{"id":3842,"url":"\/distributions\/3842\/click?bit=1&hash=4c67e91a2a588f03561899c61c4eabfeb37008500c6498f3b9533b2e8845d454","title":"\u041e\u0431\u043e\u0436\u0430\u0435\u0442\u0435 \u043a\u043e\u043f\u0430\u0442\u044c\u0441\u044f \u0432 \u0434\u0430\u043d\u043d\u044b\u0445? ","buttonText":"\u0412\u0430\u043c \u0441\u044e\u0434\u0430","imageUuid":"11cfcef6-3125-52d0-8ef8-49fb205d3efe","isPaidAndBannersEnabled":false}
Офтоп
Олег Орлов

Создание и эволюция армии Рима от эпохи царей до реформ Мария. (часть V)

Первая Самнитская война и новое устройство римского легиона.

Заключение договора между римлянами и самнитами. 

Глава XII. Первая война с самнитами.

343 г. до н. э. начался в Риме с междуцарствия. Оно позволило снова выбрать двух консулов из патрициев. Также народ вынес суровые приговоры ростовщикам. Эдилы привлекли их к суду, вероятно, за “искусственное” создание должников путем намеренного изменения процента возврата.

Как нам известно по предыдущей части, самниты и римляне заключили союзный договор. Но главной причиной войны между ними стало то, что более сильные самниты напали на сидицинов - оскское племя, проживавшее в Кампании. Их столицей считается Теан Сидицинский. Малочисленное племя вынуждено было заключить союз с остальными народами Кампании. Союзные войска сидицинов и кампанцев в первом сражении потерпели поражение от самнитов. Самниты направились в Кампанию, так как добыча от союзников сидицинов могла быть больше.

В следующем сражении против кампанцев самнитским воинам удалось занять Тифаты – холмы над городом Капуя. По легенде, этот город был основан спутником Энея Каписом. По данным археологии, первое поселение на месте Капуи появляется в IX в. до н.э., более древние находки указывают нам на связь с этрусской культурой Виллановы. К 600 г. до н.э. Капуя (тогда Вольтурн) – крупный кампанский этрусский центр, стоящий во главе союза двенадцати городов (Ателла, Калатия, Акерры и др.), окруженный плодородными полями. После того, как в 474 г. до н.э. этруски были разбиты Кумами и Сиракузами, их власть в Кампании стала ослабевать.

Расширение владений осков (самнитов), которое до тех пор имело относительно мирный характер, стало более агрессивным, и ок. 425 г. до н.э. Капуя была ими захвачена, как чуть позже Кумы (421 г. до н.э.) и Пестум (410 г. до н.э.). Под властью осков Капуя превратилась в один из самых могущественных городов Италии и, по свидетельству Афинея, превзошли расточительством и роскошью Сибарис.

Самниты решили захватить равнину между холмами и городом и начали спускаться с холмов, построившись в четырехугольник. Видя безнадежность своего положения, капуанцы отправили своих послов в Рим просить о помощи.

Послы осажденного города выступили перед римским Сенатом. Они просили о помощи и настаивали на том, что самниты набирают силу, а в союзном договоре между Римом и Самнием нет прямого запрета на заключение союза с другими соседствующими народами. Послы доказывали выгоду союза тем, что их территория находится в тылу у “вечных” врагов римлян – эквов и вольсков. Кампанцы готовы были работать на Рим и стать частью его территорий.

После совещания сенаторов консул озвучил ответ. В нем содержался отказ в военной помощи, так как союз с самнитами был заключен ранее предложения кампанцев, но римляне готовы направить своих послов к самнитам просить о снисхождении и пощаде кампанцев. После ответа послы Капуи бросились на колени и стали молить сенаторов изменить свое решение. Для римлян это было шоком, так как Капуя являлась одним из 3 самых богатых городов в Италии. Рим немедленно отправил послов к самнитам с требованием остановить осаду Капуи и перестать нападать на жителей Кампании (последние теперь находились под защитой Рима).

Римские послы прибыли к осаждающим и выступили на их общем собрании. Вместо того, чтобы решить дело миром, самнитские офицеры в присутствии послов отдали приказ своим отрядам о разорении Кампании. Узнав об этом, римский Сенат начал процедуру объявления войны. На народном собрании было принято решение о подготовке армии для каждого консула и направить одну из них (во главе консула Марка Валерия Корва) в Кампанию. Другой армии (консула Авла Корнелия Косса) следовало выдвигаться в Самний. Первый консул расположил свой лагерь у горы Гавра, второй у города Сартикулы.

В первую очередь самниты перегородили путь армии Валерия, которая, по их мнению, могла нанести самый тяжелый удар по их войску. Как только самниты увидели лагерь у римлян в Кампании, солдаты стали требовать от офицеров сигнала к атаке.

Валерий “прощупывал” противника в мелких стычках. Через несколько дней он отдал приказ о подготовке к решающему сражению. В своей речи перед строем он призывал не бояться самнитов, а поражения союзников расценивать как их изнеженность и расслабленность перед суровым врагом. Консул напомнил им кем он является – трижды консул и потомок победителей. Полководец назвал самое главное качество для победы римлян – проявление доблести. Сам Корв, по словам Ливия, делил все тяготы войны с простыми солдатами, а при победе на играх отдавал награду другому достойному участнику.

В поведении был благожелателен, в разговоре не только помнил о своем достоинстве, но и уважал в другом свободного человека; и что всего любезней народу — в должности он оставался таков, каков был, добиваясь должности.

Тит Ливий
Историк

После пламенной речи консула легионеры устремились в бой. Противоборствующие стороны были равны по силам. Самниты были воодушевлены предыдущими победами над кампанцами, а римляне гордились многовековой военной историей своего народа. На какое-то время оба строя замерли и не могли сдвинуться ни в одну, ни в другую сторону. Консул пытался исправить положение, отдав приказ коннице смять передовые отряды противника. Однако, отряды всадников застряли в узком месте между отрядами самнитов. Видя это, Корв сказал пехоте атаковать строй в тех местах, где он сам будет сражаться. Римская конница отступила по флангам вражеского строя, дав возможность своей пехоте наступать на вражеский строй.

Консул первым бросился на врага. Римские солдаты были воодушевлены этим поступком и с большим натиском рубили направо и налево, оставляя за собой трупы солдат противника. Самниты до сих пор не дрогнули и продолжали сдерживать атаки римлян.

День клонился к закату, и римляне, чувствуя усталость, удвоили натиск и обратили самнитов в бегство. Для легионеров это был самый упорный противник из всех ранее встречавшихся. Самниты оправдывали свое поражение страхом перед “горящими глазами, безумием и лицами, искаженными гневом” римских солдат. На другой день римляне захватили лагерь самнитов совместно с кампанскими союзниками.

Воины самнитов

Непосредственно в Самнии (второй консул) дела у Римского войска складывались не лучшим образом. Консул Корнелий, по неосторожности, завел войско в лесистые горы. Пройти дальше можно было только через ущелье, над которым самниты, выведя войска из Сартикул, подготовили засаду. Римляне слишком поздно заметили ловушку. У них не было возможности отступить обратно в безопасное место. В то время, когда самниты ожидали заход всего войска в ущелье, римский военный трибун Публий Деций обратил внимание на возвышенность над лагерем самнитов. Он обратился к консулу с просьбой выделить отряд из гастатов и принципов из одного легиона для захвата этой возвышенности, пока на нее не обратил внимание противник. Корнелий дал согласие на реализацию этой идеи, и выделенный отряд легионеров начал тайно взбираться на гору. Консул приказал вывести оставшееся войско на равнину, в тот же момент, когда самниты были отвлечены действиями отряда военного трибуна.

Первая Самнитская война. Гравюра 1630 г. М. Мериан

Противник римлян не был готов к такой ситуации, и он вынужден был метаться между горой и равниной, не зная, откуда враг будет атаковать. Все же они хотели напасть на отряд военного трибуна, благо для самнитов он был малочислен. Наступила ночь. Деций хотел провести атаку с возвышенности, но был удивлен отсутствием активных действий со стороны врага против него. Военный трибун и центурион замаскировались под обычных солдат и обошли все входы и выходы вокруг. Вернувшись, Деций расставил и передал всем дощечку с приказом: “В 9 часов вечера общий сбор без лишнего шума”. На этом сборе он рассказал им о своей новой задумке. Она заключалась в том, что нужно было уходить как можно быстрее с возвышенности, пока враг не обнес их позицию валом и заграждением. Деций предложил сделать это немедленно, так как большинство вражеских солдат уже спали. Если кто-то случайно из легионеров наткнётся на врага и обнаружит себя, то нужно всему отряду напасть на самнитов с громкими криками и шумом для испуга спящих. Кто согласен с его планом должны были встать справа от него. Согласие дали все и проследовали за ним.

Миновав середину вражеского лагеря один из легионеров случайно задел щит спящего солдата, тем самым разбудив весь лагерь. Самниты не поняли кто это, и военный трибун римлян воспользовался этим, отдал приказ о поднятии шума в отряде. Спящие самниты перепугались настолько, что не могли “ни взяться за оружие, ни сопротивляться, ни преследовать”.

С боем римскому отряду удалось прорваться к лагерю консула. Войти в свой лагерь они решили на рассвете. Соотечественники были в восторге от вернувшихся солдат, которых считали уже мертвыми. Децию устроили малый триумф в лагере, где он торжественно проследовал до палатки консула с полностью вооруженным отрядом.

Консул дал всем команду собраться и стал чествовать отважного военного трибуна. Но Деций прервал его и стал настаивать на немедленной атаке на лагерь, пока враг разобщен и деморализован. Легионы собрались и направились на самнитов по уже ранее разведанной дороге. Для противника это было неожиданностью. Часть из них была без оружия, а часть в лесу, в поисках сбежавшего вражеского отряда. Не всем самнитам удалось уйти за вал перед лагерем, а всего, по словам Ливия, было перебито 30 000 солдат и их лагерь был полностью разграблен. На наш взгляд, численность армии самнитов могла быть преувеличена в несколько раз, так как численность полноправного населения Самния была около 35 000–30 000. Вероятно их могло быть от 10 000 до 15 000.

Деций был награжден золотым венком, сотней быков и 1 белым быком с золотыми рогами. Воинам из его отряда теперь положено двойное жалованье в армии, и консул одарил каждого быком и двумя туниками. Деций дважды награжден венком из травы за снятие осады- сначала от всего войска, потом от своего отряда, Сотню быков он отдал своим солдатам, а золотого посвятил богу войны – Марсу. Каждому солдату из консульской армии дополнительно выделили хлеба и вина.

Следующее сражение произошло под Свессулой. Самниты, ранее бежавшие от Марка Валерия, собрали новую армию из молодежи и решили дать реванш в последней битве. Встревоженные этим, гонцы прибыли из Свессулы в Капую просить о помощи у консула Валерия.

Армия первого консула немедленно отправилась на подмогу соотечественникам, оставив лагерь и обоз под усиленной охраной. Прибыв на место, римляне встали лагерем в близи от противника. При этом им удалось занять минимум территории под лагерь, так как из животных у них были только лошади. Увидев это, самниты немедленно выстроились в боевой порядок и с угрожающим видом, направились в сторону римлян. Нападающие подошли к валу перед лагерем, по каким-то причинам решили, что противник немногочислен. Возможно, это было связано с легкостью окружения римского лагеря. Римляне продолжали находиться в лагере, не реагируя на противника. Ополчение Самния рвалось в бой и требовало от своих вождей трубить атаку, но офицеры не спешили с приказом. Для всего самнитского войска ситуация усугубилась трудностями с провизией. Это началось еще со Свессулы, а теперь “дело дошло до полного истощения припасов”. Они решили повременить с атакой и направили своих солдат на поиски провизии в окрестностях. Римляне также не могли долго находиться в осаде, так как из припасов они взяли только то, что могли унести без обоза.

Пока самниты разбрелись по территории, римский консул дал команду атаковать лагерь противника. Его удалось взять с первого натиска, убив многих самнитских воинов в шатрах. После битвы за лагерь Валерий временно запретил грабить его и сам отправился с отрядом конницы (сомкнутым строем) преследовать отступавших.

Тит Ливий считал, что маловероятно, убитых было около 40 000 ( по количеству самнитских щитов). Знамен было захвачено около 170. Вернувшись в лагерь, консул дал добро на его разграбление и распределение добычи.

Из энциклопедии П. Коннолли

Именно успех в последнем сражении заставил фалисков и латинов просить о бессрочном союзе с Римом. Удивительно то, что даже Карфаген узнал о победе римлян и направил своих послов со словами поздравления, и они принесли в дар золотой венец для возложения в храме Юпитера Капитолийского. Венец весил около 25 фунтов (8,2 кг). Оба консула справили триумф, а Деций шел за ними и получил не меньше славы чем Валерий и Корнелий.

Так закончился первый год Первой Самнитской войны. На наш взгляд, римская армия достигла выдающихся успехов, несмотря на трудность и безвыходность некоторых ситуаций. Давая возможность проявления инициативности подчиненных, римские полководцы и в будущем побеждали противника. Отсутствие тактических и стратегических шаблонов удивляли и заставляли противника впадать в ступор. О том, как римлянам это удавалось, будет рассказано в следующей главе.

Глава XIII. Манипулярная тактика. Римский солдат после реформ IV в. до н. э.

В этой главе будут исследованы последствия реформы Камилла и новое устройство армии Римской Республики. И стоит начать с основных критерий набора в армию:

  • Возраст – от 17 (16) – до 45 (46). Служба могла прерываться. Гражданин должен отслужить в пехоте 20 шестимесячных походов, в коннице -10.
  • 2. Ранее описанный имущественный ценз, но с годами он уменьшался в связи с малочисленностью 1 и 2 классов.
  • 3. Здоровье и рост. На рост римляне меньше всего обращали внимание (средний рост мужчин 1,68), больший акцент делался на крепкость, силу тела и высокая моральная устойчивость.
  • 4. Нравственные качества и поведение, а именно – честь, доблесть, целеустремленность, предложение и проявление инициативы, отвага.

Следует отметить новое устройство римского легиона и разделение по родам войск: левисы, велиты, рорарии, акцензы, гастаты, принципы, триарии. Римский легион в IV в.до н. э. состоял из 4200 (до 5000) солдат пехоты и 200-600 единиц кавалерии. Легион был разделен на десять подразделений, именуемые манипулами. Каждая манипула была разделена на центурии с одинаковой численностью. Первая линия имела название centuria prior, а последняя – centuria posterior. Каждая центурия состояла из 60 человек. Каждая манипула имела расположение - 20 человек в первом ряду, шесть рядов в глубину – всего 120 солдат.

(Здесь Л – левисы, Г – гастаты, П – принципы, Т – триарии, Р – рорарии, А – акцензы)

В каждом легионе было 3000 солдат тяжелой пехоты, в том числе: 1200 человек первого разряда, именуемые гастатами; 1200 второго разряда и имеющие больше опыта – принципы; и 600 ветеранов третьего, последнего разряда, вооруженные копьями - триарии. Легких пехотных застрельщиков – велитов начитывалось около 1200 человек. Союзники выставляли легион, состоящий из такого же количества пехоты, но контингент кавалерии насчитывал от 600 до 900 человек.

Римская пехота всегда являлась основой армии во время сражений. В большинстве случаев, легионы имели сильную пехоту и очень слабую кавалерию. На поле боя пехота почти всегда стояла в центре, окруженная с двух сторон кавалерийскими группами. На поле боя войско располагалось в три боевые линии (triple acies), с застрельщиками (велитами), которые имели рассыпной строй перед первыми линиями армии.

В ранней римской армии после реформ Марка Фурия Камилла бедные и незнатные граждане нередко оказывались в передней линии войска с одним копьем. Их называли левисами и передавали в помощь гастатам, на которых обрушивалась вся мощь атак врага. Левисы также прикрывали тыл войска и выступали застрельщиками. Они не могли позволить себе доспехи и метали во врага дротики, оказывая поддержку более богатым и лучше экипированным соотечественникам. В легионе было около 300 левисов, которые сопровождали 900 гастатов - по двадцать перед каждой из 60 манипул. Позднее их сменили велиты, которых распределяли по трем основным линиям манипулы.

Римские легковооружённые воины IV–III веков до н.э., современная реконструкция.

Велиты были легковооруженными солдатами, основными задачами которых являлись: прикрытие пехоты и вступление в перестрелку с противником на первых этапах сражения. К тому же, они выступали в качестве охраны лагеря, проводили разведку совместно с кавалерией, добывали продовольствие и при необходимости вступали в ближний бой с врагом. Застрельщиками, в основном, были как самые молодые, так и самые бедные из мужчин. Полибий рассказывает нам, что этим юношам было приказано носить меч, круглый щит, называемый парма, для отражения метательных снарядов, и обычные шлемы, в которых отсутствовали такие особенности, как перья или конский волос, но некоторые велиты украшали их волчьей шкурой или другим мехом, чтобы командир мог их легче опознать, когда они продемонстрируют свое мужество в бою. Их копья были сделаны из дерева и металла:

Деревянное древко копья имеет размер около двух локтей [90 см] в длину и около пальца в толщину; его наконечник [22,8 см] длиной, и так тонок и заострен, что непременно гнется от первого удара, и потому противник не может метнуть его обратно, иначе дротиком пользовались бы обе стороны.

Полибий
Историк

Первый тип тяжелой пехоты в легионе IV в до н. э. состоял из молодых мужчин, которые были старше, и более богаче и опытнее, чем велиты. Данных солдат первой линии называли гастатами, что переводится как копейщики. Копье было основным используемым оружием до Пунических войн и больше подходило для классической фаланги, которая была известна благодаря грекам. Вскоре копья были заменены на два типа метательного копья: первое – легкое, второе – тяжелое. Пилум состоял из двух частей, одна из которых была длинным металлическим стержнем с острым наконечником, прикрепленным к деревянному основанию; этот пилум будет гнуться при ударе, не только становясь бесполезным для врага, но и при попадании в щит тянет его своим весом и делает его не пригодным для защиты тела вражеского солдата. Гастат использовал большой овальный щит – скутум. В предыдущей части было подробно описано о скутуме и пилуме.

Римские тяжеловооружённые воины IV–III веков до н.э., современная реконструкция.

Гастат также носил латунный квадратный нагрудный доспех для защиты грудной клетки. Он был обхвате 22,8 см и имел форму четырехугольника (измерялся от большого пальца до мизинца). Это позволяло солдату иметь больше мобильности и гибкости, не обременяя себя более тяжелой броней.

Ксифос, вероятно, являлся основным мечом у всех типов римской пехоты до реформы Публия Колнелия Сципиона Африканского Старшего.

Второй тип римской пехоты состоял из более пожилых и опытных людей, которые были экипированы так же, как и гастаты, но назывались принципами.

Третий и последний - триарии, состояли из солдат-ветеранов, имели такое же снаряжение как у гастатов и принципов и вооружались гастой (копьем) длиной 2,4–2,75 м вместо пилума.

Данная, последняя линия римского легиона состояла из меньшего числа людей в манипулах: численность одной манипулы из триариев никогда не превышала 60 человек, то есть в два раза меньше обычной манипулы. Латинское выражение "доводить дело до триариев" (Rem ad Triarios redire) означало доводить дело до крайности: ветераны-триарии составляли третью линию за гастатами и принципами и вступали в бой, когда первые два ряда были сметены и не выдерживали вражеского натиска.

Рорарии, которые стояли за триариями, являлись последней линией обороны. Их роль до конца не ясна, поскольку исторические источники в их отношении скудны. Известно, что они были вооружены только копьями и щитами и представляли собой легкую пехоту резерва. Их использовали как застрельщиков, стрелков поддержки тяжелой пехоты и, возможно, для заполнения разрывов в рядах триариев. Считается, что рорариями становились самые бедные, юные и неопытные в военном деле римляне. Возможно, эта позиция являлась рудиментом древней греческой фаланги. Ко времени второй Пунической войны на смену рорариям пришли велиты.

Акцензы (лат. accensi) являлись разновидностью лёгкой пехоты. Застрельщики, которые входили в состав римского легиона эпохи Ранней Республики (VI—IV вв. до н. э.), были вооружены только пращой, что соответствовало 5-му имущественному классу по военной реформе Сервия Туллия. Доспехов или какой-либо другой защиты они не имели . После манипулярной реформы акцензы стояли в третьей вексилле, непосредственно за триариями и рорариями. В бою использовались как лёгкие застрельщики для прикрытия гастатов и принципов. Акцензы считались крайне ненадёжным видом войск, что было связано с их социальным составом и вооружением. К началу III в. до н. э. были также полностью заменены на велитов.

Система управления армией существенно не изменилась. Центурионы и опционы также руководили своими отрядами. Единственное что изменилось – назначение военных трибунов двумя способами (что было отмечено в предыдущей части).

Легион выстраивался в шахматном порядке с застрельщиками впереди и кавалерией на флангах. Полибий дает описание военного искусства солдата римской пехоты:

“Говоря об особенностях римского снаряжения и системе построения … Римлянин под оружием точно так же занимает три фута [0,9 м] пространства; но у римлян при одиночной борьбе требуется свобода движения, когда воин прикрывает себе тело щитом, оборачиваясь каждый раз в ту сторону, откуда грозит удар, когда он сражается мечом, который и рубит, и колет. Отсюда ясно, что римскому воину для беспрепятственного исполнения обязанностей нужен простор и что он должен быть отделен от своего товарища, как бокового, так и заднего по меньшей мере тремя футами [0,9 м] расстояния.” (Полибий 18.30.5–8)

Можно сделать вывод, что есть два типа построения: первый, замкнутый тип построения, который требует примерно 0,9 м. площади на одного человека; и открытый тип построения – для чего необходимо в трое больше пространства для каждого солдата, около 2,75 м. Дополнительное пространство позволяло солдату в полной мере использовать свое вооружение : бросать два пилума, а затем использовать свой меч для ближнего боя, уклоняться и двигаться вперед и назад, наносить колющие удары, отталкивать и блокировать атаки на себя - при этом, приглядывая за товарищами рядом с собой.

Взглянув на боевой порядок легиона, мы можем сделать следующие расчеты. У манипулы средняя длина фронта составляла 20 человек, а глубина 6 человек. В замкнутом порядке длинна фронта будет равна примерно 18 м. и 5.5 м. в глубину. Нам известно, что межу манипулами оставалось расстояние, предположительно, около 18 метров, если не шире, для растяжения линии фронта в бою. Обычно легион без кавалерии на флангах занимал около 365 м. в замкнутом строю. Кавалерии требуется гораздо больше места на одного всадника по сравнению с пехотинцем.

Сражение обычно начиналось с обмена метательными снарядами между застрельщиками. Затем, вероятно в тот момент, когда пехота противника приближалась, велиты отступали через промежутки между манипулами. Некоторые исследователи утверждают, что из-за разделения манипул на две части (центурии), 60 человек находящихся сзади, смещались, чтобы занять промежуток между манипулами; в действительности строй из 20 человек становился строем из 40 человек в три ряда, представляя непрерывный строй для врага.

После этого, две стороны сближаются друг с другом, а затем идут в атаку. Первый ряд – гастаты бросали свои легкие пилумы, а затем тяжелые, прежде чем обнажить мечи. Битва могла длиться несколько часов, и состояла из череды яростных схваток, между которыми солдаты периодически расходились для восстановления сил. Манипулы гастатов отходили в плотном строю, чтобы перегруппироваться позади триариев, в то время как принципы двигаются вперед в открытом порядке, проходя через строй гастатов. Последующие центурии должны развернуться слева от впереди стоящих цетурий, а затем принципы будут маневрировать в пределах дистанции атаки, подвергая уже уставшего врага новыми яростными атаками свежими силами. Если линия принципов будет истощена, то на ее место встанет линия триариев.

Чтобы иметь возможность выполнять данные тактические маневры, потребуются менее интенсивные фазы боя, учитывая, что ни один человек не может активно использовать свое оружие и щит бесконечно. На наш взгляд, более разумным является утверждение о том, что после того, как манипулы были развернуты на поле битвы, они принимают более открытый строй, с большим пространством для каждого пехотинца, что значительно увеличивало длину фронта.

Поскольку известно, что для одного солдата требовалась площадь размером 2,75 м, и у нас есть уверенность в том, что поддерживать прямолинейное построение практически невозможно. Есть необходимость обратиться к интересной интерпретации открытого строя, данной Дж. Э. Лендоном. Он описывает свободную формацию гастатов и принципов, тогда как триарии строились в организованную фалангу, что имело смысл, поскольку они были вооружены копьями и должны были наступать или прикрывать своих товарищей классическим методом фаланги – щит за щитом, копья располагались на одном уровне (Lendon 2001, p. 181).

К сожалению, современные ученые произвели неверные расчеты пространства для маневров легионера. Соколов Л. А. в работе Римские легионы- ликбез (благодарю за замечание в комментариях), довольно разумно отмечает, что 2,7 м. пространства для ведения боя одним легионером слишком много и, со стороны научной литературы имеется системная ошибка в расчетах. Предоставим слово автору:

“…Ибо современные теоретики умудрились взять физическое тело легионера вместе с условной небольшой сферой пространства, которая нужна тому для маневра и работы руками в сомкнутом строю; – и прибавили к ней большую сферу пространства, которая нужна тому для работы в разомкнутом строю. Таким образом сферы пространства для работы и маневра оказались продублированы. Но ведь при расчехлении строя руки у легионера не вырастают пропорционально. Руку с оружием легионер может вытянуть от себя наполовину (в плотном строю, ограничив боковой замах), или полностью (в расчехленном строю на полном захмахе) – но он не может вытянуть руку, сложив вместе полностью и половину – то есть на полторы руки максимального замаха. Поэтому наиболее вероятно, что Полибий имел в виду три фута с каждой стороны, включая в них и то пространство, которое занимает сам легионер. И в таком случае у нас получается не 0,9х3 = 2,7. А 0,9х2=1,8м.

Проверим это предположение. Сперва антропометрически. Человек среднего роста имеет ширину плеч 47-50см. Это то расстояние, которое человек занимает, опустив руки. Если посмотреть на человека сверху, когда одна его рука держит щит, а вторая работает в том числе и боковыми ударами вперед мечом, - человек займет в ширину примерно те самые 0,9м Полибия, за счет отвода от себя правой руки примерно на локоть. А вот если средний человек полностью раскинет в стороны обе руки, то он займет в ширину именно 1,8м. Естественно, никто в бою не встает в позу такого "креста" с раскинутыми руками. Но раскинуть руки, - самая простая проверка в предбоевом строю – так, безо всяких рулеток, бойцы могут проверить, разошлись ли они на это расстояние. (А теперь попробуйте раздвинуть толпу перед боем на 2,7 и подумайте, как солдаты в строю могут это расстояние измерить?). 1,8м – это то расстояние, в котором человек может свободно выполнять практически все удары по фронту даже клинковым оружием наотмашь. Человек имеет возможность даже определенного маневра на шаг\полшага. И при этом, если человек и сосед в строю вытянут друг к другу руки, - у них есть контакт, они могут ухватить друг-друга – что немаловажно, если противник тем или иным образом попытается выхватить бойца из строя, например арканом... Встречаем ли мы еще где-нибудь это самое число 1,8м, которое видим у Полибия в нашей гипотезе? – Встречаем, и неоднократно. Четыре локтя (т.е. те примерно самые 1,8м) - это неоднократно описанный норматив из греческих трактатов, между солдатами в фаланге для передвижения и маневра на поле боя. Просто если греки при приближении к противнику предпочитали сжимать строй для удара, то римляне в некоторых случаях так и оставляли его расчехленным на 1,8м, сообразно своей тактике и вооружению.”

