[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Вадим Елистратов", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u0442\u043e\u0433\u04382016"], "comments": 42, "likes": 41, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section": "default" }
7 222

Лучшая игра 2016 года: кто оставит после себя след

Выбираем главный проект прошедшего года.

Поделиться

В избранное

В избранном

Оглядываясь на 2016 год, можно сказать, что он прошёл без особых неожиданностей. Больше всего впечатлили именно те проекты, которых ждали.

Главным сюрпризом стал не какой-то отдельный проект, а неожиданное возрождение жанра шутеров от первого лица. Когда начало казаться, что они завязли в болоте старых идей, они вдруг неожиданно мощно о себе заявили — причём сразу по всем фронтам. Впрочем, поговорить хочется не только о шутерах.

В итоговой статье DTF вспоминает главные игры 2016 года — те, которые оставят после себя след.

Titanfall 2

Трудно представить, что сейчас чувствуют сотрудники Respawn Entertainment, когда им приходится приставать к игрокам, чтобы продать ещё несколько копий своего шутера. Наверное, всю их боль мы сможем ощутить только через несколько лет, когда кто-нибудь из разработчиков лишится контрактных обязательств и даст грустное интервью о том, кто виноват в провале Titanfall 2.

На руках у создателей Modern Warfare был гарантированный хит. Сюжетная кампания Titanfall 2 великолепна — удивляет, трогает, постоянно меняет механики, а многопользовательский режим заставляет глотать пыль очередную Call of Duty, сохраняя её базовые механики, но почти целиком меняя концепцию.

Однако вместо многомиллионных продаж серию Titanfall, вероятно, ждёт судьба другой жертвы EA — Bulletstorm: тогда все тоже слишком поздно поняли, что игра действительно хорошая и попросту неправильно продвигалась.

Остаётся только скрестить пальцы и понадеяться, что Titanfall 2 всё-таки удастся набрать пользовательскую базу за счёт бесплатных дополнений и дать «зелёный свет» производству третьей части. Уж там-то EA просто обязаны выбрать правильную дату релиза и перестать пытаться задавить маркетингом Call of Duty, которая и сама по себе прекрасно сдувается.

Battlefield 1

Игры серии Battlefield в каком-то традиционном смысле трудно назвать «хорошими». В их мультиплеере смерть игрока зачастую почти никак от него не зависит, что с точки зрения механики не совсем правильно.

Тем не менее Battlefield работает именно потому, что сломана. Именно потому, что в ней правит не порядок и логика, а весёлое бессмысленное безумие.

В случае с Battlefield 1 это «безумие» наконец-то снова настроили правильным образом, поэтому от игры решительно невозможно оторваться. Сколько ни садись за неё — обязательно получишь невероятный голливудский блокбастер, каждый раз новый.

Впрочем, Battlefield 1 не просто удалась сама по себе. Смелый ход разработчиков с использованием Первой мировой наверняка захотят повторить и конкуренты.

The Witness

Слово «гений» давно потеряло свой первоначальный вес, но к Джонатану Блоу его можно применить со всей возможной серьёзностью. Потому что этот человек творит невозможное.

The Witness создавалась почти шесть лет. Блоу вложил в неё почти все деньги, заработанные на Braid, и занял ещё сверх. И всё это ради 30-часовой игры с 40-долларовым ценником, в которой нужно одну за другой решать монотонные головоломки.

Поначалу The Witness не поняли даже журналисты, но после знакомства с игрой им всё-таки удалось объяснить аудитории, что за несколько лет Блоу создал свой собственный уникальный язык, изучение которого помогает игроку продвигаться дальше.

Возможно, «Свидетель» — не самая весёлая на свете игра и требует невероятной усидчивости, но перед полётом мысли Блоу невозможно не преклониться. Для этого достаточно провести на загадочном острове всего несколько часов.

Forza Horizon 3

Хорошие автомобильные аркады — вымирающий вид. Пока у симуляторных маньяков есть DiRT Rally и Gran Turismo, любителям просто покататься под красивую музыку и отвлечься от мирской суеты за геймпадом в последнее время не везёт.

Need For Speed и The Crew вышли слабыми, а Driveclub слишком хардкорна для простого обывателя. Не всё так гладко и у Forza Motorsport. Последние две части «симуляторной» ветки серии были прохладно встречены игровым сообществом.
Forza Horizon — совсем другое дело. Первые две игры находились в тени «большой сестры», однако вышедшая в 2016 году третья часть стала долгожданным и заслуженным прорывом на пантеон. Шутка ли, на данный момент это самый высоко оцененный эксклюзив Xbox One по версии Metacritic.

Forza Horizon 3 — это лучшая на сегодняшний день «гонка для всех», некая золотая середина между всеми играми жанра. Тут просто весело водить авто, участвовать в заездах и любоваться большим открытым миром.

К третьей части Playground Games удалось отполировать концепцию, заложенную ещё в Test Drive Unlimited, до столь зеркального блеска, что даже далёким от гонок людям будет сложно покидать Австралию ради перерывов на сон или работу.

Отдельные дифирамбы хочется петь игровому миру. Австралия по версии Playground Games совершенно бесподобна. До такой степени, что австралийцы строчат обиженные посты на NeoGAF, мол их страна куда как хуже, не верьте! Шутка ли, но в этой гоночной игре мир хочется исследовать куда как больше, чем в какой-нибудь Fallout 4.

Forza Horizon 3 — это яркий пример того, как «серия-бастард» играючи переплюнула как старшую сестру, так и весь жанр автомобильных аркад целиком. Причём без революций: все три Horizon образчик холодного расчёта и здравой эволюции, без попыток погнаться за каким-то громким конкурентом или маркетинговым планом.

Pokemon Go

Зачастую продукты развлекательной индустрии становятся по-настоящему прорывными, потому что впервые находят правильный подход к какой-то технологии.

Например, Half-Life 2 сделала физические движки обязательным атрибутом любой современной игры и задала стандарты игровой режиссуры на годы вперёд, а «Аватар» собрал свои страшные миллиарды, показав всем, как в кино должно работать 3D.

Pokemon Go трудно назвать хорошей игрой, но она явно оставит после себя больший след, чем все другие проекты, представленные в этом списке. И всё благодаря технологии дополненной реальности, которая в ближайшее время явно станет золотой жилой для разработчиков.

Firewatch

Жанр AAA-инди сформировался достаточно давно и к 2016 году окончательно окреп. Это достаточно компактные и недорогие игры, в которых какой-то из аспектов выполнен на высококлассном уровне.

В Firewatch на первый план выходит игра актёров озвучки и потрясающий, взрослый и до крайности детализированный сценарий.

Да, на практике это очередной «симулятор гуляния», но с таким же успехом можно назвать The Last of Us симулятором удушений и перебежек от укрытия к укрытию.

Firewatch хоть и строится главным образом на сюжете, но чётко даёт понять, что была бы невозможной в форме какого-либо другого медиа. Это игра про одиночество, и его как следует можно ощутить только самостоятельно прогуливаясь по живописному заповеднику, скрывающему страшные тайны.

Dishonored 2

В разговорах о геймплее Dishonored сломано уже немало копий. Кому-то игра кажется кастрированной Deus Ex без ролевой части, а кто-то сетует на то, что чистый стелс в ней ощущается как поход в публичный дом вместе с женой — вроде бы столько возможностей, а ничего нельзя.

Безусловно, если говорить о механике, Dishonored и Dishonored 2 — прекрасные сложные игры, которые можно перепроходить десятки раз. Специально для этого во второй части даже добавили более 20 настроек уровней сложности.

Но попала Dishonored 2 в этот топ не из-за игрового процесса, а из-за своего вымышленного мира, который проработан настолько детально, что кажется до дискомфорта настоящим.

Dishonored 2 — это фактически противоположность эксапизму, в которой игрок вместо реального мира погружается в ещё более угнетающий и мрачный. Но именно этим он и запоминается. Дануолл и Карнака — это не просто наборы уровней, это места, в которых мы действительно побывали.

Dark Souls 3

Dark Souls славится своей сложностью, архаичностью и тем, как точно передает дух игр «старой школы».

Создатели Dark Souls 3 одновременно избавились от всего лишнего и довели до идеала игровой процесс. Тут по-прежнему сложно, но в меру, и без перепадов, как в первой части. Потому всё, как никогда, зависит только от игрока, его навыков. Боссы тут заковыристые, локации выразительные — не как во второй части. После третьей «Соулз» все прошлые кажутся дико неприветливыми не только в своём мире, но и в банальных вещах вроде управления.

Словом, разработчики наконец сказали всё, что хотели сказать еще в Demon's Souls, на современном уровне. В Dark Souls 3 больше ничто не мешает делать главное: исследовать локации и сражаться. И злишься здесь от того, что у тебя что-то не получается, а не потому, что игра ставит палки в колёса.

