Глава пятая.

В закладки

Оглавление

5. Кевин

Прошло полтора месяца с момента её пребывания в особняке. Приступы практически сошли на нет, а те, что случались имели в основном легкий характер. К тому же рядом всегда был кто-нибудь, кто мог её успокоить. Чаще всего этим человеком оказывался Кевин. Первое впечатление о нем стало несколько ошибочным. Да, Доннелли оставался тихим и замкнутым молодым человеком, но довольно словоохотливым в правильной компании. Каким-то образом этой компанией стала Ада. Они проводили вместе довольно много времени. Вероятно потому, что ей он мог рассказывать, что угодно, не боясь быть перебитым в середине монолога, или вообще отправленным куда подальше. Аделаида всегда внимательно его выслушивала, с радостью составляла ему компанию для прогулок в саду. Иногда она сидела рядом, когда Бриттани вела с ним беседу. Директор отметила, что в её присутствии Кевин становился более разговорчивым, а его паранойя отступала.

Со стороны казалось, что у них начались какие-то романтические отношения. Об этом любили похихикать вместе Стефани и Виктория, однако для Аделаиды это было совершенно не так. Она была рада помогать Кевину раскрываться, чувствовать себя более уверенно в коллективе, что и происходило, но кроме этого между ними ничего не было. Она понятия не имела, знал ли сам Кевин, в какой форме проходят их отношения, но до определенного момента он не предпринимал никаких действий. Может пытался набраться смелости?

Очередной день подходил к концу. Аделаида удобно устроилась у себя на кровати и пыталась дочитать ещё одну книгу Стивена Хокинга, недавно обнаруженную почему-то в шкафу для одежды, под названием “Чёрные дыры и молодые вселенные”. Давалось это нелегко. Хотя в предисловии Хокинг говорил, что “не согласен с мнением, что Вселенная – это загадка, не поддающаяся пониманию и анализу”, его книга для Ады как раз не поддавалась “пониманию и анализу”. Её скудные познания в классической механике и уж тем более в квантовой физике не способствовали пониманию суждений великого ученого и популяризатора науки.

Ада отложила книгу, слегка проморгалась, потерла переносицу, расправила плечи и размяла шею. В этот момент мимо её комнаты прошел Кевин. Он заметил, что она не особо занята и демонстративно постучал в открытую дверь, прося разрешения войти. Аделаида мило улыбнулась и кивнула. Она убрала ноги с кровати, приглашая Кевина сесть рядом, закрыла книгу, положила на стол в стопку к другим и взяла блокнот с пружиной, на котором была изображена пепельноволосая девочка с мечом в руке и на черном коне. Доннелли не знал языка жестов, потому ничего не оставалось, кроме как писать ответы. Это было не так сложно, но расходовало много бумаги. Ада сменила уже три блокнота.

Кевин смущенно улыбнулся и сел рядом. В руках он держал небольшую миску с орешками. После ужина он любил взять к себе наверх что-нибудь, что можно было пожевать за компьютером.

– Привет, Ада, – начал он, слегка покраснев.

Она едва приподняла уголок губ и жестом поприветствовала его.

– Я вот иду наверх, собираюсь посмотреть новый сериал. Точнее говоря, он старый. Совсем старый. Там про то, как отец рассказывает своим детям историю знакомства с их мамой. Вроде бы неплохое шоу, очень интересное и смешное. Не хочешь… – он запнулся и покраснел ещё больше. – Не хочешь посмотреть со мной?

Всю произнесенную фразу он старался не смотреть на неё, глядя куда-то в сторону, и лишь на последних словах встретился с ней взглядом. Ада незаметно вздохнула и показала на книги, сообщая, что планировала сегодня почитать.

– А, ну, да. Да, хорошо. Конечно! – он резко встал с кровати, несколько мгновений переступая с ноги на ногу. Потом отошел к двери, но в самом проходе развернулся и спросил: – А ты не думала, может… Может, когда мы выйдем отсюда. Может мы с тобой сходим куда-нибудь? Вот.

Аделаида видела, насколько тяжело ему было это спросить. Она вновь пригласила его присесть на кровать, а он вновь согласился. Она написала в блокноте: “Я не думаю, что это хорошая идея”.

Кевин разочарованно выдохнул. Было видно, что он начинает нервничать, и Ада тоже нервничала, она не хотела обидеть его. Он снял очки и протер лоб рукавом. Миска с орешками в его руке задрожала. Ада отложила блокнот и положила свою правую руку на его. Ей тоже было неприятно и даже больно. Казалось, сейчас случится срыв. Голова начала болеть, но Аделаида смогла подавить это в зародыше. Затем левой рукой она обхватила его голову и прижала к своей. Они оба закрыли глаза. Ада глубоко дышала, Кевин тоже. Оба успокоились. Так они просидели минуту, которая длилась вечность. Кевин встал и надел очки.

– Извини меня. Это было очень поспешно.

Не оборачиваясь, он вышел из комнаты. На душе появилось ужасное мерзкое чувство предательства. Как будто она сознательно, специально, ранила в самое сердце, чтобы насладиться болью другого человека. Но она всего этого не желала. Просто так получилось. Полгода с лишним прошло с момента свободного падения Эрика с крыши дома. Этого срока слишком мало для начала чего-то нового. Как вообще подготовить себя к такому, если от одной попытки кого-то другого зарождается очередной приступ? Нет, пока слишком рано. Да и кроме Эрика в её жизни практически не было других мужчин. Вот теперь Кевин, но он слишком молод, возможно, это были бы его первые отношения. Есть ещё тот детектив, который задавал вопросы об Эрике, но он не считается. Он очень долго не мог поверить, что Аделаида настолько сильно замкнулась в себе после смерти мужа, что много дней настойчиво пытался разговорить её, из-за чего и случился самый первый приступ. После этого детектив перестал лезть к ней с расспросами. Может быть, он не верил, что это самоубийство?

Слишком много депрессивных мыслей лезло ей в голову. Она встряхнула волосами, а потом резинкой заплела их в косу. Сделала несколько глубоких вдохов с закрытыми глазами, поправила платье, взяла Хокинга и вновь устроилась на кровати.

С потолка послышался громкий глухой звук, как будто уронили стеллаж, и резкий звенящий. Ада сразу отложила книгу и подскочила с кровати, прислушиваясь. Больше ничего не происходило. Можно было бы не обратить на это внимания, если бы такое случалось время от времени, но за полтора месяца сверху не раздавалась никаких звуков. Ада подумала, что Кевин настолько расстроился и что-то разбил. Наверное, стоило его проверить.

Она сжала волю в кулак и вышла из комнаты, повернув направо в сторону винтовой лестницы. Ступеньки слегка поскрипывали. Она держалась за перила, потому что голова начала быстро кружиться от подъема.

Здесь Аделаида не была ещё ни разу. На третьем этаже оказался маленький холл с двумя дверьми. Одна, прямо напротив лестницы, очевидно вела в комнату Кевина, и была приоткрыта. Вторая слева, похоже, отведена под ванную. Видимо при проектировке о третьем этаже особо не думали, и он изначально являлся обычным чердаком. Голые стены отличались от деревянного пола лишь ореховым цветом. Ада на цыпочках подошла к комнате, стараясь не скрипеть половицами и постучала о косяк приоткрытой двери. Ответа с той стороны не последовало. Она постучала ещё раз, но громче. Без изменений.

Аделаида, наконец, открыла дверь и закрыла рот руками, чтобы не закричать, хотя сделать этого она все равно не могла.

“Твою мать, твою мать, твою мать!”

По всему полу были разбросаны орехи и осколки миски, а в самом центре лежал Кевин, лицом вниз. Его правая рука вытянулась вдоль туловища, левая – где-то под телом. Под правой ногой виднелась небольшая линия крови. Ада бросилась на колени рядом с ним и с трудом перевернула его на спину.

Душки очков погнулись, но сами линзы не разбились. Она сняла их. Глаза закрыты. На первый взгляд с ним было все нормально, лишь на правой голени была большая царапина от осколка миски, прорезавшая штаны, но ничего серьезного. Ада вскинула руки в стороны, не зная, что делать. Потом потрясла его, побила по щекам, но ничего не поменялось. Паника нарастала вместе с выделением адреналина, но гормон пока одерживал верх. Она попыталась найти пульс на сонной артерии, но ничего не почувствовала. Да и где найти сонную артерию точно не знала. Она прислонилась ухом к его груди, пытаясь услышать сердцебиение, но с ужасом поняла, что его нет. Быстро переместила свое ухо к его носу и удостоверилась в отсутствии дыхания.

“Мать твою, мать твою, мать твою! Что делать? Что делать? ЧТО ДЕЛАТЬ?”

Она металась в подкорках своего разума, пытаясь вспомнить элементарные знания оказания первой помощь.

“Так, так, так. Сосредоточиться”.

Она огляделась вокруг в поисках чего-то. Комната Кевина была как минимум в два раза больше. В углу у окна стояла кровать, рядом тумбочка и огромное растение в горшке. Прямо напротив неё многофункциональный стол, где размещался экран монитора, несколько стеллажей книг, небольшой шкафчик и письменные принадлежности, среди которых ей на глаза попались ножницы. Ада резко вскочила, перепрыгнув через Кевина, схватила их и разрезала ему футболку, оголив грудь.

Медленно и не очень уверенно знания всплывали в её мозгу. Она запрокинула голову Кевина, положив правую руку ему на лоб, а левую подложила под шею. Затем сделал глубокий вдох и, зажав ему нос, выдохнула в рот. Потом ещё раз. Быстро переместилась к грудной клетке.

“Так, два пальца от солнечного сплетения. Ой-ой-ой, давай Кевин, мать твою, нельзя же так убиваться из-за отказа!”

Ада положила одну руку на другую, сомкнув в замок, и начала надавливать на него, смотря как после каждого нажатия грудная клетка расправляется.

Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять, одиннадцать, двенадцать, тринадцать, четырнадцать, пятнадцать.

Вдох. Выдох. Вдох. Выдох.

Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять, одиннадцать, двенадцать, тринадцать, четырнадцать, пятнадцать.

Вдох. Выдох. Вдох. Выдох.

Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять, одиннадцать, двенадцать, тринадцать, четырнадцать, пятнадцать.

Вдох. Выдох. Вдох. Выдох.

Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять, одиннадцать, двенадцать, тринадцать, четырнадцать, пятнадцать.

Вдох. Выдох. Вдох. Выдох.

Она приложила ухо к сердцу. Ничего. Пять секунд перерыва. Пять секунд – это все время на отдых, которое у неё есть. И снова.

Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять, одиннадцать, двенадцать, тринадцать, четырнадцать, пятнадцать.

Вдох. Выдох. Вдох. Выдох.

Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять, одиннадцать, двенадцать, тринадцать, четырнадцать, пятнадцать.

Вдох. Выдох. Вдох. Выдох.

Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять, одиннадцать, двенадцать, тринадцать, четырнадцать, пятнадцать.

Вдох. Выдох. Вдох. Выдох.

Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять, одиннадцать, двенадцать, тринадцать, четырнадцать, пятнадцать.

Вдох. Выдох. Вдох. Выдох.

Ещё раз послушала сердце.

“Да, черт возьми! Я тебя слышу!”

Слабое, но сердцебиение есть. Проверила дыхание. Тоже есть. Грудная клетка поднимается и опускается. Секундная эйфория от адреналина сменяется паникой. Что делать дальше? Нужна помощь, но закричать она не может и оставить его тоже. Под рукой оказываются ножницы. Ада зажимает их в руке и что есть сил стучит об пол. Кто-то должен был услышать. Кто-то должен был. Руки адски болят и онемели, мышцы сводит судорогой, пальцы ноют. Она вновь прижалась ухом к сердцу. Ничего.

“НЕТ, НЕТ, НЕТ!”

Снова те же движения, снова тот же ритм. Изнуряющая боль в руках. Воздуха в своих легких уже не хватает. От бессилия начинают течь слезы. Она пытается закричать, но ничего не выходит. Лишь этот ритм. Силы скоро кончатся.

Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять, одиннадцать, двенадцать, тринадцать, четырнадцать, пятнадцать.

Вдох. Выдох. Вдох. Выдох.

"Пожалуйста. Пожалуйста. Пожалуйста!"

Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять, одиннадцать, двенадцать, тринадцать, четырнадцать, пятнадцать.

Вдох. Выдох. Вдох. Выдох.

"Я… Я больше не могу. Нет сил".

Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять, одиннадцать, двенадцать, тринадцать, четырнадцать, пятнадцать.

Вдох. Выдох. Вдох. Выдох.

"Давай. Бейся. Или я сейчас рядом с тобой лягу".

Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять, одиннадцать, двенадцать, тринадцать, четырнадцать, пятнадцать.

Вдох. Выдох. Вдох. Выдох.

На лестнице послышались шаги.

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Игорь Туманов", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 0, "likes": -1, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "subsite_label": "craft", "id": 102806, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Thu, 13 Feb 2020 12:44:54 +0300", "is_special": false }
0
{ "id": 102806, "author_id": 10353, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/102806\/get","add":"\/comments\/102806\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/102806"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 87848, "last_count_and_date": null }
Комментариев нет
Популярные
По порядку

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovz", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-1134314964", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=clmf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudo", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "chvjx", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 20, "label": "Кнопка в сайдбаре", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "chfbl", "p2": "gnwc" } } } ]
{ "jsPath": "/static/build/dtf.ru/specials/DeliveryCheats/js/all.min.js?v=05.02.2020", "cssPath": "/static/build/dtf.ru/specials/DeliveryCheats/styles/all.min.css?v=05.02.2020", "fontsPath": "https://fonts.googleapis.com/css?family=Roboto+Mono:400,700,700i&subset=cyrillic" }