[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Глеб Диденко", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 31, "likes": 30, "favorites": 5, "is_advertisement": false, "section": "pro" }
1 717
Gamedev

Игровая компания за пределами России: выбираем страну

Куда отправиться, если местный рынок уже не устраивает.

Поделиться

В избранное

В избранном

Павел Шинкаренко, основатель сервиса для автоматизации документооборота и выплат фрилансерам Solar Staff, написал для DTF вторую колонку о переносе бизнеса за рубеж. В ней он перечислил несколько стран, которые потенциально могут подойти игровому предприятию. В первой статье рассматривалась структура игровой компании, адаптированная к работе вне России.

Павел Шинкаренко,
основатель Solar Staff, руководитель юридической компании «Сенешаль»

В первой статье мы обсудили, зачем и когда стоит трансформировать игровой бизнес в международную группу компаний, и сравнили налоговую нагрузку в случае работы из России и с Кипра.

Сегодня мы поговорим о том, что важно при выборе страны для открытия операционной компании, и более детально рассмотрим подходящие страны.

Критерии выбора

При выборе юрисдикции мы будем опираться на следующие взаимосвязанные параметры:

1. Налоги – в том числе ставка налога на прибыль. Условия их начисления. И, что критически важно, наличие двусторонних соглашений об избежании двойного налогообложения.

2. Законодательство – корпоративное регулирование и возможные ограничения. Например, необходимость получать лицензию для ведения деятельности. Правовое регулирование ответственности сервис-провайдеров за пользовательский контент и регулирование в области персональных данных. Миграционные запреты и ограничения.

3. Политическая система – устойчивость режима, репутация (попадание в «чёрные списки») и качество государственного управления.

4. Инфраструктура – развитость финансовых центров, доступность офисных помещений, интернет-каналов и так далее. Сюда же отнесём рынок труда.

5. Стоимость жизни – аренда жилья, стоимость продуктов питания, образования, медицины, развлечений.

6. Стоимость регистрации и содержания компании – регистрационные процедуры, делопроизводство, бухгалтерский учёт и аудит, общее удобство управления.

Применим эти критерии к политической карте мира – список станет коротким. Сразу исключаем страны, в которых:

— для онлайн-бизнеса и продажи прав доступа к программному обеспечению требуются разрешения или лицензии;

— нечётко обозначены пределы ответственности владельца онлайн-сервиса за пользовательский контент, как с точки зрения авторского права, так и в области вреда чести, достоинству и деловой репутации, распространения ложных сведений и так далее;

— нестабильный политический режим и жёсткая миграционная политика;

— отсутствует или недостаточно развита инфраструктура;

— очень высокая стоимость жизни.

Что останется?

Кипр

Кипр – член ЕС, что облегчает работу на европейском рынке. Двусторонние соглашения с Россией и США, ставка налога на прибыль 12,5%, специальные льготы для IP-холдингов (эффективная ставка налога на прибыль близка к 2,5%). Тут приятный климат, стоимость жизни ниже среднего по ЕС и хорошая инфраструктура. Не менее важны простые миграционные правила и отсутствие налогообложения пассивных доходов бенефициаров. Кипр – лидер нашего рейтинга.

Здесь находится основная зарубежная база Solar Staff.

*Власти Кипра уже несколько десятилетий целенаправленно привлекают на остров инвесторов. Для этого Кипр стал офшором в 1960-х годах. Но мир изменился, и статус оффшора уже не привлекает, а отпугивает. В результате с 2003 года Кипр офшором быть перестал и прилагает усилия, чтобы не входить ни в какие «чёрные» списки. Благодаря этому в глазах РФ это более благонадежная юрисдикция, чем Люксембург, Великобритания или Швейцария.

Гонконг

У Гонконга лучшая сеть двусторонних соглашений с азиатскими государствами. Поэтому, если ваши пользователи живут в Азии, то Гонконг – самый логичный выбор.

Тут действует территориальный принцип начисления налога на прибыль, что позволяет исключить из налогооблагаемой базы внешнюю по отношению к Гонконгу выручку. Инфраструктура развита хорошо, но очень высокая стоимость жизни и сложные миграционные правила. И ещё в Гонконге не любят российский бизнес.

Связано это с тем, что в 1990-х годах фирмы из РФ использовали Гонконг для «чёрных» сделок, вплоть до торговли оружием. Местные обиделись.

С одним из клиентов мы полтора года бились над открытием счёта в местном банке и преуспели только после того, как привезли в Гонконг одного из соучредителей – члена королевской семьи Монако.

Люксембург

Люксембург прекрасно подходит для холдинговых компаний (например, для получения роялти за программное обеспечение). Доходы от иностранных ценных бумаг и акций, равно как и прочие доходы от лицензий, люксембургскими налогами не облагаются.

Люксембург – член ЕС с хорошей сетью соглашений об избежании двойного налогообложения. Тут любят крупный бизнес и готовы предоставлять индивидуальные налоговые режимы. А вот минусами можно считать высокую стоимость жизни и ведения бизнеса, а также сложные миграционные процедуры.

Эстония и Латвия

Обе страны имеют невысокие, по европейским меркам, ставки налогов (20% и 15%), обладают развитой инфраструктурой, простыми миграционными правилами и комфортной для русскоговорящего персонала средой. При этом стоимость жизни в этих странах одна из самых низких в ЕС. А вот климат и ставки налогов на фонд оплаты труда расстраивают. Важно, что в Эстонии можно не облагать налогом прибыль компании, если реинвестировать её внутри страны.

Грузия

В стране прямо сейчас внедряется эстонская модель налогообложения, когда налог на прибыль уплачивается только при распределении дивидендов (предположительно ставка 15%), но не раз в год, как в Эстонии, а раз в месяц.

Пока сложно понять, как это применить к интернет-бизнесу. Кроме того, неясно, насколько устойчивой будет система. Снижение налоговой нагрузки на бизнес в краткосрочной перспективе увеличит дефицит бюджета, а вот удастся ли покрыть его за счёт общего роста экономики – вопрос.

Из плюсов можно выделить минимальную нагрузку на фонд оплаты труда (20% подоходного налога) и относительно низкую ставку налога на прибыль – 15%. Из минусов – прежде всего политическая и экономическая нестабильность.

Наша рекомендация по этой стране – подождать два-три года и посмотреть, насколько устойчивой покажет себя экономика Грузии и её налоговая система.

Затраты денег и времени на организацию операционных и холдинговых компаний сильно варьируются от страны к стране. Давайте ещё раз обсудим, чем придется заниматься: реорганизация правовой модели, регистрация компаний, открытие счетов и подключение платежных сервисов, организация локального офиса и процессов. Сроки и стоимость всегда индивидуальны, но в качестве референса я бы назвал шесть месяцев и 20-40 тысяч долларов.

Поэтому, прежде чем браться за всё это, нужно сопоставить уровень расходов с тем уровнем повышения эффективности, который будет достигнут после реорганизации.

Тех, кто хотел бы узнать об этом больше, мы приглашаем на наш вебинар, который состоится 23 марта в 12:00 по Москве. Он продлится 50 минут и будет содержать всего одно упоминание Solar Staff.

И конечно, задавайте вопросы в комментариях, рады будем ответить.

#деньги

Статьи по теме
Игровая компания за пределами России: когда это выгодно
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться