{"id":3824,"url":"\/distributions\/3824\/click?bit=1&hash=a0d33ab5520cacbcd921c07a49fc8ac5b78623b57936b992ce15c804b99210d4","title":"\u041a\u0430\u043a\u0443\u044e \u0440\u0435\u043a\u043b\u0430\u043c\u0443 \u043c\u043e\u0436\u043d\u043e \u0434\u0430\u0442\u044c \u043d\u0430 DTF \u0438 \u043a\u0442\u043e \u0435\u0451 \u0443\u0432\u0438\u0434\u0438\u0442","buttonText":"\u0423\u0437\u043d\u0430\u0442\u044c","imageUuid":"75ec9ef4-cad0-549d-bbed-1482dc44e8ee","isPaidAndBannersEnabled":false}
Творчество
Кирилл Туров

Обелиски. История бойца-барьера. Глава 2

Читателям DTF

Привет. С недавних пор решил заняться художественной литературой. Очень люблю читать, с самого детства. Также с тех самых пор начинал писать небольшие рассказы. Нигде никогда не публиковался и, наконец-то, решился. На DTF буду выкладывать по одной главе, постараюсь соблюдать достаточно бодрую периодичность, но, к сожалению, скорее всего, ввиду основной работы, не смогу позволить себе больше одного авторского листа в две недели (1 глава в 2-3 дня). Опубликовал первую часть романа в ЛитРес (один авторский лист), поставил для себя цель – дописать его к концу июля (6-8 авторских листов). На данный момент, целиком и полностью готов краткий план по главам, за некоторыми исключениями, полностью оформлен центральный сюжет. Написано, примерно, раза в 2 больше текста, чем опубликовано в сети. Прописан мир, характеры основных и некоторых второстепенных персонажей. Судите строго, не стесняйтесь ругать и исправлять меня.

По орфографии, пунктуации и грамматике можете также предлагать исправления, но, после полного написания книги, я обязательно закажу редактуру всего романа.

Содержание

Глава 2. Немного опытов

– Садись, Серёга. Сейчас мы с тобой такую хреновину сотворим!

Да, это доктор Григорий Потанин и он совсем не похож на доктора. Он никогда не носит халат, редко пользуется перчатками, а маску, по-моему, вообще не надевал ни разу. Мужик очень весёлый, постоянно старается как-нибудь подколоть собеседника и не стесняется выражаться в общении. Ходит в кожаной куртке, катается на мощном мотоцикле.А ещё его образ дополняет шикарная чёрная борода и наголо бритый затылок – одним словом, байкер, а не доктор. Впрочем, одно другому не мешает.

В этот раз кабинет доктора оказался обставлен весьма интересными приборами. Среди которых я увидел небольшие генераторы обелисковой энергии. Никогда раньше я не встречал их в жизни, но прочёл несколько статей, где натыкался на изображения этих устройств. Кроме того, мне немного помогает “восприятие потоков”, как говорит сам доктор.

– О, я смотрю, ты заинтересован ГОПами?

– ГОПами?

– Генераторы обелисковых полей. Я сокращённо называю их ГОП.

– Забавно. Да, никогда в жизни не держал их в руках.

– Отлично, значит, сегодняшнее исследование пойдёт на пользу не только мне! Бери, не стесняйся. Бах…

Он попытался меня напугать, но я уже привык к его приколам и спокойно взял прибор в руки. Потанин разочарованно отвернулся к компьютеру.

Я взял в руки ГОП. По форме тот очень напоминал револьвер, у которого вместо барабана висит компактная катушка теслы. Технология ГОПа очень проста, как и его использование. Катушка концентрирует в себе поток энергии, причём, чем ближе источник или силовая линия, тем эффективнее накопление. Чем больше накоплено энергии, тем быстрее крутится катушка – довольно завораживающее зрелище.

При нажатии на спусковой курок, катушка резко останавливается, создаёт простейшее плетение за счёт магнитного поля, а затем меняет полярность от основания ствола к дулу. Результат - выстрел потоком в направлении ствола. Эффектно, но неэффективно. Пока ГОПы довольно просты, но я уверен, что в ближайшем будущем появятся более серьёзные модели – прогресс не стоит на месте, особенно в способах нанесения любого вида урона.

В целом, ГОПы пока не очень опасны, но, периодически их стоит разряжать, поскольку, в теории, они способны накапливать энергию обелисков бесконечно, как бы это ни противоречило законам физики. Для накопления достаточного количества энергии, которое способно каким-то образом изменить материальный мир нужно очень-очень много времени. Другое дело – человеческий мозг. Поразительно, но именно человеческий мозг – лучший конденсатор обелискового потока.

– Из чего сделаны эти катушки?

– Конденсатор ГОПа сконструирован из особого сплава иридия и золота – именно эта комбинация материалов в совокупности с электромагнитным полем катушки позволяет захватывать поток и удерживать на месте. Нашли путём облучения разного рода материалов всеми возможными спектрами. Оказалось, что при воздействии электромагнитной волны с достаточно мощным зарядом частицы, можно увидеть обелисковое поле. Потом начали экспериментировать с разными веществами – газами, жидкостями, металлами и сделали интересные открытия в области проводимости обелисковой энергии некоторых материалов.

В руке ГОП лежал довольно удобно, и я зачарованно уставился в катушку. Вживую она разительно отличается от всего, что я видел раньше, на фотографиях, поскольку они не передают потоковую энергию. Вокруг катушки витали силовые линии, которые постоянно втягивались внутрь. Иногда, подобно протуберанцам, из катушки вылетали маленькие всплески и рассеивались в окружающем пространстве.

– Что ты сейчас видишь?

– Эмм. Тоже, что и вы? Пистолет с катушкой теслы.

– Понятное дело, я о другом. Что с силовыми линиями? Ты же знаешь, что далеко не все способны их видеть? Более того, лично я знаком только с одним человеком, который способен их воспринимать зрительным нервом или чем ты там это делаешь. Расскажи как можно подробнее.

Я начал описывать, что вижу, меняя положение устройства в руках, а доктор конспектировал это у себя в тетради и задавал уточняющие вопросы. Он начал расспрашивать меня о деталях.

– На каком расстоянии от катушки линии становятся визуально различимыми?

Я попытался показать руками, попутно объясняя доктору.

– Окружающую энергию видно только в месте её концентрации, когда она стягивается в конкретную точку, там где находятся мои пальцы линии плавно растворяются в окружающем пространстве.

– Можешь рассказать о цвете линий и характере их движения. На что похожи силовые всплески, влияют ли твои движения на поведение потоков?

– Силовые линии проходят сквозь пальцы, никак не реагируют на мои движения. Цвет… Сложно определить, как будто, поток не имеет цвета и одновременно, обладает всеми цветами сразу.

Задава ещё несколько вопросов, Григорий отложил в сторону ручку, перелистал свои записи, удовлетворённо хмыкнул и вновь обратил на меня своё внимание.

– Давай проведём небольшой эксперимент. Данный ГОП сейчас настроен на выпуск тепловой энергии. Поскольку, как ты видишь, он почти не заряжен, он не способен принести какой-то вред ни тебе, ни мне. Я хочу выстрелить в тебя тепловым потоком, а ты распутай, пожалуйста его и опиши каждое своё действие при этом.

– Без проблем.

Доктор настроил записывающее оборудование, поставил меня в центр испытательного стенда, направил в меня пистолет и “выстрелил”. За несколько мгновений до выстрела, я почувствовал покалывание в затылке, кроме того, уши немного заложило – так всегда происходило, когда кто-то недалеко от меня создавал плетение. Как объяснил доктор Потанин – это тоже одна из моих уникальных реакций на восприятие потоков.

Из дула вырвался еле сплетённый, очень простой тепловой поток и двинулся в мою сторону. Когда я распутываю потоки, то физически, ничего не происходит, все действия происходят в моём воображении, но при этом я не ощущаю каких-то серьёзных изменений в своём огранизме. Время вокруг замирает, цвета становятся приглушёнными, а сам поток наоборот становится очень красочным и отчётливо различимым.

Для меня распутывание выглядит так, будто я беру поток и начинаю тянуть из него силовые нити прямо руками, раскидывая в стороны. Иногда нити цепляются за другие, и мне приходится вначале освободить их. На всё может уйти несколько минут, но в реальном времени обычно проходит, от силы, секунда или полторы. Доктор утверждает, что в этот момент я замираю и вообще не шевелюсь. При потере концентрации, мир вновь становится прежним, поэтому мне приходится полностью сосредотачиваться на конкретной цели – распутывании потока энергии.

Раньше я считал, что восприятие у всех такое же, и все представляют примерно одинаковый процесс распутывания, но, пообщавшись ближе с курсантами, я выяснил, что у остальных процесс работы с потоками происходит совсем по-другому. Зачастую ребята просто концентрируются на нём и пытаются мысленно приказать ему развалиться на части на части, распутаться, в общем, мысленно “приказывают” потоку. Никто и никогда не рассказывал мне о таком же восприятии процесса, как у меня. Именно поэтому доктор Потанин заинтересовался моими рассказами. В первый раз я пришёл к нему именно с вопросом о восприятии, чтобы убедится в своей адекватности.

Узел был простой, я довольно быстро с ним справился, думаю, что за две-три минуты, после чего отчитался доктору.

– Готово.

– Отлично. Я зафиксировал всё, что происходило в комнате и ты можешь сам посмотреть, что происходит во время твоих манипуляций с потоком. К сожалению, современная аппаратура пока не может достоверно воспринимать обелисковое поле, но общие всплески мы увидеть сможем. Ты готов?

– Да, конечно.

Доктор включил запись на экране монитор. Она длилась всего две секунды, из них, полсекунды он нажимал на курок, секунду я стоял как вкопанный и ещё полсекунды, я поворачивал голову к доктору, после окончания испытания.

– Забавно, правда? Ты утверждаешь, что проводишь с распутыванием много времени, хотя все камеры и аппаратура фиксируют всего одну секунду твоей сосредоточенности.

– Да, довольно интересно. Но, к сожалению, это никак не помогает понять, что происходит.

– О, я тебе ещё не всё показал. Во-первых, я зафиксировал всплески обелисковой энергии при помощи рентгеновского излучания, а во-вторых, я не показал тебе всё в замедленной съёмке. Смотри!

На экране вновь пошла запись, только на этот раз чудовищно медленно. Поверх визуального ряда было наложено разноцветное марево, записанное с другой аппаратуры. Минуту доктор нажимал на курок. Затем в области дула резко колыхнулось белое облако. Через пятнадцать секунд, белое облако колыхнулось и с моей стороны, приблизилось к облаку, исходящему из дула и вернулось обратно в меня. Затем, всё прекратилось и я медленно на протяжении целой минуты поворачивал голову к доктору.

– Понимаешь?

– Думаю, да… Я также выпускаю обелисковое поле в направлении выпущенного в меня потока?

– Дело в том, что все, кто обладает способностью плести или распускать потоки делают то же самое. То есть, по сути, ты от них не отличаешься в физическом и физиологическом плане. Но в психологическом твоё восприятие в корне отличается от других. Нужно провести больше исследований, я думаю, что мы с тобой прольём свет на природу обелисков как таковую! Я более чем уверен, что первые испытатели называли плетение именно плетением из-за того, что они по-настоящему плели потоки, также как ты их расплетаешь, хоть достоверно и неизвестно, откуда пошло данное название!

– Рад вашему оптимизму. А мы сможем выяснить, почему я могу только расплетать потоки, но не могу творить сам.

– Думаю, тут банальная проблема восприятия. Ты пытаешься делать привычные вещи руками, а твои товарищи совершают какое-нибудь другое действие, сами того не осознавая. Я думаю, что и на этот вопрос мы с тобой дадим ответ. Как видишь, в нашем распоряжении очень слабые приборы, и их точность оставляет желать лучшего. Но, ты же у нас, вроде как, пришёл только защищать, а не убивать.

Доктор припомнил мне мои первые слова о том, почему я решил стать солдатом. И тогда я сказал, что сделаю всё, что в моих силах, чтобы не допускать потерь своих товарищей. И я до сих пор так думаю – моё дело защищать всех, кто мне будет вверен, а убийство – против человеческой природы.

– Так и есть. Мне это нужно не для того, чтобы наносить кому-то вред, а для того, чтобы понимать, с чем я работаю. Я надеюсь, что мне никогда не пригодятся эти знания.

– Я тоже на это надеюсь.

Прикладываю ссылку на саму книгу. До сих пор не знаю, можно ли так делать.

0
Комментарии
Читать все 0 комментариев
null