The Tower VR: символ Екатеринбурга в виртуальной реальности

Как местная достопримечательность стала источником вдохновения для геймдизайнеров.

В закладки

Уральская студия Tengo Interactive разрабатывает квест с элементами экшена в VR о телевизионной башне Екатеринбурга. Генеральный директор компании Григорий Родионов рассказал автору DTF о деталях проекта.

Когда попадаешь в центр Екатеринбурга, едва ли не первое, за что цепляется взгляд — огромная серая телебашня высотой в 220 метров. Её начали возводить в 1983 году, чтобы покрыть сигналом весь город, но так и не закончили — помешал развал Советского Союза и последовавший за этим экономический кризис. С тех пор она, заброшенная, стоит в самом центре города. Доделать её будет слишком дорого, снести — ещё дороже. Периодически местные власти заявляют, что нашли способ, как привести башню в божеский вид, но ничего не меняется.

На башню забираются бейсджамперы, что, в общем-то, запрещено. Иногда туда лезут молодые люди и гибнут, сорвавшись с ненадёжных конструкций. Недостроенная телебашня уже давно стала мрачным символом города. Вокруг растут современные стеклянные небоскребы, а она так и стоит на пустыре в окружении цирка, городской реки и торговых центров — серая, недоделанная, окутанная множеством жутковатых историй, правдивых и не очень.

Разработкой компьютерной игры о башне занимается уральская компания Tengo Interactive. Их проект — The Tower VR — посвящён изучению этого артефакта эпохи застоя в шлеме виртуальной реальности.

​Я, как и вся наша команда, люблю Екатеринбург, несмотря на все его недостатки. И башня, пожалуй, — один из его самых ярких и культовых символов. Она такая эпичная, брутальная, опасная, окутанная кучей легенд, и при этом стоит в самом центре города.

Бывает, едешь хмурым туманным утром в офис, видишь её очертания вдали, и такое чувство, что вокруг не процветающий полуторамиллионный мегаполис, а какой-то City-17 из Half-Life 2. Мне она всегда казалась идеальной локацией для какой-то фантастической истории.

Григорий Родионов
генеральный директор Tengo Interactive

Разработкой проектов в сфере виртуальной и дополненной реальности Tengo Interactive занимается с 2014 года. До этого она специализировалась на производстве видео и компьютерной графики для кино и рекламы, а также на креативе, дизайне, создании сайтов и презентаций. Тем же самым они занимаются и сейчас, одновременно развивая и VR-направление.

Так, в 2016 году компания выпустила VR-тренажёр для РЖД, в котором пользователь мог попробовать себя в роли электромеханика на железнодорожной станции.

The Tower VR должен стать первым полноценным игровым проектом студии. 13 апреля Tengo Interactive загрузила в сеть ролик, демонстрирующий раннюю версию игры. Используя футуристические приборы на руках и гравитационные аномалии, делающие невесомыми огромные куски бетона, главный герой забирается на башню, после чего срывается с неё. Здесь пока нет геймплея — только тест локации и физики.

Внешний вид башни и внутреннее убранство воспроизведены довольно точно. И это при том, что в реальности подобраться к ней непросто — её охраняют собаки. Разработчики объяснили, что поначалу пытались обойтись чертежами башни и фотографиями, найденными в Интернете. Но этого, в итоге, оказалось недостаточно.

С нескольких попыток нам удалось согласовать съёмки со службой безопасности, и мы провели там два дня, тщательно фотографируя каждый метр внутри и снаружи башни.

Некоторые элементы созданы по технологии фотограмметрии, которую мы провели тогда же. Наверх нам лезть не разрешили, да мы и не хотели рисковать – слишком уж обветшали металлические конструкции на открытом воздухе — поэтому использовали коптер.

Григорий Родионов
генеральный директор Tengo Interactive

Сюжет будущей игры расскажет о группе учёных Свердловского филиала института теоретической физики АН СССР. В 1991 году они проводят несколько экспериментов по перемещению во времени и отправляются в 2017 год, чтобы посмотреть на страну в столетие Октябрьской революции.

Учёные закрепляют прибор на вершине недостроенной башни, включают установку и прыгают с парашютом в созданную временную аномалию. К несчастью, в момент перемещения модулятор выходит из строя, и ученые застревают на выходе из временного тоннеля.

Их аномалия давит на мембрану пространственно-временного континуума, и в районе башни начинаются катастрофические катаклизмы, угрожающие всему городу.

Григорий Родионов
генеральный директор Tengo Interactive

Чтобы исправить положение, учёные связываются с помощью специального прибора с молодым человеком, работающим в 2017 году в здании бывшего НИИ. За него мы и будем играть.

Герою нужно забраться на вершину башни и починить модулятор, но это оказывается очень сложной и опасной задачей. Вокруг башни уже вовсю бушует стихия. Шторм, гравитационные аномалии, шаровые молнии, локальные черные дыры, да ещё и армия, которую правительство послало, чтобы разобраться со всей этой чертовщиной.

Григорий Родионов
генеральный директор Tengo Interactive

Сюжет будет подан игроку в виде VR-комикса, который при желании можно пропустить. А дальше начнётся сам геймплей — квест с элементами экшена.

В тизере, который мы недавно выложили, пока ничего этого нет. В полноценной игре нельзя будет так спокойно прогуливаться по территории и за один присест взлететь на самый верх.

Кроме реализации игрового сценария нам предстоит доработка внешнего вида города – надо сделать низкополигональные модели всех домов в радиусе пяти километров вокруг башни. Есть работа по доработке растительности, моделированию техники, созданию и программированию NPC, погодных эффектов, различных аномалий и так далее. В общем, работы ещё предстоит очень много.

Григорий Родионов
генеральный директор Tengo Interactive

Четверть игры будет проходить на территории вокруг башни, а также в катакомбах под ней. Следующий этап — это подъём на башню. Заканчивается игра ремонтом модулятора. Всё прохождение должно занять около часа. Авторы обещают разбавить его схватками со спецназом, боевыми вертолетами и обезумевшими городскими животными.

Сюжет, рассказывающий об эпохе развала Советского Союза, влияет и на дизайнерские решения разработчиков. Так, на руках у главного героя можно заметить два футуристических прибора — детектор гравитации и портативный телепортатор. По легенде, главный герой найдёт их в тайнике, который свердловские ученые сделали в 1991 году.

Дизайн приборов намеренно выполнен в кондовом, кустарном, советском стиле. Ведь их сделали простые уральские инженеры из подручных материалов в начале 90-х.

Детектор гравитации показывает её величину в текущем месте стрелочным индикатором и звуковым сигналом. Когда гравитация уменьшается, звуковые сигналы становятся более частыми и низкими. Телепортатор позволяет мгновенно перемещаться на небольшие расстояния. Но только на массивные объекты и плоские поверхности

Григорий Родионов
генеральный директор Tengo Interactive

С помощью телепортации разработчики хотят обойти эффект тошноты, который порой возникает при использовании шлема виртуальной реальности. Правда, убирать этот эффект целиком разработчики не собираются. Дезориентация в пространстве и головокружение должны стать «фишками» игры.

​Мы превратили все недостатки VR в достоинства. Например, телепортация, которая не от хорошей жизни стала негласным стандартом перемещения по локациям для платформ типа HTC Vive и Oculus Touch. В нашей игре — это органичная часть истории, необходимость, заложенная в самом сценарии.

А головокружение от потери ориентации в пространстве мы используем для того, чтобы очень реалистично передать ощущение невесомости и антигравитации. Да, наша игра, безусловно, не для людей со слабым вестибулярным аппаратом, но мы считаем, что надо брать от VR всё, на что технология способна — это совершенно новые ощущения и эмоции, которые невозможно получить в классических играх и медиа. И тот, кто не готов к этому, — просто ещё не наша аудитория.

Григорий Родионов
генеральный директор Tengo Interactive

В работе над проектом пока занято всего шесть человек. Предположительно, игра будет готова в конце 2017 года. По словам авторов, сроки разработки зависят от размеров инвестиций, которые им удастся привлечь. Распространять игру планируют через Steam.

На VR-направление мы возлагаем большие надежды. В своих расчётах потенциальной аудитории в масштабах мира опираемся на официальные данные о примерно миллионе пользователей hi-end шлемов типа HTC Vive и Oculus Rift. Причём, это цифры за 2016 год. В конце 2017 года, надеюсь, должно произойти, как минимум, двукратное увеличение.

Данных по России у нас нет, но они, разумеется, на порядок скромнее. Именно поэтому мы изначально нацелены на интернациональную аудиторию. Думаю, примерно так же рассуждают и другие VR-разработчики из России.

Прогнозы очень позитивные. Мне вообще нравится, как ярко заявляют о себе на международном уровне различные компании и проекты в сфере VR, созданные в России. Мне кажется, мы вполне могли бы в этом преуспеть.

Григорий Родионов
генеральный директор Tengo Interactive

По словам Родионова, если игроки тепло примут The Tower VR, Tengo Interactive займется выпуском и других игр для устройств виртуальной реальности.

#vr #опыт

{ "author_name": "Дмитрий Селезнев", "author_type": "self", "tags": ["vr","\u043e\u043f\u044b\u0442"], "comments": 11, "likes": 37, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "subsite_label": "gamedev", "id": 6135, "is_wide": false }
{ "id": 6135, "author_id": 18291, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/6135\/get","add":"\/comments\/6135\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/6135"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000 }

11 комментариев 11 комм.

Популярные

По порядку

Написать комментарий...

Юрий Набоков

3

*Всё прохождение должно занять около часа.*
Получается очередной cashgrab? VR игры до невозможности короткие. Если это кстати займет час, то можно за час пройти и рефанд сделать :). Такой же короткий Рик и Морти к примеру сделали, но там хоть есть фичи некоторые для реиграбельности, а тут навряд ли будут.

Ответить

Антон Антонов

Юрий
0

Может, они хотят сделать полноценную игру со всеми механиками, просто, из-за нехватки ресурсов, короткую.

Ответить

Павел Осипкин

2

Какие-то невероятно знакомые нотки Half-Life 2 улавливаются в атмосфере ролика.

Ответить

MAyDay8

Павел
0

Скажу как житель, что башня действительно помогает ориентироваться в центре и отслеживать своё продвижение х)

Ответить

GRB 090429B

–8

графоний неочень.

Ответить

Антон Антонов

GRB
8

Нормальный графоний, але. Тем более для Юнити. Ребята вообще молодцы.

Ответить

Murad Khafizov

0

Графоний очень.
Фотограмметрия это хорошо, разве что даёт только диффузку. Но можно попытаться и под pbr доделать карт, нужно ли только.

Ответить

Ilya

1

Не стоит забывать о том, что в России очень много шлемов используются в коммерческих виртуальных комнатах - продают время игры в шлеме. И такие игры отлично заходят в эту аудиторию, купил час, поиграл и ушёл довольный. В такие комнаты почти все покупают свежие игры, чтобы было чем привлекать гостей.
Поэтому ребята из Tengo делают всё правильно. Проект выглядит интересно и по описанию звучит не хуже аналогичных проектов под VR.

Ответить

Юрий Набоков

Ilya
2

а если купил шлем себе, то лапу соси, нормальных длинных игр крайне мало. В основном всякие wave shooters и игры для которых надо до жути много места.
Я например прекрасно могу играть и 3 часовые сессии в шлеме, устаю только от активных действий. Но таких игр, реально с сюжетом практически нет. Приходится во всякие симы играть и социалки и кино в шлеме смотреть еще очень круто, в кинотеатр больше не хожу т. к. 3д не хуже кинотеатра, даже лучше, можно лежа смотреть без проблем.

Ответить

Difrounixxx

0

погрузиться в ВР в атмосферу России, это всегда неповторимые ощущения, всё родное, знакомое.

Ответить

Denis Shiryaev

0

А РЖД доступен для игры общественности?

Ответить

Комментарий удален

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-1134314964", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=clmf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudo", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvc" } } } ]