Inside

На днях мы в подробностях узнали, как Valve перестала рассказывать миру истории, став жертвой собственной корпоративной культуры. Однако её наследие несут другие студии, включая Playdead — создателей Limbo и Inside.

Во многих смыслах Inside — традиционная игра Valve. Она создавалась достаточно маленькой командой настолько долго, что практически кристаллизовалась. Её механика, физика и геймплей безупречны, а каждая следующая локация и головоломка являются максимально гармоничными продолжениями того, что игрок видел раньше.

В то же время, как и многие игры Valve, на базовом уровне Inside очень доступна и притягательна даже для тех, кто взял геймпад в руки в первый раз. Но эта видимая простота не мешает ей ставить перед игроком философские вопросы о свободе воли и надолго селиться в его голове после финальных титров.

Именно поэтому Inside делает для продвижения игр в качестве искусства больше, чем десятки запутанных и недружелюбных псевдогениальных проектов, которые способны только на то, чтобы потешить эго своих создателей. Иногда для того, чтобы занять место в истории, вполне достаточно притчи о мальчике, который неведомо куда и зачем бежит по экрану слева направо.

Overwatch

Спорить о том, что на остатках отменённой Titan студия Blizzard довольно нагло построила свою версию Team Fortress 2, достаточно сложно: местами игры похожи до смешения.

Тем не менее Overwatch должна войти в учебники в качестве безупречно запущенного многопользовательского шутера. В то время как конкуренты сражаются с падающими продажами, Blizzard удалось разогреть публику бета-тестами и роликами настолько, что в день релиза игру просто смели с прилавков. К тому моменту для части аудитории она уже была любимой.

В конце концов, Overwatch настолько мощно осела в массовой культуре, что уже невозможно представить, как мы раньше жили без задницы Трейсер, «хай нуна» и мемов про Mercy. Ничего подобного в индустрии не происходило, кажется, со времён Skyrim.

Uncharted 4: A Thief's End

Игры Naughty Dog стали настолько успешными, что за ними теперь постоянно носится целая армия скептиков, раз за разом высказывающая своё «фи» этому «кинцу» — вместо того, чтобы пойти заняться каким-то более полезным делом.

Впрочем, создателей Uncharted и The Last of Us это вряд ли волнует. Прямо сейчас они находятся на пике своих возможностей, ведь благодаря их играм Sony продаёт миллионы консолей и потому не жалеет на каждый их следующий проект денег.

Именно комбинация неограниченных возможностей и таланта разработчиков подкупает в Uncharted 4 больше всего. Временами она выглядит настолько красиво, что своим глазам трудно поверить: даже в каких-то пародиях и фантазиях на тему будущего никто не предполагал, что в один прекрасный момент компьютерные игры будут выглядеть так.

При этом больше всего поражают даже не экшен-сцены, а эпизод, в котором Дрейк перекусывает со своей супругой на диване. В этот момент картинка максимально приближается к фотореализму, не выдавая своей искусственной природы даже самыми мелкими деталями.

И это всё в лучшей приключенческой истории последних лет среди всех медиа, включая кино.

Игра года — DOOM

В наше время выпустить знаковый шутер уровня Half-Life 2, Halo или Modern Warfare практически невозможно. Эпоха грандиозных открытий прошла. Чтобы сделать по-настоящему серьёзный всплеск в жанре, теперь нужно вложить в проект баснословные деньги и построить вокруг него экосистему, как, например, произошло с Destiny и Overwatch.

Тем удивительнее, что DOOM умудрился изменить картину мира, отвергнув все устоявшиеся принципы и наплевав на все правила.

Просто представьте эту сцену: пока очередной голливудский сценарист выписывает для Call of Duty многословную драму, автор DOOM садится за стол и на своём ноутбуке набирает издевательскую завязку «Rip and tear, until it's done», которую на русский хочется перевести как «иди отмудохай их всех», поскольку дословный вариант не передаёт сути.

Именно эта невероятная смелость в DOOM подкупает больше всего. Он голый, когда все вокруг поправляют бабочки на своих смокингах. Он ест чипсы «Русская картошка» в мишленовском ресторане. Он упивается насилием и излучает первобытную злобу во времена, когда люди судятся друг с другом из-за твитов. Он, чёрт подери, DOOM.

Другие номинации, а также розыгрыш Xbox One S — на странице нашего большого спецпроекта «Итоги 2016».

#итоги2016

Статьи по теме
Лучший платформер 2016 года: кто прыгнул выше головы
Лучший сюжет 2016 года: искусство рассказывать истории
Лучшие гонки 2016 года: на полном ходу
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться