[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Павел Куравин", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u043d\u0442\u0435\u0440\u0432\u044c\u044e","\u043d\u0430\u0441\u0442\u043e\u043b\u043a\u0438","\u043e\u043f\u044b\u0442","kickstarter"], "comments": 6, "likes": 28, "favorites": 18, "is_advertisement": false, "section_name": "gamedev", "id": "11444", "is_wide": "" }
Павел Куравин
4 186
Gamedev

«Мне нравится давать игрокам свободу выбора»: интервью с создателем настольной игры «Серп»

Настоящее и будущее настольных игр, а также секреты геймдизайна и успешного краудфандинга.

Поделиться

В избранное

В избранном

DTF взял интервью у Джейми Стегмайера (Jamey Stegmaier), геймдизайнера и основателя компании Stonemaier Games, и пообщался с ним о текущих проектах, о будущем настольных игр, а также о том, как проводить успешные краудфандинговые кампании. Публикуем перевод нашей беседы.

Джейми Стегмайер

Компания Stonemaier Games появилась на настольном рынке сравнительно недавно и выпустила всего несколько игр, но уже успела прославиться на весь мир. Самым громким её успехом стал выпуск игры «Серп» (Scythe), собравшей множество наград в 2016 году и занимающей сейчас восьмое место в общем рейтинге сайта BoardGameGeek.com.

Джейми, начнём с традиционных вопросов. Что привело тебя в индустрию настольных игр? Занимался ли ты их разработкой до того, как основал Stonemaier Games?

Создание игр было моим хобби с самого детства. В те времена, большинство моих творений были напрямую вдохновлены какими-то из игр, которыми я тогда увлекался: «Монополия», «Скотланд Ярд», «Риск» и другие. И чем старше я становился, тем меньше игр я придумывал. «Виноделие» (Viticulture) стало моей первой попыткой в создании игры с целью последующего её издания.

«Виноделие»

Твоя новая игра, «Чартерстоун» (Charterstone), разительно отличается по своей тематике от предыдущего проекта — «Серп». Который, в свою очередь, тоже довольно далеко ушёл от «Эйфории» (Euphoria) и «Между Двух Городов» (Between Two Cities). Как ты выбираешь темы для своих игр? И с чего вообще для тебя начинается разработка новой игры — с сеттинга или с базовой механики?

Мне очень нравится бросать самому себе вызов и в каждом проекте пытаться создать что-то новое и уникальное — именно поэтому мои игры так сильно отличаются друг от друга по своим тематикам и внутренним механизмам. Темы зарождаются совершенно по-разному, и зачастую бывает так, что они развиваются бок о бок с игровыми механиками с самого начала разработки.

Скажем, когда я создавал «Виноделие», я старался подобрать такую тему, которая была бы интересна как геймерам со стажем, так и тем, кто не играет в настольные игры вообще. Для «Эйфории» я старался выбрать сеттинг, в рамках которого беспрекословное подчинение рабочих вашим приказам было бы наиболее уместно. Ну а в случае с «Серпом», тема и игровой мир уже были придуманы до того, как я начал работать над игровыми механиками внутри них.

«Эйфория»

«Чартерстоун» будет игрой формата «Наследие», а это значит, что с каждой сыгранной партией на игровом поле и на компонентах будут происходить необратимые изменения. Есть ли какие-то хитрости в создании игр подобного формата? Насколько это сложнее, чем создание обычных настольных игр?

Должен признать, это стало для меня серьёзным испытанием. При создании игры формата «Наследие», ты работаешь не над одной игрой, а над числом игр, равным X, где Х — это количество отдельных игровых партий внутри кампании. В «Чартерстоуне» кампания длится 12 партий, плюс бесконечное число игр после её завершения, так как после 12-й партии можно продолжать играть и дальше. По факту же, итоговое число «Х» гораздо больше, потому что игра сама по себе нелинейная: за эти 12 партий игроки встретят не один десяток развилок. Также, большая часть «Чартерстоуна» — это 75 с лишним «сюрпризов», которые игроки смогут разблокировать по ходу прохождения кампании. Протестировать всё это было крайне непросто, потому что для меня они сюрпризами, естественно, не были. Как результат, в итоге я больше сфокусировался на «слепом» плейтестинге.

Арт к игре «Чартерстоун»

Что мне лично очень нравится в игре «Серп», так это то, что в ней практически отсутствуют механики, основанные на случайных числах. Если ты выиграл партию, это значит, что ты принимал правильные решения по ходу игры, а не потому что тебе повезло с картами или с бросками кубиков. Это очень воодушевляет. И, судя по уже имеющимся видео с обзорами, «Чартерстоун» идёт по тому же пути. Скажи, это осознанное геймдизайнерское решение — по максимуму уйти от случайных чисел?

Совершенно верно. Мне нравится давать игрокам свободу выбора и контроль над собственной судьбой. Хотя в том же «Чартерстоуне» неопределённость играет довольно большую роль — никогда не знаешь, что тебе выпадет при вскрытии очередного ящика. И несмотря на то, что в играх мне нравятся вариативность и вещи, заставляющие игроков принимать быстрые решения, я всегда обхожу стороной механики, в которых слишком многое зависит от удачи.

Crowd Games на днях запустила в России кампанию по сбору предзаказов на два дополнения к «Серпу»: «Захватчики из далёких земель» и «Небесный Гамбит». Они выглядят достаточно разными: первое — расширяет базовую игру, добавляя в неё две новые нации, в то время как второе предлагает опциональные правила и тактические возможности, надстраиваемые сверху на основные механики. Каким, в твоём представлении, должно быть идеальное дополнение к настольной игре? Какими качествами оно должно обладать?

Это интересный вопрос. И хотя я не могу с уверенностью утверждать, что в принципе существует такая вещь, как идеальное дополнение, я скажу, что мне самому больше всего нравятся дополнения, которые добавляют разнообразия в оригинальную игру.

«Серп: Небесный Гамбит»

«Серп» и «Эйфория» уже издавались в России ранее, а на «Чартерстоун» компания Lavka Games сейчас собирает предзаказы. Таким образом, тебе уже довелось поработать с несколькими российскими игровыми издательствами. Расскажи, как выглядит российский игровой рынок со стороны?

Мой опыт работы с российскими компаниями был крайне позитивным. Речь в том числе и о моих текущих партнёрах: Lavka Games и Crowd Games. Я остался впечатлён тем, как чётко они работают с дедлайнами и как эффективно выстраивают общение. Что касается взгляда на рынок со стороны, он выглядит довольно крепко: есть ощущение, что мои игры на нём хорошо продаются!

Если бы тебе нужно было назвать всего одну вещь «будущим настольных игр», что бы это было? Можно выбрать что угодно: игровую механику, формат, маркетинговую стратегию — всё, что ты посчитаешь наиболее уместным.

Я считаю, что будущее настольных игр — в детях сегодняшних игроков, которые вырастут такими же любителями настольных игр, а некоторые даже станут геймдизайнерами. Думаю, что именно эта циклическая природа нашего хобби позволит ему жить и процветать долгие годы, даже в то время, когда развитие технологий уйдёт далеко-далеко вперёд.

Допустим, я придумал то, что мне кажется гениальной концепцией для настольной игры, и, естественно, я хочу запустить краудфандинговую кампанию для того, чтобы собрать средства на её издание. И вот я пришёл к тебе за советом. Какие три вещи ты мне посоветуешь сделать обязательно, а какие три — не делать ни в коем случае?

Во-первых, я скажу тебе, что одной концепции недостаточно. Нужно, чтобы игра была полностью разработана и протестирована ещё задолго до того, как ты начнёшь рассматривать вариант с краудфандингом. Во-вторых, я посоветую тебе много и долго играть в уже имеющиеся на рынке игры. Ну и в-третьих, я бы порекомедовал почитать мой блог с уроками по Кикстартеру. Он бесплатный и в нём содержится огромное количество полезной информации — как от меня, так и от других разработчиков.

Теперь, что касается того, чего не стоит делать. Первое — не экономь на графическом оформлении. Второе — не рассчитывай, что люди придут просто так, если ты ещё не создал фанатскую базу. Третье — не рассчитывай, что те методы, которые использовались для супер-успешных кампаний, подойдут и для твоей кампании тоже.

Арт к игре «Серп»

Кампания по сбору средств на издание игры «Серп» стала огромным успехом на Kickstarter, собрав более 1,8 миллиона долларов. Оглядываясь назад, какие уроки ты для себя из неё вынес? Был ли в ней какой-то один ключевой элемент успеха или там сыграла целая комбинация факторов?

В успехе «Серпа» действительно сработал огромный набор факторов. Среди них и арт, и графический дизайн, и продолжительное тестирование, и предварительный маркетинг, и весь тот путь, который прошла моя компания к тому моменту. Я довольно подробно описал извлечённые мной уроки вот в этих постах. Но если нужно выделить что-то одно из наиболее значимого, то это будет следующее: не нужно трогать проверенную временем систему с дополнительными целями. Я пытался экспериментировать с другими подходами в самом начале кампании, и из этого ничего не вышло.

Не так давно был опубликован первый трейлер игры Iron Harvest — стратегии в реальном времени, действие которой разворачивается в созданном художником Якубом Розальски (Jakub Różalski) мире «1920+» — том же альтернативно-историческом сеттинге, который мы видим в «Серпе». Часто ли ты сам играешь в видеоигры? Есть ли какие-то тайтлы, из которых ты черпаешь вдохновение для своих проектов?

Я с нетерпением жду Iron Harvest, хотя я знаю о ней крайне мало — она никак не связана со Stonemaier Games и моей работой. В целом, видеоигры меня во многом восхищают с точки зрения дизайна, но я должен признаться, что со времён колледжа и Mario Kart 64, я не играл ни в одну видеоигру на постоянной основе.

Трейлер Iron Harvest

Обычно в завершение интервью я прошу порекомендовать какие-нибудь настольные игры нашим читателям, но мне известно, что у тебя уже есть готовый Топ-10, который постоянно обновляется. Поэтому давай сделаем так: назови несколько игр, которым недавно удалось тебя тем или иным образом удивить? Неважно, чем — будь то уникальная механика, необычные компоненты или просто тем, что этой игре удалось сильно превзойти твои изначальные ожидания.

Без проблем! Я часто играю в игры, потому что мне ещё многому нужно научиться у других геймдизайнеров. Ну и ещё потому, что я просто люблю играть в настольные игры. Буквально пару дней назад я сделал видео о Summit — игре про скалолазание. В ней есть несколько очень крутых механик, в числе которых — крайне умная и гибкая система начальной подготовки к игре. Также, за последнее время меня приятно удивили несколько игр типа «квест-комната в коробке» — в частности, «Unlock!» и «Escape Room in a Box». А ещё я с удовольствием поиграл в игру на ловкость, которая называется Mars Golf — она скоро появится на Kickstarter. Прототип, который мне достался, был просто шикарный.

#интервью #настолки #опыт #kickstarter

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться