Ну думаю вы и так это поняли. Есть конечно попытки, но они совершенно выветриваются из-за их редкости и неизобретательности.

В общем мне нужен развизин. 

Ответить

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovz", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-1134314964", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=clmf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudo", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvc" } } } ]