Основываясь на измерениях Полибия, можно сделать вывод, что римские легионы сначала строились в закрытом порядке с расчетом 0.9м на человека, и когда они выступали на равнину, стремясь к месту сражения, строились в открытый порядок, позволяя солдатам использовать оружие более эффективно.

Этот открытый или свободный порядок делал возможным замену раненых или истощенных гастатов, каждого солдата отдельно и быстро, так как для данных маневров было достаточно места. Когда целые манипулы или даже целые ряды требовали замены, было легче пройти непосредственно через манипулы, чем совершать обход вокруг. Это может указывать на менее строгое расположение линий в бою, чем считалось ранее. Имеет место утверждение, что манипулы расширялись и сжимались, при необходимости заполняя промежутки между собой.

Именно эта тактика и стратегия позволили в дальнейшем Риму доминировать над всем Средиземноморьем. О том, на что способны легионеры в отрыве от основных войск, будет рассказано в следующей главе.

Глава XIV. Угроза гражданской войны в Риме.

В конце 343 г. до н. э. в Рим прибыли послы из Кампании и Свессулы. Они просили римлян поставить зимние лагеря для защиты их территории от набегов самнитов. По словам Ливия, эти зимние стоянки негативно отразились на мировоззрении легионеров, которые уже сами думали о захвате Капуи. Они вспомнили, что ранее – 343 г. до н. э. этот город самниты отобрали у этрусков. Один из консулов 342 г. до н. э. Гай Марций Рутил (ему досталась по жребию Кампания), узнал об этих настроениях в войске. Он решил распустить среди солдат слух о тех же местах зимовки армии в Кампании в следующем году. Тем самым, он дал им надежду на возможность захвата города. Именно благодаря этому обману удалось подавить мятеж среди римлян.

Наступило лето. Консул решил очистить ряды от “смутьянов”, оправдывая уход из армии закончившимся сроком службы или их слабостью и старостью. Других заговорщиков он отправлял за пределы территории Кампании на поиски припасов и по важным поручениям. Таким образом, все сторонники захвата Капуи оказались возле Рима и были разобщены в дали от своей цели. Сами зачинщики, поняв, что их раскрыли, боялись доносов, тайных казней, допросов, а также расследований со стороны Сената и народа.

Один римский отряд засел в лесистой местности под Левтулами прямо между морем и горою для перехвата ссыльных из Кампании. Количество солдат в этом новом военном формировании можно уже считать отдельным действующим войском. Им не хватало только руководителя. Они направились в альбанские земли и возле Альбы Лонги разбили лагерь, окруженный валом.

На общем собрании было решено обратиться к бывшему полководцу - Титу Квинкцию за тем, чтобы тот возглавил новую армию. Под покровом ночи они вошли в его дом (он проживал за пределами Рима) и поставили его перед фактом:” Или военная власть и почетная должность, или смерть, если не пойдет с ними.” Его доставили в лагерь, провозгласили Императором, и велели дать приказ о направлении на Рим.

На восьмом римском милевом камне (12 км. от Рима) мятежники узнали, что к ним направляется армия из Рима во главе с диктатором Марком Валерием Корвом. Назревала гражданская война. Как только мятежные солдаты увидели знакомые знамена и оружие, в них поселилась мысль об отказе в сражении с соотечественниками. Полководцы обеих римских армий решили провести переговоры. Квинкция настолько почитали в Риме, что даже сейчас, под влиянием сложившейся ситуации, дали ему слово первым. Его никто из солдат Корва не перебивал и все слушали с почтением. Корв и Квинкций не хотели вести боевые действия. После переговоров они начали убеждать своих легионеров о преступности и бессмысленности этой войны. Тит Квинкций о слезами на глазах обращался и просил мятежников не идти войной на своих. Получив от легионеров убедительные возгласы о мире, он передал руководство войском диктатору. Теперь уже бывший полководец просил о снисхождении к солдатам и чтобы в Риме их не считали изменниками.

Вернувшись в Рим, диктатор провел закон об отсутствии измены у солдат, которые в этой ситуации оказались на удаленном расстоянии от своей армии. Также, теперь воина из армейских списков могли вычеркнуть только с его согласия.

Военные трибуны не могли в дальнейшем становиться центурионами. Последнее решение было принято из-за Публия Салония, который ежегодно менял должности, становясь то военным трибуном, то первым центурионом (примпилом). Мятежники просили уменьшить повышенное жалование всадникам, так как те отказались участвовать в заговоре и получали в 3 раза больше положенного. На народном собрании было предложено запретить ростовщичество. Избираемые должностные лица не могли претендовать на одну и туже должность ранее чем через 10 лет после окончания первого срока. Нельзя было занимать две должности в один и тот же год, а двух консулов можно было избрать только из плебеев.

По словам Ливия, у других античных авторов есть другая версия произошедшего. В дом ворвались не к Титу Квинкцию, а к Гаю Манлию. Мир между двумя армиями наступил, когда солдаты узнали друг друга и со слезами на глазах протягивали друг к другу руки. Диктатор не был назначен, а в Сенате по данному вопросу выступали консулы в защиту мятежников.

Римский Сенат

Пока римляне решали вопрос между собой, превенаты нарушили союзный договор и совершили набег на римские поселения – Корбу и Сетию с дальнейшим их разорением .

За 343 и 342 гг. до н. э. римлянам удалось защитить сидицинов и кампанцев от самнитов и закрепиться в Кампании. Рим в этой войне не являлся агрессором, а вся тактика и стратегия строилась на обороне региона. Гибкое мышление подчиненных и разумность решений полководцев позволили легионерам одерживать победы с равным по силе и возможностям противником. Мятеж, вызванный как экономическими причинами (долги на фоне богатств Капуи), так и политические (консульство только у патрициев и несменяемость офицеров) временно вывел Рим из внешних распрей соседей. Но именно восстание солдат и снятие с них всех обвинений в измене дало начало развитию как политической, так и военной сферы, не позволяя государству стагнировать.

В следующей части будет рассказано о том, В следующей части будет рассказано о том, какие изменения произошли в отношениях Рима с соседями и об окончании Первой Самнитской войны.

Литература:

1. Тит Ливий. История Рима от основания города.

2. Диодор Сицилийский. Книги: VII-XVII,

3. Дионисий Галикарнасский. Римские древности.

4. Полибий. Всеобщая история.

5. Плутарх. Сравнительные жизнеописания.

6. Голицын Н. С. Всеобщая военная история. Древний мир. Часть 2. От Александра Великого до 2-ой Пунической войны (356-218 до Р.Х.)

7. Моммзен Т. История Рима в 5 томах. Том I. До битвы при Пидне.

8. Вильгельм Вегнер. Рим

9. Генрих Штоль. История древнего Рима в биографиях.

10. Виппер Р. Ю. Очерки истории Римской империи

11. Маяк И. Л. Римляне ранней Республики.

12. Немировский А. И. Этруски. От мифа к истории.

13. Немировский А. И. Ранняя Италия и Рим.

14. Шифман И. Ш. Карфаген. Возникновение Карфагенской державы.

15. Тираспольский Г. И. Римские законы (предъюстинианская эпоха): словарь-справочник.

16. Токмаков В. Н. Армия и государство в Риме: от эпохи царей до Пунических войн.

http://www.sno.pro1.ru/lib/tokmakov_armiya_i_gosudarstvo_v_rime/index.htm

17. Панищев А. Л. Внешняя политика Древнего Рима в период царей и ранней республики.

18. Коннолли П. Греция и Рим. Энциклопедия военной истории.

19. Кембриджская история древнего мира. Том VII, книга 2. Возвышение Рима от основания до 220 г. до н. э.

20. Эдкок Ф. Военное искусство греков, римлян, македонцев.

22. Махлаюк А. В. Римские войны под знаком марса.

23. Жан-Ноэль Робер. Этруски.

24. Bahmanyar Mir. Zama 202 BC: Scipio crushes Hannibal in North Africa (Campaign)

25. Lendon, J. E., Ghosts and Soldiers

26. Соколов Л. А. Римские легионы - ликбез

27. Козленко А. Так создавались легионы: от фаланги к манипулярному порядку. https://warspot.ru/11050-tak-sozdavalis-legiony-ot-falangi-k-manipulyarnomu-poryadku

28. Козленко А. Так создавались легионы: манипулярный боевой порядок. https://warspot.ru/10684-tak-sozdavalis-legiony-manipulyarnyy-boevoy-poryadok

29. Козленко А. Экипировка античных воинов: легионер эпохи Пунических войн. https://warspot.ru/7369-ekipirovka-antichnyh-voinov-legioner-epohi-punicheskih-voyn

30. Козленко А. Экипировка античных воинов: самнит. https://warspot.ru/9979-ekipirovka-antichnyh-voinov-samnit

31. Козленко А. Дети Марса и сыновья волка. https://warspot.ru/20385-deti-marsa-i-synovya-volka

Первая часть

Вторая часть

Третья часть

Четвертая часть

Благодарю за внимание.

0
20 комментариев
Написать комментарий...
Weatherboy

Хорошая серия статей. Если автор изучил всю приложенную библиографию, то вообще круто.
По теме Рима слушал лекции Рябова П.В. на ютубе, но в тексте с картинками получается интереснее. Спасибо за работу.

Ответить
Развернуть ветку
2 комментария
Лев Соколов

Автор, спасибо за большой труд. Однако, нужно очень критически подходить к измышлениями современных теоретиков, и их интерпретации источников. Вот вам информация для поразмыслить. Для экономии времени, лучше приведу отрывок из своей старой книги:
.
Римские воины, по Полибию, использовали два разных норматива на сплоченность строя: В более плотном, легионер занимал три фута (ок 92см). Это же самое расстояние мы также неоднократно встречаем в военных греческих трактатах под названием "пукносис" , которое дословно переводится как "сжим", - то есть плотный боевой строй, но еще с разомкнутыми щитами, которые не сошлись друг на друга внахлест. Отметим, три фута это не просто место, которое занимает собой воин, но то место, которое дает ему возможность боя с противником, - то есть, хоть и ограниченной соседями с боков, но работы оружием. Менее плотным , для, - как пишет Полибий, - свободного боя каждого легионера, был расчехленный строй, в котором воина отделяло от соседей по три фута с каждой стороны. Современные интеллектуалы-теоретики, после прочтения Полибия умудрились поступить просто: Взяли 0,9м из первого упоминания о более плотном строе, и приставили к нему с каждой стороны еще по 0,9м из упоминания разомкнутого. В результате получили 0,9х3 - аж 2,7м на каждого легионера в более свободном строю. После этого великие арифметики долго пытались понять, как это римляне умудрялись идти куда-то, или воевать в этой редкой цепочке. Предположения были самые дурацкие, - вы можете неоднократно увидеть в современных книгах о древнеримской армии.

Здесь, однако, налицо системная ошибка. Ибо современные теоретики умудрились взять физическое тело легионера вместе с условной небольшой сферой пространства, которая нужна тому для маневра и работы руками в сомкнутом строю; – и прибавили к ней бОльшую сферу пространства, которая нужна тому для работы в разомкнутом строю. Таким образом сферы пространства для работы и маневра оказались продублированы. Но ведь при расчехлении строя руки у легионера не вырастают пропорционально. Руку с оружием легионер может вытянуть от себя наполовину (в плотном строю, ограничив боковой замах), или полностью (в расчехленном строю на полном захмахе) – но он не может вытянуть руку, сложив вместе полностью и половину – то есть на полторы руки максимального замаха. Поэтому наиболее вероятно, что Полибий имел в виду три фута с каждой стороны, включая в них и то пространство, которое занимает сам легионер. И в таком случае у нас получается не 0,9х3 = 2,7. А 0,9х2=1,8м.

Проверим это предположение. Сперва антропометрически. Человек среднего роста имеет ширину плеч 47-50см. Это то расстояние, которое человек занимает опустив руки. Если посмотреть на человека сверху, когда одна его рука держит щит, а вторая работает в том числе и боковыми ударами вперед мечом, - человек займет в ширину примерно те самые 0,9м Полибия, за счет отвода от себя правой руки примерно на локоть. А вот если средний человек полностью раскинет в стороны обе руки, то он займет в ширину именно 1,8м. Естественно, никто в бою не встает в позу такого "креста" с раскинутыми руками. Но раскинуть руки, - самая простая проверка в предбоевом строю – так, безо всяких рулеток, бойцы могут проверить, разошлись ли они на это расстояние. (А теперь попробуйте раздвинуть толпу перед боем на 2,7 и подумайте, как солдаты в строю могут это расстояние измерить?). 1,8м – это то расстояние, в котором человек может свободно выполнять практически все удары по фронту даже клинковым оружием наотмашь. Человек имеет возможность даже определенного маневра на шаг\полшага. И при этом, если человек и сосед в строю вытянут друг к другу руки, - у них есть контакт, они могут ухватить друг-друга – что немаловажно, если противник тем или иным образом попытается выхватить бойца из строя, например арканом... Встречаем ли мы еще где-нибудь это самое число 1,8м, которое видим у Полибия в нашей гипотезе? – Встречаем, и неоднократно. Четыре локтя (т.е. те примерно самые 1,8м) - это неоднократно описанный норматив из греческих трактатов, между солдатами в фаланге для передвижения и маневра на поле боя. Просто если греки при приближении к противнику предпочитали сжимать строй для удара, то римляне в некоторых случаях так и оставляли его расчехленным на 1,8м, сообразно своей тактике и вооружению"(С).

Ответить
Развернуть ветку
Олег Орлов
Автор

Спасибо за замечание. Можно будет узнать название книги, чтобы я смог внести соответствующие изменения с ссылкой на труд?

Ответить
Развернуть ветку
Лев Соколов

Вам спасибо за нечастый ныне интерес к истории. Вот ссылка на книгу. https://disk.yandex.ru/i/vaidqxybD9wiGA

Ответить
Развернуть ветку
Georgi Malofeev

Почему я узнал об этой серии лонгридов только сейчас? Это же прям ВАУ

Ответить
Развернуть ветку
Boris Gaykovich

Эпичный труд, плюсище

Пересмотрю-ка я Рим

Ответить
Развернуть ветку
Принцесса Фарлума

Сериал? А он годный получается?

Ответить
Развернуть ветку
Alabama

Для любителей римской тематики обязателен к просмотру, пожалуй лучшее что вообще есть пока. Неплохой сюжет, хорошо прописанные персонажи, для сериала из нулевых довольно качественно снято. Про историчность можно спорить, но на фоне прочего это просто документалка.

Ответить
Развернуть ветку
Alabama

Эх, помню как в школе как-то провел каникулы по пол дня смотря Рим, а потом шпиля в старый Rome Total War. Хорошое было время :)

Ответить
Развернуть ветку
Олег Орлов
Автор

@Блогосфера репост.

Ответить
Развернуть ветку
Чапай

Моёёё почтение! Вот это подгон!

Ответить
Развернуть ветку
Алексей Кондауров

@CatGeek a.k.a CatCat покажите вашим спецам по Риму.

Ответить
Развернуть ветку
Vahe

Так хвалят, добвлю в закладки. Обязательно прочитаю.

Ответить
Развернуть ветку
Pavel Golyakevich
приближалась, велиты отступали через промежутки между манипулами. Некоторые исследователи утверждают, что из-за разделения манипул на две части (центурии), 60 человек находящихся сзади, смещались, чтобы занять промежуток между манипулами; в действительности строй из 20 человек становился строем из 40 человек в три ряда, представляя непрерывный строй для врага.
Манипулы гастатов отходили в плотном строю, чтобы перегруппироваться позади триариев, в то время как принципы двигаются вперед в открытом порядке, проходя через строй гастатов. Последующие центурии должны развернуться слева от впереди стоящих цетурий, а затем принципы будут маневрировать в пределах дистанции атаки, подвергая уже уставшего врага новыми яростными атаками свежими силами. Если линия принципов будет истощена, то на ее место встанет линия триариев.

После прочтения я теперь представляю римские маневры примерно, как на видео. Враги, видимо, настолько сильно охреневали во время римских синхронных телодвижений, что не делали ни малейших попыток помешать этому шоу :)

Ответить
Развернуть ветку
Олег Орлов
Автор

Еще может подойти вот это:

Ответить
Развернуть ветку
Uthyr

Я это на ютубе текст в текст смотрел.

Ответить
Развернуть ветку
Triada

У какого автора?

Ответить
Развернуть ветку
Sans Nom

Клим Саныч, я вас категорически приветствую!

Ответить
Развернуть ветку
Читать все 20 комментариев
null