[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Вадим Елистратов", "author_type": "self", "tags": ["\u0431\u0435\u0441\u0435\u0434\u0430","sony","ps4","vr","\u0434\u0435\u043d\u044c\u0433\u0438"], "comments": 101, "likes": 84, "favorites": 7, "is_advertisement": false, "section_name": "gamedev", "id": "12339", "is_wide": "" }
Вадим Елистратов
6 422
Gamedev

«Мы хотим выйти за пределы Москвы и Санкт-Петербурга»

Интервью главного редактора DTF с европейским топ-менеджером Sony — о будущем PlayStation, проблемах российского рынка, возможной смерти линейных одиночных AAA-игр и перспективах дисковых релизов.

Поделиться

В избранное

В избранном

Саймон Раттер на фоне Парижа

Саймон Раттер работает в Sony уже больше 20 лет. В январе 2017 года его повысили до должности главного операционного директора Sony Interactive Entertainment в Европе.

В рамках Paris Games Week, которую Sony превратила в свою «вторую E3», он активно общался с журналистами. Прессу Раттер встречал на 14 этаже отеля Melia Paris La Defense, расположенного в бизнес-районе Парижа. В пятнадцати минутах пешком от этого места в конце октября прошла пресс-конференция, где Sony показала 43 игры, включая 18 VR-тайтлов.

В разговоре Раттер не упустил возможности похвалить красоту Петербурга и похвастаться преимуществами парижской погоды (в начале ноября там было +15 и солнце).

В вашу сферу ответственности входит много стран, но что вы знаете конкретно о России? Довольна ли Sony этим рынком? Какие на нём есть проблемы?

Для нас это важный рынок. Быстро растущий. За последние 12 месяцев мы показали большой рост на этой территории. Мы увеличиваем затраты на маркетинг в России, а также расширяем штат.

Наша приоритетная задача — выйти за пределы Москвы и Санкт-Петербурга, прийти в регионы. И мы видим здесь заметный потенциал для роста.

Мы признаём российский рынок и интересуемся его проблемами. И самое главное, здесь есть множество активных геймеров — правда, пока в основном на ПК.

У нас уже есть опыт привлечения ПК-геймеров в других странах, так что мы намерены воспользоваться им и в России. Обычно этому способствуют именно технические новинки — поддержка 4K, VR.

Привлекать ПК-аудиторию помогают и эксклюзивные игры — например, Uncharted 4, вышедшая в прошлом году. И проекты, которые вы недавно видели на Paris Games Week.

Журналисты разогреваются перед презентацией Sony на PGW

Если говорить о регионах, то я предполагаю, что главный сдерживающий фактор — цены на игры. Вы не думали о том, чтобы ввести в России региональные цены, как это сделал Steam?

Региональные? То есть, действующие только в России? В каком-то смысле они уже есть. У нас в этом регионе рублёвая цена.

И мы стараемся устанавливать цены с учётом условий российского рынка. В прошлом году нам даже удалось снизить стоимость некоторых наших продуктов.

Мы всегда думаем о цене — и устанавливаем её, отталкиваясь от локальных особенностей каждого региона. Мы не переводим евро в рубли.

Как поменялось ваше отношение к VR за последний год? Как вы думаете, VR-шлем станет обязательной частью PlayStation или так и останется опцией?

Сейчас это определённо опция. Но платформа растёт, привлекает всё больше разработчиков, стимулирует креативность. Мы на днях анонсировали 18 VR-игр, и меня больше всего поражает то, насколько они разные. Жанры, тематика — очень большое разнообразие.

Мы не превращаем VR в нечто обязательное. Это решают сами разработчики. И мы видим, что они экспериментируют с разными моделями — например, с эксклюзивными VR-дополнениями для игр ААА-класса. И это их решение, не наше.

Презентации Sony в последние годы всё больше похожи на просмотр роликов в кинотеатре. Во время конференции в рамках PGW на сцене был только один человек

Как вы считаете, PS4 Pro однажды станет базовой моделью, оставив обычную PS4 позади? [этот вопрос мы задавали и Microsoft — DTF]

Оу. Хороший вопрос. Я даже не знаю, как на него ответить. Мы ни о чём подобном не думаем прямо сейчас. Ранее вы говорили о важности низких цен — особенно в регионах. И это касается не только России, но и всех остальных рынков мира.

У нас всегда должна быть модель консоли, которую смогут себе позволить как можно больше людей. PS4 Pro стоит дороже в производстве, в ней заложено больше, и мы не сможем сделать её такой же дешёвой, как базовая модель.

Сейчас я хочу отметить, что я просто думаю вслух. Мы пока не обсуждали этот вопрос. Но я считаю, что если мы хотим привлечь регионы в России или других странах, мы должны оставить обычную PS4.

И самое замечательное в этом вопросе, что наши новые игры хоть и поддерживают 4K на PS4 Pro, но полностью совместимы с PS4. Мы не разделяем наше сообщество.

Аналитики считают, что консоли в дальнейшем будут обновляться как айфоны — чаще и со сквозной поддержкой всего ПО. Как вы думаете, будет ли гипотетическая PS5 запускать игры от PS4 прямо из коробки?

Мы не делали никаких анонсов на этот счёт.

Я знаю. Поэтому говорю — «гипотетическая».

Я думаю, с большим количеством времени и денег возможно всё [смеётся].

Но сейчас всё наше внимание направлено на PS4. И как вы могли видеть на PGW, хоть PS4 уже пять лет на рынке, мы всё равно смогли сделать порядка 43 анонсов игр. 18 из них касались VR, остальные — игры для PS4. Так что мы по-прежнему показываем нечто новое на PS4. Мы уверены, что у неё впереди ещё долгий путь.

И это касается и аппаратного обеспечения. На днях мы выпустили очередное обновление прошивки для консоли. Мы продолжаем расширять её набор функций. Недавно у нас появилась новая система родительского контроля. Мы по-прежнему вкладываем все силы в PS4 и VR. Мы сейчас ни о чём больше не думаем.

Сами трейлеры Sony показывала с различными эффектами. В ход, как и на E3 шло всё, включая настоящий туман

С каждым годом цифровые продажи растут всё больше. Как вы думаете, когда Sony откажется от дисков окончательно?

Я думаю, диски будут с нами ещё какое-то время. Возвращаясь к теме регионов, можно сказать, что в мире немало мест, где скачать 50-гигабайтную игру по-прежнему проблематично.

Я не могу уверенно говорить о том, как дела с интернетом обстоят в регионах, но в любом случае у нас остаются люди, которые просто больше ценят физические копии игр или даже коллекционируют их — таких сейчас много.

Скачивать игры здорово, удобно, но у дисков есть свои плюсы. Так что мы сохраним оба варианта. Мы хотим, чтобы были довольны все.

Но у дисков есть серьёзная проблема — их можно перепродавать. У одной игры может быть сразу несколько владельцев, и издатели теряют на этом прибыль. Поэтому сейчас всё чаще говорят о возможной смерти коротких линейных и одиночных игр.

Люди перепродают игры уже целую вечность. И это не новый феномен. Я в PlayStation уже больше 20 лет. И всё это время люди покупали диски, давали их своим друзьям или продавали их. Я не говорю, что мы этому как-то способствуем или одобряем это. Это просто происходит.

И, честно говоря, у нас нет никакой стратегии борьбы с этим. Наша задача — предоставить контент в том виде, в котором его хочет видеть геймер.

Большая арка Дефанс, рядом с которой проходила презентация Sony

Однако в том числе из-за вторичного рынка игр многие издатели перешли на формат игр-сервисов. Они дольше поддерживают свои проекты, чтобы пользователи не продавали диск, оставались в игре. Sony в последние годы стала одним из главных поставщиков кинематографичных линейных игр. Вы планируете двигаться в направлении GaaS (Gaming as a service)?

Вы были на презентации Sony в рамках PGW. Вы видели The Last of Us, видели Detroit, вы видели Ghost...

Да, но Ghost — это как раз игра в открытом мире.

Да, это игра в открытом мире, но это не игра-сервис.

Но ведь есть и промежуточное состояние. Возьмём, например, Assassin's Creed: Origins. Это одиночная игра, но Ubisoft поддерживает её как GaaS. Тут есть и регулярные обновления, и ежедневные челленджи. Как вы думаете, Sony пойдёт тем же путём?

Наша презентация на PGW даёт чёткое понимание, что мы вкладываем много сил и денег в «отдельно стоящие» проекты. Законченные истории. The Last of Us, God of War, Spider-Man — это игры, которые показывают, что мы всё ещё преданы этому формату.

Но надо сказать, что формат GaaS сейчас набирает популярность. Destiny 2, FIFA, Call of Duty — это самые большие игры современности. Миллионы людей играют в них, наслаждаются ими. Значит, эта концепция работает.

Стратегически Sony не собирается двигаться в этом направлении. У нас нет какой-то определённой философии. Но если мы посчитаем, что такой формат подходит игре, и что игроки захотят её проходить именно так, то такой расклад возможен.

#беседа #sony #ps4 #vr #деньги

Статьи по теме
Xbox One X, эксклюзивы Microsoft и судьба Kinect: интервью с Дэйвом Маккарти
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться